Алекс Орлов
Бросок Саламандры

– Вчера, возвращаясь домой, я остановился возле афиши галереи «Абрис»… – начал Кларк.

– У галереи «Абрис»?

– Ну да, я там недалеко живу.

– Понятно. Ну и что же дальше?

– Ну, постоял, прочитал вывеску и только собрался идти домой, как мне запорошило глаза кирпичной крошкой.

– Ну да? Это каким же образом?

– Сначала я и сам ничего не понял и поднялся к парадной двери галереи, чтобы возле фонтана промыть глаза.

– Там есть фонтан?

– Да.

– Мы это проверим, – пообещал лейтенант и сделал в записях пометку. – Что было дальше?

– Ничего особенного. Пришел домой, лег спать, а утром мы с Джеральдом Райли собрались поехать на острова посмотреть гонки. Когда я снова проходил мимо афиши, то заметил, что возле того места, где накануне вечером мне запорошило глаза, стоят двое рабочих. Как оказалось, они решали, каким образом вынуть из стены разбитый кирпич и заменить его новым.

– Что-то я не улавливаю главной мысли, мистер Кларк.

– Дело в том, лейтенант, что в кирпиче оказалась дырка от пули…

– То есть вы хотите сказать, что кто-то стрелял вам в голову, но всего лишь запорошил вам глаза?

– Именно так, лейтенант.

– Если там была дырка, то мы это тоже проверим. – Питерс сделал в записях еще одну пометку.

– Можете себе представить, как я себя чувствовал, когда понял, что кто-то пытался меня убить.

– Да, наверное, вам было не по себе, – согласился Питерс – Еще какие-нибудь подробности?

– Поначалу мы с Джеральдом Райли собирались пойти на финал – у нас и билеты были. Но его совершенно неожиданно увела из бара неизвестная красотка.

– То есть вы намекаете, что вас намеренно оставили в одиночестве?

– Я не могу ничего утверждать, лейтенант, я только передаю ход своих рассуждений. Дело в том, что сразу же после того, как мне запорошило глаза, новой подружке Джерри позвонили, и она покинула его, сказав, что ее маме нездоровится.

– То есть прервала любовное свидание, – уточнил лейтенант.

– Да. А когда за нами устроил погоню этот «Кубару», я понял, что за мной действительно охотятся. Поэтому, когда официант сказал нам с Джерри, что вино – это якобы презент от незнакомки, я схватил бутылку и швырнул ее на лужайку, но она взорвалась еще в воздухе…

Решив, что рассказал достаточно, Кларк замолчал.

– Но если бы вы бросили ее себе за спину, жертв было бы меньше, – заметил лейтенант.

– В тот момент трудно было оценить, куда бросать лучше. Я видел только лужайку и поэтому…

– Да нет, мистер Кларк, я вас не обвиняю… И то, что вы все подробно рассказали, – правильно. Насколько я понимаю, теперь вы нуждаетесь в защите. Так?

– Наверное, – неопределенно пожал плечами Кларк. Он и сам не знал толком, нуждается он в защите или нет.

– Поэтому, – продолжал Питерс, – отпустить вас, пока не будут проверены ваши показания, я не могу.

– Но… – хотел было возразить Кларк.

– Но, – перебил его лейтенант, – позвонить домой вы сможете. Побудете под нашей опекой пару дней, в чистой одиночной камере. Многие об этом даже мечтают, уверяю вас. – И, предупреждая дополнительные вопросы, лейтенант Питерс добавил: – А мистера Райли вы тоже пока не увидите – этого требует процедура дознания.

8

Несмотря на устойчивый запах дезинфекции, одиночная камера оказалась на удивление уютной.

Мягкий диван, кабельное телевидение, свежие газеты, минеральная вода на столе – все говорило о том, что в виновность Эдди Кларка как террориста никто не верил.

В небольшой нише за пластиковой ширмой находилась душевая кабинка, чуть дальше туалет. Большое окно, скорее всего, было искусственным, поскольку на нем не было решетки.

Кларк уселся на диван, затем дотянулся до платяного шкафчика и достал подушку.

Накрахмаленная наволочка едва не захрустела, когда Кларк провел по ней ладонью.

Он вспомнил свои первые дни на сборном пункте. Та же неопределенность, то же казенное белье и то же чувство, что ты ничего в этой жизни не значишь.

«Нужно поспать…» – решил Кларк и завалился на подушку.

В незнакомой обстановке сон для него был лучшим лекарством. Если удавалось уснуть на новом месте, пробуждение приносило бодрость и ощущение быстрого привыкания. К тому же через два часа должна была подъехать Марго, Кларк позвонил ей с разрешения лейтенанта Питерса.

Во время телефонного разговора, чтобы не напугать Марго, Кларк начал с длинного вступления, но в результате добился лишь обратного. Маргарет, всполошившись, порывалась примчаться к нему немедленно, захватив с собой полдюжины адвокатов. Правда, лейтенант Питерс отсоветовал это делать, пообещав, что больше никаких допросов не будет.

– После проверки вашего рассказа вы поедете домой, – пообещал он Кларку. – А ваша подруга сможет посетить вас не раньше десяти – во время пересменки. Так что пусть не спешит.

Дыхание Кларка становилось все размереннее. Он постарался отключиться от окружающего мира. Это было нелегко, но у Кларка имелась хорошая подготовка. Вскоре он начал погружаться в целительный сон.

«Как хорошо, как легко и спокойно», – промелькнула последняя вялая мысль, но вдруг, словно заставка приключенческого фильма, снова начался все тот же бред-воспоминание.

Тревога, мигание лампочек и запоздалое сообщение: «Нападение на базу!»

Кларк находился в комнате отдыха, где он, Кухард и Гомес проводили свой чемпионат по шахматам.

Сигнал тревоги прозвучал совершенно неожиданно и показался какой-то глупой шуткой. Тем не менее согласно сотни раз заученному сценарию они помчались к арсеналам.

Уже в переходах базы стало ясно, что нападение настоящее – система воздухообмена не успевала поглощать запахи гари и пороха.

Повсюду звучали выстрелы, а Кларк, Гомес и Кухард все бежали и бежали то в одну, то в другую сторону. Потом Кларк бежал вдвоем с Гомесом, а затем уже один.

Нападающие знали расположение всех объектов базы досконально и выбивали личный состав «Ульрика» как на стендовых состязаниях.

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31 >>