Алекс Орлов
Секретный удар

25

В лагерь роты ополченцев Гэри и Байферс прибыли после обеда. Заявившись к местному командиру, полковнику Швепсу, они встали на учет согласно военной специальности, и теперь Гэри знал, что он ночной разведчик класса «юниор».

– О, Апач и Байферс! – раздался знакомый голос, и в командирскую палатку вошла доктор Навински. – Там, в пещере, они спасли мне жизнь, полковник.

Швепс понимающе кивнул и пристально посмотрел на Гэри, который поедал глазами майора медицинской службы.

Видимо, для того, чтобы все было ясно, полковник по-хозяйски обнял Навински за талию и сказал:

– Молодцы, что тут скажешь. Такие ребята нам нужны. Ступайте к кухонному блоку, это там, возле опушки. Обед уже закончился, но, если вы скажете, что я приказал, вас обязательно накормят. А на ночлег попроситесь во второй взвод.

– Спасибо, сэр, – поблагодарил Байферс, и они вышли из палатки.

Пообедать им действительно дали, хотя повар и скривил страшную физиономию, давая понять, что делает это в последний раз.

Гэри жевал, не чувствуя, что он ест. Его мысли были заняты доктором Навински. Гэри поразило, с какой бесцеремонностью этот полковник лапал ее. Но самым неприятным было то, что она не одернула нахала, словно это ей действительно нравилось.

– Слушай, Байферс, а как твое имя? – спросил Гэри, наткнувшись глазами на жующего напарника.

– А зачем тебе?

– Ну, что все зовут тебя Байферс да Байферс, словно кошку какую?

– Байферс – не кошачье имя, – серьезно заметил разведчик. – Кошек называют Бантик, Пушистик или Чук-Чук… Но первое имя у меня Эрик.

– Отлично, Эрик. Какие у нас планы? – Гэри посмотрел вокруг в надежде увидеть среди сновавших по лесу солдат Навински, однако она нигде не показывалась, и неизвестно было, чем они там с полковником сейчас занимались.

– Планы простые. Смыться отсюда поскорее дальше на запад.

– А чем здесь плохо?

– Здесь бардак, никаких постов – приходи кто хочешь. Заметь, никто из кадровых здесь не задерживается. Скоро имперский спецназ вырежет этих баранов всех до единого. Сонными.

– И доктора Навински?! – вскинулся Гэри.

– И доктора Навински, – просто ответил Байферс.

– Нужно спасти ее, Эрик!

– Не думаю, что это ей сейчас нужно, Гэри. – Байферс поковырялся в зубах ногтем и сплюнул. – Она в надежных руках этого полковника.

– Но мы должны ее хотя бы предупредить, иначе зачем было помогать ей в пещере!

– Хорошо, только предупреждать ее будешь ты. Идет?

– Я согласен, – уверенно кивнул Гэри. – А когда?

– Вечерком, как стемнеет.

– Хорошо, – согласился Гэри.

Оставшееся до вечера время они провели, подремывая на сухом мху под смолистыми деревьями, усыпанными вместо листьев темно-бурыми колючками.

Неподалеку от них располагались такие же вольные стрелки – остатки боевых подразделений. Среди них снова оказалось несколько эрбаллеров, и теперь Гэри присмотрелся к ним повнимательнее.

Их боекомплект состоял из оперенных ракет, которые эрбаллеры носили на пояснице. Сначала Гэри подумал, что извлекать оттуда снаряды, чтобы заряжать свою пушку в бою, наверное, очень неудобно, однако вскоре заметил, что руки эрбаллеров могут сгибаться в любых направлениях.

Его пристальное внимание не осталось незамеченным. В конце концов один из этих агрегатов тяжело поднялся с земли и не спеша двинулся в сторону Апача и Байферса.

Эрик не подал виду, что заметил его, однако совершенно естественным для себя движением пододвинул автомат поближе.

– Какие-нибудь проблемы, парень? – пророкотал остановившийся рядом эрбаллер. Гэри, глупо улыбаясь, ответил, что он «просто смотрел».

Агрегат кивнул и, повернувшись, пошел обратно, однако ему на смену пришел еще один. Он встал на том же месте, где только что стоял другой эрбаллер, с похожей интонацией задал точно такой же вопрос и получил от пораженного Гэри такой же ответ.

С тем он и удалился.

– Ты бы перестал на них пялиться, Гэри, – посоветовал Эрик.

– Хорошо, не буду, – пожал плечами Гэри. – А почему ты пододвинул к себе оружие, когда этот здоровяк направился в нашу сторону?

– На всякий случай. У этих парней бывают досадные замыкания. Тогда они превращаются в безмозглых убийц.

– Что, микросхемы подводят? – желая показать свою осведомленность, спросил Гэри.

– При чем тут микросхемы? Просто их одолевают голоса, противостоять им не так-то легко. Представь себе, что двадцать четыре часа в сутки тебе нашептывают: убей, убей.

– Да кто нашептывает, Эрик? Откуда эти голоса берутся?

– Да ниоткуда. Они вокруг. – Эрик провел перед собой рукой, словно отводя в сторону навязчивые галлюцинации. – Пока ты целый, такой, каким мама родила, ты их не слышишь, ты строишь свой мир и удерживаешь его таким, каким привык видеть. Однако стоит тебе ослабеть, получить вместо глаз синаптеры, оптику или лазерный сканер, а вместо кишок разделительную мембрану, эти голоса тут как тут и начинают нашептывать.

– Ты хочешь сказать, что человек заболевает и от этого его мир искажается? – не унимался Гэри.

– Нет. Я говорю не об этом. Мы живем здесь как бы взаймы. Незваные гости, понимаешь?

Гэри помотал головой:

– Нет.

– Ну, это неважно, – махнул рукой Эрик. – Одним словом, эти парни, которые местные, пытаются нас отсюда выпихнуть, ну, и внушают: убей, убей… Иногда им это удается.

На лес быстро опускались сумерки, Гэри невольно поежился, представляя, как вокруг стоят невидимые «местные парни» и только и ждут случая внушить ему какую-нибудь гадость.

Со стороны пищеблока потянуло едой, издалека донесся грохот взрыва.

– Сержант, надо бы пожрать чего-нибудь, – сказал один из располагавшихся неподалеку эрбаллеров.

Гэри очнулся от своих мыслей и стал прислушиваться. Спустя минуту еще один эрбаллер в точности повторил то же самое, а затем из леса пришел третий человек-агрегат и, подойдя к своим, сказал:

– Сержант, надо бы пожрать чего-нибудь.

– Да идем уже, идем, – отозвался пехотинец с механической рукой, которая заученным движением поигрывала тяжелым итальером.

Солдаты поднялись с земли и гурьбой направились к пищеблоку.

– Пора и нам, – сказал Эрик, вставая с примятого мха. – А то пехотные все расхватают.

26

На то, что пришлые солдаты позанимали все места и претендуют на кормежку в первую очередь, ополченцы не обижались. Они еще недавно были гражданскими людьми с минимальными обязанностями и максимальными удовольствиями в жизни, а потому с трудом привыкали к армейским порядкам.

Установленные по жестким ускоренным технологиям имплантаты приживались в их телах плохо, и потому аппетита у ополченцев не было никакого.

С чувством то ли зависти, то ли восхищения они смотрели, как самые настоящие военные профи с запыленными, покрытыми вмятинами от пуль и осколков стальными конечностями поедают лугурскую кашу, запивают ее витаминной патокой, а затем рыгают и громко испускают газы, с усмешкой глядя, как вздрагивают при этом не привыкшие к настоящей войне ополченцы.

Для Гэри такие вещи тоже были в новинку, однако он старался не удивляться, тем более что сидевшая неподалеку от него майор Навински реагировала на солдатские штучки спокойно.

Доев свой ужин, Мелани поднялась и, сказав повару «спасибо», ушла, сопровождаемая понимающими взглядами, к палатке полковника.

– Иди и ты, – тихо сказал Байферс, и Гэри, не докончив трапезу, отправился следом за доктором Навински.

Однако далеко уйти он не успел, его остановили двое рослых ополченцев.

– Прошу прощения, сэр, – сказал один из них. – Разрешите задать вопрос?

– Задавайте, – разрешил Гэри, удивленный таким обращением.

– Мы с другом… Одним словом, мы заметили у вас на поясе эти имперские знаки… Вы убили троих десантников, сэр?

– Ну да, – немного смутился Гэри. – В общем, да, я победил их в честном бою.

– Простите нам наше нахальство, сэр, но это была дуэль на итальерах?

– Нет, я застрелил их из бронебойного ружья. Система «нерпа», слышали?

– О да, сэр. Мы проходили ее устройство!

– Нельзя ли получить у вас пару советов, сэр? – спросил второй ополченец. – Мы в солдатах совсем недавно, и нам хотелось бы выжить в этой жестокой войне. Судя по всему, вы тот человек, который знает, как это делается.

– Да, конечно, – кивнул Гэри, невольно вспоминая слова Байферса, пророчившего всей роте ополченцев скорую гибель. – Совет простой, парни: осторожность и внимательность. Внимательность и осторожность. Вот залог возвращения домой.

– Спасибо, сэр! Большое вам спасибо! – Ополченцы поочередно с чувством пожали Гэри руку, и он поспешил за майором Навински, о которой почти забыл за разговором с солдатами-новичками. Гэри был вынужден признаться себе, что играть роль бывалого вояки ему понравилось.

Еще раз прокручивая в голове эту беседу, Гэри подошел к палатке полковника и вдруг будто наткнулся лбом на стену – света в палатке не было. Да что там свет! Натянутое полотно полковничьего жилища мелко подрагивало, а изнутри доносились короткие постанывания доктора Навински.

Стоны то стихали, то становились громче и переходили в какую-то жаркую скороговорку, а Гэри все стоял, таращась в темноту, и не знал, что ему делать. Может, броситься внутрь и задушить полковника или сбегать к Байферсу за своим автоматом, чтобы застрелить его? Или нет – лучше сразу обоих!

Потом все стихло. Гэри осторожно приблизился к палатке, надеясь, что, может, доктор Навински выйдет и тогда он все ей выскажет, однако никто не появлялся, вместо этого стоны возобновились с новой силой. Подталкиваемый больше отчаянием, чем решимостью осуществить свой план, Гэри закричал:

– Мисс Навински! Мэм! Майор медицинской службы!

Палатка перестала мерзко подрагивать, стоны прекратились. Затем, после недолгих перешептываний, из нее показалась Мелани.

В длинной полковничьей куртке, наброшенной на голое тело, с распущенными волосами она смотрелась сногсшибательно даже в синеватом свете подвешенных на деревьях люксеров.

– Что вы хотели… э-э… – Мелани забыла фамилию Гэри, потом все же вспомнила: – Да – Апач, что случилось? Кто-нибудь заболел?

– Нет, мэм, дело в том, что мы уходим…

– Кто это «мы»?

– Я и Байферс… Ну, и еще другие солдаты.

– Но зачем? – Доктор Навински убрала упавшую на лицо прядь, и Гэри, очарованный, подумал, что, возможно, он ее простит.

– Здесь плохо налажена постовая служба, скоро их всех перережут, как баранов. Если вы не хотите для себя этой участи, мэм, я предлагаю вам уйти со мной… То есть с нами.

Навински раздумывала совсем недолго:

– Хорошо, Алач, идите к пищеблоку, я быстро закончу и… В общем, я скоро приду.

27

Ночь укрыла липкой темнотой предгорье и лес, но вскоре где-то на юго-востоке сначала слабо, а потом все сильнее стала разгораться заря, которая, как пояснил Байферс, была тут сезонным природным явлением и мешала ночной разведке.

Однако Гэри заря нравилась. Ему неприятно было ходить по лесу, когда совсем ничего не видно. Байферсу что – он видел в темноте лучше кошки, а Гэри надеяться было не на что. Любая лесная змея или черный пощелкун могли убить его одним укусом.

– Ну и когда она придет? – в который раз спросил Байферс, не поворачивая головы. Он стоял в десяти шагах перед Гэри и смотрел в лес – настраивался.

– Сейчас придет. Она обещала…

Гэри хотел сказать что-то еще, но неожиданно заметил возле Байферса какое-то движение, как если бы он смотрел на картину, отраженную на поверхности воды, и по ней вдруг прокатилась бы волна.

– Эрик… – позвал Гэри.

– Что?

– Ты ничего не чувствуешь?

– Да как будто ветерок подул…

– А вот и я, – раздался над ухом Гэри голос Мелани.

– Мы уже давно ждем вас, майор Навински, – не слишком приветливо заметил Гэри, даже не поворачиваясь к доктору и давая понять таким образом, как он оценивает ее поведение.

По лесу и силуэту Байферса прокатилась новая волна, на мгновение исказив все видимое и заставив Гэри усомниться в том, что у него перед глазами.

Волна ушла, но рядом с Эриком осталась тень, которая, медленно видоизменяясь, полностью его скопировала. Гэри моргнул, стараясь прогнать наваждение, но тут вдруг обнаружил, что не может отличить одного Байферса от другого.

Гэри хотел крикнуть, но майор Навински остановила его прикосновением к плечу:

– Не кричи, Гэри. Это ведь просто его смерть… Если ты ее спугнешь, они могут еще долго не свидеться.

– Что ты такое говоришь? – Гэри резко повернулся и не увидел перед собой никого. Только освещенный тусклыми огнями люксеров лагерь.

Возле пищеблока промелькнула знакомая тень, обежав походный стол, к Апачу подскочила майор Навински. Она была полностью собрана для похода – в стеганой куртке и пехотных штанах, с десантным итальером на поясе.

Небольшой ранец с лекарствами и тесторной мини-панелью болтался на плече.

– Я готова, – произнесла Мелани, поправляя выбивавшиеся из-под берета волосы. – Идем?

– Идем.

– А вот и наш док! – отозвался Байферс и, подойдя ближе, улыбнулся Мелани. – Что ты так смотришь на меня, Гэри?

– Я видел, как… Я видел…

– Не бери в голову, она приходит за мной не в первый раз.

– И что?

– Пока договариваемся.

– О чем это вы? – спросила доктор Навински.

– Все в порядке, мэм. Нам пора, ведь имперский десант, должно быть, уже в пути.

– Я пыталась поговорить с полковником Швепсом, но он мне не поверил. Сказал, у него приказ оставаться здесь.

– Приказ нарушать нельзя, – согласился Байферс и, повернувшись, двинулся в глубину леса. За ним последовала доктор Навински, замыкал процессию Гэри. Ему было приятно сознавать, что теперь он охраняет Мелани и всякому, кто решится на нее напасть, придется прежде иметь дело с ним.

Байферс шел довольно быстро, Гэри старался не отставать, однако один раз он все же оглянулся.

Угасавшие в темноте туманные звездочки люксеров казались уходившими ко дну огнями тонущего корабля. Там в трюмах и каютах еще находились живые люди, однако они были уже обречены.

Из леса по направлению к лагерю шагнули смутные тени, они заструились между деревьев, то принимая очертания еще живых людей, то распадаясь и стелясь по земле, словно черный дым.

Они собирались заранее. Они ждали.

Споткнувшись о кочку, Гэри чуть не упал на доктора Навински.

– Гэри, не оборачивайся! – приказал ему Байферс, а Мелани негромко хихикнула.

Когда издали донесся шум и глухие крики, Байферс прибавил шагу. Теперь они почти бежали, продираясь сквозь кусты и перепрыгивая через заполненные водой ямы.

Сколько это продолжалось, Гэри не помнил, но затем Байферс скомандовал: «Стой!» – и они залегли за какими-то камнями.

– Что там? – спросил Байферс, а Гэри, не поняв, к кому тот обращается, переспросил:

– Где?

Однако на вопрос разведчика ответил совсем другой человек, и лишь когда он заговорил, Гэри понял, что за камнями прячутся еще несколько солдат.

– Что-то на деревьях среди веток… То ли ловушки, то ли флайтеры…

– Тут нельзя долго оставаться, – заметил Байферс. – С ротой покончено, скоро они двинутся по нашим следам.

– Предлагаешь рискнуть?

– Предлагаю. Мы по левому флангу, вы – по правому.

– Уговорил…

Тот, что разговаривал с Байферсом, повернулся куда-то к россыпи камней и повторил его предложение.

Другого выхода действительно не было. Чтобы спастись, следовало перебираться по открытому месту к следующей горной гряде.

– Пошли… – пронеслось в темноте, и будто зашевелились камни – это солдаты выбирались из своих укрытий.

Байферс поднялся и пошел, следом за ним двинулись Мелани и Гэри.

– Не забывайте смотреть вверх, – предупредил Байферс.

– Ага, – ответил Гэри, не совсем понимая, что он там должен увидеть. Где-то высоко полыхнула белая ракета, в руках доктора Навински блеснул пистолет.

Вслед за первой ракетой взлетела еще одна, потом хлопнула граната, и на ближайшем дереве зашелестела срезанная осколком ветка.

Помня предупреждение Байферса, Гэри поднял голову и в угасавшем свете ракет увидел распластавшиеся над ним крылья.

– Птица!

Байферс, мгновенно развернувшись, выстрелил из автомата поверх голов Гэри и Мелани. Что-то большое рухнуло на землю, и одновременно в небо взмыли сразу несколько осветительных ракет.

То, что Гэри увидел там, его потрясло. Десятки, а может, сотни птиц с блестящими, отливающими металлом крыльями и человеческими головами спускались к земле. Они со свистом рассекали воздух стальным оперением и, словно парашютисты, одна за другой пружинисто приземлялись на камни.

Их крылья складывались за спинами с тихим металлическим шелестом, и из повелителей воздуха флайтеры превращались в пеших бойцов, которые сразу вступали в закипавший бой.

Бешено перестукивались роторные пушки, били в упор бронебойные ружья, а там, где враги сходились достаточно близко, в дело вступали итальеры и стрекочущие ножами секиры.

Разрываясь между страхом за собственную жизнь и желанием уберечь от гибели Мелани, Гэри стрелял налево и направо, пока у него не закончились патроны. Перезарядить оружие самостоятельно он не мог, пришлось вступить с лихими флайтерами в рукопашный бой.

Это было нелегко, потому что их полутораметровые крылья действовали как еще одна пара рук. Несколько раз Гэри вовремя отскакивал, избегая верного рассечения лезвием крыла, но вскоре наловчился подставлять итальер, хотя и это тоже было непросто. Изощренные в подобных схватках летающие пехотинцы секли крыльями с такой силой, что выбивали из клинков целые снопы искр.

Майор Навински стояла спина к спине с Гэри. В одной ее руке был облегченный итальер, а в другой фронтовой пистолет. Как женщина, Мелани не могла противопоставить противникам свою силу, а потому делала ставку на гибкость и быстроту.

Байферс, в отличие от них, дрался, как механическая машина. Он не давал повалить себя и стрелял из автомата, лишь когда не мог достать врага итальером. Время от времени он рявкал: «За мной!», и его маленький отряд делал еще несколько шагов вперед.

Между тем флайтеров становилось все больше; как только кто-то из их товарищей падал, его место тут же занимали другие. В какой-то момент продвижение троицы Байферса совсем застопорилось, Гэри, получив несколько неглубоких порезов, был на грани отчаяния.

По счастью, в драку ввязалось полроты тяжелых пехотинцев, и сразу все переменилось. Это было похоже на удар танкового клина. Гиганты работали тяжелыми мечами-инверсорами, рассекавшими броню флайтеров, как хлебную корочку. Их размещенные на локтевых шарнирах роторные пушки наводились отдельным процессором, и потому тяжелые пехотинцы работали каждый за троих.

– За мной! – в очередной раз скомандовал Байферс, воспользовавшись замешательством в рядах флайтеров, вызванным атакой тяжелой пехоты.

Несколько перебежек, затем длинная очередь из автомата Байферса, и они снова ступили на подстилку из мха у основания горы.

Гэри обернулся, проверяя, нет ли погони, и в этот момент спиной почувствовал замах крыла огромного флайтера, просто чудовища по сравнению с теми, что нападали прежде.

«Он рассечет нас с Мелани – обоих, – промелькнуло у него в голове. – И мы умрем в один день».

Последовал сильный удар, треск, в висок и ухо Гэри впились мелкие осколки. Обе половины разорванного пополам флайтера рухнули на землю, и в свете догоравших осветительных ракет Гэри увидел перекошенное лицо механического получеловека и изумление в его глазах.

28

На рассвете группа Байферса соединилась с отрядом уцелевших в ночной схватке легких десантников.

– Док, вы не могли бы посмотреть троих наших ребят? – попросил командовавший отрядом сержант.

– Конечно, о чем речь, – сразу согласилась Мелани. – Заодно осмотрю и Апача, кажется, ему вчера тоже досталось.

Гэри утвердительно кивнул. Пораненное осколками ухо распухло и сильно дергало.

– Вы просто счастливчики, – заметил сержант, когда они спускались в расположение его небольшого отряда. – Без доспехов – и ни одной потерянной конечности…

– Это Гэри у нас талисман удачи, – сказал Эрик.

– Правда? – обрадовался сержант. – Тогда я дотронусь, можно?

И, не дожидаясь разрешения, приложил ладонь к плечу Апача.

Тот ничего не понял, но на всякий случай улыбнулся.

– Вчера на опушке, когда мы уже вырвались из свалки, неожиданно напоролись на флайтера-биггера! – стал рассказывать Байферс. – Я его только краем глаза приметил, решил: все, поздно. И что ты думаешь? Прилетает болванка из эрбала – бац, и продырявила биггера!

– Да ты что?! – поразился сержант. – А у нас вчера биггер четверых положил. Я в него с трех метров полмагазина всадил, так он все равно на крыльях ушел, сволочь!

– Эрик, этого флайтера не продырявило. Его разорвало пополам, – сказал Гэри.

– Биггера невозможно разорвать пополам, – возразил Байферс. – Его продырявило. Если б только бронебойная пуля была, нас бы это не спасло, а тут – болванка из эрбала. Повезло…

– Он упал разорванный на две половины, и из его внутренностей хлестала какая-то черная жидкость… – не сдавался Гэри.

– Ну хорошо, пусть будет так, – согласился Байферс и понимающе переглянулся с сержантом. Дескать, в таком бою чего не померещится.

– Вот и мои владения, – сказал сержант, показывая на небольшой участок вытоптанной травы под раскидистым деревом. – Я вам дока привел, ребята! – объявил он солдатам. – Такого дока, что стоит только на него посмотреть, сразу здоровым станешь.

Доктор Навински остановилась посреди группы солдат и сказала:

– Итак, всем, кто чувствует хоть какое-то недомогание, раздеваться полностью и становиться в ряд. Только держите свои «турбо-джеты» на привязи, а то с такими шутниками у меня разговор короткий.

Раненые заулыбались и с помощью своих здоровых товарищей начали снимать доспехи и одежду.

– Апач, а тебе отдельное предложение требуется? – строго спросила Мелани. – Давай раздевайся – и в шеренгу.

Гэри неловко потоптался на месте и в поисках поддержки посмотрел на Байферса. Тот лишь пожал плечами: мол, все в порядке.

Гэри передал ему автомат, изрядно побитый итальер и начал расшнуровывать ботинки, перешедшие ему по наследству от погибшего капрала.

Пока он раздевался, доктор Навински успела оказать помощь троим самым пострадавшим пехотинцам – у двоих из них были проблемы с сочленениями механических имплантатов с живой частью тела.

Гэри поразился тому, как выглядели раздетые солдаты Конфедерации, – у них в самых неожиданных местах заканчивалась живая плоть и начинались пластиковые и металлические имитаторы. Даже уцелевшие руки и ноги – и те были прихвачены возле суставов специальными обоймами.

По сравнению с этими людьми, отягощенными многочисленными дополнениями и стянутыми скобами, Гэри смотрелся каким-то беззащитным младенцем. Даже его основное мужское достоинство отличалось от того, что имели пехотинцы. По мнению самого Гэри, это было похоже на плетенный из тонкой проволоки корсет. Смотрелось это неплохо, однако что-то подсказывало Гэри, что подобная красота добавлялась пехотинцам не от хорошей жизни. Насколько он помнил, ему никакие корсеты никогда не требовались.

– Ну, теперь Апач… – сказала майор медицинской службы, стягивая рану последнего солдата куском биопластика.

Она обернулась, и ее взгляд, скользнув по Гэри, задержался ниже пояса.

– Что это такое? Где конструкционные усиления, «дублеры»? Где твой «турбо-джет», в конце концов? – Уголки губ Мелани дрогнули. Казалось, увиденное ее забавляло. Подойдя ближе, доктор ощупала плечи Гэри, его живот, бедра и все остальное. – Я не верю своим глазам, Апач, ты что же, весь настоящий, без дополнений? – снова спросила она.

– Этого не может быть, мэм, – вмешался Байферс. – Вы сами видели, как он бился ночью с флайтерами. Не будь у него никаких «дублеров», он бы давно уже загнулся. А еще была драка в пещере и потом заваруха с двумя «фуэте»… Может, проект «ZX», или как там он называется?

– Может, и «ZX», – пробормотала Мелани и принялась обрабатывать антисептиком рассеченное осколком ухо Апача.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>