Алекс Орлов
Атака теней

17

Бартоломео Люц, предводитель мятежного Союза фермеров, следуя указаниям его превосходительства господина Де Варао, задействовал все свои связи и сумел собрать на съезд самых влиятельных капитанов, обслуживавших караваны с наркотиками.

Основным аргументом за участие в съезде явилось для каждого из пиратов обещание показать новые боевые корабли, значительно превосходящие «дистроеры», удиравшие от перехватчиков Контрольного Управления при первом удобном случае. Изменить соотношение сил в свою пользу и поквитаться с департаментом мечтал каждый капитан.

Они разместились на территории космопорта в одном из помещений, принадлежавших Клубу плантаторов, который был фактически правительством Чада. Капитаны сидели на скамьях, установленных вдоль стен, и слушали речь Бартоломео Люца.

– Господа! Пришлось приложить много сил, чтобы доставить вам в самые отдаленные уголки провинциальных секторов приглашение на это собрание. Уверяю вас, уважаемые капитаны, что эта встреча завершится договором о нашем с вами плодотворном, обоюдовыгодном сотрудничестве…

Суть предложения недавно созданной фирмы «Голан сирс» заключается в следующем.

Бизнес, которым вы занимаетесь совместно с плантаторами Чада, носит слабоорганизованный, стихийный характер. Отсюда его недостаточно высокая эффективность. Фирма «Голан сирс» хотела бы, с вашего одобрения, подключить свои активы и капиталы к организации и расширению данной отрасли, таящей, безусловно, большие неиспользованные резервы. – Люц прервался, чтобы промочить горло глотком охлажденного чая.

Он сделал паузу намеренно, чтобы проверить, достаточно ли внимательно его слушают. Но все было тихо, выкриков, которых он опасался, не последовало.

– Мы, господа, можем помочь вам поднять ваши доходы втрое, вчетверо и даже вдесятеро. Рынок специальных препаратов в мирах Сообщества безграничен, господа.

Если бы даже Республика без проблем доставляла свою продукцию в центральные миры, то и в этом случае вы не охватили бы и пятой части этого огромного рынка. Но это в идеальном случае, когда инспектор Контрольного Управления на собственном перехватчике сопровождает вас до самого Авангарда-Хоу или Аракса Желтого, – позволил себе пошутить оратор. Из дальних углов аудитории послышались грубоватые смешки. Люц был доволен, что заинтересовал собрание. – Увы, господа, сегодня на каждый доставленный до перевалочной базы «колумбус» пять разлетаются обломками в космосе… – Здесь Бартоломео сделал эффектную паузу, затем, театрально пожевав губами и добавив голосу благородного негодования, продолжил: – Мы должны, господа капитаны, показать, что в нашем пространстве планет Республики, Союза фермеров, секторов А и В люди могут заниматься чем считают нужным и торговать тем, что они производят, совершенно свободно! Мы должны убрать с наших торговых путей Контрольное Управление! – с чувством произнес оратор, и среди пиратов раздались возгласы одобрения.

– Мистер, а вы видели когда-нибудь, как выглядит «старфайтер», который несется на тебя, как коршун на цыпленка, и ты не знаешь, кто на этот раз превратится в серпантин, ты или твой друг? – задал вопрос человек с длинными русыми волосами и лицом, покрытым множеством шрамов. Это был настоящий пират, звали его Удачливый Эдди.

– Да, действительно, против такой силы не особенно повоюешь!

– Эдди правильно говорит, а ты, худой, уж больно раскричался… Давай по делу…

Бартоломео согласно закивал головой и поднял руки в успокаивающем жесте.

– Мы знаем о вашей беде, господа капитаны. Неужели вы думаете, что мы пригласили вас сюда, чтобы помитинговать и навлечь на себя ваш гнев? Нет, конечно. Дело в том, что «Голан сирс» берет на себя ваше полное перевооружение. Вы получите новые корабли «канкун» нашего производства. Этот красавец, господа, позволит вам кушать «старфайтеры» на завтрак…

Длина корпуса семьдесят метров. Скорость пять единиц, девятиствольный роторный лазер с индивидуальной накачкой, поляризирующее покрытие броневого панциря вдвое снижает силу удара лазерного выстрела.

Прибавьте к этому наружную подвеску на шесть «гипербластов» и запасные слоты под новые продвинутые системы вооружения, которые в настоящее время уже разрабатываются…

Ошеломленная публика молчала, пока снова не подал голос Удачливый Эдди:

– Новый с иголочки «дистроер», который я приобрел для своего отряда, обошелся мне в сто пятьдесят тысяч кредитов. Машинка, которую вы описали, стоит как минимум вдесятеро дороже… Где же нам взять такие дикие бабки? Или вы нам подарите корабли за красивые глазки?

– Да нам тогда до самой смерти надо водить караваны, и то не расплатимся!

– Не укупишь такую посудину, не укупишь! – выкрикивали со всех сторон.

– Уважаемые господа капитаны… В «Голан сирс» умеют считать деньги, и никто не собирается дарить вам «канкуны». Но мы рассчитываем с вашей помощью получить такую прибыль, которая покроет стоимость переданных вам машин. Как первый взнос мы согласны принять ваши теперешние «дистроеры».

А теперь, господа капитаны, самое время представить вам машины «канкун». Прошу всех на летное поле. – Люц приглашающе повел рукой.

Тридцать два предводителя космических разбойников вышли из здания Клуба и направились вслед за Бартоломео к резервным посадочным полосам. Они со скрытым нетерпением крутили головами по сторонам, ожидая увидеть обещанные корабли, но, кроме длинных рядов пузатых «колумбусов», поглощавших вереницы суховозов, ничего видно не было.

Кто-то из капитанов сделал попытку поторопить Люца, но тот, широко улыбаясь, поднял руку, призывая к терпению.

Высоко в небе послышался неясный гул, как будто издалека надвигалась гроза, хотя на Чаде не было дождей и гроз. Шум усиливался, и наконец сквозь мутную атмосферу планеты проявился сначала один, потом второй, потом третий… десятый корабль.

Они наполнили своим ревом все вокруг и спрессовали воздух извергающими мощь двигателями. Машины проходили над головами и садились на бетон, выстраиваясь ровными рядами, как солдаты на параде. Капитаны насчитали пятьдесят бортов. Когда все машины нашли свое место, их двигатели одновременно выключились.

В наступившей тишине говорить в состоянии был только Бартоломео Люц:

– Я рад, друзья, что наши красавцы произвели на вас должное впечатление. Они прибыли без участия пилотов, в автоматическом режиме. Прошу вас, теперь можно подойти поближе…

Словно экскурсовод, Люц подвел пиратов под брюхо ближайшего «канкуна» и предоставил им возможность самим осмотреть машину.

Капитаны удивлялись странному покрытию брони. Она выглядела словно попорченный наждачной бумагой пластик. Цвет брони был скорее черным. Корпус напоминал шляпку гриба наоборот, но не содержал ни одной скругленной поверхности. Все было собрано из углов и плоскостей.

Восхищенные экскурсанты осматривали подвески с ракетами «гипербласт», которые смотрелись странно со своими округлыми боками на словно вырубленном корпусе корабля. Потом Бартоломео, будто фокусник, извлек пульт дистанционного управления и нажатием кнопочки заставил «канкун» выпустить трап. Гости поднялись на борт и пошли осматривать внутреннее устройство судна.

Они с удивлением обнаружили, что двигательный отсек, вместе с баками для горючего, занимает не половину корабля, а только четверть. В освободившемся объеме были устроены отсеки для шестидесяти человек десанта. Осмотрены были не только кладовки и холодильные камеры, но также душевые комнаты и клозеты. В заключение экскурсии капитаны оказались в просторной пилотской кабине.

– Ну, господа капитаны, кто из вас самый смелый? – подойдя к креслу командира корабля, стал подзадоривать пиратов Люц. – Управление практически срисовано с ваших «дистроеров». Капитан Удачливый, может, вы попробуете?

– Давай, Эдди, не дрейфь! – подбадривали голоса.

И Удачливый Эдди решился. Он сел в кресло, привычно пробежался пальцами по кнопкам и рычажкам. Гулко рыкнув, двигатели «канкуна» заработали. Эдди добавил тяги, и судно, легко оторвавшись от земли, без видимых усилий пошло на подъем. Капитаны, очень хорошо разбиравшиеся в полетных характеристиках боевых кораблей, возбужденно загомонили.

«Канкун» набрал скорость и вскоре вышел за пределы атмосферы. Он летел над туманным маревом, закрывавшим Чад, а Эдди, проверяя маневренность судна, закладывал несложные виражи.

– Если бы у нас под рукой оказалась мишень, господа, я мог бы вам продемонстрировать возможности роторного лазера.

– А че, щас найдем тебе мишень… – отозвался капитан по прозвищу Беня Хриплый. Он протиснулся мимо стоящих в кабине коллег поближе к локатору и через минуту сказал, обращаясь к Эдди: – Правь на двадцать три градуса семь минут и на два, четыре, ноль. Там какая-то каракатица телепает. Вот и стреляй, пожалуйста.

– Эй, постой-постой! – выступил вперед капитан Спрут. – Хриплый, ты там не мой бот валить собираешься? Код – 2-57?

Хриплый посмотрел на радар и радостно заорал:

– Точно, Спрут, щас будем твою телегу валить!

Капитан Спрут уже было собрался врезать Бене Хриплому по морде, но тут вмешался Бартоломео Люц.

– У вас там что-то ценное, капитан, в вашем боте? – обратился он к Спруту.

– Лопатки новые к нагнетателю везу. Правый двигатель у моей лайбы тягу не развивает.

– А экипаж, он представляет для вас ценность?

– Какая там ценность, двое доходяг из новеньких, – махнул рукой Спрут.

– В таком случае, капитан Спрут, я покупаю у вас бот вместе со всем содержимым. Тем более что уже сегодня вы улетите отсюда на новом корабле. По рукам?

– Да берите этот бот, чего там, – согласился Спрут, растягивая рот до ушей.

– Капитан Удачливый, надевайте шлем и опускайте на глаза панорамный щит. Что вы видите?

– О, вот это разрешение! Я вижу его как на ладони…

– Запускайте генератор накачки лазера.

Эдди щелкнул тумблером, и к ровному гулу двигателей прибавилось стрекотание сверчка.

– А теперь наводите перекрестие и стреляйте, – скомандовал Люц.

Раздался металлический щелчок, и бедняга бот рассыпался в мелкую пыль.

Все зааплодировали.

– Ну вот, господа, думаю, что вашими аплодисментами вы голосуете за сотрудничество с фирмой «Голан сирс».

18

Шестиколесная машина бодро тянула в гору, оставляя за собой длинный шлейф дорожной пыли. Монотонная езда вдоль однообразных плантаций утомляла. Раскаленная почва нагревала колеса, и в окна вместе с горячим ветром врывался запах резины.

Джереми и Гакет ехали в гости к плантатору Педро Рохесу. Для прикрытия они решили воспользоваться легендой, которую подкинул им, сам того не зная, Марк Пинчер. Теперь к сеньору Педро направлялись двое путешествующих умников, решивших заработать на описаниях своих путешествий по планете дурмана.

Временами машина пересекала глубокие канавы, похожие на высохшие русла. Эти овраги местные жители называли реками. Возле них чаще всего встречались редкие кустарники и карликовые деревья. Зато грибы на плантации поражали буйством своих форм. Они, как и все растения на Чаде, не требовали полива и обходились конденсатом, поглощаемым в ночное время.

Изрядно поплутав, путешественники наконец увидели на горизонте группу построек, которые, по всей видимости, и были домашним хозяйством Педро Рохеса, крупнейшего плантатора Чада.

Подъехав ближе, Джереми с Гакетом были поражены масштабами городка. Кроме возвышавшейся в центре виллы хозяина, за высокой каменной оградой виднелись оранжереи, гаражи, коттеджи, очевидно для прислуги, и даже небольшая казарма для подразделения личной охраны.

Внедорожник подкатил к воротам, и Гакет, сидевший за рулем, заглушил мотор. Он и Джереми выбрались из машины и направились к показавшемуся из боковой двери парню в военной куртке.

– Кто такие? – спросил охранник, наставив на незваных гостей ствол тяжелого «цуми».

– Мы приехали к хозяину этого дома, сеньору Педро Рохесу, – как можно доброжелательнее ответил Джереми, изображая на лице улыбку.

– Мы никого не ждем… Постойте здесь, пойду доложу главному. – Парень, корчивший из себя сурового вояку, исчез за дверью.

Через минуту он вернулся в сопровождении своего начальника. По его виду Джереми сразу определил, что перед ним кадровый военный, офицер. Это было неудивительно, так как из армии дезертировало много хороших солдат, недовольных увольнением уважаемых ими командиров. Был такой период, когда многим старшим офицерам пришивали соучастие в давнишнем военном перевороте.

Начальник был одет в новый комплект полевой формы и в легкий бронекостюм «песчаник». Жарковато для такой погоды, но терпимо, если в помещении, где он проводит основную часть дня, имеется кондиционер.

Офицер окинул цепким взглядом прибывших гостей с ног до головы и отметил слишком свободную тропическую одежду, под которой можно было спрятать оружие.

– Откуда прибыли к нам, господа, и по какому делу?

– Я Ромарио Крус, – сделав шаг вперед, заговорил Джереми. – А это мой друг, Расти Ковердейл. Мы путешествующие журналисты. Изучаем местные традиции и нравы. На Чаде столько всего интересного. Сами, наверное, знаете, какие противоречивые слухи и легенды ходят в центральных мирах о вашей Республике. Мы уже побывали в Денбао, оценили местную кухню, испытали гостеприимство отеля. Осталось пообщаться с людьми, являющимися столпами экономической системы Чада.

Сеньор Рохес, насколько мы знаем, не последняя фигура в Республике. Он крупнейший плантатор, и мы были бы счастливы, если б он уделил нам несколько минут для беседы. Конечно, ничего предложить ему взамен мы не в состоянии. Но мы собираемся хорошо подзаработать, издав материалы о нашем путешествии отдельной книгой, и нам не составит труда нарисовать образ плантатора – труженика, руководителя, спасителя Чада, планеты безводных пустынь. – Последние слова Джереми произносил, выводя рукой на воображаемом холсте бессмертные строки. – Ну, каково? Думаю, что даже сеньору Рохесу не помешает такая реклама в центральных мирах.

Начальник охраны еле заметно улыбнулся и кивнул головой.

– Хотя хозяин не предупреждал меня о вашем приезде, я разрешу вам подождать его. Возможно, он захочет поговорить с вами. Загоняйте ваш трактор…

Ворота распахнулись, и Джереми с Гакетом въехали во внутренний двор, оказавшийся неожиданно зеленым от обилия ухоженных газонов и аккуратно подстриженных кустов. Они запарковали машину в указанном месте возле гаража. Еще один парень, вооруженный «цуми», отвел гостей в свободный коттедж с кондиционером, где они могли отдохнуть с дороги и подождать сеньора Рохеса.

Прошло не более получаса, и начальник охраны лично явился к журналистам, чтобы пригласить их на беседу с сеньором Рохесом. Он провел их по ступеням помпезной лестницы, застеленной дорогим ковром, через множество залов, отделанных позолотой и ценными сортами дерева. Наконец остановился возле двери кабинета хозяина и, жестом предложив гостям подождать, приоткрыл дверь.

– Они уже здесь, сеньор. Разрешите впустить? – робко спросил он.

– Пусть заходят, Рассел… – прозвучал неприятный, скрипучий голос.

– Заходите, господа, – учтиво пригласил начальник охраны. – Сеньор Рохес ждет вас.

Кабинет оказался огромных размеров. Большими были и письменный стол, и кресло, в котором, буквально утонув, сидел худощавый человек, совершенно не походивший на крупнейшего плантатора планеты. Джереми подумал, что молва всегда грешит в сторону преувеличения, а на самом деле всегда приходится иметь дело не с героями, а с людьми невзрачными и серыми.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 ... 3 4 5 6 7