Алекс Орлов
Атака теней

– Для начала, сэр, сбавьте, пожалуйста, скорость до шестидесяти километров и дайте нам вас обогнать. Впереди лощина, это удобное место для засады. Мы поедем первыми…

Сеньор Педро недовольно покривился, но ногу с газа все-таки убрал и, повернув руль, сместился к обочине, пропуская вперед охрану. Броневик проскочил мимо и помчался вперед, оставляя за собой пыльный шлейф.

Когда начался постепенный спуск к лощине, Рассел приказал остановить машину и, вооружившись мощным биноклем с цифровым усилителем, стал внимательно разглядывать дорогу.

– Так-так, Ник, посмотри тоже. В ста метрах от нас как будто наследили, а?

Ник поднял свой бинокль, посмотрел с полминуты и сообщил свой диагноз:

– Судя по тому, как неаккуратно замаскировано место установки, это делал любитель, а они все тяготеют к мощным зарядам… Скорее всего, восьмикилограммовая РК-102, или кислотная «гоблин». Установлена посреди дороги, следовательно, взрыватель акустический или управляемый по радио… Что предпримем, командир? – спросил Ник, опустив бинокль.

– Назад нам нельзя. Я уверен, что где-то поблизости у них припрятан легкий геликоптер с ракетными установками. На ровной местности мы для него будем идеальной мишенью… Лощина не очень большая. Больше сотни человек там не спрячешь, да и вояки они, судя по установленной мине, не ахти… Келли, полезай-ка ты, дружок, к свой пушке, а остальные – к бойницам. Машину поведу я сам…

Дав распоряжение своим бойцам, Рассел связался с хозяином:

– Сеньор Рохес, в лощине нас ждет засада, дорога заминирована. У меня к вам будет большая просьба. Не приближайтесь к нам ближе чем на пятьдесят метров и, как только начнет стрелять наша пушка, разворачивайте свою машину и делайте вид, что собираетесь удирать, но через сотню метров снова возвращайтесь к нам… Ничего объяснять сейчас я не буду – мы ограничены во времени…

Когда Рассел закончил разговоры с Рохесом, к нему обратился стрелок Келли:

– Эй, босс, а мне-то чего делать?

– А что ты еще умеешь делать, кроме как стрелять из этой пушки?

– Понял, босс…

– Значит, так, парни, сейчас Келли пройдется по лощине, и они окончательно поймут, что мы знаем о засаде. После этого я разворачиваю броневик и собираюсь бежать отсюда со всех ног, в это время Келли не спускает глаз с правого края лощины – чую я, ох чую, что там самое место геликоптеру. Смотри, Келли, не зевай – он должен прыгнуть за нами, забыв об осторожности… Всем остальным – стрельба через бойницы.

– А мина? – спросил Ник. – Может, подорвать ее?

– Не надо, она пока воюет на нашей стороне…

Сапер ничего не понял, но переспрашивать не стал, полагая, что начальству виднее.

– Ну, Келли, поехали… – разрешил командир.

Пушка ударила по лощине, и ее снаряды начали рубить кусты как капусту. Сразу же из своих укрытий стали выбегать вооруженные люди, на ходу стреляя по «бебето». Гельмут развернул машину на месте и, прибавив газу, рванул вслед удаляющемуся на своем «ровере» сеньору Рохесу. По броне застучали пули, некоторые из них впились в колеса броневика.

В это время, почти из того места, что указывал Рассел, взлетел геликоптер и, не совершая никаких хитрых маневров, помчался на «бебето».

– Останови машину, босс! – прокричал Келли.

Рассел выжал сцепление и вдавил ногой тормоз. Броневик остановился как вкопанный.

Келли припал к прицельному устройству, внутри машины установилась могильная тишина, нарушаемая только ударами долбящих по броне пуль. Секунды растянулись в целую вечность, и даже Рассел весь покрылся липким потом, ожидая в любой момент попадания ракеты в броневик. Ник зажмурил глаза и закусил до крови губу… Казалось, что еще мгновение – и…

Как гром в этой тишине рявкнула короткой очередью пушка, и геликоптер, потеряв винт и дымя турбинами, камнем рухнул на землю.

Огненное облако поднялось на месте его падения, бегущие из лощины боевики остановились, ошалело пялясь на горящие обломки геликоптера. Они пришли в себя лишь после того, как несколько из них упали, скошенные точным огнем из бойниц «бебето».

В то же самое время послышался рев мощного мотора, и из облаков черного дыма, распространяющегося с места катастрофы, вывалился гусеничный монстр, раза в два больше «бебето», с торчащими по бортам кассетами, полными неуправляемых ракет. Они веером вылетели из своих гнезд, но из-за тряски при стрельбе улетели, никуда не попав. Рассел подумал, что самое время сменить место дислокации, и нажал на газ. Но бежать никуда не пришлось, так как в это время под днищем гусеничного монстра произошел чудовищный взрыв, и бронированная махина, оторвавшись от земли, упала набок, а потом завалилась на крышу. Из всех щелей танка повалил дым, разорванные гусеницы скатились вниз.

– Во вояки, командир! – произнес крайне удивленный Ник. – Они забыли про собственную мину…

– Сеньор Рохес, у вас все нормально? – обратился Гельмут к хозяину по рации.

– Да, я уцелел, как ни удивительно… Что вы собираетесь предпринять?

– Для начала можно доставить саквояж в хранилище…

– Да? А разве это не опасно?

– Сейчас гораздо опаснее оставаться с ним здесь или тащиться домой. Когда вы сдадите деньги в хранилище Бикмана, все бандитские наводчики немедленно узнают об этом, и вы можете спокойно возвращаться домой.

– Тогда поехали к Бикману… – решил хозяин.

«Бебето» первым спустился в лощину. Грунт на дороге был взрыхлен пушкой Келли, все вокруг было усыпано сбитыми с молодых деревьев ветками и листвой. Кое-где встречались большие пятна крови, но ни раненых, ни убитых нигде не было видно. Броневик, поджидая «ровер», неспешно поднялся в гору и снова оказался на равнине, изрезанной квадратами плантаций.

Гельмут притормозил, пропуская вперед машину сеньора Рохеса, и поехал вслед за ней. Только тут он заметил, что в корпусе броневика есть пробоины.

– Эй, парни, никого не задело в драке?

– Да нет, командир, вроде все целы… – отозвался Ник.

– Босс, прямо у меня над головой пробоина, – пожаловался Янсен, показывая на аккуратное отверстие.

– И самое интересное, что это выходное отверстие, а на противоположном борту входное, – заметил наблюдательный Келли. – Нам повезло, командир, что таких пулек у них было немного.

– Я не понимаю, чем они так сумели. Эти заряды прошили нашу «черепашку» как масло… Келли, это должно быть по твоей теме.

– Когда я служил, ничего подобного у нас не бывало, но ходили слухи, что уже разрабатывалось что-то похожее. В общем, обычная бронебойная пуля с наконечником из мягкого кобальта.

– Ты имеешь в виду кобальт высокой очистки? – спросил Гельмут.

– Не знаю, какой он там очистки, это Янсен у нас грамотей: как-никак два курса в университете одолел.

– А и правда, Янсен, что там вам про очистку кобальта говорили, или ты был двоечником и тебя выгнали? – улыбнулся командир.

– Почему двоечником? Я записался добровольцем, чтобы освободить от пиратов Апеот… Многие тогда так поступали… А что касается очистки кобальта, то эти три пули, пробившие наш броневик, стоят примерно по пятьсот кредитов каждая…

– Да ты что? – Пораженный услышанным, Ник уставился на Янсена.

Впереди показались первые контрольные пункты хранилища Бикмана, и разговоры умолкли. Две укрепленные броневыми листами бетонные башни возвышались по обе стороны дороги.

Из бойниц торчали роторные пушки с изотермическими стволами, за которыми стояли закованные в тяжелые доспехи охранники. Они подозрительно разглядывали «ровер» и сопровождающий его побитый пулями броневик.

Дорогу преграждали бетонные блоки, пришлось на минимальной скорости объезжать их. Потом был ровный участок дороги и новые сторожевые башни. Крыши их были увенчаны броневыми куполами, раздвигавшимися наподобие обсерваторий.

При виде приближающихся автомобилей они открылись, продемонстрировав пусковые установки, по размерам более подходящие космическому крейсеру. Проезд между башнями перекрывала огромная гранитная глыба, опоясанная толстенными металлическими тросами. Автомобиль сеньора Рохеса и броневик остановились. Они ждали около пяти минут, стоя под прицелом ракет, пока не прозвучал голос, усиленный громкоговорителями:

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19 >>