Алекс Орлов
Грабители

К сожалению, не работал душ, и лейтенанту пришлось довольствоваться упаковкой освежающих полотенец, которыми он отер с себя пот и грязь прошедших суток. Повалившись на кровать, Жак сразу уснул, вспомнив напоследок о полковнике, который, казалось, вовсе не нуждался в отдыхе.

11

Сегодня торговая площадка напоминала муравейник. Сотни покупателей делали свои заявки, и Гарри Шульц сбивался с ног, стараясь проследить за всеми операторами и вовремя ввести необходимую информацию.

«Нужно потребовать у Бруно помощника», – в который раз подумал Шульц. Еще день-два, подобных этому, и их бюро начнет терять деньги из-за невозможности отслеживать все сделки. Как только появится очередь, люди начнут уходить к конкурентам, чего никак нельзя допустить.

Шульц подошел к стеклянному колпаку и посмотрел вниз, на площадку. Там еще роились мелкие покупатели, но именно они делали половину оборота биржи. На сегодня большинство из них уже сделали свои покупки, и толпа понемногу редела и успокаивалась.

Наступало время крупных сделок по информационным сетям.

Шульц взглянул на противоположную сторону площадки, где за такими же застекленными перегородками работали бюро конкурентов. Они тоже старались как могли, чтобы ухватить на бирже свой кусок пирога.

Шульц прошелся вдоль рабочих мест операторов, стараясь на ходу включиться в суть обрабатываемых ими сделок, но сегодня это не особенно получалось. Сказывалось напряжение последней недели. Отдав распоряжения, он сел за стол, заняв место контролера. Прямо перед ним на огромном экране отображались сложнейшие схемы движения денег и товаров. Рынок артефактов развивался не по дням, а по часам, и даже все увеличивающаяся добыча не сбивала цены, а, наоборот, взвинчивала их до невиданных высот. Артефакты продолжали расхватывать, как горячие пирожки.

Заиграл мелодичный зуммер, и на экране начал появляться список очередных заказов: «Уорлд кемикал» – двести единиц, «Дю-Ванесс» – триста двадцать, «Крафтпанцер» – четыреста семьдесят.

Далее шло перечисление более мелких заявок, но было очевидно: процесс роста рынка артефактов не прекращается.

– Мистер Шульц, новые поступления с Конфина! – закричал оператор под номером восемь. – Имперское торговое агентство выставило на продажу отбитые в бою трофеи и тела каких-то гоблинов!

– Что за бред ты несешь, Отто?

– Не верите, можете позвонить им сами, – обиделся оператор и демонстративно переключился на другой канал.

Шульц тут же набрал номер торгового агентства, где ему подтвердили весь список товаров, выставленных на продажу.

– А что за трупы вы продаете?

– Мы не торгуем трупами, мы продаем товар. Наверное, вы имеете в виду тела песталлоцидов?

– Да, я говорил именно о них, – подтвердил Шульц. – Повторите еще раз, как они называются?

– Песталлоциды. Назовите свой адрес, и мы немедленно перешлем вам наш прайс-лист. Или вас это не интересует?

Шульц задумался. Тела песталлоцидов являлись новым товаром, и будет ли на них спрос, он не знал. С другой стороны, исследовательские центры нуждались в таких образцах, а то, что их предложили Шульцу, было простой случайностью.

– Мы берем, – решительно сказал Шульц. – Сколько их всего?

– Три штуки целых и еще около тонны фрагментами.

– Упаковка по первой категории?

– Естественно, сэр, у нас все по первому классу. – Голос служащего стал заметно приветливее.

– В прошлом году мы брали такой товар по сто тысяч кредитов. Надеюсь, на этот раз не дороже? – начал Шульц «раскачивать» продавца.

– Я сожалею, сэр, но на этот раз товар идет по пятьсот сорок тысяч. Сейчас наблюдается очень большой спрос. Пожалуй, мы можем сбросить для вас до пятисот тысяч за штуку, но это все, на что вы можете рассчитывать.

– А… как будем считать фрагменты? – спросил Шульц. Он едва сдерживался, чтобы не заорать от радости: ведь он говорил о ста тысячах за килограмм, а ему предложили по полмиллиона за целое тело.

– Думаю, десять фрагментов как одно целое тело.

– Хорошо, мы согласны. Есть еще новинки?

– Да. Фрагменты криоциклов, содержащие металлы, сходные с артефактами номер семь.

– Это интересно. Высылайте прайс по адресу: 129-45, «Морон».

Едва Шульц положил трубку, как в зал вошел старший партнер по бюро – Бруно Кац. Он отсутствовал первую половину дня, устраивая в гостиницу неожиданно приехавшую погостить тещу.

– Ты чего здесь продаешь, Гарри? – строго спросил Кац, который считал себя в бюро самым умным. – И почему операторы между собой треплются?

– Они не треплются, Бруно, они обсуждают котировки.

– Знаю я эти котировки… Чего продаешь?

– Не продаю, Бруно, а покупаю.

– Покупаешь?! – напрягся Бруно. Он был уверен, что без него никто не сумеет потратить деньги правильно.

– Тела песталлоцидов…

– Чего-чего тела?

– Песталлоцидов, Бруно.

– На кой они нам, Гарри! Ты с ума сошел! Немедленно отменяй сделку! – закричал Бруно, да так громко, что все операторы обернулись. На их лицах появились ехидные улыбочки.

– Не устраивай скандала, Бруно. Я знаю дело не хуже тебя.

– Да ты потом не продашь эту дохлятину!

– Иди в задницу, я отвечаю своей частью капитала…

– Ну-ну, – многозначительно произнес Кац и отошел в сторону.

В этот момент запиликал зуммер, и на экране стал разворачиваться присланный прайс-лист.

– Вот посмотри, Имперское агентство уже дало нам скидку. Теперь мы будем экономить десять процентов, – обратился Шульц к старшему партнеру. Но Бруно сделал вид, что ничего не слышит.

Вскоре пришло подтверждение, что песталлоциды являются собственностью фирмы «Кац&Шульц», и Гарри тотчас отправил сведения о товаре в базу данных, увеличив цену вдвое.

– Мистер Шульц, заявка от «Байлоджик мусс»! – крикнул оператор Отто. – Хотят брать наше мясо!

– Сколько?! – мгновенно оживился Бруно Кац.

– Хотят взять все, что есть, и зарезервировать будущие поставки!

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27 >>