Александр Александрович Тамоников
Жалостью к врагам не страдаем

– Крым! Я – Орион!

– Жив, Саня? – тут же ответил полковник.

– Жив!

– А ребята?

– Двоих задело по-легкому – Кима и Макарова. Слишком уж неожиданно появились бандиты.

– Ну хорошо, что хоть так!

– Хана взял?

– Взял!

– А Кабана?

– А вот с Кабаном проблема.

– В смысле?

– Соловьев доложил, что не нашли Кабадзе. Сейчас они с Каменевым опрашивают женщин. Возможно, кто-нибудь из них расскажет о том, куда исчез наш Кабан!

– Рабыни-то все живы?

– Вроде все! По крайней мере, Соловьев не докладывал о потерях в рядах невольников.

– Я иду к тебе!

– Давай!

Подбодрив раненых Кима и Макарова, Тимохин оставил за себя Гарина и прошел к дому Зелимхана Дакаева. На ковре у кровати лежал бандит.

– Этот сучонок не знает, куда делся Кабан? – спросил Тимохин.

– Нет! Да он сам еще не очухался. Мы его с бабы сняли – точнее, бабу с него, что ничего не меняет. Хан не ждал нападения. Это очевидно. А вот Кабан, видимо, все же нашел вариант, как уйти от нас!

– Я даже догадываюсь, какой.

– Да? И какой же?

– Помнишь, ночью из дома Кабадзе к зданию, где обнаружен подземный ход, прошли две женщины?

– Ну?

– Так вот я уверен, что одной из этих «женщин» был Кабан. Думаю, кто-нибудь из рабынь подтвердит это.

– Что ж, возможно! Дождемся доклада Соловьева.

– А пока не мешает прикинуть, как будем выводить Хана из игры. Он же должен для всех умереть?

– Он уже «умер»!

Главарь банды встрепенулся:

– Что вы задумали?

– Заткнись, сука! – цыкнул на него Крымов. – И пасть свою без разрешения не открывай. А то я тебе ее навеки захлопну! Лежи и сопи в тряпочку, паскуда горная.

Дакаев послушно замолчал.

В спальную комнату вошел командир боевой группы «Мираж» подполковник Соловьев. Взглянул на скорчившегося на полу бандита, доложил:

– Зачистку закончили, из рабов пострадала одна женщина. Серьезно пострадала, пуля попала ей в живот, долго не протянет. Мы помогли, чем могли, но без толку. Ранение смертельное, умрет. Относительно боевиков: уничтожено пятнадцать духов, пятерых взяли в плен, не считая этого ублюдка. – Подполковник кивнул на Хана. – Из пленных двое ранены, эти легко. По «Ориону» у вас есть информация.

– Что с Кабаном? – спросил Крым.

– По Кабадзе. Вчера вечером некая Лейла, бывшая любовница или наложница Хана, черт их разберет, приходила в свой дом. Она спросила у подруги Зульфии, есть такая рабыня, она ночью ходила на верхний пост, когда та пойдет к своему самцу. Зульфия ответила и добавила, что в то же время на западный пост пойдет Зарина. Лейла собрала женские вещи, кроме той одежды, естественно, что была на ней, взяла лепешки и ушла. Подруги по неволе спросили: кто ее теперь держит? Она не ответила. Вышла из дома. Зульфия проследила за ней через окно. Лейла вошла в дом Кабана.

Тимохин ударил кулаком в стену.

– Вот тебе и две женщины, что ночью ушли в дом, откуда оборудован подземный ход к развалинам. Все сходится. Лейла взяла одежду для Кабана и хлеб на первое время.

– Но почему наблюдатели обеих групп не зафиксировали отход Кабана и этой Лейлы из развалин? Куда они делись? – спросил Крымов.

Ответил Соловьев:

– Кабадзе выбрал время, когда Зульфия и Зарина двинулись к своим мужчинам. Эти дамочки и отвлекли внимание наших ребят. А вплотную у развалин растут заросли кустарника, которые немного, но отстают из-за канавы от подножия склона северного перевала со стороны ущелья. Думаю, по этой канаве, под прикрытием кустов Лейла и повела Кабана. Ее он выбрал в проводники. Эта женщина из Хаба-Юрта, и близлежащая местность, по крайней мере до пастбищ аула, ей наверняка известна.

Крымов кивнул.

– Ладно, пусть будет так, но они что, так и пошли по ущелью?

Тимохин ударил Хана в бок ногой.

– Эй, Дакаев, поведай нам, как можно уйти из аула, если воспользоваться канавой и кустарником у подъема на северный перевал?

Залимхан ответил:

– В лес, что тянется между холмов плато почти до виноградников Хаба-Юрта и уходит далее на север.

– Но чтобы попасть в лес, надо перейти через перевал. Западные склоны менее проходимы, чем здесь, у Тарды.

– Там, за западным постом, есть тропа. О ней мало кто знает. Лейла знала.

– Где точно эта тропа?

– Так рассказать, чтобы поняли, не смогу, она закрыта валуном и начинается в трещине. Могу показать.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 23 >>