Алекс Орлов
Бросок Саламандры

9

Своим появлением Марго превратила узилище Эдди в сносный номерок третьеразрядного отеля.

На небольшом столике появились фрукты, булочки, молоко и даже конфеты.

Сопровождавший Марго охранник ушел, но через десять минут вернулся с большим подносом, накрытым двумя салфетками.

– Это что, тюремная еда? – сморщив носик, поинтересовалась Марго.

– Нет, мисс, это из буфета Управления. Ничего особенного, зато все свежее и горячее.

Было видно, что дежурный охранник запал на Марго и был готов выполнить любое ее пожелание. Прикажи она ему вымыть в камере пол, он, без сомнения, повиновался бы.

– Спасибо вам, Сампрас, – улыбнулась она королевской улыбкой, означавшей всего лишь строго дозированную благодарность.

– Ты знаешь его имя? – удивился Кларк, когда дежурный охранник ушел.

– Конечно. Даже полицейские любят, когда их называют по имени, а не «эй, капрал».

– Ты тонкий психолог.

– В чем тебя обвиняют? По телефону ты говорил так сбивчиво.

– Я был свидетелем террористического акта, и всех нас забрали в полицию, чтобы мы не разбежались. Мы не обвиняемые, а всего лишь свидетели. Ты же видишь, как с нами тут обращаются, – сказал Кларк и показал на принесенный охранником поднос.

– Ну хорошо, тогда поешь. Или у тебя нет аппетита? – Марго огляделась: – А здесь не так уж и омерзительно.

– Я подозреваю, что это местный люкс, – с ухмылкой сказал Кларк и придвинул к себе тарелку с супом. Теперь, когда здесь была Марго, у него действительно появился аппетит.

– А у меня тоже неприятности, – сказала Марго.

– Какие?

– Это связано с той пропавшей пуговицей императора Нермаса Четвертого. Помнишь?

– Которую украл твой продавец?

– В том-то и дело, что эта пуговица нашлась. И никто ее, как выяснилось, не похищал…

– Ты уволила невиновного человека, и теперь тебя мучает совесть?

– Вот именно, – вздохнула Марго и положила ногу на ногу.

Не прекращая есть, Эдди залюбовался Марго. Ноги у нее были что надо.

– Только не здесь, Эдди, – угадав мысли Кларка, предупредила Марго.

– Я и не думал ничего такого.

– Я знаю, когда и что ты думаешь… В общем, я послала этому бедняге чек на триста кредитов и записку с извинениями.

– Возьмешь его обратно на работу?

– Ну уж нет, – мотнула головой Марго. – Чтобы потом бояться встретиться взглядом со своим подчиненным? Я босс, и я имею право на ошибку.

– Хорошо, ты – босс, – согласился Кларк и отставил в сторону пустую тарелку.

– Кстати, я выяснила кое-что и о Джеральде.

– Тоже у Сампраса?

– Да. Твой друг посещает местный зал тренажеров и сауну.

– Значит, Джерри в порядке, – сделал вывод Кларк. – Без сауны он не может.

10

Провожая Марго, Кларк сказал ей, чтобы больше не приезжала. Камера, пусть даже и приличная, казалась ему неподходящим местом для свиданий.

– Наверстаем все потом, – пообещал он и, поцеловав Марго на прощание, остался наедине со своими мыслями.

Весь следующий день Кларк провел перед телевизором, на допросы его не вызывали. Все складывалось именно так, как и обещал лейтенант Питерс.

На завтрак подали кофе, масло и пару булочек, а в обед снова был полный поднос из буфета Управления.

Когда принесли ужин, Кларк, перечитав все газеты, уже знал о том, что телезвезда Уитни Норфолк в пятый раз вышла замуж, премьер-министр Хардинк отбыл с визитом в Содружество, а известный диджей Поганая Поляна перенес операцию по увеличению мозга.

– Сегодня пирожки с брусникой, мистер Кларк, – сообщил новый охранник и поставил поднос на стол.

– Что такое брусника? – поинтересовался Кларк.

– Наверное, это такая спаржа или устрицы, – пожал плечами охранник.

– Сам-то попробовать не желаешь? – предложил Кларк.

– Нам с арестованными не положено, – покачал головой охранник, но по нему было видно, что в буфете Управления он не питается.

– Да ладно, ты же знаешь, что я не арестованный, – наобум сказал Кларк и, как оказалось, попал в точку.

– Ну, разве что задержусь на минутку, – согласился охранник и присел на краешек дивана.

– Не стесняйся, у меня со вчера еще булки остались и джем. Ты джем уважаешь?

– Да, в любой форме.

– Даже в виде электронного кода?

– Это как? – не понял охранник и замер с протянутой к пирожкам рукой.

– Да ладно – проехали. Это шутка была, – пояснил Кларк. – Что слышно про моего друга Джеральда Райли?

– Это такой большой парень, который любит париться?

– Да, это точно он.

– Вчера наделал шороху. Все думали, он помер в парилке – такую температуру даже камень не выдержит. Лейтенант Питерс перепугался, думал, что все – потерял арестованного…

Дальше охранник замолчал, потому что засунул в рот сразу два пирожка.

Кларк ждал, пока тот все прожует, и от скуки наблюдал за движением ушей охранника. Уши были оттопыренные и двигались не хаотично, а выписывали фигуры Лиссажу – три к четырем.

– Ну а что Питерс? – спросил Кларк, когда охранник наконец проглотил пойманную добычу.

– Да ничего у него на вас нет. Наверное, завтра поедете домой. Если бы что-то намыл, вас бы пирожками не угощали.

– Ясное дело, – согласился Кларк, наблюдая, как охранник засовывает в рот остатки угощения.

«Кушай, милый, хорошая весть того стоит», – сказал про себя Кларк, а еще он подумал, что пребывание в камере действительно могло оказаться отдыхом по сравнению с тем, что его ожидало на воле.

11

На другой день, еще до обеда, Кларка вызвали к лейтенанту Питерсу.

– О, вы как будто выглядите лучше, мистер Кларк, – заметил лейтенант. – Присаживайтесь, сделаю для вас небольшой доклад, и можете отправляться домой. Кстати, ваш друг, этот несгораемый Райли, уже дожидается у проходной.

– Ну что, все подтвердилось? – спросил Кларк, усаживаясь на стул.

– Не то чтобы все, но этого и не требуется. Подтвердились самые главные детали, а именно…

С этими словами Питерс извлек из сейфа небольшой сверток и, развернув его, положил содержимое перед Кларком.

– Узнаете, мистер Кларк? Мы забрали это у одного из рабочих.

– Узнаю, – после длинной паузы охрипшим голосом ответил тот. – Титановая пуля калибра три тридцать шесть от электромагнитной винтовки «корсо».

– Сами понимаете, мистер Кларк, в уличных жуликов из такого оружия не стреляют.

Лейтенант сел на свой стул и достал из кармана герметичный футляр. Затем отвинтил крышечку и извлек недокуренную сигару. Внимательно осмотрев окурок, лейтенант зажег его от электронной спички и тщательно раскурил.

– Глупо у вас спрашивать, думали ли вы, кто это мог сделать. Конечно же, думали, – сказал между затяжками Питерс. – Вопрос в другом – к каким вы пришли выводам?

– Да в том-то и дело, что ни к каким! – Кларк даже хлопнул ладонью по столу от досады.

– Охотно верю, мистер Кларк. Такое тоже случается. – Лейтенант двумя пальцами взял пулю и стал ее внимательно рассматривать, словно видел впервые.

– А не могли о вас неожиданно вспомнить прежние друзья? Я имею в виду бывших сослуживцев.

Кларк бросил на Питерса быстрый взгляд.

– Что поделать, мистер Кларк, – развел лейтенант руками. – Дело-то серьезное, вот и попросил дать мне соответствующий допуск.

– Но тогда вы должны были узнать и о том, что из моих сослуживцев никого в живых не осталось.

– Да, я прочитал и это, – кивнул Питерс и аккуратно положил пулю на бумажку. – Но, может, вы знаете больше?

– Нет, больше я не знаю.

– Что думаете предпринять для обеспечения своей безопасности? – Питерс выпустил облако дыма, наблюдая сквозь него за Кларком.

– Попрошу у вас защиты, – сказал тот, пожав плечами.

– А вот это правильно, мистер Кларк, я был уверен, что вы так и поступите. Вот заготовленный бланк. Здесь нужно только поставить свою подпись и дату.

Кларк придвинул к себе документ и внимательно его прочитал. Подписав эту бумажку, он обрекал себя на существование, явно обедненное с точки зрения личной жизни, но другого выхода не было. Воевать с неизвестным врагом в одиночку было невозможно.

Кларк взял поданную лейтенантом авторучку и решительно поставил свою подпись.

– Вот и отлично, – сказал Питерс и, взглянув на подписанный бланк, убрал его в сейф. – Изъятые у вас личные вещи вы получите на проходной.

– Теперь за мной устроят слежку?

– Слежку? Нет. Вы будете находиться под ежесекундным контролем. Этим займется ПСС. Сегодня они будут к вам только присматриваться, а завтра утром позвонят, и вы обсудите ваши совместные действия.

Кларк вздохнул. Он уже жалел, что подписал бумагу.

– Не жалейте, мистер Кларк, – угадав его мысли, сказал Питерс. – Мы нашли таксиста, который увозил вас от погони. Его звали Анри Бешо, и вчера днем его застрелили из винтовки «корсо» – точно такой же пулей.

– Жаль парня, он был ни при чем, – сказал Кларк и поднялся. – Ну, я пойду.

– Всего хорошего, мистер Кларк. Вместе мы победим.

– Обязательно, лейтенант.

12

Несмотря на протесты Кларка, Марго настояла на том, чтобы отвезти его и Джерри на своей машине.

– Чего ты боишься? Или, может быть, думаешь, что я не умею водить? – возмущалась она.

– Да нет, просто ты и так натерпелась с этими моими приключениями.

– Я натерпелась не больше тебя, так что за меня не волнуйся. Я женщина сильная. – Захлопнув дверцу, Марго обернулась к притихшему Райли: – Что скажете, Джеральд, произвожу я впечатление сильной женщины?

– О да, мисс Темпл, очень сильной.

Маргарет довольно улыбнулась и тронула машину с места. Ее красный «Олимпик» бесцеремонно вклинился в транспортный поток, и, заметив за рулем женщину, водители-мужчины стали поспешно нажимать на тормоза.

– У тебя чересчур спортивная манера вождения, дорогая, – заметил Кларк.

– Сейчас по-другому нельзя. В городе развелось слишком много машин, а водители бывают очень непочтительны.

– По-моему, они, наоборот, тебя боятся, – сказал Кларк, украдкой посматривая на двигавшиеся рядом автомобили.

Возможно, вон тот усатый толстяк – агент ПСС, а человек с желтой физиономией – убийца-исполнитель или наводчик.

Кларк словно кожей ощутил, как тонки и ненадежны дверцы «Олимпика».

Мелькнула мысль купить бронированную машину, но вряд ли это спасло бы от винтовки «корсо», оружия, придуманного для применения даже в открытом космосе.

– Мне кажется, вон тот бежевый фургон сидит у нас на хвосте, – заметил Райли. – Он уже четыре раза перестраивался вслед за нами…

– Ерунда, простое совпадение! – сказал Кларк и нервно улыбнулся.

– Может, это полицейские? – предположила Марго, поглядывая на монитор заднего вида.

– С какой стати полицейские станут следовать за нами, если они нас только что отпустили? – задал вопрос Кларк и тут же пожалел, что сказал это. На лице Маргарет появилось выражение озабоченности, а Джерри издал страдальческий вздох.

– На всякий случай я сверну на узкую улочку перед Оливер-Хаус, – предупредила Марго и спустя секунду резко крутанула руль вправо, подрезав два крайних ряда.

Послышался визг покрышек десятков автомобилей, но красный «Олимпик» сумел уйти без повреждений.

– Кажется, нас сфотографировал фотодатчик, – заметил Райли. – Он стоял как раз на повороте возле светофора.

– Они ничего не докажут. У меня на номерах стоят дифракционные кристаллы, так что опознать нас будет невозможно.

– Кристаллы, дорогая, – это противозаконно, – нравоучительным тоном произнес Кларк.

– Знаю… – кивнула Маргарет и судорожно рванула руль, избегая столкновения с встречной машиной.

Сделав еще один поворот, она оказалась на узкой ленте грязного асфальта, являвшейся обслуживающей магистралью всего района. Именно по ней ездили мусорные, ассенизаторские и другие специальные машины.

Проехав метров сто, Марго остановилась.

– Зачем ты зарулила в эту клоаку?

– Я проверяю, нет ли «хвоста».

– Ну, ладно. «Хвоста» нет, поехали дальше, – потребовал Кларк. В местах, где обитали банды уличных бродяг, он чувствовал себя неуютно.

Машина тронула с места, однако не успела она набрать скорость, как из-за ближайшего поворота выехал тяжелый мусорный грузовик.

– Только этого нам не хватало! – воскликнул Райли. – Он же занял чуть ли не весь проезд!

– Ничего, разъедемся, – оптимистично сказала Марго, однако Кларк ее оптимизма не разделял.

Грузовик разгонялся все быстрее, и было видно, что останавливаться или прижиматься к стене он не собирается.

Вот покатился и исчез под колесами сбитый мусорный бак, другой, отлетев в сторону, перевернулся и высвободил накопленные за неделю отбросы.

– Тормози, Марго! Тормози! – крикнул Кларк, и Маргарет резко нажала на тормоз.

13

В кабине стояла страшная духота, но, едва Эрл Пелтиер решился открыть окно, большая зеленая муха заскочила внутрь, будто только и ждала этого момента.

Муха прожужжала на низкой ноте и с удовольствием врезалась в стекло, в полной уверенности, что разнесет его вдребезги. Однако стекло не поддалось, и муха принялась таранить его вновь и вновь, не теряя надежды, что ее усилия принесут результат.

– Вот дура, – изрек Джозеф Павлински и, достав из-под сиденья тряпку, хотел придавить бестолковую тварь, но Эрл не позволил.

– Не тронь ее, – сказал он. – Она не сделала тебе ничего плохого.

– Так она же дерьмо жрет! – воскликнул Павлински.

– Она его что, у тебя отбирает?

Джозеф пожал плечами и убрал тряпку обратно под сиденье. С Эрлом он спорить не хотел, поскольку считал его немного не в себе. На это были веские причины.

Чего стоила только одна коллекция тряпочек.

Всякий раз после выполнения работы Эрл отрывал от одежды жертвы подходящий, на его взгляд, лоскуток и уносил с собой. Возвратившись домой после командировки, он доставал накопившиеся клочки и принимался за их чистку, а затем складывал из них что-то наподобие бабочек и все это прикреплял к доске.

Сам Павлински ни за что бы в это не поверил, если бы не видел коллекцию своими глазами. Сначала он просто обратил внимание на страсть Эрл к клочкам от одежды мертвецов, а уже потом, намного позже, подглядел, куда эти клочки деваются.

Павлински все ждал случая, чтобы посмеяться над Эрлом, пока тот однажды не обратил внимание на новую рубашку Джозефа.

– Хорошая рубашка, Джо, – сказал он.

Затем попробовал материю на ощупь и как-то странно посмотрел на Павлински.

Джозеф был уверен, что в эту минуту Эрл представлял, как отрезает клочок от этой рубашки, словно скальп с мертвого напарника.

Павлински обуял тогда такой ужас, что он поклялся себе никогда и никому не сообщать о странностях Эрла Пелтиера.

– Хаба-хаба, как слышите? – прозвучал голос Чапмена. Сегодня он выступал в роли координатора.

Павлински взял с панели наушники и ответил:

– Слышу тебя, Джил. Какие новости?

– Клиент выехал на красном «Олимпике». Скорее всего, пройдет мимо вас, но на всякий случай обедать не уходите.

– Договорились…

Передача закончилась, и в кабине снова воцарилась тишина. Уставшая муха в тупом оцепенении сидела на стекле и, видимо, соображала, как ей поступить дальше, а ее покровитель Эрл Пелтиер задумчиво играл удавкой.

Одним взмахом он набрасывал ее на свой кулак и быстрым рывком затягивал, затем снимал и снова набрасывал.

Эта игра нервировала Павлински, и он для собственного успокоения поглаживал спрятанный в кармане пистолет. Хотя, приди Эрлу в голову мысль расправиться с Павлински, пистолет ему не помог бы – удавка Эрла была быстрее броска кобры.

– Видать, клиент имеет хорошие бабки, – сказал Джозеф, чтобы разговорить напарника.

Однако Эрл, казалось, его не слышал.

– «Олимпик» – тачка не из дешевых. Кусков на сто потянет, а, Эрл?

– Потянет, – наконец кивнул Пелтиер и, убрав удавку в карман, открыл окно пошире.

Почувствовав приток свежего воздуха, муха снова принялась биться о стекло.

– Никого нет. Даже скучно, – сказал Эрл, выглядывая в окно. Затем потянул носом и добавил: – Ты прав, здесь действительно пахнет дерьмом.

– Это от наших костюмов, – пояснил Павлински. – Нужно было принести с собой новые.

– Где ты видел парней на мусорном грузовике в чистых костюмах?

– Но ведь твой мал тебе на два размера.

– Ничего не поделаешь, Джо… Ничего не поделаешь… Кажется, кто-то идет.

– Кто там может идти?

Павлински посмотрел в зеркало заднего вида. К машине действительно приближался какой-то оборванец. На улочках, заставленных мусорными баками, бродяг всегда хватало.

– Хаба-хаба, как слышите? – снова послышался голос Чапмена.

– Слушаю тебя, Джил! – отозвался Павлински.

– Короче, ситуация изменилась! Там за рулем баба! Она такой финт слепила, что мы чуть на встречную полосу не вылетели!

– По делу, Джил, – сказал Павлински.

– Короче, скорее всего, пойдет на вас. Сейчас только выясним, по какой улице…

– Давай, я на связи, – сказал Джозеф и в ожидании важных новостей стал нервно притопывать ногой.

Неожиданно в дверцу со стороны Эрла постучали. Павлински не видел, кто стучит, но догадался, что это давешний оборванец.

– Хозяин, а чего вы тут стоите? – донесся до Джозефа гнусавый голос.

– А ты мэр города, что ли? – спросил Эрл и сплюнул в окно, видимо, прямо на голову бродяге.

– Да ты в кого плюнул, козел?! – завопил тот. – Да я тебе…

Договорить он не успел. Из руки Пелтиера выпрыгнула удавка, и Эрл ловко подсек добычу, как подсекает рыбу профессиональный рыбак.

– Эй, Хаба-хаба! Красный «Олимпик» стоит прямо на вашей улице за углом! – возбужденно прокричал Чапмен. – Типа прячутся, придурки!

– Понял тебя, Джил, мы уже едем! – отозвался Джозеф и, запустив двигатель, включил первую передачу.

Тяжелый грузовик зарычал и стал медленно разгоняться. Тем временем Эрл уже освободил удавку и, убрав ее в карман, нежно обратился к отдыхавшей мухе:

– Что, маленькая, кушать хочешь?

Не дождавшись ответа, он бережно поймал насекомое и выпустил в окно.

– Добрый ты человек, Эрл! – не удержался от замечания Павлински и свернул за угол.

– С природой нужно жить в гармонии, – серьезно ответил Пелтиер. Он достал пистолет и добавил: – И очищать ее от разной дряни…

– Вон они, родные! Ждут! – воскликнул Павлински, заметив красную машину.

Он резко прибавил газу, и непривычный в управлении автомобиль сбил пару мусорных баков. Грузовик слегка качнулся, как танк на «утюжке» вражеских позиций, и понесся дальше.

До зажатого в тупике «Олимпика» оставалось совсем немного. Развернуться он не мог, а сдавать назад пришлось бы не меньше двухсот метров. Тем не менее красный автомобиль попытался это сделать.

– Поздно! Поздно, ребята! – радостно закричал Пелтиер. Неожиданно позади «Олимпика» показался небольшой фургон. Он заскочил на улицу с основной магистрали и ехал достаточно быстро – его водитель куда-то спешил.

– Кажись, копы, Эрл!

14

Трое полицейских агентов уже полчаса сидели в тесном фургоне унылой служебной комплектации.

Водитель Жорж Байнет, стрелок Курт Харпер и командир группы, самый младший по возрасту – Гарри Дюма.

Ожидая, когда покажется объект сопровождения, полицейские просто молчали. Они работали вместе уже больше года, так что все личные новости были давно обговорены, а трепаться без причины считалось нехорошей приметой.

Трещала помехами открытая радиоволна, и многослойные переговоры патрульных перемешивались в ней, словно каша. Кто-то кого-то ловил, кто-то запрашивал подкрепление, но группы «31» это не касалось. Она относилась к системе ПСС – Полицейской службы сопровождения.

Фактически они были телохранителями, но делали свою работу на расстоянии, стараясь первыми обнаружить тех, кто угрожает их подопечным. В сложных случаях, каким являлся случай Эдварда Кларка, в прикрытии участвовали две мобильные группы на фургонах и пять человек на позициях возле дома.

– Внимание, он вышел, – объявил по радио Дюма.

– Вас понял, Тридцать первый, – отозвался из эфира восстановленный дешифратором голос.

Совершенно безликий, он мог принадлежать кому угодно.

– О, только не это! – простонал водитель Байнет, наблюдая, как за руль скоростного «Олимпика» садится женщина.

– Не спеши с выводами, Жорж, – сказал Дюма. – Это Маргарет Темпл, натуральная блондинка тридцати четырех лет, владелица антикварного магазина на Лейн-стрит. Такая женщина просто обязана водить дисциплинированно.

– Как же, дождешься от нее, – проворчал водитель.

Едва «Олимпик» тронулся с места, как тут же беззастенчиво втиснулся в плотный поток автомобилей, подтверждая опасения Жоржа.

– Ну вот вам и дисциплинированное вождение, – прокомментировал он, но был вынужден повторить этот маневр.

Позади загудели сигналами тормозившие машины.

– Кстати, Гарри, как наша заявка на спецсредства? – подал голос молчавший прежде Харпер.

– Ты это о чем? – спросил Дюма, прикидываясь, что не понимает.

– Мне нужна родная смазка для моей «кормилицы», раздельный магазин и патроны «стандарт-4».

– По штатному расписанию нам это не положено, Курт. Ты же знаешь.

– В задницу твое штатное расписание, Гарри, – с чувством произнес Харпер. – Если винтовка заклинит, кто отвечать будет?

– Но у тебя же есть раздельный магазин, да и патроны «стандарт-4», кажется, еще остались.

– Опа-на, пошла вилять, – прокомментировал Жорж манеру вождения мисс Темпл.

– Раздельный магазин я взял на время у Готтлиба, пока он в отпуске, а патроны украл в арсенале. Ты же знаешь…

– Ты не украл, Курт, ты их просто заменил на другие, – возразил Дюма.

– Это одно и то же. Для себя я их, что ли, таскаю?

В этот момент Жорж резко крутанул руль вправо, стараясь не отстать от красного «Олимпика». Гарри Дюма от неожиданности ударился головой о монитор, а Харпер слетел с сиденья и тоже набил пару шишек. Однако свою «кормилицу», как мать ребенка, из рук не выпустил.

– Ах ты! – воскликнул Жорж, уворачиваясь от несущегося прямо на него автомобиля.

Проскочить почти удалось, однако кто-то все же врезался в заднее крыло.

Фургон пошел юзом, сильно кренясь на левый борт. Еще немного, и он бы опрокинулся, но Жорж сумел выровнять машину, и, натолкнувшись на бордюр, фургон остановился.

– Ну что же ты, агент Жорж Байнет! – простонал Гарри Дюма, потирая лоб. С его языка готовы были сорваться другие слова, но он понимал, что Жорж только выполнял установку – не отрываться от объекта. К тому же никто не знал, что мисс Темпл решит сделать поворот из третьего ряда.

– Внимание, Ноль девятый, я Тридцать первый. Отстал на повороте перед Оливер-Хаус. Объект пошел на юг!

Пока Гарри делал доклад, Жорж уже разворачивался, чтобы последовать за «Олимпиком».

– Эй, там какой-то хмырь с железкой бежит! – предупредил Харпер.

– Это не хмырь, это парень, которого мы подрезали, – невозмутимо пояснил Жорж. – Мимо него не проскочить, сейчас он нам стекла выставит…

– Не выставит! – сказал Дюма и, достав свой пистолет, перебрался ближе к двери. – Давай вперед!

Увидев, что злоумышленник пытается скрыться, разгневанный владелец помятой машины помчался быстрее. Он уже размахнулся, чтобы как следует врезать по ненавистному фургону, когда дверца салона открылась и в проеме показался человек с пистолетом.

– Пошел вон! – сказал человек, и пострадавший водитель остановился как вкопанный.

Фургон безнаказанно умчался, а водитель все стоял на обочине со своей железкой и исступленно кричал:

– Ну где же полиция?! Где эти ленивые твари?!

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>