Алекс Орлов
Грабители

Бони зашлась хриплым смехом, ей вторил Грэй, и даже Фэйт не выдержала, представив себе Саломею абсолютно голой перед лицом атакующего противника.

Жак был смущен и обижен. Теперь он понял, почему тогда, после боя, Саломея оказалась в том дурацком огромном комбинезоне. Оказывается, он в спешке выволок наружу всю ее одежду.

Решив не слушать дальше, Жак постучал в дверь.

Разговоры сразу стихли.

– Входите! – развязно крикнула Бони.

Жак шагнул в будку и убедился, что его здесь не ждали. У Бони округлились глаза, Фэйт криво усмехнулась, а Грэй закашлялся.

Одна лишь только Саломея повела себя так, будто ничуть не удивлена появлением Жака.

– Здравствуйте, лейтенант Монро. Садитесь, составьте нам компанию. – Девушка подвинулась на скамье, освобождая место рядом с собой.

– Да я, собственно, по поручению полковника, – сказал Жак, однако на скамью все же сел. – Я видел, что ваши машины почти готовы…

– Готовы, – кивнула Саломея. – Теперь я снова могу ходить в ночные дозоры.

– Хватит дурачиться, Салли, – вмешался Грэй. – Весь ремонт уже завершен, сэр. Сегодня до вечера закончим боевую загрузку и будем в полной готовности…

– Что нам предстоит? – догадалась спросить Бони.

– Полковник задумал разведывательный рейд. Разведке адмирала он не доверяет.

– И правильно делает, – подала голос Фэйт. – На Шлосс-Тайфинге нас подвела именно разведка этих самых адмиралов.

– Когда он намеревается тронуться в путь? – уточнил Грэй.

– В полдень.

– Почему не с утра?

– Полковник не доверяет даже здешнему утру. Говорит, что тени от пирамид должны быть как можно короче.

– На сколько уходим?

– На один день. Будем двигаться вперед в течение четырех часов, а затем вернемся обратно.

На этом разговор закончился. Жак поднялся, попрощался со всеми сразу и, сдерживаясь, чтобы не оглянуться на Саломею, вышел из будки.

В ремонтном боксе больше не стучали молотки, и только погрузочные кары сновали возле двух лежащих великанов, пичкая их длинными лентами патронов и черными блестящими ракетами.

Когда Жак выбрался из душного трюма на воздух, возле корабля все так же неподвижно стояли «скауты». Они были похожи на грозных часовых.

14

Несмотря на протесты охраны, полковник сел в джип и приказал шоферу ехать во главе колонны. В свою машину он взял только связиста и лейтенанта Монро.

Бойцы командос ехали в двух машинах позади, а следом за ними вышагивали два робота.

Это были машины Грэя и Саломеи. Бони и Фэйт двигались параллельным курсом, и к ним было приставлено еще восемь танков.

Пехота на броне своих машин тянулась длинным хвостом, и оттого вся процессия была похожа на кобру с развернутым капюшоном.

Поначалу колонна двигалась медленно – сказывалась несогласованность при общем передвижении, однако спустя час марш стал ровным, и больше не приходилось останавливаться, чтобы подождать отставшую часть колонны.

Ряды пирамид уходили к самому горизонту, казалось, колонна движется по длинному коридору. Это вызывало ощущение монотонности и скуки.

По мере продвижения в глубь «кладбища», как назвал долину полковник, пыли на дороге становилось все меньше и все меньше встречалось на ней следов.

Позади Жака сидел офицер-связист, и его однообразная скороговорка действовала на лейтенанта словно колыбельная песня. Если бы не грохот опор идущих позади «скаутов», Жак давно бы стукнулся лбом о стекло.

Время от времени поперек движения колонны проносились штурмовики. Поначалу Жак радовался их появлению, но позже, уверившись в своей безопасности, стал относиться к ним равнодушно. Решив немного встряхнуться, он достал фляжку и попил воды. Шофер бросил на него короткий взгляд, и Жак протянул флягу водителю, но тот отказался:

– Не нужно, сэр, спасибо. Я буду терпеть…

– Терпеть? – не понял лейтенант.

– Да. Мне в жару пить нельзя. Сразу начну потеть…

Жак кивнул и убрал флягу. Вода не принесла ему желанной бодрости, и сонное настроение не ушло. «Хоть бы полковник затеял какой-нибудь разговор», – подумал он. Самому обращаться к Вильямсу с какой-либо ерундой не хотелось.

А позади продолжали громыхать «скауты».

Иногда Жаку чудилось, что он чувствует на своем затылке взгляд Саломеи. И хотя это было невозможно, ведь он находился в закрытом салоне машины, ему казалось, что Саломея непостижимым образом следит за ним.

Жак взглянул на часы. Они показывали четырнадцать двадцать. «Колонну построили в двенадцать десять, – подсчитывал он, – значит, в пути мы уже два часа десять минут».

В небе снова пронеслись штурмовики. Жак проводил их взглядом. Сейчас он испытывал зависть к летчикам. За одну минуту они могли унестись так далеко, а тут – плетешься еле-еле.

– Ну вот, через полчаса развернемся и пойдем обратно, – подал наконец голос полковник. В его словах звучало разочарование.

«Наверное, он изменил планы, – отметил Жак. – Решил сократить эту безрадостную прогулку».

Лейтенант потянулся и стал считать пирамиды справа. Через минуту ему это надоело, и он стал смотреть, как идущие параллельным курсом «скауты» и их сопровождение исчезают за пирамидами и снова появляются в небольших промежутках. А связист неустанно поддерживал с ними связь. Он болтал без умолку.

Жак снова взглянул на часы. Затем постукал по ним пальцем.

– Ничего не понимаю, – произнес он вслух. – Наверное, сломались. Хотя…

Вспомнив, что полковник сказал: «Через полчаса возвращаемся», лейтенант невольно обернулся к Вильямсу. Тот дремал. Жак опять посмотрел на часы. Выходило, что это не часы сломались, а он сам то ли незаметно уснул, то ли сошел с ума.

Лейтенант недоумевал: у него потерялось почти полтора часа.

«Это от жары», – подумал он.

Позади него зашевелился связист. Он недовольно бурчал и шлепал ладонью по одному из своих приборов.

<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 27 >>