Алекс Орлов
Западня

19

На следующее утро они встали довольно поздно, приняли душ, побрились и стали выглядеть значительно лучше, чем накануне. Особенно Барнаби.

Потом спустились в ресторан при отеле.

Там напарники вели себя словно скучающие путешественники, и это им нравилось.

В одиннадцать, как и обещал, пришел Майкл. Он был слегка встревожен и начал с того, что расспросил Джека и Барнаби, как они провели минувший вечер.

– Неплохо провели, – сказал Джек. – Сходили в небольшой кабачок, попили пива. Правда, драка там была.

– Да, – подтвердил Барнаби. – Большая драка. Какие-то ублюдки дрались дубинками.

– Вы имеете в виду драку в «Морском бризе»? – тут же уточнил Майкл. Чувствовалось, что ему это очень интересно.

– Да, это случилось в «Морском бризе».

– Вы запомнили какие-нибудь подробности?

– А какие там подробности? – Барнаби пожал плечами. – Ворвались трое парней в масках и с дубинками, избили четверых и выскочили – только их и видели.

– То есть они не ругались, не вступали в конфликт?

– Нет, просто избили и смылись.

– Никто не показался вам знакомым? Ни с кем вы прежде не встречались?

– Да откуда? Мы же не из этого района, – ответил Барнаби, удивленно пожимая плечами.

– Ну хорошо. Приступим тогда к нашим инструкциям. Давайте повторим то, о чем говорили вчера.

И они стали повторять пароль, номер, по которому следует звонить с борта лайнера, имя встречающего. Потом наметили еще несколько маршрутов до Цитрагона.

По окончании занятий Майкл достал из кармана коробочку со специальными липкими пластинками. Такие применялись для получения биологического материала.

– Это нужно для удостоверений личности? – догадался Джек, наклеивая пластинку на ладонь.

– Правильно. Все будет готово уже сегодня вечером. Мы не будем изменять ваши имена, только придумаем фамилии.

Майкл забрал пластинки и ушел, пообещав наведаться вечером, а Джек и Барнаби отправились по магазинам.

Джек купил себе брюки попроще и наконец то, о чем мечтал, – простенькие летние ботинки с дырочками, такие не бросаются в глаза.

Потом они еще погуляли. Джек отмечал места, который были ему знакомы, и проводил для Барнаби краткую экскурсию. Время от времени напарники проверяли, не ходит ли за ними кто-то из троицы отморозков, но ничего подозрительного не заметили.

К ужину Джек и Барнаби вернулись домой. Ключа у стойки не оказалось, поэтому они поднялись в номер, где их уже ждал Майкл.

Он выглядел озабоченным:

– Ну наконец-то вы вернулись!

– А вы думали, мы сбежим?

– Да нет, я не об этом. Кто-то напал… То есть в районе было совершено еще одно нападение. Какие-то бандиты пытались избить группу людей, но все обошлось.

– Наверное, нам просто повезло, – усмехнулся Джек, садясь на диван. – Что с нашим отъездом?

– Возможно, все решится уже завтра, – сказал Майкл и положил на стол два новеньких удостоверения личности. – Благодаря данным с ваших ДНК нам удалось выяснить, что вы служили в армии.

– Мы сообщили об этом мистеру Рейнольдсу с самого начала, – заметил Джек, беря со стола свое новое удостоверение. В нем значилось: «Джек Шкловский».

– То, что говорили вы, – это одно, а то, что подтверждено документально, – совсем другое.

– Вообще-то это закрытая информация, – заметил Барнаби, рассматривая свой документ, в котором значилось: «Рон Зейман».

– Информация закрытая, – согласился Майкл, – но у нас есть кое-какие возможности.

– Все в этом городе нарушают закон. Все без исключения, – со вздохом произнес Джек, пряча удостоверение в карман.

– И вы тоже? – улыбнулся Майкл.

– А что мне остается? Я маленький человек.

– Ну хорошо, если у вас нет других тем для обсуждения, предлагаю пройтись по нашим инструкциям. Вы уже прекрасно во всем разбираетесь, но раз есть время…

20

Майкл наконец ушел, а Джек и Барнаби снова спустились в ресторан, чтобы выпить чаю и съесть сливочный десерт. Потом вернулись в номер и легли спать.

Следуя солдатской привычке, они решили получше выспаться перед решающим днем.

Очередное утро в гостинице почти не отличалось от предыдущего. Джек и Барнаби сходили в ресторан и после плотного завтрака поднялись в номер, чуть опоздав к приходу Майкла.

Под его присмотром они снова прошлись по материалам инструкций, которые знали уже назубок.

– Ну все, вопросов больше нет, – сказал Майкл. – Я сейчас уйду и вернусь в семнадцать ноль-ноль. Можете погулять, но, пожалуйста, будьте осторожны. Не хотелось бы потерять вас перед началом акции.

– Так мы отправляемся сегодня? – уточнил Джек.

– Да, сегодня. Время отправления мне пока неизвестно, но в пять часов вы его узнаете.

– И получим деньги? – напомнил Барнаби.

– Да. И это тоже. Как же без денег?

Майкл улыбнулся на прощание и ушел, а Джек с Барнаби не стали терять время даром – у них появился вкус к прогулкам. Теперь, когда над Джеком не висели долги и необходимость что-то предпринимать для спасения бизнеса, город уже не казался ему гигантской ловушкой. В неброской и легкой одежде ему были не страшны жара или чье-то назойливое внимание. Шишка на голове спáла и почти не болела, а вместе с ней ушла злоба на Люсию и даже на ее нового дружка. Впрочем, на всякий случай Джек все еще посматривал в сторону полицейских, зная, что у них долгая память.

Пообедать напарники решили как следует, на все деньги от первого аванса. Для этого был выбран небольшой ресторанчик в соседнем квартале. Он привлек их внимание тем, что возле его входа в большой кадке росло деревце с белым стволом. На табличке, прибитой к кадке, сообщалось, что дерево называется «береза».

– Странное какое название для дерева, – покачал головой Барнаби и, послюнив палец, потер кору деревца, подозревая, что она покрашена. Краска оказалась устойчивой.

Зал ресторана показался напарникам очень уютным.

Выбрав столик, они долго изучали меню и заказали длинный перечень блюд, чем очень обрадовали официантов. Однако не успели подать салат, как рядом с рестораном послышалось чихание старого автомобиля. Потом распахнулась дверь, и в зал ворвались трое в масках и с дубинками, на которых еще оставалась кровь с прошлого нападения.

– Ты же говорил, нас оставят на потом! – воскликнул Барнаби, держа в руке вилку с наколотым помидором.

– Видимо, у них изменились планы! – ответил ему Джек, вскакивая со стула.

Нападавшие бросились к выбранным жертвам, расшвыривая мебель вместе с редкими посетителями, но Джек и Барнаби разделились, чем вызвали в рядах неприятеля недолгое замешательство. После короткого совещания троица в масках погналась за Роном, и Джек сейчас же швырнул им вдогонку стул. Удар пришелся в голову одному из нападавших. Стул разлетелся на части, противник рухнул на пол.

Другой – рослый – развернулся и, заревев, словно буйвол, бросился на Джека, но тот подставил под удар еще один стул, который и перерубило ударом дубинки, впрочем, и сама дубинка переломилась надвое. Громила с удивлением посмотрел на обломок, и в этот момент Джек достал его коронным ударом носком под колено.

Противник взревел громче прежнего, сорвал с себя маску и пошел в наступление, подволакивая подбитую ногу. Теперь Джек узнал его.

– Жофре, скотина! – крикнул он, чтобы озадачить врага, и тут же врезал ему прямо в переносицу. Это был коварный удар, рассчитанный на то, что со сломанным носом противник капитулирует, однако нос Жофре оказался крепок. Джек попытался повторить удар, но его рука попала в железный захват – этот обжора оказался не так прост.

«Он мне сейчас руку сломает!» – пронеслось в голове Джека, и он принялся отчаянно вырываться, не давая Жофре приладиться для решающего движения. Следуя за скручиваемой левой рукой, Джек с разворота заехал Жофре локтем в ухо. Хватка чуть ослабла, и Джек повторил удар.

Противник покачнулся, Джек высвободил зажатую руку, однако в следующее мгновение Жофре снова бросился на него и свалил на пол, пытаясь сомкнуть пальцы на горле жертвы.

Пришлось идти на все, чтобы вырваться из этих клещей. Джек кусался, царапался, тыкал врагу пальцами в глаза и лягал по голеням. Однако спасли его полицейские сирены.

– Жофре, уходим! – крикнул тот, что бился с Барнаби.

Здоровяк отпустил Джека и бросился к их третьему приятелю, который только-только поднимался с пола.

Вдвоем с Рипом они подхватили компаньона и вместе с ним выскочили на улицу.

– Еще встретимся, суки! – прокричал им вслед Барнаби, зажимая рассеченный лоб. – Ты живой, Джек?

– Живой! Уходим через кухню!

Напарники пробежали мимо перепуганных официантов и принялись лавировать между плитами, кастрюлями и холодильниками, погружаясь то в запахи душистой зелени, то в ароматы бульонов.

Выскочив во внутренний двор, они бросились в переулок и бежали еще минут пять, а потом, тяжело отдуваясь, спрятались среди каких-то строительных лесов.

– Ты как? – спросил Джек.

– Да все ничего, только эта сволочь мне лоб рассек.

– Дубинкой?

– Если бы… – Барнаби хохотнул. – Зубами!

– Вот, возьми. – Джек протянул напарнику платок.

– Спасибо.

Барнаби приложил к ране платок и снова улыбнулся.

– Ты чего радуешься?

– Драка получилась хорошая. Но в следующий раз при мне будет нож. Пускай не надеются…

– Лучше, чтобы следующего раза не было.

– Они не отступятся, Джек, разве ты не видишь? Да и ребята крепкие.

– Ребята крепкие, – согласился Джек, ощупывая свою шею, на которой остались кровоподтеки от пальцев Жофре.

– Одного не понимаю, почему они не боятся хозяев. Ведь мы третья команда… Если они останутся одни, все станет ясно.

– С другими у них не вышло. Ты же слышал, что Майкл говорил, – не удалось нападение. Вот они и решили переключиться на нас.

– Слушай, а что мы будем делать, если встретим этих ребят в гостинице? – спросил Барнаби.

– Это будет зависеть от того, что станут делать они. Если «не узнают» нас, то и мы их проигнорируем. Ведь для нас главное – уехать на задание. Правильно?

– Правильно. Мы люди мирные.

21

В подпорченном настроении Джек и Барнаби вернулись в гостиницу, а поскольку деньги остались непотраченными, заказали обед в местном ресторане.

Потом поднялись в номер и стали дожидаться инструктора.

Майкл, как только вошел в номер, первым делом обратил внимание на большую царапину на лбу Барнаби и синяки на шее у Джека.

– Что я вижу?! Неужели на вас тоже напали бандиты?

– Да, Майкл, – пожал плечами Джек. – В районе неспокойно, это точно.

– Где же это случилось?

– В одном ресторанчике. То ли «Ван Заба», то ли «Ван База»…

– Знаю я этот ресторан – «Ван Саба». Он недалеко отсюда.

– Да, совсем недалеко.

– И что, эти тоже были в масках и с дубинками?

– Нет, просто какие-то уличные хулиганы. Потребовали у нас денег. Мы не дали, ну и началось…

– Да, началось, – подтвердил Барнаби.

– И сколько же их было?

– Трое.

Майкл недоверчиво улыбнулся:

– Мне кажется, даже десятерым уличным хулиганам с вами не справиться. Им такие, как вы, не по зубам.

– Что делать, – развел руками Джек. – Мы сейчас не в той форме. Вот прежде, скажи, Рон…

– О да, Джек. – Барнаби вздохнул.

– Ну ладно. Вы целы, и это главное. Приводите себя в порядок и будьте готовы в девятнадцать ноль-ноль отправиться на городской спейсдок. Оттуда сразу на орбитальный терминал.

– Отлично, – сказал Барнаби. – А деньги?

– Деньги получите прямо в машине.

– Хорошо.

Напарники послушали совета Майка и занялись своей внешностью. Им не хотелось выглядеть побитыми.

В назначенный срок с полупустыми сумками и в сопровождении своего инструктора они спустились к выходу, где их ждал уже знакомый «Кабир-электра».

Никого из своих врагов они не встретили.

Майкл открыл заднюю дверцу, и Джек с Барнаби увидели мистера Соломона.

– Рад вас видеть, господа, забирайтесь! – бодро произнес он и подвинулся.

– Здравствуйте, сэр, – поздоровался Барнаби. Он тоже был рад видеть Соломона, потому что от того пахло деньгами.

Подождав, пока Джек тоже займет свое место, Майкл захлопнул дверцу и отошел от машины.

– Эх, даже не попрощались, – сказал Барнаби.

– Не стоит расстраиваться, это всего лишь работа, – наставительно заметил Соломон, и машина тронулась.

– Прежде всего, давайте разберемся с нашими баранами, – сказал мистер Соломон, пристраивая на коленях узенький кейс. Он открыл его и достал из тонкой папки четыре пластиковые карты. У Джека в жизни случались денежные времена, однако такими карточками он не пользовался.

– Итак, господа, вот эти синенькие карты «Риш-Роял» содержат ваш аванс, по пять тысяч батов на нос.

– А почему не наличными? – поинтересовался Барнаби.

– Это противоречит политике нашей компании. Карты «Риш-Роял» заблокированы до конечного пункта вашего путешествия. Но они автоматически разблокируются, стоит только вставить их в гнездо на планете Цитрагон.

– А желтенькие? – спросил Барнаби.

– Не спешите. Во-первых, не желтенькие, как вы изволили назвать, а золотые. Это «Голд-лайн Роял», корпоративная карта транспортного клуба, в который входят пять крупнейших пассажирских перевозчиков. С помощью этой карты вы сможете покупать билеты, оплачивать товары в магазинах этих компаний, а также предоставляемые ими услуги.

– А где искать эти магазины?

– Искать их не нужно. На орбитальных терминалах других магазинов нет, а спускаться на поверхность планет вам нет никакой необходимости.

– Сколько на этих картах? – спросил Джек.

– По двенадцать тысяч батов.

– Ух ты! – воскликнул Барнаби и присвистнул. – Куда так много?

– Перелеты сейчас весьма дороги. Перевозчики договариваются за спинами антимонопольных министерств и вздувают цены. Впрочем, хочу вам напомнить, чтобы вы не пользовались первым и VIP-классом.

– Это мы помним, – кивнул Барнаби, поглядывая в окно.

– Насколько точно рассчитана сумма? Не может так получиться, что нам не хватит на дорогу? – спросил Джек.

– Это исключено. У вас большой запас, и если не очень шиковать, то можно сэкономить три-четыре тысячи.

– А куда их потом девать? На свадебное путешествие потратить? – усмехнулся Барнаби.

– Можно и на свадебное, – терпеливо улыбнулся Соломон.

22

Получив карточки, напарники рассовали их по карманам и, немного успокоившись, стали смотреть в окна.

Автомобиль плавно покачивался на неровностях дороги, Джек удивлялся: отчего он раньше не любил кататься с шофером? Почему-то ему всегда казалось, что самому сидеть за рулем куда приятнее.

Пока мистер Соломон проводил инструктаж, машина успела покинуть город и теперь катилась по шоссе в сторону спейсдока.

За огромной вывеской она свернула направо, туда, где на фоне вечернего неба четко прорисовывались ажурные конструкции стартовых ферм. Там, в обоймах огромных электромагнитных толкателей, стояли на площадках пузатые челноки.

За всю свою жизнь Джеку лишь пару раз удалось воспользоваться пассажирскими челноками, просторными, комфортными, светлыми. Военные были куда проще. Людей там набивалось, словно сельдей в бочке. Если кто-то блевал, доставалось всем.

– А здесь карточки уже действуют? Я имею в виду, на спейсдоке, в залах ожидания? – спросил Барнаби.

– На билеты – да, на товары и услуги – нет, но все, что вас интересует, можно приобрести на орбитальной терминале Чиккера.

Издали спейсдок был похож на заброшенный металлургический завод, однако вблизи его постройки выглядели куда приветливее.

Машина остановилась напротив одного из входов, мистер Соломон сказал:

– Тут я с вами прощаюсь. Желаю удачи…

– Вам тоже удачи, – пожелал в ответ Барнаби, и они с Джеком выбрались из машины.

Напарники постояли, провожая взглядом «Кабир-электру», а затем Джек сказал:

– Хорошо, что он все подробно объяснил.

– Да, – согласился Барнаби. – Но чего-то все же недоговаривал. Однако пора.

– Пора.

Они развернулись и, помахивая тощими сумками, пошли к дверям зала-накопителя, чтобы купить билеты до Шлезвига.

Искать кассы не пришлось. Торговавшие ими автоматы были развешаны на всех стенах. Требовалось лишь нажать кнопочку напротив названия выбранной компании, потом кнопочку напротив уровня комфортности и наконец выбрать конечный пункт путешествия и дату отправления. После этого хитрая машинка высвечивала необходимую для уплаты сумму и голосовым модулятором рекомендовала вставить карточку в приемное устройство.

– Ишь ты, восемьсот пятьдесят батов. Сдуреть можно! – покачал головой Барнаби, однако карточку все же вставил.

Автомат застрекотал и выбросил в сетчатую корзиночку билет. Джек купил билет в соседнем автомате.

Напарники отошли в сторону и некоторое время с интересом рассматривали проездные документы, испещренные непонятными значками и голограммами.

Рядом остановилась тележка с кучей всяких вещей, совершенно необходимых в дальнем путешествии. Тут были таблетки от укачивания и жевательная резинка, позволявшая держать желудок под контролем, а еще сувениры с гербом города, авторучки и блокноты, игральные карты, значки с прошлогодних выборов, носовые платки, мозольный пластырь, а также баночки с какой-то мазью, имевшей на этикетке странную надпись «От затруднений личного характера».

Владелец всего этого богатства с полминуты смотрел на Джека и Барнаби, видимо ожидая, что они что-то купят, однако им ничего не потребовалось.

– Парни, может, хотите чего-нибудь особенного?

– Это ты о чем? – уточнил Джек.

– Девочки…

– Девочки? Не, брат, мы прямо сейчас улетаем. Скажи лучше, откуда отправляется ближайший челнок.

– С четвертого экстрактора.

– Это где?

– Нужно идти туда, потом налево, потом вниз и снова поворот… – начал объяснять торговец.

– Подожди. Давай я куплю у тебя вот эту хреновину… Что это?

– Резиновый жуплетс.

– Жу… А для чего он?

– Помогает морщить лоб.

– Морщить лоб? – Джек и Барнаби переглянулись. – А для чего нужно морщить лоб?

– Не знаю. Некоторым нравится.

– Не, давай лучше я блокнотик куплю. Сколько стоит?

– Полбата.

– Вот тебе мой последний бат, а на сдачу отведи нас к четвертому экстрактору.

– Ну хорошо. Идемте…

23

И они пошли следом за торговцем, который, заговорив, вовсе не собирался затыкаться. Казалось, он знает все и про все. Но что самое неприятное – он стал перечислять все несчастные случаи, произошедшие с пассажирами челноков в том или ином порту. При этом в подробностях описывал, как выглядели останки жертв в момент, когда их находили.

– Экстракторы – это уже устаревший способ, понимаете? Все цивилизованные миры перешли на N-джампинги, и только у нас на Чиккере пассажиров выбрасывают в неизвестность на экстракторах…

– Слушай, парень, ты бы заткнулся, – не выдержал Джек. – Что ж ты такое рассказываешь, ведь нам сейчас взлетать!

– Да ладно, не бойтесь, просто меня немного понесло. У меня феноменальная память, а тут как раз попались в руки отчеты по несчастным случаям на транспорте, я их и прочитал. Теперь вот фонтанирую.

– Фонтанируй лучше чем-нибудь хорошим, – посоветовал ему Барнаби.

– Ой, да легко. У нас здесь давно уже не было никаких несчастных случаев, потому что экстракторы – это надежная и давно проверенная схема запуска челноков. А вот N-джампинги – как есть машины для массового убийства…

Продолжая нести всякую околесицу, торговец вел Джека и Барнаби запутанным маршрутом. Они то поднимались на эскалаторе, то спускались. То попадали в пустой зал, то пробивались через скопления людей.

Когда они миновали очередную толкучку, Барнаби тронул Джека за плечо и вполголоса сказал:

– Только что я видел одного нашего хорошего знакомого.

– Рипа? – быстро спросил Джек.

– Жофре. У него здорово раздулся нос, но узнать его можно.

– Он тебя видел? – При упоминании о Жофре у Джека засаднило в горле.

– Видел.

– Вы это о ком? – поинтересовался торговец.

– Ты его не знаешь.

– Я здесь всех знаю.

– Это не твое дело, лучше показывай, где четвертый экстрактор! – начал выходить из себя Джек.

– Да вот он, мы уже пришли. – Торговец указал на небольшие воротца, которые охранял служащий в темно-синей форме с красивыми эмблемами в петлицах; над козырьком его фуражки было написано: «Селфкиппер».

Что означает эта надпись, ни Джек, ни Барнаби не знали.

– Сэр? – произнес служащий, заглядывая в глаза Джеку.

– Вот билет, – сказал тот, не вполне понимая интонацию служащего.

– Благодарю, проходите пожалуйста.

– А вот мой. – Барнаби предъявил свой билет.

– Благодарю вас, пожалуйте на посадку.

Пройдя по коридору посадочного рукава, Джек и Барнаби оказались в салоне челнока.

Хотя он был общим для пассажиров всех уровней, кресла для первого и VIP-классов отличались от остальных цветом, шириной и расстоянием между рядами.

Кресла VIP были обтянуты тканью нежно-розового цвета. Они стояли самыми первыми, и было их всего пять.

Первый класс располагал дюжиной голубых кресел. Между ними и розовыми хватало свободного пространства, однако пассажирам первого класса все же приходилось смотреть в затылок VIP-персонам и с досадой осознавать, что они на ступень ниже.

За первыми элитными рядами следовали зеленые, бордовые, грязно-желтые, синие. Там уже никто не следил друг за другом, вся ненависть была направлена только на первых два ряда.

У Джека и Барнаби оказался полулюкс. Это их вполне устраивало. В салоне служащий компании взял их под свою опеку и провел на соответствующие места.

– До старта еще двадцать минут. Я могу предложить вам охлажденные целебные йогурты, – сказал он, склоняясь в полупоклоне.

– А можно леденец на палочке, как вон у тех двоих? – попросил Барнаби.

– Ну, можно, конечно, только это ведь более низкая категория, чем ваша, они всего лишь панк-люкс, вам же положены целебные йогурты.

– Спасибо, тогда ничего не нужно.

– В таком случае вы пока можете прослушать информационные сообщения через наушники, которые находятся в левом… пардон, в правом подлокотнике. Также рекомендую посмотреть политические новости, экран прямо перед вами – на спинках впередистоящих кресел.

Разместив Джека и Рона, служитель поспешил к следующей партии пассажиров.

– Давай послушаем информационные сообщения, – предложил Джек и надел наушники. Впрочем, он не понимал, о чем там говорилось, потому что просеивал взглядом входивших в салон пассажиров. Если в накопителе объявился Жофре, нельзя исключать, что он попытается пробраться в челнок.

– Неужели эти придурки решили отправить несколько конкурирующих команд, а, командир? – спросил Барнаби. Он тоже не мог думать ни о чем другом.

– Если это так, мы рискуем остаться только при своем авансе.

Джек снял наушники, и механизм намотки моментально утащил его в подлокотник.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>