Алекс Орлов
Грабители

– В чем дело, Сайман? – спросил полковник.

– Навигатор сломался, сэр. Вышел из строя, и все тут. Теперь мы не можем связаться ни с лагерем, ни с орбитой.

– Ерунда, – махнул рукой полковник. – Теперь уже не заблудимся…

Над колонной снова пронеслись штурмовики. Жак машинально взглянул на них и… ничего не понял. «Наверное, я заболел», – подумал он и осторожно дотронулся до своей головы.

– Должно быть, новая техника, – заметил шофер. – Я таких еще не видел. А вы, сэр?

– Что? Ты тоже понял, что это не «Хэнт-300»?! – испуганно воскликнул Жак.

– В чем дело, лейтенант? – спросил Вильямс.

Жак не успел ответить – личная рация полковника заговорила голосом Фэйт:

– Сэр, говорит лейтенант Линсдоттер. Может, это ошибка, но мой компьютер не опознал две воздушные цели. Пишет, что это «враг»…

– Мой тоже, сэр, – вмешался в переговоры Грэй.

– И у меня та же картина, – добавила Саломея.

– О’кей, ребята, разворачиваемся в боевой порядок! Кажется, мы их нашли! – скомандовал полковник.

«Ну все – началось!» – подумал Жак.

15

Где-то внизу опоры «скаута» тяжело ударялись о камни и, наверное, высекали искры, а здесь, в кабине у Саломеи, было тихо и спокойно. Амортизаторы почти полностью уравновешивали качку, и, если бы не постоянная необходимость «смотреть под ноги», Саломея ощущала бы себя как на прогулке. Полковник был человеком беспокойным, и его джип мог остановиться в любую минуту, поэтому требовалась известная осторожность. Раздавить свое командование в начале операции было бы некрасиво.

С левой стороны колонны двигался «скаут» Грэя. Когда они были в паре, Саломея чувствовала себя увереннее. Совсем другое дело Бони и Фэйт: одна постоянно треплется и замусоривает эфир, а другая просто достала со своей однополой любовью.

У них с Фэйт уже был разговор, и Саломея все расставила по местам. С тех пор девушка просто молча смотрела на нее влюбленными глазами, и Саломее приходилось с этим мириться.

Сейчас обе – и Фэйт и Бони – двигались отдельно с группой легких танков. Девушки были при деле и выходили в эфир только по необходимости.

– Салли, что-то у меня дым на радаре.

Это лейтенант Линсдоттер. Ее радар, как всегда, не в порядке.

– Все нормально, Фэйт. Небо чистое, за исключением двух «чижиков».

«Чижиками» они называли воздушные цели. Свои аппараты называли «правильный чижик», а чужие – «злобный чиж» или просто «злобный».

В бою, при появлении авиации, требовалось держать ухо востро, поскольку летчики считали за высшую доблесть сразиться именно с шагающей машиной. Понятное дело, что связываться с «дефендерами» им было не с руки, а вот атаковать четверкой один «скаут» – тут они были мастера.

Во время одной такой неравной дуэли Саломея получила ранение. Здоровенным осколком от бомбы. Он пробил кабину навылет и мог запросто разрубить пилота пополам, но тогда ей повезло. Добить ее и машину не дали свои ребята из воздушного прикрытия. Они завязали бой прямо над дымящимся «скаутом» Салли, и она наблюдала эту жаркую схватку, пока не лишилась сознания от потери крови.

Теперь все это было в далеком прошлом. К тому же среди пятидесятиметровых пирамид никакая авиация ей была не страшна. Да и «Хэнт-300» парами проносились с завидной регулярностью – каждые двадцать минут. Один из них даже сделал напоказ «бочку». Возможно, это был кто-то из обманутых поклонников Саломеи. На базе летчики не давали ей проходу.

А может, это были дружки Бони, ведь она не знала слова «нет», и этим многие пользовались. И вообще, лейтенант Клейст была на удивление противоречивым человеком. С одной стороны, она любила порассуждать о семье и чистоте отношений между мужчиной и женщиной. А с другой – не пропускала ни одного мужика, а если напивалась, то обязательно ввязывалась в драку с военной полицией. Другие после подобных приключений оказывались в тюрьме, но только не Бони. И даже в бою трудно было представить человека более непредсказуемого. Когда все шли в атаку, она искала укрытие, а когда звучала команда «Организованный отход», она вдруг гнала свой «скаут» в атаку и зачастую в одиночку обращала врага в бегство. Если ее машину притаскивали в бокс с разбитой вдребезги кабиной, механики, посмотрев на номер «скаута», даже не спрашивали, что с пилотом. Все знали – пилот жив.

Между тем в прошлом Бони мечтала стать учительницей начальных классов, а в армию пошла только потому, что ей понравился рекрутер, расписавший прелести военной службы. Но в самый ответственный момент после ночи любви рекрутер смылся, а Бони осталась один на один с «верным ящиком», как назывался договор, не имеющий обратной силы. Чтобы не попасть под суд, Бони пошла на службу. «На годик», как она любила повторять.

– Эй, подружка, – прозвучал в эфире голос Грэя Слайдера. – Посмотри, кажется, у меня левая опора «гребет».

Саломея оценивающе посмотрела на машину Грэя и ответила:

– Ничего подобного. Все в порядке. Просто у тебя датчик замыкает и мигает лампочка.

– Скорее всего, – согласился Грэй и разразился гневной тирадой по адресу механиков, которые если что-то и починят, то другое обязательно сломают.

Радар снова захватил воздушные цели и пискнул. Саломея ждала продолжения его «песни», но ничего не происходило. Бортовой компьютер срочно сверял базы данных, а на экране светилось: «Цели не определены».

– Ну чего тут определять, железка? – удивилась Саломея.

Все и так ясно – очередная пара «Хэнт-300». Но система опознавания не спешила с ответом и в конце концов обвела метки оранжевым цветом.

Раз цели не опознаны, значит, враги.

Два штурмовика пронеслись мимо, но радар так и не исправился, продолжая считать их «злобными чижами».

– Сэр, говорит лейтенант Линсдоттер, – зазвучал на открытой волне голос Фэйт. – Может, это ошибка, но мой компьютер не опознал две воздушные цели. Пишет, что это «враг»…

– Мой тоже, сэр, – неожиданно заявил Грэй.

– И у меня та же картина, – призналась Саломея.

– О’кей, ребята, разворачиваемся в боевой порядок! Кажется, мы их нашли! – Голос полковника прозвучал радостно, словно он успел на веселый праздник. Затем его тональность изменилась и послышалась скороговорка заученных команд, предназначенных пехотным командирам и танковой поддержке.

Саломея ждала, что полковник вызовет и авиацию, но ничего подобного она не услышала, командир лишь добавил:

– Предупреждаю сразу, чтобы вы не надеялись, – связи с лагерем и судами на орбите у нас нет. Так что обходитесь своими средствами!

«Ну спасибо, полковник Вильямс!» – подумала лейтенант Хафин, глядя на экран радара.

– Внимание – пеленг, – монотонно произнес синтезированный голос компьютера.

– Да уж сама вижу… – ответила Саломея.

Прямо на них с большой скоростью двигались четыре воздушные цели. Они очень странно подергивались, и лейтенант Хафин гадала: то ли они настолько маневренны, то ли опять подводит аппаратура.

– Салли! «Злобных» видишь? – крикнул Грэй.

– Конечно, – отозвалась она. – Фэйт, идут на тебя! Встань в укрытие!

– Поняла.

– Эти твари жмутся к самым пирамидам! – нервно крикнула Бони. Она имела в виду, что стрелять в таких условиях было невозможно.

<< 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 27 >>