Алекс Орлов
Бросок Саламандры

– Жаль парня, он был ни при чем, – сказал Кларк и поднялся. – Ну, я пойду.

– Всего хорошего, мистер Кларк. Вместе мы победим.

– Обязательно, лейтенант.

12

Несмотря на протесты Кларка, Марго настояла на том, чтобы отвезти его и Джерри на своей машине.

– Чего ты боишься? Или, может быть, думаешь, что я не умею водить? – возмущалась она.

– Да нет, просто ты и так натерпелась с этими моими приключениями.

– Я натерпелась не больше тебя, так что за меня не волнуйся. Я женщина сильная. – Захлопнув дверцу, Марго обернулась к притихшему Райли: – Что скажете, Джеральд, произвожу я впечатление сильной женщины?

– О да, мисс Темпл, очень сильной.

Маргарет довольно улыбнулась и тронула машину с места. Ее красный «Олимпик» бесцеремонно вклинился в транспортный поток, и, заметив за рулем женщину, водители-мужчины стали поспешно нажимать на тормоза.

– У тебя чересчур спортивная манера вождения, дорогая, – заметил Кларк.

– Сейчас по-другому нельзя. В городе развелось слишком много машин, а водители бывают очень непочтительны.

– По-моему, они, наоборот, тебя боятся, – сказал Кларк, украдкой посматривая на двигавшиеся рядом автомобили.

Возможно, вон тот усатый толстяк – агент ПСС, а человек с желтой физиономией – убийца-исполнитель или наводчик.

Кларк словно кожей ощутил, как тонки и ненадежны дверцы «Олимпика».

Мелькнула мысль купить бронированную машину, но вряд ли это спасло бы от винтовки «корсо», оружия, придуманного для применения даже в открытом космосе.

– Мне кажется, вон тот бежевый фургон сидит у нас на хвосте, – заметил Райли. – Он уже четыре раза перестраивался вслед за нами…

– Ерунда, простое совпадение! – сказал Кларк и нервно улыбнулся.

– Может, это полицейские? – предположила Марго, поглядывая на монитор заднего вида.

– С какой стати полицейские станут следовать за нами, если они нас только что отпустили? – задал вопрос Кларк и тут же пожалел, что сказал это. На лице Маргарет появилось выражение озабоченности, а Джерри издал страдальческий вздох.

– На всякий случай я сверну на узкую улочку перед Оливер-Хаус, – предупредила Марго и спустя секунду резко крутанула руль вправо, подрезав два крайних ряда.

Послышался визг покрышек десятков автомобилей, но красный «Олимпик» сумел уйти без повреждений.

– Кажется, нас сфотографировал фотодатчик, – заметил Райли. – Он стоял как раз на повороте возле светофора.

– Они ничего не докажут. У меня на номерах стоят дифракционные кристаллы, так что опознать нас будет невозможно.

– Кристаллы, дорогая, – это противозаконно, – нравоучительным тоном произнес Кларк.

– Знаю… – кивнула Маргарет и судорожно рванула руль, избегая столкновения с встречной машиной.

Сделав еще один поворот, она оказалась на узкой ленте грязного асфальта, являвшейся обслуживающей магистралью всего района. Именно по ней ездили мусорные, ассенизаторские и другие специальные машины.

Проехав метров сто, Марго остановилась.

– Зачем ты зарулила в эту клоаку?

– Я проверяю, нет ли «хвоста».

– Ну, ладно. «Хвоста» нет, поехали дальше, – потребовал Кларк. В местах, где обитали банды уличных бродяг, он чувствовал себя неуютно.

Машина тронула с места, однако не успела она набрать скорость, как из-за ближайшего поворота выехал тяжелый мусорный грузовик.

– Только этого нам не хватало! – воскликнул Райли. – Он же занял чуть ли не весь проезд!

– Ничего, разъедемся, – оптимистично сказала Марго, однако Кларк ее оптимизма не разделял.

Грузовик разгонялся все быстрее, и было видно, что останавливаться или прижиматься к стене он не собирается.

Вот покатился и исчез под колесами сбитый мусорный бак, другой, отлетев в сторону, перевернулся и высвободил накопленные за неделю отбросы.

– Тормози, Марго! Тормози! – крикнул Кларк, и Маргарет резко нажала на тормоз.

13

В кабине стояла страшная духота, но, едва Эрл Пелтиер решился открыть окно, большая зеленая муха заскочила внутрь, будто только и ждала этого момента.

Муха прожужжала на низкой ноте и с удовольствием врезалась в стекло, в полной уверенности, что разнесет его вдребезги. Однако стекло не поддалось, и муха принялась таранить его вновь и вновь, не теряя надежды, что ее усилия принесут результат.

– Вот дура, – изрек Джозеф Павлински и, достав из-под сиденья тряпку, хотел придавить бестолковую тварь, но Эрл не позволил.

– Не тронь ее, – сказал он. – Она не сделала тебе ничего плохого.

– Так она же дерьмо жрет! – воскликнул Павлински.

– Она его что, у тебя отбирает?

Джозеф пожал плечами и убрал тряпку обратно под сиденье. С Эрлом он спорить не хотел, поскольку считал его немного не в себе. На это были веские причины.

Чего стоила только одна коллекция тряпочек.

Всякий раз после выполнения работы Эрл отрывал от одежды жертвы подходящий, на его взгляд, лоскуток и уносил с собой. Возвратившись домой после командировки, он доставал накопившиеся клочки и принимался за их чистку, а затем складывал из них что-то наподобие бабочек и все это прикреплял к доске.

Сам Павлински ни за что бы в это не поверил, если бы не видел коллекцию своими глазами. Сначала он просто обратил внимание на страсть Эрл к клочкам от одежды мертвецов, а уже потом, намного позже, подглядел, куда эти клочки деваются.

Павлински все ждал случая, чтобы посмеяться над Эрлом, пока тот однажды не обратил внимание на новую рубашку Джозефа.

– Хорошая рубашка, Джо, – сказал он.

<< 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 31 >>