Алекс Орлов
Особый курьер

Айзек беспрекословно отсчитал деньги и протянул Байрону.

– Все, Лоди, пока. Через четыре дня будет тебе орден.

Механик убежал, едва не подпрыгивая от радости, а Джек посмотрел ему вслед и сказал:

– Прямо эпидемия какая-то. Зачем ты взял с него так много?

– Чем дороже обойдется ему этот орден, тем с большим удовольствием он будет его носить.

– Ты заботишься о его удовольствии?

– Не только. Сегодня мы с тобой заработали шестьсот восемьдесят монет – чистыми.

– Мне ничего не надо.

– Так не пойдет, парень. Ты мне очень хорошо ассистировал, но денег я тебе сейчас не дам, потому что на них мы отправимся в один из лучших ресторанов города.

Наконец ассенизаторы добрались до бочки и бодро покатили ее к двадцать четвертому причалу.

– А что ты рассказывал этой самой Мэри Келли, что она на меня оборачивалась? – задал Джек вопрос, который его мучил.

– Я сказал ей, что ты был личным пилотом нубийского визиря Джебраила.

– И это так ее заинтересовало?

– Нет, ее заинтересовало другое. Мне пришлось сказать, что ты перевозил гарем визиря – всех его жен.

– И что?

– Так, Джек, здесь осторожнее, а то на этой канавке я однажды сломал ось.

Напарники аккуратно провели бочку по опасному участку, а затем снова набрали крейсерскую скорость.

– Ну и что ты сказал еще?

– Ну что я сказал? Я сказал, что все они забеременели.

– Понятно. А сколько было жен?

– Сто пятьдесят две.

– Ну и к чему весь этот спектакль?

– О, вот мы и на месте. Разворачивай шланг – теперь ты пойдешь первым.

Джеку ничего не оставалось, как поправить очки и, взяв штуцер наперевес, взойти на борт уиндера. Он довольно быстро отыскал нужное соединение и, пристыковав штуцер, крикнул:

– Давай, Док, включай!

Байрон запустил насос, и шланг забился в руках Джека, как взбесившаяся змея. От сильной вибрации крепежные ушки штуцера начали медленно разворачиваться. Понимая, чем это грозит, Джек вцепился в штуцер что есть силы и удерживал его до тех пор, пока Байрон не выключил насос.

Когда Холланд наконец сошел с уиндера, волоча за собой уже неопасный шланг, Байрон с улыбкой сказал:

– И в мирной жизни есть место подвигу, Джек. Ты не находишь?

– Ты что, специально это сделал?

– Ничего я не делал, а на будущее запомни номер этого уиндера – у него слабый стыковочный узел. Увы, в свое время я не сумел выдержать этот экзамен. Какой из этого вывод?

– Какой?

– Ты прирожденный ассенизатор, Джек.

– Ну, спасибо, – усмехнулся тот.

– Пожалуйста. Кстати, я сказал Мэри Келли, что ты положил на нее глаз, но посоветовал ей держаться от тебя подальше.

– Почему?

– Вот и она спросила – «почему?». А я объяснил, что ты своих подружек частенько доводишь до обморока.

– Теперь я понимаю, почему она так на меня смотрела.

– Ладно, забудь. Пошли теперь к двадцать седьмому причалу. Там у нас сразу два судна. Сегодня хорошо поработаем, а через недельку, когда скопим деньжат, наведаемся в ресторан.

– А пропуск в центр города у тебя есть?

– Нет. Откуда он у меня? Но это еще не повод отказывать себе в удовольствии.

7

Первый рабочий день закончился без приключений, и Джек благополучно вернулся в общежитие. Поднявшись на свой этаж, он встретил Виктора Бичера. Бедняга, весь в бинтах, елозил по полу, смывая тряпкой собственную кровь.

– Привет, Виктор, – поздоровался Джек.

– Пи-вет, – прошипел сквозь стянутую скобками челюсть пострадавший.

– Может, тебе помочь?

– Иада, я фам, – отозвался Бичер.

«Ну „фам“ так „фам“. Мне тоже отдохнуть надо», – решил Джек.

Он распахнул свою дверь и с удовлетворением отметил, что новые жильцы не появились.

– Вот и хорошо, – вслух произнес он и с ходу повалился на кровать, чувствуя, что порядком устал.

«Сейчас почищу зубы и завалюсь спать», – подумал он, уже проваливаясь в дрему. Однако его планам не суждено было сбыться. В дверь требовательно постучали, а затем, не дожидаясь приглашения, в комнату вошла баба Марша.

<< 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 27 >>