Алекс Орлов
Дорога в Амбейр

– Значит, так и запишем – не видел. И давайте побыстрее, мистер, а то нам еще много свидетелей опрашивать надо. Пойдемте, это дело пятнадцати минут…

Ничего не оставалось делать, и Браен последовал за полицейскими. Они привели его в какой-то закуток, совсем не похожий на полицейский участок.

– Здесь нам, по крайней мере, никто не будет мешать, а то в участок столько свидетелей нагнали, что яблоку негде упасть.

Разговорчивый полицейский сел за стол и пригласил Браена сесть напротив. А второй остался стоять у двери. За все время он не проронил ни слова и все время что-то жевал.

– Вот, пожалуйста… – Разговорчивый полицейский подвинул к Браену листы бумаги и авторучку. – Пишите: я – фамилия, имя – был там-то и видел то-то… И подпись…

Браен взял авторучку, подвинул к себе бумагу и сосредоточился, вспоминая, когда он заметил что-то неладное на первом этаже. Его отвлек легкий скрип обуви за спиной. Браену стало как-то неуютно, и он хотел обернуться, но в это время ему на голову обрушился сильный удар, и сознание его угасло.

…Браен очнулся от сильнейшей боли, разрывающей его череп. Сначала он решил, что находится в своей вонючей каморке в районе Бидстун и что начинается очередной приступ ломки, но, приоткрыв глаза, все вспомнил.

От испуга, что могло произойти, он резко поднялся с пола, но тут же свалился обратно от сильного головокружения и боли. Пришлось полежать еще несколько минут, прежде чем он смог подняться с пола и сесть на стул.

В комнате стоял резкий специфический запах какого-то препарата, и, подняв рубашку, Браен понял, что это запах растворителя, с помощью которого дискета была отклеена. Деньги и документы тоже исчезли. От такого потрясения Браен позабыл о боли в голове и выскочил из комнаты.

Он немного поплутал, пока не выскочил в один из залов ожидания, и сразу направился к полицейскому.

– Сэр, меня только что ограбили…

– Кто и где? – напрягся полицейский и сделал шаг в сторону Браена.

– Только что в одном из подсобных помещений…

– А как вы туда попали?

– Меня привели туда двое людей якобы для допроса. Они были одеты в полицейскую форму.

– В полицейскую?

– Да, сэр…

– В таком случае немедленно идем к начальнику участка…

И Браен послушно пошел за полицейским.

Начальник участка, высокий поджарый майор, услышав про преступников, переодетых в полицейскую форму, немедленно разослал своих людей по всему комплексу порта, и через полчаса ему доложили, что форму нашли в мусорном баке в одном из мужских туалетов.

С Браена взяли подробное описание преступников и заявление с перечислением похищенного. После этого отпустили, но без денег и документов идти ему было некуда, поэтому он остался ждать хоть каких-то сообщений.

Через час его ожидание было вознаграждено. По представленным словесным портретам удалось установить, что преступники отбыли на Китас. Делать было нечего, и Браен решил отправиться на стоянку грузовых кораблей в надежде наняться на грузовик, идущий на Китас, но неожиданно он увидел то, что заставило его резко поменять свои планы, – по первому этажу зала ожидания в направлении пассажирского терминала шел Анжелино в сопровождении двоих громил.

Браен сразу понял, что ищут именно его, но никак не мог сообразить, как гангстеры так быстро узнали о пропаже дискеты и, самое главное, как они оказались на Шидасе.

Времени на раздумье было совсем немного, и Браен принял решение. Воспользовавшись тем, что Анжелино с его людьми было не видно, он бегом пересек зал ожидания и пристроился в хвост колонны из тридцати наемников, которые выходили грузиться в прибывший за ними шаттл.

Сержант, сопровождающий рекрутов, остановился возле входа в транспорт и отмечал в списке каждого проходящего мимо него рекрута.

– Эй, а ты кто такой? – строго спросил он совершенно незнакомого человека без вещей, норовившего прошмыгнуть в шаттл.

– Я хочу с вами… – попросился Браен.

– Куда ты хочешь с нами?

– Ну, туда, куда вы летите. Я буду за вас воевать, у меня есть боевой опыт!

– И какой же у тебя боевой опыт? – усмехнулся сержант. – Где ты воевал?

– Я участвовал в кампании на Грюньене!.. – выпалил Браен в отчаянии.

– Ты, на Грюньене? Да ведь там же одна вода! Там воевал только один корпус «Барракуд»… – И сержант, поймав нахала на вранье, довольно заулыбался.

– Я и воевал в «Барракуде»… – подтвердил Браен.

– Ладно, забирайся внутрь, потом разберемся, какие ты там сказочки рассказываешь. Все равно нам люди еще нужны будут… – согласился сержант, и Браен юркнул в толстое брюхо корабля.

9

Двигатели шаттла монотонно гудели, навевая сон. Браен время от времени проваливался в забытье, но его возвращали к реальности приступы тошноты – сказывался сильный удар по голове. Кто-то тронул его за локоть. Браен открыл глаза – перед ним стоял сержант. Увидев, что тот не спит, сержант сделал знак следовать за ним и направился в головную часть шаттла.

Проходя вдоль весь шестидесятиметровый десантный отсек, Браен Клэнси видел длинные ряды пристенных скамеек, заполненных одетыми в гражданскую одежду наемниками.

Некоторые из них, бывалые вояки, спокойно храпели, ожидая, что начальство само решит за них все проблемы и, когда надо, даст команду к атаке. Другие сидели, уставившись в пол, – эти выдали себя за бывалых, но не имели к военной службе никакого отношения.

Здесь были шахтеры с закрывшихся шахт, разорившиеся фермеры, увязшие в сетях дорогих кредитов, и молодые романтики войны, заболевшие ею, начитавшись книжек. Теперь все они сидели, уставившись в пол военного транспорта, понимая наконец, во что ввязались.

Браен проследовал за сержантом в небольшое помещение, напоминавшее унтер-офицерское купе.

– Располагайся, парень, – указал сержант на откидывающийся пристенный стул, а сам тяжело опустился на жесткую походную кровать. Затем открыл металлический ящик, заменяющий ему сейф, и извлек оттуда несколько бланков с контрактами.

Бланки были трех цветов. Белые – для новичков, совсем не имеющих боевого опыта. Жалованье по такому контракту равнялось двум с половиной сотням кредитов в месяц. Темно-зеленые – для ветеранов, солдат и сержантов. Жалованье в таком контракте колебалось от пятисот до семисот кредитов. И наконец, синие – для солдат и офицеров элитных спецподразделений с опытом боевых действий. Денег на таких специалистов не жалели, да и появлялись они в конторах вербовщиков чрезвычайно редко. В месяц специалист мог получить от одной тысячи до полутора тысяч кредитов. По мере успешного постижения жестокой военной науки можно было подняться от белого контракта до зеленого, но почти никогда до синего.

– Будешь называть меня сержант Стоун, – представился сержант, затем бросил на стол перед Браеном три разноцветных контракта. – Какой контракт будем с тобой подписывать, мистер самозванец?

– Я был бы рад, сэр, подписать зеленый… – мгновенно возвращаясь к военной субординации, предложил Браен.

– Ого!.. Не слабо… – усмехнулся Стоун. – Ладно, посмотрим, что ты за птица… – И с этими словами он выдвинул из-под своей кровати большой ящик с военным снаряжением. Открыв крышку, он взял лежащую сверху штурмовую автоматическую винтовку и подал ее Браену. – Ну, рассказывай…

– Это «АК-формат», калибр – 5,15. Изотермический ствол, динамический компенсатор и электронный делитель. Используются пули только с графитовыми фрагментами. Магазины на шестьдесят и двести патронов. Что еще… Из-за токопроводящего корпуса подсоединение персонального ППУ невозможно… Хорошее надежное оружие для дневного боя. Можно применять и в обороне и в нападении…

– Достаточно, – остановил экзаменующегося сержант Стоун. – Тебя как зовут? Я хотел сказать, какое имя впишем в контракт?

– Впишем настоящее, Браен Клэнси…

– Хорошо, Клэнси… Сдаешь еще один экзамен, и подпишем с тобой зеленый контракт на третью категорию. Идет?..

– Было бы неплохо, сэр.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 20 >>