Алекс Орлов
Меч, дорога и удача

16

Вернувшись домой, Каспар на миг даже застыл в изумлении на пороге – кругом царили чистота и порядок. Генриетта изрядно потрудилась. Разбитую в щепы мебель она вынесла во двор, копоть под потолком затерла свежими белилами, повесила на место упавшие картины, убрала осколки витражей и перестелила постель Каспара.

Заметив восхищение на лице хозяина, Генриетта просияла.

– Я уже послала человека к мастеру Янкелю, чтобы он пришел и обмерил наши рамы, – сообщила она. – Нам ведь нужны новые витражи.

– Конечно, нужны, – согласился Каспар. – И знаешь, что я тебе скажу…

– Что, ваша милость?

– Давай-ка на наших витражах вместо этого клоуна…

– Это не клоун, ваша милость. Это Паскаль-Трубочист.

– Да-да, пусть вместо Паскаля-Трубочиста на нашем витраже изобразят золотых единорогов, какими украшен наш дом снаружи и вот здесь – в гостиной.

– Что ж, ваша милость, пусть будут единороги. Так даже лучше. А вот что мы будем делать с арбалетами? Отнести их вниз или еще рано?

– Знаешь, пусть пока полежат. Мало ли что.

– Вы думаете, они могут вернуться, ваша милость? – забеспокоилась Генриетта.

– Да нет, уверен, что не вернутся. Однако снести оружие вниз мы еще успеем.

Каспар оставил Генриетту с ее хлопотами, а сам спустился во двор, затем вышел на улицу и еще раз осмотрел наружные украшения дома. Ему в голову пришла неожиданная мысль.

«А что, если заказать щит, – думал он, – нарисовать на нем единорога и повсюду возить с собой. А еще лучше сделать талисман с единорогом и повесить его на шею».

– Здравствуйте, ваша милость, господин Фрай.

Думая о своем, Каспар и не заметил, как подошел мастер витражей Янкель.

– Здравствуйте, мастер.

– Я слышал, хулиганы испортили ваши витражи?

– Увы, мастер. Это случилось ночью. Мы очень испугались.

– Так уж и испугались, – не поверил Янкель и прошел в дом.

Чуть позже появился столяр. Он пришел принять заказ на изготовление нового буфета взамен разбитого.

За столяром последовал сапожник, который согласился забрать разбитый буфет, поскольку из вишневого дерева выходили отличные гвозди для башмаков.

Каспар был поражен, как легко и непринужденно Генриетта решала все хозяйственные проблемы, которые ему самому казались делом совершенно непосильным. Размахивать мечом было привычнее.

Остаток дня Каспар Фрай провел спокойно. Ночью тоже не произошло ничего необычного, а наутро, едва солнце поднялось над крышами города Ливена, в ворота постучали.

– Ты кто такой, братец? – сквозь зевоту спросил Каспар, выглядывая в окно.

У ворот стоял худощавый молодой человек в синем мундире курьерской роты герцога. На его поясе висел узкий меч, а левой рукой он держал за уздечку сонную лошадь.

– Меня прислал граф Ротеньер, мне нужен его милость Каспар Фрай по прозвищу Проныра.

– Я и есть Проныра. Что нужно графу?

– Граф наказал мне передать, чтобы вы как можно скорее приезжали в замок.

– Что так рано?

– Я не знаю. Мне передали именно так, ваша милость.

– А на чем же я, по-твоему, должен ехать? На этом муле?

– Это не мул, ваша милость, – возразил курьер. – Это фаргийский скакун.

– Вдвоем мы на нем не уместимся. Где карета?

– Экипаж скоро будет, ваша милость. Просто меня послали поторопить вас…

– Ну ладно. Жди у ворот. Когда подъедет экипаж, кликнешь.

– Слушаюсь, ваша милость.

Отойдя от окна, Каспар заметил Генриетту. Она была уже одета и так свежа, что Фрай невольно ею залюбовался.

– Ты уже на ногах? – поразился он.

– Конечно, ваша милость. Я и завтрак вам приготовила.

– Ты что, знала, что мне сегодня рано подниматься?

– Нет, ваша милость. Просто я всегда так встаю.

– М-да. Ну хорошо, неси мне умываться. А потом подавай завтрак… Видишь, за мной уже прислали посыльного, хотя герцог обещал две недели отдыха.

Генриетта выскочила из спальни и скоро вернулась с тазом и кувшином теплой воды.

Она сливала Каспару, пока он умывался, затем подала полотенце и вышла, давая ему возможность привести в порядок свой туалет.

Когда подкатила карета, Фрай спустился на улицу при полном вооружении, взяв не только меч, но и кривой кинжал.

В карете его ждал совершенно незнакомый капитан герцогской гвардии, который сообщил, что его послал граф Ротеньер.

До замка Ангулем они ехали недолго. Тот находился всего в десяти милях от города, однако располагался в таком недоступном месте, что герцог мог не беспокоиться о своей безопасности.

17

По горному серпантину четверка лошадей вороной масти дотащила карету до ворот и, простучав копытами по подъемному мосту, вкатила экипаж на просторный, мощенный булыжником двор замка.

Здесь все говорило о близости власти. Яркие штандарты герцога Ангулемского и королевской династии Рембургов полоскались на ветру меж зубцов крепостных стен.

Гвардейцы в пурпурных мундирах, блестящие офицеры, конюшие, повара, писари – все они суетливо перемещались в разных направлениях, как застигнутые дождем муравьи, и скрывались за множеством дверей, которых в замке было без счета.

– Следуйте за мной, ваша милость, – сказал гвардейский капитан, и Каспар пошел за ним, старательно избегая столкновений со спешащими слугами и чиновниками.

Вскоре они оказались в северном крыле замка, где размещалась канцелярия, которой руководил граф Ротеньер.

Когда Каспар вошел в зал, где находился граф, тот что-то писал, стоя за бюро. Заметив Каспара, он приветливо ему кивнул и сделал приглашающий жест.

Затем присыпал написанное песком и сдул его на пол.

– Ну вот, – сказал он и отложил документ. – Рад видеть тебя в добром здравии, Проныра.

– Спасибо, ваше сиятельство. Что у вас стряслось, почему вы вызвали меня так рано?

– Почему же рано?

– Герцог выделил мне на отдых две недели.

– Так я тебя никуда и не посылаю, – развел руками граф. – Ты на отдыхе, Проныра. Нам с тобой предстоит съездить в Ланспас – герцог сейчас там по неотложной необходимости. Ты бы, конечно, мог отправиться и сам, но герцог сказал, что ты боишься дорожных разбойников.

– Да, ваше сиятельство. Охрана из герцогских гвардейцев мне не помешает.

– Ну вот и хорошо. Через час мы отправляемся.

– Но я не предупредил свою служанку, ваша светлость.

– Служанку? – с плутовской улыбкой спросил Ротеньер. – Не беспокойся, предупредим мы твою служанку. Пошлем какого-нибудь желторотого лейтенанта, и он скажет ей, что хозяин уехал и почему бы теперь не развлечься.

Граф ехидно улыбнулся, однако Каспар оставил его шутку без ответа.

– Ты, кстати, успел позавтракать?

– Не успел, ваше сиятельство, – соврал Каспар.

– Не беда, я возьму с собой много всякой снеди, – сообщил граф, снова просматривая какие-то документы. – Запеченные куропатки, вино, фрукты. Одним словом – с голоду не умрем. А к вечеру будем уже в Ланспасе… Ты, кстати, любишь побережье?

– Я плохо переношу сырость.

– Я тоже, – вздохнул граф.

18

Уже через час, как и обещал Ротеньер, они заняли места в огромной карете герцога и отправились в путь в сопровождении двух сотен герцогских гвардейцев. Это были рослые солдаты в прекрасных доспехах, верхом на сильных лошадях гентской породы, и Каспар спокойно задремал на атласных подушках, понимая, что только сумасшедший попытается атаковать такой сильный отряд.

В замок Ланспас они прибыли, как и планировал граф, уже к вечеру того же дня. Утомленного дорогой Фрая сейчас же повели к герцогу. Он сбился со счета, пытаясь запомнить, сколько поворотов сделал и сколько прошел коридоров, но в конце концов оказался в покоях герцога – в его рабочем кабинете.

Его сиятельство был в сорочке и панталонах для верховой езды. Его темные волнистые волосы с проседью были зачесаны назад и стянуты в пучок черной ленточкой.

– А-а, мой добрый приятель, – улыбнулся герцог и, подойдя к Фраю, протянул свою холеную руку.

Каспар ее осторожно пожал. Должно быть, герцог действительно сильно нуждался в его услугах, коли не побрезговал подать руку. Прежде за герцогом такого не замечалось.

– Как ты себя чувствуешь, Фрай?

– Благодарю, ваша светлость, думаю, что я полностью выздоровел.

– Рад слышать это. Граф Ротеньер рассказал мне, что прошлой ночью тебя хотели прирезать.

– Возможно, вовсе не меня, ваша светлость. Мой сосед жаловался, что у него закололи пса.

– Ну ладно. Это не столь важно, Фрай. Я хочу поговорить с тобой о предстоящем задании. Ты ведь уже догадываешься, что должен будешь привезти на этот раз?

– Документ, ваша светлость?

– Да. Еще один документ.

– Куда мне придется ехать теперь?

– Я дам тебе карту, Фрай, однако, будь добр, в беседе со мной не забывай добавлять «ваша светлость».

– Прошу прощения, ваша светлость, должно быть, меня растрясло в карете.

– Должно быть, растрясло, – милостиво согласился герцог. – Итак, у меня есть подробные карты, которые составлялись на основании сообщений лучших лазутчиков не одного поколения герцогов Ангулемских. Многие из этих лазутчиков поплатились жизнью, добывая ценные сведения.

С этими словами герцог приподнял крышку резного орехового бюро и достал из-под нее сложенный вчетверо плотный лист голубоватой бумаги.

Затем он разложил карту на столе и жестом пригласил Каспара подойти ближе.

– Ну, узнаешь местность, Фрай?

– Узнаю, ваша светлость, но только город и вот еще реку…

– А перекресток Сухой и Южной дорог, где последний раз тебе так не повезло? Хотя нет. – Герцог усмехнулся. – Тебе-то повезло, а вот твоим солдатам не очень. Неужели в этих слухах есть доля правды, а, Фрай? Ты действительно избавляешься от них, чтобы не платить им жалованье?

– Жалованье я выплачиваю им вперед, ваша светлость. А позже из своих средств плачу безутешным родственникам. Причем золотом.

– Золотом? – изумился герцог и посмотрел на Каспара удивленными глазами. – Но ведь это сброд, Фрай. Ты бы мог бросить им пригоршню медных монет, и они все равно были бы благодарны.

– Возможно, я так и поступлю в следующий раз, ваша светлость, – сказал Каспар, жалея, что рассказал это герцогу.

– Ну хорошо. Вернемся к главному. Скажу тебе честно, Фрай, очень многие важные и наделенные властью люди хотят помешать мне, ну и тебе заодно, поскольку ты выполняешь мое задание. Твоим главным врагом станет лорд Кремптон. Связано это с тем, что, если ты доставишь мне вторую часть документа, я получу формальное право присоединить к моему герцогству все земли лорда Кремптона. Когда-то очень давно наше герцогство было значительно больше. И вот теперь я хочу восстановить историческую справедливость. Когда я получу земли Кремптона, то стану вторым по величине землевладельцем после нашего короля – Ордоса Рембурга Четвертого. А моя армия может даже сравняться с королевской по численности.

– У короля есть еще и вассалы, ваша светлость.

– Вассалы пойдут за тем, кто сильнее.

– Я мало в этом понимаю, ваша светлость, – вовремя остановился Каспар. Он боялся, что герцог в запале ляпнет что-то такое, за что потом приговорит своего наемника к смерти.

– Да, конечно. Ты в этом не разбираешься, Фрай, – согласился герцог. – Простолюдину не по уму решать такие задачи. Однако я закончу, чтобы ты имел хоть какое-то представление. Итак, король запрещает междоусобные войны под страхом смерти, однако в законах Рембургов есть определенные пункты, которые мне на руку. Моя армия объективно сильнее того сброда, который содержит лорд Кремптон, поэтому, как только у меня на руках окажутся все права, я начну победоносную войну. Понимаешь?

– Как будто да, ваша светлость.

– Однако ты еще не все знаешь. – Герцог отошел к окну и посмотрел вниз, туда, где под стенами замка разверзлась глубокая пропасть. – Помимо того что этот документ формально подтверждает мое право на земли Кремптона, он является каким-то там «объектом Силы», или фетишем одного могущественного ордена. Мне неизвестно точно, магический ли это орден или сообщество обедневших дворян, однако они также попытаются вмешаться в твои поиски. У нас есть только одно важное преимущество: мы знаем, где искать этот документ, а они – нет. Поэтому в первой половине твоего путешествия они, скорее всего, не будут пытаться убить тебя. Однако сделают это, как только ты завладеешь документом. Ты понял, Фрай?

– Понял, ваша светлость.

– Он понял, – усмехнулся герцог и, обойдя стол, посмотрел на карту с другой стороны. – Возможно, я не учел еще каких-то заинтересованных сторон, однако об этом, к сожалению, ты узнаешь уже сам, если тебе придется с ними столкнуться… – Герцог оторвал взгляд от карты и посмотрел на Каспара. – Ну что, есть у тебя какие-нибудь подходящие люди, ведь задание будет не из легких?

– Кое-кто уже есть, ваша светлость, – сказал Каспар, имея в виду молодого графа фон Марингера. – Других надо будет еще набирать.

– Скольких ты возьмешь с собой?

– Отряд более чем из шести человек слишком бросается в глаза, ваша светлость.

– Ну что же, тебе виднее, Фрай. Что у тебя за лошадь?

– У меня нет лошади, ваша светлость.

– Почему?

– К лошади привыкаешь, ваша светлость, как к человеку. А потом ее убивают. Поэтому в конце концов я решил каждый раз брать себе нового скакуна, чтобы сохранить душевное здоровье.

– Да, – согласился герцог. – У тайной войны свои законы… – Затем, помолчав, добавил: – Уезжать тебе следует как можно более незаметно, Фрай.

– Я постараюсь так и сделать, ваша светлость, однако половина города уже откуда-то знает, что я собираюсь в новый поход.

– Откуда?

– Сам не понимаю, ваша светлость, – пожал плечами Каспар. – Но вы же сами сказали, что у вашей светлости есть влиятельные враги…

– Сколько ты хочешь за доставку документа, Фрай?

– Я не могу ставить условия вашей светлости.

– Ну ладно, я учту твою скромность. Думаю, награда в двенадцать тысяч золотых тебя удовлетворит.

– Вполне удовлетворит, ваша светлость.

– Вот и отлично. А денег на снаряжение тебе хватает?

– Конечно, ваша светлость. Вы в прошлый раз отсыпали мне целую гору золота.

– Ну да, я помню. – Герцог вздохнул, вспоминая, все ли он сказал Фраю и обо всем ли его спросил. – Да, вот еще что. Когда у тебя уже будет готов отряд, я дам тебе еще одного участника похода. Уверяю, он не окажется лишним… Сегодня ты переночуешь здесь, а утром я отправлю тебя в город. К обеду будешь дома, Фрай.

– Благодарю, ваша светлость.

19

В замке Ланспас Каспару Фраю спалось плохо. То ли герцогские перины были слишком мягкими, то ли сырой воздух побережья оказался тому виной.

Каспар ворочался с боку на бок, пробовал считать, но все же возвращался мыслями к предстоящему походу.

Он ненадолго забылся только под утро. Тяжелый сон навалился на него, не давая вздохнуть, а затем возле двери появился человек в черном балахоне.

Фрай силился разглядеть его, но силуэт незнакомца расплывался. В какой-то момент его черты стали более резкими, и Каспар едва не вскрикнул. Это был тот самый маг, что пытался разрушить его дом.

«Помнишь меня? – спросил он. – Вижу, что помнишь. Мы еще встретимся, Фрай…»

После этих слов маг отбросил с лица капюшон, и Каспар закричал от ужаса. Верхняя часть лица ночного гостя оказалась голым черепом с пустыми глазницами.

Рано утром Каспара разбудил лакей, который и сообщил его милости, что карета и отряд гвардейцев уже ждут его.

Обратная дорога показалась короче, может, потому, что граф Ротеньер остался в Ланспасе и Каспара везли одного.

Он попросил, чтобы его высадили в пригороде, и до своего дома добрался пешком.

– Ваша милость ездила в Ланспас? – спросила Генриетта, как только Каспар перешагнул порог дома.

– Ты угадала, – ответил он, снимая шляпу. – Тебе присылали курьера?

– Да. Такой интересный молодой человек.

– Полагаю, он не задержался у нас до утра?

– Фу! – махнула рукой Генриетта. – Как вы можете подумать такое, ваша милость!

– Ну-ну, я всего лишь предположил… К тому же ты ведь у нас красавица.

Тут Генриетта окончательно засмущалась, и на ее щечках появился румянец.

– Садитесь лучше обедать, ваша милость, а то вы еще не такого наговорите.

На другой день часов в одиннадцать утра после плотного завтрака Каспар Фрай вышел на «охоту».

На «охоту» за наемными солдатами, которые подошли бы ему для выполнения задания герцога Ангулемского.

Чтобы найти таких людей, требовалось обойти все кабачки, где с утра до вечера за кружкой мутного пива коротали время оставшиеся без работы профессионалы.

Пока еще Фрай очень приблизительно представлял себе, какие именно солдаты ему нужны. Он часто полагался на то, какое впечатление человек производил на него во время знакомства.

Иногда на первый взгляд вполне подходящий претендент после пятиминутной беседы уже таким не казался.

Самым верным заведением, где можно было подобрать подходящих людей, считался кабак «Бешеный осел», где Каспара знали все.

Обычно, когда он туда приходил, к нему сами подсаживались те, кто нуждался в работе. Однако на этот раз, кроме хозяина заведения – Мольера, никто не обратил на Проныру внимания и не подошел, чтобы спросить работу.

– Добрый день, ваша милость. – Мольер улыбнулся Каспару своей фальшивой улыбкой. – Присаживайтесь на ваше любимое место – столик не занят. Я как чувствовал, что вы придете. Никого сюда не пускал.

Каспар почти не слушал, как разливается соловьем кабатчик. Искоса поглядывая то в одну сторону, то в другую, он заметил, что посетители «Бешеного осла» намеренно не смотрят в его сторону.

«Что-то тут нечисто, – подумал Каспар. – Хорошо хоть подготовился».

И он нащупал под плащом рукоять меча.

– Что принести, ваша милость? Специально для вас могу подать хорошее вино. Или все же пиво?

– Давай вина.

– Почему же вина, ваша милость?

– Потому что в вине я хорошо чувствую яд, – сказал Каспар и выразительно посмотрел на Мольера. – С пивом все не так просто.

Улыбка тотчас сошла с лица кабатчика, и он, не на шутку струхнув, пролепетал:

– Да как же можно, ваша милость. Для вас все только самое лучшее.

– Ладно, неси.

Хозяин убежал, но скоро вернулся и сам поставил перед Каспаром наполненный бокал и початую бутылку.

Фрай попробовал вино. Оно действительно было неплохим, однако не таким хорошим, как его нахваливал Мольер.

– Ну что, есть сегодня серьезные люди? – спросил Фрай у кабатчика.

– Ваша милость имеет в виду тех, кому нужна работа?

– Ну да.

– Таких у нас всегда хватает, ваша милость, вы же знаете, – с поклоном и прежней улыбочкой ответил Мольер.

– Знаю, – сказал Фрай и еще раз пригубил из бокала. – Но что-то они сегодня сонные.

– Ничего не могу сказать. По мне так обычные. Пьют, платят, – пожал плечами Мольер.

Уже понимая, что происходит что-то странное, Каспар все же поднялся со своего места и подошел к троим плечистым мужчинам, на которых были жилеты из толстой бычьей кожи. Такие обычно поддевали под доспехи солдаты.

– Мне нужны люди, – сказал Каспар сразу.

– Люди всем нужны, ваша милость, – с улыбкой ответил солдат со шрамом на щеке.

– Так вы уже наняты?

– Мы не наняты, – сказал другой солдат, глядя в свою кружку. – Но наниматься к вам мы не станем…

– Это почему же?

– Плохое о вас говорят.

– И кто говорит? – Каспар бросил взгляд в зал, несколько человек быстро сунули носы в свою выпивку.

– Кое-кто говорит, – неопределенно ответили ему.

– И что говорят – что прячу от товарищей золото? Или мало плачу?

– Да нет, деньги тут ни при чем. Просто те, кто с вами уходит, обратно уже не возвращаются.

– Скрывать не буду – случается всякое. Зато и плачу я хорошо.

– И сколько же обещаете, ваша милость? – спросил солдат со шрамом.

– Тысячу золотых.

– Тысячу?

Солдат со шрамом и его товарищи переглянулись. Они прежде даже не слышали о таких гонорарах, и Фрай видел – солдаты были не против подписать договор, но что-то их удерживало.

– Хорошие деньги, – сказал тот, что все время смотрел в свой бокал. Наконец он поднял на Каспара колючий взгляд. – Только жизнь – она дороже тысячи монет.

– Ну как знаете. – Каспар пожал плечами и перешел к другому столу в дальнем углу зала.

Здесь тоже сидело трое, и одного из этой троицы Каспар знал. Это был Патрик Безносый, с которым когда-то давно они выполняли несложное задание одного дворянина. Тогда Каспар еще не работал на герцога.

Надеясь, что тут разговор пойдет более обстоятельный, Фрай улыбнулся своему знакомому:

– Здравствуй, Патрик.

– Здравствуй, Проныра, – ответил тот. – Ты, я вижу, снова ищешь поживы? – Патрик растянул в улыбке изуродованные в драке губы.

– Я ищу людей, – поправил его Фрай.

– Ну так ты их здесь не найдешь.

– Почему? – Фрай пристально посмотрел на Патрика.

– Потому что люди боятся идти с тобой.

– Боятся? – переспросил Фрай.

Он почувствовал за спиной какое-то движение, а это грозило неожиданным ударом. Стремление во что бы то ни стало найти солдат сыграло с ним дурную шутку – он забыл об осторожности.

– Почему же боятся? – еще раз спросил Фрай, держась за рукоять меча.

– А не возвращается никто. Ты приходишь один, забираешь у герцога денежки, а делиться-то не с кем.

– Может быть, ты хочешь обсудить это на улице, Безносый? – с нажимом произнес Фрай.

– Нет, что ты! – сразу сменил тон Патрик. – Я ведь только передаю, что люди говорят. Сам бы я – ни-ни… Сам бы я пошел с тобой хоть сейчас.

– Ну так пойдем.

Каспар усмехнулся. Он ни за что не взял бы Патрика – тот был слишком хлипок для такого путешествия. Однако ему было интересно, что скажет Безносый.

– Ну… это… – Патрик почесал лысеющую макушку. – Меня уже наняли.

– Кто же тебя нанял? – не отступал Каспар.

– Ты его не знаешь.

– Может быть, и не знаю. Ну ладно, как отработаешь у него, приходи ко мне. Найду тебе по старой дружбе непыльную работу.

– Приду, Фрай, не сомневайся, – пообещал Безносый, приложив руку к груди. – Обязательно приду.

Каспар подозвал слугу, отдал ему в уплату за вино мелкую серебряную монету и, не оглядываясь, покинул заведение. Говорить с кем-то еще в «Бешеном осле» не было смысла. Все ответили бы ему одно и то же.

И это было похоже на заговор.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>