Алекс Орлов
Бросок Саламандры

Попрощавшись, Кларк положил трубку и пошел бриться. Глядя в зеркало, он оттянул веки сначала одного глаза, потом второго, внимательно рассматривая белки. Краснота все еще не сошла.

Кларк вытащил из корзины для белья платок, которым вытирал глаза.

– Так-так, – произнес он, заметив на платке красно-коричневые крупинки. Это означало, что вчера вечером ему запорошило глаза кирпичной крошкой. Возможно, кирпич в стене просто разрушился – иного объяснения Кларк не находил. Он бросил платок обратно в грязное белье и приступил к бритью, решив не забивать голову разными пустяками.

Побрившись, Кларк наскоро оделся и собрал сумку, не забыв положить в нее плавки. На островах, куда они с Джерри собирались, были отличные пляжи, жаль было бы не воспользоваться случаем и немного не позагорать.

Хорошее настроение снова вернулось к Кларку, он чуть ли не вприпрыжку добежал до лифта и в последний момент проскочил между закрывающимися дверями.

Кроме него, в кабине оказалась только одна пассажирка, сухая старуха с тяжелым недоверчивым взглядом.

– Ну вот, – недовольно пробурчала она, ни к кому не обращаясь.

– Как поживаете, мадам? Как ваши внуки? – приветливо спросил Кларк.

– Какие внуки? У меня собаки, а не внуки…

– Не стоит огорчаться, они еще исправятся, дети всегда шалят, – по-своему истолковал слова старухи Кларк, однако та, не слушая его, продолжала:

– Четыре большие собаки и еще пять кошек… И еще две…

Наконец лифт остановился на первом этаже, и Кларк первым вышел в вестибюль.

– Доброе утро, Бодмер! – поздоровался он с консьержем.

– Доброе утро, мистер Кларк! На службу?

– Нет, у меня еще два дня в запасе, – похвалился Кларк, ощущая свое превосходство над каждым, кто вынужден дожидаться конца рабочего дня.

Он вышел на улицу, а к консьержу подошла старуха.

– Чуть не убил меня, нахал… – ворчливо пожаловалась она. – Так влетел в лифт, что я думала – бандиты…

– Как ваши собачки, мадам Леру? Не болеют? – спросил Бодмер, чтобы сменить разговор.

– То-то и оно, что болеют. Вот иду в аптеку, потому что у Снуфи диарея, a Coco плохо ест… Ох-хо-хо…

5

Как и накануне вечером, улица гудела под колесами сотен машин, несшихся к центру города. Они спешили добраться до места и застыть на дневных стоянках, чтобы до самого вечера терпеливо ждать своих хозяев.

Словно соревнуясь с машинами, в том же стремительном темпе по тротуарам двигались потоки пешеходов. На лицах большинства из них отражались недовольство и хроническое недосыпание. Это были типичные лица жителей большого города.

«В обычные дни я выгляжу точно так же», – подумал Кларк, шагая вдоль стены, где накануне ему запорошило глаза. Возле того места, где висели новые афиши галереи, стояли двое рабочих в перепачканных комбинезонах. Они бесцеремонно заняли всю ширину тротуара, отчего некоторые особо нервные прохожие сердито ворчали.

Работяги, не обращая на них внимания, рассматривали афишу, как будто видели ее впервые. Кларк невольно замедлил шаг.

– Менять надо, чисто нам не замазать… – сказал один рабочий.

– Понятное дело – менять. Вопрос в том – сколько менять? – высказался другой.

– Один сверху, один снизу, ну и этот, само собой.

Присмотревшись, Кларк понял, о чем говорят эти люди. Примерно на уровне его роста в кирпичной стене красовалось отверстие. Кроме продырявленного кирпича, пострадали и соседние – по ним пошли трещины.

Кларк смотрел на разбитые кирпичи и чувствовал, как его окатывает жаром, а совершенная память услужливо прокрутила все вчерашние события.

Шум автомобилей, запах пыли и звонкий щелчок после того, как Кларк сделал шаг в сторону.

«За что?! За что?! – недоумевал он. – Я не у дел уже четыре года!»

Обернувшись, Кларк проводил подозрительным взглядом одного прохожего, потом другого. В одно мгновение окружающий мир стал враждебным, и, казалось, даже проносившиеся мимо машины представляли угрозу.

«Стреляли вот оттуда, – автоматически определил Кларк, – по ходу автомобиля, чтобы угловая скорость была поменьше».

Стрелок сделал свое дело безупречно, но он не мог предугадать, что в последний момент мишень сделает шаг в сторону.

«Я тогда подумал, что пора идти домой…» – вспомнил Кларк и, как вчера, непроизвольно притронулся к карману, где раньше носил пистолет.

– Тебе чего? – спросил один из рабочих, повернувшись к Кларку.

– Ничего, – ответил он и пошел прочь от нехорошего места.

В голове Кларка роились десятки предположений, кто и за что мог вознамериться его убить. Он перебирал все события последних дней, но не находил в них ничего подозрительного, вообще ничего такого, за что обычно убивают.

До отставки Кларку не раз приходилось участвовать в секретных операциях, но это были, так сказать, «слепые» действия с точки зрения осведомленности. Каждый знал только свою роль и никаких общих деталей.

«Выходит, это была ошибка…» – заключил Кларк, и у него немного отлегло от сердца.

Дойдя до станции подземки, он огляделся и прошел через стеклянные двери. Стоявший в вестибюле полицейский окинул Кларка подозрительным взглядом и переключил свое внимание на следующего пассажира.

Наличие на станции полицейского внушило Кларку некоторую уверенность в своей безопасности, и он вернулся к невеселым размышлениям.

Все говорило за то, что произошла ошибка. В полумраке возле галереи его могли принять за кого угодно. За какого-нибудь торговца наркотиками или проштрафившегося сутенера. Но могло быть и так, что эти люди ошиблись не только вчера и до сих пор мечтают посчитаться с «этой сволочью», имея в виду именно его, Кларка.

Выйдя на площадь, он увидел Джерри на старом месте, возле памятника герою Сорокалетней войны генералу Паккарду.

Райли, заметив приятеля, приветливо помахал рукой и пошел навстречу.

– Что у тебя за майка? – с ходу спросил Кларк.

– Маечка фаната команды «Каллахерд», – с довольным видом пояснил Райли.

– У тебя что, проблемы с буквами? Читай внимательнее, здесь написано «Калхерд», а это уже не команда, а фирма, продающая замороженных устриц.

– Иди ты! – Райли недоверчиво уставился на свой живот. – Точно, а я-то, дурак, польстился на дешевизну.

– Она дешевая, потому что это рекламный товар, – резко произнес Кларк, чувствуя, что в его голосе сквозит злость.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 31 >>