Алекс Орлов
Ловушка для змей

Оказавшись внизу, Йодль облегченно вздохнул и продолжил путь к транспортерам, поскольку теперь выпивка была ему еще нужнее, чем прежде.

После прогулки по лестницам он стал заметно лучше ориентироваться и больше не натыкался ни на какие препятствия. Уже добравшись до свалки транспортеров и заслышав тихие разговоры «местных», Йодль обернулся.

«Зря я это сделал», – тут же пожалел Йодль, поскольку на едва различимой вершине щебеночного холма снова стоял кто-то и теперь он был еще меньше похож на обычного человека.

28

Когда Йодль вернулся на свой пост, пьяный и по-прежнему злой, он застал напарника в полуобморочном состоянии. Пако сидел на земле, придавленный тяжестью зенитного комплекса, и почти не реагировал на слова Йодля.

– Эй, что с тобой? – начал расталкивать напарника Енс.

Однако Пако только лепетал что-то невнятное и вращал зрачками. Йодлю пришлось отвесить бедняге несколько пощечин, прежде чем тот начал нормально ругаться и обрел способность говорить.

– Что случилось, почему ты в таком безобразном виде? – продолжал наседать Йодль. Он принес напарнику водки, но теперь был повод выпить ее в одиночку – в виде наказания.

– Ты почему не на посту, а?

– Пошел в задницу! Я тут такое видел!.. – Пако всхлипнул и наконец поднялся на ноги.

Енс помог ему, придержав тяжелый комплекс, а затем и вовсе надел ранец на себя.

– Где «иждивенец»?! – строго спросил он.

Пако нагнулся, пошарил по земле руками и нашел устройство.

– Вот, – сказал он и глубоко вздохнул.

– На, подлечись, – смягчился Йодль, протягивая Пако полбутылки водки.

Тот припал к ней, словно путник в пустыне к источнику. Однако Йодль не дал опустошить всю бутылку и отнял ее.

– Хватит. Я сказал – подлечись. Что здесь было?

– Ты не поверишь, Енс. – Пако вытер губы и откашлялся. – Я видел призрака.

– Как он выглядел? – сам того не желая, спросил Йодль.

– Обыкновенно. Какая-то длинная черная одежда и развевающиеся волосы. И глаза горели…

– Ты… Ты не прав, Пако, – справившись с нервной икотой, произнес Йодль и сделал глоток из бутылки. – Даже на солдатских курсах проходят труды профессора Чмаггера. Этот парень очень здорово объясняет про всякие там выдумки и пережитки.

Йодль сделал еще глоток и зашатался под тяжестью комплекса.

– Но я видел этого призрака дважды! Он просто издевался надо мной, Енс!

Послышался шорох, и Пако, вздрогнув, начал озираться по сторонам.

– Повторяю: старина Чмаггер – свой в доску парень, и я ему верю, – настаивал Йодль. – Он ученый, а ученые, они ого-го…

– Да плевал я на объяснения этого Чмаггера! У нас в летнем доме один такой ученый снимал комнату, и ты знаешь, чем он занимался по ночам?

– Онанизмом?

– Если бы. Он ловил нашего кота и мочился на него.

– Просто он не любил животных, Пако, и таким вот образом демонстрировал свое к ним отношение.

Видя, что Йодль непрошибаем для слов, Пако замолчал, однако его напарник неожиданно продолжил:

– Видел я твоего призрака – ничего особенного. Случалось видеть и пострашнее.

– Так, может, того, Енс… – Пако еще раз огляделся по сторонам и перешел на шепот: – Может, слиняем в какое-нибудь укрытие, а? Отсидимся и под утречко вернемся – к приезду майора.

– От призраков укрытия нет, Пако, – уверенно произнес Йодль. – Это тебе не бомбы МХ2. И вообще, трусить не по-мужски.

И с этими словами Йодль допил остатки спиртного.

29

Время перевалило за полночь, а окно полковника Штюсса все не гасло. Майор Казански обеспокоенно поглядывал на свои часы и постоянно извинялся перед помощником Меркано:

– Штюсс недавно развелся, поэтому ему некуда спешить. Счастливчик он, вам не кажется?

Бригадир О’Лири понятливо кивал. Его тоже никто не ждал в холостяцкой квартире, и при случае он старался вообще там не ночевать. Уж лучше остаться у какой-нибудь платной дамы или вообще пить до упаду – если, конечно, не было работы.

– О, кажется, и его допекло, – заметил Казански, увидев, что окно в штабном корпусе погасло.

– Может, ему и деньги теперь не нужны, раз он развелся? – спросил О’Лири.

– Да ну что вы? – Майор даже головой тряхнул, словно избавляясь от нелепой мысли. – Деньги нужны и семейному, и разведенному. Это факт природы – закон бытия.

О’Лири улыбнулся. Ему показалось странным, что армейский майор цитирует Оренфуса. Сам бригадир читал довольно много и слыл самым интеллигентным бандитом в городе. Это признавали даже в кланах конкурентов.

Был, правда, еще один парень из команды Кафи. Он писал стихи, а по основной специальности был ликвидатором. Работал поэт только ножом, и это накладывало отпечаток на его творчество. О’Лири читал несколько стихотворений этого человека и нашел их забавными. По крайней мере, чувствовалось влияние раннего Ульриха Генно или даже Саваро.

– Ну вот и он, – взволнованно произнес Казански, и О’Лири заметил на его лбу мелкие бисеринки пота.

Майор уже заработал сегодня три тысячи кредитов, но ему очень хотелось еще.

– Я выйду, – сказал Казански и, выбравшись из машины, зашагал наперерез полковнику. – Привет, Майк! – услышал О’Лири приветствие майора.

– Эдди? Что ты здесь делаешь?

– Тебя жду – по делу. – Казански понизил голос почти до шепота, и О’Лири едва разобрал: – По важному делу. Пойдем сядем в машину.

– Вообще-то уже очень поздно.

– Пойдем, Майк, ты не пожалеешь.

<< 1 ... 19 20 21 22 23 24 25 26 27 >>