Алексей Александрович Калугин
Патруль вызывали? (сборник)

– Откуда вам это известно? – недоверчиво поинтересовался диспетчер Центральной. – Если мы натравим карантинную службу на «Аспу», а в результате ничего не обнаружим, у нас, так же как и у вас, возникнут серьезные проблемы.

– На этот раз все точно, Асмур, – заверил диспетчера Морин. – Мы уже проводили инспекцию корабля.

Диспетчер на пару секунд задумался, после чего задал уточняющий вопрос:

– Ты хочешь сказать, Петр, что вам известно о том, что «Аспу» заражен плесенью, а экипаж транспорта – нет?

– Верно, – подтвердил догадку диспетчера Морин.

– Это дает мне право сделать предположение…

– Оставь свои предположения при себе, Асмур, – перебил диспетчера Морин. – Есть реальная возможность взять экипаж «Аспу» с поличным. Что тебе еще нужно?

– Хотя бы формальный повод для того, чтобы направить на транспорт карантинную инспекцию, – ответил диспетчер. – Брок-3, где, согласно полетной документации, побывал «Аспу», безжизненная планета. Индекс безопасности – пятнадцать. Груз «Аспу» – неограниченные природные ископаемые, подлежащие санитарному контролю. Я даже на вас не могу сослаться, потому что вы произвели осмотр корабля и не предъявили никаких претензий его капитану.

Морин растерянно посмотрел на своих подчиненных. Глупые бюрократические формальности, о которых никто из патрульных не удосужился подумать, давали преступникам реальный шанс снова уйти от возмездия.

Из всех патрульных невозмутимое спокойствие сохранял только один Ку Ши.

– Асмур, – поднеся микрофон к губам, обратился он к диспетчеру Центральной. – А ты можешь загнать «Аспу» на рейд, где он будет дожидаться разгрузки дня три?

– Могу найти и такой, где он простоит не меньше недели, – усмехнулся Асмур. – Только что это даст?

– Удивительно красивое и необычно редкое зрелище! – наклонившись к микрофону, крикнул Пасти, ему тоже стала понятна идея Ку Ши. – Если пропустишь такое, всю оставшуюся жизнь будешь жалеть!

– А поконкретнее можно? – недовольно проворчал Асмур.

– Дня через три «Аспу» зацветет, – ответил диспетчеру Ку Ши.

– Как это зацветет? – растерянно переспросил Асмур. – Знаешь, Ку, мне не всегда понятны используемые тобой метафоры.

– Зацветет в буквальном смысле, – заверил диспетчера Ку Ши. – Как куст сирени по весне.

– Ты уверен, что, обнаружив в трюме плесень, экипаж «Аспу» выбросит ее за борт? – с сомнением посмотрел на Ку Ши Морин.

– Я мог бы привести массу аргументов в пользу такого предположения. – С видом мыслителя, приготовившегося вести долгий диспут по проблеме, понимание которой, кроме него самого, доступно только двум-трем десяткам коллег, посвятивших свои жизни изучению этого же вопроса, Ку Ши откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. – Мог бы напомнить, сколько штрафов за замусоривание космического пространства мы выписали в последний месяц. Мог бы сослаться на особенности человеческой психики, из-за которой человек до сих пор мнит себя венцом природы, а потому не склонен считать, что опасность для него может исходить от какой-то примитивной растительности. Мог бы привести пример из элементарной логики примитивных существ, основное правило которой гласит: все непонятное и необъяснимое должно быть уничтожено. Но к чему все это, Петр? – Снисходительно улыбнувшись, Ку Ши выложил перед оппонентом свой главный довод: – Достаточно просто вспомнить, как ты сам поступил в аналогичной ситуации.

КАК ИЗБЕЖАТЬ ВОЙНЫ

– Интересно, до каких пор нашим отрядом будут затыкать все дыры в Галактике?

Командир отряда Галактического патруля «Гала-4» Петр Морин сидел, низко склонившись над картой, и старательно делал вид, будто не понимает, что вопрос адресован ему. Через пару минут, решив, что опасность миновала, он осторожно приподнял голову и попал прямо под пристальный, ожидающий ответа взгляд штурмана Велло Пасти. Пасти сидел в кресле и меланхолично наматывал на указательный палец кончик хвоста своих светлых волос, перехваченных на затылке красным шнурком. Морин откашлялся и хотел было снова уткнуться в карту, однако планшет оказался уже в руках у Ку Ши, сидевшего по другую сторону от командира. Пилот Эрик Тротт вводил данные в компьютер автопилота, но его напряженный профиль однозначно свидетельствовал о том, что он тоже хотел бы знать ответ на заданный Пасти вопрос. За спиной Морина у входа в отсек стоял бортинженер Джеймс Кромов, тщетно старающийся оттереть перемазанные машинным маслом руки тряпкой, на которой не было ни единого чистого уголка.

Морин обвел взглядом весь экипаж и, не найдя ни у кого поддержки, сокрушенно вздохнул.

– Да поймете же вы наконец, что, направляя нас на первое дежурство в новый, впервые включенный в зону патрулирования сектор, Центральная тем самым проявляет особое доверие к нашему отряду.

– Такое впечатление, что, кроме «Гала-4», больше ни один отряд не пользуется у Центральной доверием, – саркастически усмехнулся Пасти.

– Действительно, командир, – недовольным голосом заметил Кромов. – Это у нас уже пятый новый сектор за последние полгода. Я подсчитал.

– Вы что, хотите, чтобы я обсуждал с командованием отдаваемые им приказы? – мрачно буркнул Морин.

– Конечно же, нет, командир, – категорически не согласился Пасти. – Нам просто интересно знать, почему именно нашему отряду чаще других достается вся черновая работа по подготовке нового сектора к патрулированию?

– Почему нас выкинули из тихого, спокойного сектора КХ-730? – поддержал его Кромов. – Мы не работали там и месяца!

Крутанувшись вместе с креслом, Морин развернулся в сторону любопытствующего бортинженера.

– Из тихого, спокойного сектора КХ-730, – ядовито шипящим голосом произнес он, – нас вышвырнули после того, как во время моего отсутствия вы взяли на абордаж корабль тикетского посланника.

– В том не было нашей вины, – обиженно развел руками Пасти. – Незнакомый корабль, не значащийся ни в одном каталоге, вошел в наш сектор и нахально пер мимо, не отвечая на запросы. Что нам оставалось делать? Мы поступили так, как и должен был поступить отряд Галактического патруля, дорожащий честью мундира!

– Тем более что договор с Тикетом все равно не был подписан, – негромко добавил Ку Ши.

– Вот министерство и решило, что договор не был подписан именно по нашей вине, – подвел итог Морин.

– Они не правы, – после долгой паузы изрек Кромов.

– При случае скажи им об этом, – усмехнулся Тротт. – А сейчас пора запускать очередной маяк.

Морин развернулся к пульту:

– Где мы находимся?

На обзорном экране высветилось схематическое изображение сектора патрулирования. Небольшая звездочка в левом верхнем углу была выделена в красный квадрат.

– Одиночная звезда значится в лоции под кодом Р-123, – мгновенно начал выдавать информацию Ку Ши. – Местное название – Кнот. Имеет две планеты – Сторн и Дакат. Обе планеты обитаемы. Каждая имеет свой космический флот, оснащенные кораблями ближнего радиуса действия. Официальные представители как Сторна, так и Даката в Галактической Лиге дали свое согласие на патрулирование сектора.

– Джеймс, маяк готов?

– Давно уже, – со скучающим видом, засунув руки в карманы, ответил Кромов.

– Велло, данные введены?

– Да, командир.

– Эрик, дело за тобой.

– Порядок, командир. Даю команду на старт.

Экран, переключенный на фронтальный обзор, засиял звездной россыпью. Из-под его нижнего края выплыл усеченный конус спутника. Плавно описав пологую дугу, маяк замер почти в центре экрана, медленно вращаясь вокруг своей вертикальной оси.

– Положение маяка стабильно, – сообщил Тротт.

– Сигнал четкий, – сказал Пасти.

– Отличная работа, – довольно улыбнулся Кромов.

Прочертившая экран по диагонали серебристая молния впилась в борт спутника.

– Это еще что такое? – удивленно поднял бровь Морин.

– К спутнику присоединился зонд, создающий помехи, – сказал Пасти. – Сигнал от маяка исчез.

– Откуда он появился?

Щелкнув клавишами, Тротт быстро переключил экран на круговой обзор. По левому борту патрульный корабль догонял боевой рейдер, раза в два превосходящий его в размерах. Поравнявшись с «Гала-4», рейдер точно выбросил абордажный рукав, присосавшийся к пассажирскому люку.

– Да что же они творят! – в ярости воскликнул Кромов. – Грязь марсианская! Я ведь только перед вылетом всю внешнюю обшивку обновил!

– Командир, пираты вызывают нас на связь, – сказал Тротт.

– Включай, – нервно махнул рукой Морин.

Из динамика с хрипом и треском посыпались отрывистые, похожие на команды фразы на незнакомом языке. Ку Ши включил определитель лингвистического дешифратора.

– Джеймс, я тебя сколько раз просил заменить динамики, – морщась от треска и высокочастотного свиста, покосился на Кромова Морин.

– Это не у нас, – сохраняя уверенный и невозмутимый вид, покачал головой бортинженер. – Это у них микрофоны фонят.

– Ну как? – повернулся Морин к Ку Ши.

– Бесполезно, – ответил тот, выключая дешифратор. – Перед стартом мы не успели получить программу по языкам нового сектора.

– Удивляюсь, как мы заправиться-то не забыли? – всплеснул руками Морин.

Он подтянул к себе стойку с микрофоном и обратился к незнакомцам на галактос, диалекте, достаточно широко распространенном даже за пределами Галактической Лиги.

– Внимание! Говорит командир отряда Галактического патруля Петр Морин! Немедленно сообщите свой опознавательный код и дайте объяснение своим действиям!

Динамик снова захрипел и с натугой выдал ответную фразу на довольно-таки корявом галактос:

– Сдавайтесь немедленно! Иначе я разнесу вашу посудину в щепки! Это говорю вам я, капитан Когарт Ор! Даю вам одну минуту на то, чтобы открыть люк!

– Никогда не слышал о таком, – покачал головой Ку Ши.

– Дать связь с Центральной? – спросил Тротт и потянулся к переключателю.

– Не стоит, – подняв руку, остановил его Морин. – В секторе не ведутся боевые действия. Это просто какое-то недоразумение, с которым мы и сами разберемся.

– Собьем абордажный рукав торпедой, – предложил Пасти.

– Хватит играть в войну! – рявкнул Морин, вспомнив про случай с кораблем тикетского посланника. – Мы официальные представители Галактической Лиги, и я уверен, что, как только ситуация будет прояснена, нам принесут извинения. Ку, Джеймс, идемте со мной.

– Оружие, командир, – напомнил Тротт.

– Никакого оружия! У нас есть авторитет и сила власти!

Эрик с сомнением пожал плечами, но спорить с командиром не стал.

Едва Кромов открыл входной люк, как, оттолкнув его в сторону, в корабль ворвались с десяток вооруженных людей, одетых в форму военного образца. К животу каждого патрульного сразу же было приставлено по два автоматных дула. Возглавлял абордажную команду невысокого роста, очень полный человек с добрым, круглым лицом и роскошной гривой волнистых, седеющих волос, рассыпающихся по плечам, украшенным шикарными эполетами с золотым и красным шитьем.

Войдя, он что-то произнес на своем языке.

– Простите, но ваш язык нам незнаком, – отведя ладонью в сторону давящее ему под ребра дуло, обратился к нему Морин. – Вы говорите на галактос?

Толстяк рассмеялся:

– Что ж, если вам так больше нравится, можно и на галактос поговорить. Вы неплохо замаскировались, но Когарта Ора вам не провести. Почему вы дольше чем одну минуту не открывали дверь? Я ведь мог и разозлиться.

– Мы представители Галактической патрульной службы. В соответствии с соглашением, подписанным официальными представителями Сторна и Даката, данный сектор включен в зону патрулирования с первого числа текущего месяца.

– Отличная легенда, – одобрительно кивнул Ор. – А теперь ответьте, с какой целью вы запустили спутник-шпион в направлении Сторна? Кстати, вы заметили, как четко мы его нейтрализовали?

– Это был маяк, – сдерживая негодование, возразил вооруженному нахалу Морин. – И вам придется нести как административную, так и материальную ответственность за порчу казенного имущества.

– Ответственность придется нести вам, раз уж попались, – нагло улыбнулся в ответ Ор. – А сейчас вы посадите свой корабль на Сторн в том месте, где я вам укажу.

– Но послушайте…

– Вы еще будете спорить? – Толстяк несильно ткнул дулом автомата Морина в живот. – Вы военнопленные, и я волен поступить с вами по закону военного времени. Понимаете, что это значит? Правила не забыли?

– Нас не предупреждали о военных действиях в секторе, – сказал по-русски Ку Ши.

Когарт Ор что-то резко выкрикнул на своем языке.

– Я вам еще раз повторяю, – вибрирующим от еле еще сдерживаемой ярости голосом сказал ему Морин. – Ваш язык нам не знаком.

– Ладно, – процедил сквозь зубы Ор. По всему было видно, что он не верит Морину. – Тогда я требую, чтобы все разговоры велись только на галактос. Никаких тайных языков.

– А я как командир отряда Галактического патруля требую, чтобы вы прекратили размахивать перед нами оружием, принесли извинения и дали объяснения своим действиям. Вы нарушаете закон.

– А я требую, чтобы вы сдали оружие и посадили корабль на Сторн.

Морин растерянно, ища поддержки, посмотрел на Ку Ши.

– Я думаю, есть смысл подчиниться, командир, – сказал тот. – Встретившись с официальными представителями власти, мы гораздо быстрее покончим с этой глупой ситуацией, чем пытаясь доказывать свою правоту тупому солдафону.

– Я вас, кажется, не оскорблял, – обиженно выпятил широкую нижнюю губу Когарт Ор. – Я доложу об этом судье, и на вас наложат взыскание.

Тротт и Пасти с изумлением воззрились на толпу вооруженных людей, в сопровождении которых командир вернулся в командный отсек.

– Поздравляю, нас захватили в плен, – с порога сообщил Морин.

– Сообщить Центральной? – спросил Тротт.

– Никаких переговоров по радио! – выкрикнул выскочивший из-за спины Морина Когарт Ор. – Сажайте корабль на Сторн, или я буду вынужден отстранить вас от управления кораблем и сделать это сам.

– Кто это? – скосив глаза на Ора, спросил у Кромова Пасти.

– Не знаю, – устало пожал плечами бортинженер. – Какой-то космический бандит.

– Еще одно оскорбление, – педантично отметил толстяк. – Не бандит, а командир особого диверсионного отряда Когарт Ор.

Свое имя он произнес так, будто звучание этих слов должно было повергнуть услышавших их в благоговейный трепет. Выждав пару секунд и не заметив никакой реакции со стороны патрульных, Ор добавил милостивым тоном:

– Если у вас еще нет, то могу подарить вам последний, на днях вышедший сборник моих новых стихов. С автографом, разумеется.

– Будем весьма польщены, – благодарно склонил голову Пасти.

Ор сел в кресло, а один из его подчиненных подал ему книжечку в глянцевой суперобложке.

– Я сделаю надпись, – сказал Ор, доставая авторучку. – А вы тем временем, будьте так любезны, следуйте за нашим кораблем.

Тротт вопросительно взглянул на командира.

– Выполняй, Эрик, – безнадежно махнул рукой тот. – Здесь нас, похоже, приняли за шпионов.

– И на кого же мы работаем? – поинтересовался Пасти.

– На Дакат, разумеется, – хохотнув, ответил ему Ор.

Легко поднявшись из кресла, он с легким, галантным поклоном вручил надписанную книгу Морину. Сейчас он менее всего походил на командира диверсионного отряда, берущего на абордаж вражеские корабли.

Убедившись в том, что патрульные не собираются оказывать сопротивление, Когарт Ор отправил почти всю свою команду на корабль, оставив только трех человек вооруженной охраны. Солдаты, беззаботно закинув автоматы за спины стволами вниз, свободно расположились в командном отсеке. Один из них негромко разговаривал с Троттом, объясняя, как удобнее вывести корабль на посадку в заданное место. Никто и не подумал обыскать патрульный корабль.

Оба корабля приземлились на небольшую, но, судя по изъеденному многочисленными трещинами и выбоинами покрытию, часто используемую взлетно-посадочную площадку. Охранники снова взяли оружие на изготовку.

– Прошу вас покинуть корабль, – вежливо предложил патрульным Когарт Ор.

– Мы не можем оставить корабль без присмотра, – решительно возразил Морин.

– Да ничего с вашим кораблем не случится. – Ор, казалось, был обижен таким ответом. – Вы, наверное, первый раз попали в плен?

– Да как-то прежде не приходилось, – криво усмехнулся Пасти.

– Ваш корабль будет в целости и сохранности, когда вы вернетесь на него после выполнения всех формальностей, – заверил патрульных Ор. – Наш отряд еще ни разу не получал взысканий за нарушение правил, – произнес он с гордостью за себя и своих людей.

На летном поле пленников посадили в закрытый кузов небольшого автомобиля, освещенный бледно-желтой лампой под потолком, забранной проволочной сеткой. У двери разместились двое вооруженных охранников.

– Куда нас везут? – спросил у них Кромов.

– На допрос, – ответил один из солдат.

Минут пятнадцать машина двигалась по тряской дороге. Сидевшим в кузове приходилось упираться ногами в пол и держаться за привинченные к стенкам поручни, чтобы не слететь с тянущихся вдоль бортов узких скамеек. Когда дорога стала ровнее, машина заметно прибавила скорость.

– Похоже, нас привезли в театр, – сказал Пасти, когда машина остановилась и пленников выпустили из кузова. – Скажите, – обратился он к подошедшему к ним Когарту Ору. – Допросы у вас проходят публично?

Ор весело рассмеялся и дружески хлопнул Пасти по плечу, давая тем самым понять, что шутка ему понравилась.

– Сегодня у меня выступление, – сказал Ор. – Я надеюсь, вы не откажетесь поприсутствовать в зале в качестве зрителей. Кстати, как мне сообщили, в театр пришел и судья второй ступени, так что встретиться с ним вы сможете сразу же после концерта.

Они поднялись по широкой каменной лестнице, миновали два ряда высоких, стройных колонн, поддерживающих легкий, двускатный навес над крыльцом, и вошли в ярко освещенное фойе. Навстречу им выбежал невысокий худой человек с растрепанными волосами, облаченный в темные брюки и что-то ярко-красное, напоминающее фрак с развевающими фалдами. Поприветствовав всех одновременно суетливым взмахом рук, он схватил Когарта Ора за локоть.

– Зал уже полон, – срывающимся от возбуждения голосом сообщил он.

Ор одобрительно похлопал его по плечу и с театральным жестом руки повернулся к патрульным:

– Мои сегодняшние пленники – дакатские шпионы. Держатся очень уверенно и стойко, отказываются даже говорить на родном языке. Надеюсь, для них найдутся места в зрительном зале?

– Весьма рад… Весьма… – Растрепанный человек принялся всем по очереди трясти руки.

– Видите ли, здесь какая-то ошибка, – попытался объяснить ему ситуацию Морин. – Мы вовсе не дакатские шпионы…

– О, мне это совершенно безразлично! – откинувшись всем корпусом назад, всплеснул руками растрепанный. – Я всего лишь директор театра. Я уже привык к тому, что Когарт Ор частенько приглашает на свое выступление пленных, и всегда держу для них свободную ложу. Не хотите ли привести себя в порядок?

– Да мы вроде бы и так в порядке, – ответил Морин и неодобрительно посмотрел на Кромова, у которого, как обычно, на самом заметном месте форменного кителя красовалось масляное пятно.

– В таком случае прошу следовать за мной.

Директор провел патрульных в просторную ложу, расположенную слева от сцены. Вместе с ними здесь же расположились и охранявшие их солдаты.

Огромный зрительный зал, залитый сияющим светом, действительно был заполнен до отказа. Морин отметил, что среди зрителей присутствовало довольно-таки много людей в военной форме.

Свет в зале погас. Прорезавшие темноту яркие лучи прожекторов скрестились в центре сцены. Тяжелый бархатный занавес медленно поднялся вверх, и к краю рампы вышел Когарт Ор. Зал приветствовал его появление восторженными криками и аплодисментами.

Ор встал, широко расставив ноги и заложив руки за спину. Подбородок его был гордо вскинут. С его комплекцией подобная стойка смотрелась почти комично, но зрители, казалось, этого не замечали. Затихнув, они готовы были внимать каждому слову невысокого, чуть полноватого человека, стоящего на сцене. Ор умело выдерживал паузу. Когда напряженная тишина в зале достигла предела и вот-вот должна была лопнуть, он медленно, нараспев начал читать стихи.

Он закончил, и зал буквально взорвался. Зрители хлопали, поднявшись на ноги, вновь и вновь заставляя Ора подходить к краю сцены и сгибаться в долгом, низком поклоне. Прежде чем перейти к следующему стихотворению, Ор был вынужден сам взмахом руки успокоить бушующие восторги.

– Как твое впечатление? – наклонившись к Пасти, тихо спросил Морин. – Это действительно настолько здорово?

– Я не могу понять слов, – ответил штурман. – Но ритм мне нравится.

Выступление Ора продолжалось более часа. К концу чтец выглядел уставшим, однако голос его по-прежнему оставался уверенным и звонким.

После окончания концерта, когда зрители медленно и неохотно покидали зал, Когарт Ор вошел в ложу к патрульным.

– Поздравляю, – улыбнувшись, поднялся навстречу ему Морин. – Ваше выступление было великолепным.

– Я рад, что вам понравился, – устало улыбнулся Ор. – Сегодня я действительно в ударе. Причиной того, должно быть, удачная операция по захвату вашего корабля. Да и вам тоже повезло. На мои выступления не так-то просто попасть.

Морин как-то сразу помрачнел.

– Что у нас дальше по программе? – спросил он. – Посещение этнографического музея?

– Судья второй ступени ждет нас в соседней ложе, – сказал Ор, жестом приглашая патрульных следовать к выходу.

В соседней ложе их встретил высокий пожилой человек с серыми с проседью волосами, расчесанными на прямой пробор. На рукаве его зеленого форменного френча красовался большой красный шеврон овальной формы с двумя нашивками в виде выпуклых треугольников.

– Гродин Ир, судья второй категории, – представился он, пожимая руки патрульным. – А вы, как я уже слышал, дакатские шпионы?

– Господин судья, произошло досадное недоразумение, – официальным тоном обратился к представителю власти Морин. – Мы не шпионы с Даката, а представители Галактической патрульной службы. К патрулированию сектора, в который входит и ваша планета, мы приступили неделю назад.

Стараясь сохранить строгое, беспристрастное выражение на лице, судья едва заметно, одними уголками губ, улыбнулся.

– Таким образом, как я понимаю, вы отказываетесь отвечать на вопросы Когарта Ора? – осторожно спросил он.

– Я готов ответить на все вопросы, касающиеся Устава патрульной службы, – ответил Морин. – Но, к сожалению, ничего не знаю о боевых действиях между Дакатом и Сторном.

– Что ж, возможен и такой ответ, – утвердительно наклонил голову судья и, сжав рукой подбородок, задумался.

– И что же дальше? – нетерпеливо спросил Морин. – Мы когда-нибудь сумеем покончить с этой глупой ситуацией?

– О, ждать вам осталось совсем недолго. – Вскинув голову, судья улыбнулся и обвел патрульных по-отечески добрым и заботливым взглядом. – Поскольку вы категорически отказываетесь отвечать на вопросы, вам остается всего лишь пройти процедуру расстрела, и тогда со всеми формальностями будет покончено.

– Что?!

Морину с Кромовым показалось, что они ослышались или что-то не так поняли. Пасти и Тротт решили, что находятся среди сумасшедших. Что подумал Ку Ши, неизвестно. Он покачал головой и, ни к кому конкретно не обращаясь, спросил:

– А расстреливают здесь тоже в театре, при стечении публики?

– Право же, мне очень жаль, что все так получилось. – Когарт Ор развел руки в стороны, словно собираясь обнять всех приговоренных разом. По счастливому выражению его розовой, расплывшейся в улыбке физиономии нельзя было решить, что он очень уж расстроен. – Но, я надеюсь, это никак не скажется на наших добрых отношениях?

– Не знаю, как остальные, – сказал, проведя рукой по горлу, Пасти, – но я свою смерть воспринимаю очень близко к сердцу.

А как еще следовало говорить с ненормальным?

Солдаты вывели ошарашенных пленников на улицу. В сгущающихся сумерках портал театра освещался яркими фонарями, похожими на нераскрывшиеся бутоны цветов на тонких, витых ножках. У ступеней стоял все тот же автомобиль, в котором пленников доставили из космопорта. Патрульные снова заняли свои места на узких, тянущихся вдоль бортов скамейках. У дверей сели двое охранников. Машина тронулась с места, сделала пару крутых поворотов и, выйдя на прямую трассу, стала быстро набирать скорость.

– Жить хочется, – сказал Тротт по-русски и покосился на охранников.

Те никак не отреагировали на незнакомую речь. По-видимому, теперь, когда судьба пленников была уже решена, их совершенно не интересовало, о чем они между собой разговоривают.

– Кажется, назрела необходимость что-то предпринять, – сказал Ку Ши.

Все взгляды устремились на Морина.

– Никак не могу понять, в чем дело? – задумчиво произнес тот. – Почему Центральная не сообщила нам о войне между Сторном и Дакатом? Не могу поверить, что о ней никто не знал. Как бы нам снова не попасть впросак, как с тикетским посланником…

– Сейчас не время, чтобы раздумывать над этим, – прервал размышления командира Кромов.

– Я совершенно согласен с Джеймсом, – поддержал бортинженера Пасти. – Лучше пусть меня выгонят из патруля, но живым, чем посмертно присвоят звание героя.

– Не ошибается тот, кто ничего не делает, – с восточной глубокомысленностью изрек Ку Ши.

– Согласен, – тяжко вздохнул Морин. – Действуем на «раз, два, три».

При счете «три» Кромов и Пасти, сидевшие ближе всех к охранникам, бросились на солдат. Те почти не оказали сопротивления. Не успев даже понять, что происходит, оба солдата оказались прижатыми к полу. Руки их были завернуты за спины и стянуты их же собственными поясными ремнями.

– Это не по правилам! Не по правилам! – начал было возмущенно кричать один из них, но ему тут же заткнули рот чьим-то носовым платком.

– Надо же, везут нас на расстрел и еще о каких-то правилах говорят, – злобно прошипел Кромов, рассматривая отобранный у охранника автомат.

Ку Ши приоткрыл заднюю дверцу. Машина ехала среди безлюдной местности по узкой дороге, вдоль обочины освещенной редкими фонарями. Один за другим патрульные выпрыгнули на дорогу и скатились в кювет.

– Что теперь будем делать? – спросил Кромов, когда все собрались в одном месте.

– Надо добраться до космопорта и проникнуть на «Гала-4», – сказал Тротт.

– А мы знаем, где находится космопорт?

– Я считаю, нужно двигаться в сторону, противоположную той, куда нас везли, – подумав, сказал Ку Ши.

– Логично, – согласился Морин.

Минут десять они бежали вдоль обочины дороги, прячась в кювет всякий раз, как на шоссе появлялись огни приближающейся машины, пока Тротт наконец не сказал:

– Нас снова поймают быстрее, чем мы доберемся до корабля. Если уж нас все равно считают дакатскими шпионами, раз уж мы совершили побег, то давайте и дальше действовать как настоящие шпионы.

– Что ты предлагаешь? – спросил Морин.

– Захватить первую попавшуюся машину и доехать на ней до космопорта, – объяснил Эрик.

Идея Тротта понравилась всем, кроме Морина, который хотел по возможности избегать конфликтов с местными властями, рассчитывая на то, что недоразумение еще удастся уладить мирным путем. Но Тротт уже вышел на дорогу и, подняв руку, остановил легковую машину, ехавшую в ту же сторону, куда направлялись патрульные.

– Далеко до космопорта? – спросил он у водителя, наклонившись над открытым дверным окошком.

Шофер ухмыльнулся.

– Упражняетесь в галактос? – спросил он.

– Да, – кивнул Тротт. – Заключил с другом пари: две недели говорить только на галактос.

– До космопорта полчаса езды, – сказал шофер.

– Вы нас не подвезете? – Тротт кивнул в сторону вылезающих из кювета коллег.

Водитель не на шутку испугался, увидев на пустынной, темной дороге пятерых незнакомых людей, да еще и разговаривающих только на галактос.

– Нет, ребята, извините, – быстро произнес он и попытался закрыть окошко.

Но Кромов, опередив его, сунул в кабину дуло автомата.

– Мы дакатские шпионы, – зловещим голосом проинформировал он водителя. – Или вы везете нас в космопорт, или мы высаживаем вас и едем дальше сами.

– Так бы сразу и сказали, – приветливо улыбнулся шофер, распахивая дверцу.

До космопорта они добрались без каких-либо происшествий. Один раз мимо них пронеслась машина с зеленой мигалкой на крыше, и Кромов на всякий случай приставил к боку шофера дуло автомата. Тот недовольно поморщился.

– Да это же ветеринарная помошь, – сдавленным голосом произнес он и обиженно добавил: – Что я, правил не знаю.

Машина остановилась возле невысокой бетонной ограды.

– Там пропускной пункт, – сказал водитель, указывая на огни, горящие метрах в двухстах дальше по дороге. – Но вам, я думаю, будет гораздо удобнее через забор.

– Большое спасибо, – поблагодарил водителя Пасти. – Однако, извините, на всякий случай нам все же придется вас связать.

– Конечно, конечно. О чем речь, – с готовностью согласился шофер, протягивая ладони.

Кромов встал спиной к забору и, подставив сцепленные вместе кисти рук Пасти, подбросил его вверх. Но едва только руки штурмана коснулись верха ограды, как пронзительно завыла сирена и беглецы оказались в ярком круге света, вспыхнувшего на вышке прожектора.

– Подставил, паразит! – крикнул Пасти, спрыгивая на землю.

– Назад, к машине! – скомандовал Морин.

Выбросив на землю связанного шофера и злобно погрозив ему кулаком, Тротт сел за руль.

– Куда вас отвезти? – спросил он у запрыгнувшего на сиденье рядом с ним Морина.

– Будем прорываться через главные ворота, – сказал командир.

Тротт рванул машину вперед так, что протяжно и жалобно завизжали сдираемые о дорожное полотно покрышки.

Со стороны освещенных ворот навстречу им выбежали солдаты. Но все они, стреляя на бегу, старались держаться подальше от несущейся на бешеной скорости машины. Кромов, сидевший на заднем сиденье у окна, выставил из машины автомат и дал длинную ответную очередь.

– Не стрелять! – обернувшись, закричал на него Морин.

– Да я же поверху, для острастки, – извиняясь, ответил Кромов, но стрелять больше не стал.

Резко развернув машину, так, что ее едва не выбросило за обочину, Тротт направил автомобиль на решетчатые ворота. Солдаты, охранявшие въезд на территорию космопорта, сделав несколько бессмысленных выстрелов в сторону несущейся машины, отбежали под прикрытие каменных стен дежурного блока. Старший из них, с красной повязкой на рукаве, что-то кричал, размахивая обеими руками над головой.

Автомобиль ударился в прутья ворот. Лобовое стекло, лопнув, разлетелось мириадами сверкающих брызг, усыпавших сидевших спереди Морина и Тротта. Ворота распахнулись, но двигатель заглох, из-под крышки капота повалил густой серый пар, и, проехав по инерции еще несколько метров, машина встала.

Патрульные выскочили из машины и под прикрытием стреляющих короткими очередями по воротам Кромова и Пасти побежали к стеклянным дверям длинного пятиэтажного здания, в котором, должно быть, располагались все наземные службы космопорта.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>