Алексей Александрович Калугин
Патруль вызывали? (сборник)


– Похоже, командир, что наш отряд расформируют, – уныло констатировал штурман.

Вокруг корабля расстилалась унылая равнина темно-фиолетового цвета, на которой кое-где торчали голые, почерневшие стволы деревьев.

– Невероятно, – голос Морина прозвучал чуть хрипловато, должно быть, от волнения. – Неужели у кого-то могла подняться рука на то, чтобы уничтожить целую планету? И ради чего?

– Есть люди, готовые за хорошую плату сделать и не такое, – ответил Пасти.

– И, что обидно, никто ничего не сможет доказать, – добавил подошедший к ним Тротт. – Наверное, команда «Аспу» уже позаботилась о том, чтобы избавиться от емкостей из-под арбоцида.

– Если очень постараться, доказать можно все, – негромко изрек Ку Ши. – Любой преступник оставляет след.

– И возвращается на место преступления, – закончил за него Кромов. – Классика!

– Вот именно, – задумчиво наклонил голову к плечу Ку Ши.

Спустившись по трапу, Морин ступил на поверхность Друмора. Раздался сухой треск, похожий на звук, издаваемый рвущимся полотном, и ноги командира по колено провалились в фиолетовую студнеобразную массу, покрытую сверху тонкой, подсохшей на солнце корочкой. В воздухе сразу же резко запахло прелой гнилью.

– Что за черт! – вскинув руки вверх, возмущенно воскликнул Морин. – Здесь болото какое-то!

Ухватившись за протянутую руку Пасти, он снова забрался на трап и потопал ногами, стряхивая прилипшие к ним клочья фиолетовой слизи.

– Что это за гадость? – Похоже, командир даже не сомневался в том, что Ку Ши известен ответ на этот вопрос.

Ку Ши тяжело вздохнул:

– Попробуем разобраться.

Присев на корточки на нижней ступеньке трапа, он поставил рядом с собой контейнер со стерильными емкостями для отбора проб.

Спутя полчаса Ку Ши вышел из лабораторного отсека корабля и сообщил, что слизь, покрывающая поверхность планеты, представляет собой смесь одноклеточных водорослей, грибков и микроорганизмов. Удивителен этот коктейль тем, что с невероятной быстротой расщепляет любой субстрат, используя в пищу практически все химические элементы. Разрасталась эта плесень с такой же фантастической быстротой, как и питалась. Вывод, которым завершил свой доклад Ку Ши, был неутешителен:

– По-видимому, это все, что осталось от флоры Друмора.

– Животные тоже, наверное, вымерли? – спросил Тротт.

– Животной жизни на Друморе практически не было, – ответил Ку Ши. – Только микроорганизмы и простейшие, которые как раз вполне могли уцелеть.

– Боюсь, что, вынося нам приговор, Центральная не станет интересоваться судьбой каких-то там простейших, – мрачно произнес Морин.

– Да уж, – невесело кивнул Пасти. – Можно мылить веревки.

– Какие еще есть мысли? – обратился ко всем присутствующим Морин.

Мысли если у кого и были, то по большей части все мрачные. Поэтому, чтобы не усугублять атмосферу декаданса, воцарившуюся в командном отсеке, никто не стал высказывать их вслух.

– Командир, – заговорил спустя пару минут Ку Ши. – До конца нашего дежурства в секторе остаются еще две недели.

– Пятнадцать дней, – уточнил Морин.

– Давайте пока ничего не будем докладывать Центральной, а покрутимся неподалеку от Друмора. Я хочу понаблюдать за тем, как будет развиваться затянувшая поверхность планеты плесень.

– Лично у меня возражений нет, – с совершенно безразличным видом пожал плечами Морин. – Давайте отсрочим экзекуцию на пару недель.

Пасти вычислил оптимальную точку наблюдения за сектором, и «Гала-4» снова лег в дрейф.

О случившемся старались не говорить, но тем не менее на борту царило упадническое настроение. Пасти и Тротт целыми днями вяло гоняли шары трехмерного бильярда. Морин добровольно взял на себя все дневные вахты и сидел в командном отсеке, обложившись детективами в мягких обложках и с плохими концовками. Кромов доставал всех разговорами о том, какой прекрасный корабль «Гала-4» и как жалко будет, если он попадет в плохие руки. Ку Ши, закрывшись в лаборатории, продолжал колдовать над фиолетовой плесенью с Друмора.

На третий день дрейфа бортинженер случайно обнаружил в коридоре вышедшего из строя робота-уборщика. Обрадовавшись неожиданно подвернувшейся работе, Кромов с энтузиазмом принялся за ремонт.

Едва только сняв с робота кожух, Джеймс почувствовал знакомый гнилостный запах. Ковырнув глубже, он обнаружил, что все приемное устройство и резервуар-накопитель для мусора автоматического уборщика забиты фиолетовой плесенью. Быстро вытерев руки промасленной тряпкой, которая, по мнению бортинженера, являлась лучшим средством от любой инфекции, Кромов побежал в хвост корабля, где за складским отсеком был установлен утилизатор мусора.

Глаза у него расширились и полезли из орбит, когда он увидел, что происходит с утилизатором. Стенки контейнера были выгнуты изнутри, швы по углам расползлись, а из щелей сочилась мерзкого вида фиолетовая слизь.

Поскольку никого рядом не было, Кромов ограничился тем, что беззвучно выругался, после чего кинулся к ближайшему блоку внутренней связи.

– Командир! – закричал он, ударив ладонью по клавише общего вызова. – Бегом на корму, к утилизатору! И прихватите с собой Ку! Если станет упираться, тащите его силой!

Голос у Кромова был такой, что Морин не стал ни о чем спрашивать.

– Сейчас буду, – коротко сказал он.

Через пару минут к утилизатору явились не только Морин и Ку Ши, которых требовал к себе Кромов, но также и Пасти с Троттом, томившиеся от скуки в кают-компании и случайно услышавшие отчаянный крик бортинженера.

– Ты набезобразничал, Ку? – спросил Тротт, указав взглядом на фиолетовые лужи.

Ку Ши отрицательно качнул головой.

– Я знал, с чем имею дело, и работал аккуратно, – уверенно отвел он от себя обвинение.

– Это командир притащил плесень на корабль на своих ногах! – обличающим жестом Кромов вытянул руку с открытой ладонью в направлении Морина.

– Я продезинфицировался по пояс, прежде чем войти на корабль! – возмущенно воскликнул тот.

– Значит, надо было дезинфицироваться не по пояс, а с головой! – тут же нашел что ответить бортинженер.

Подобно умелому рефери, Пасти легко развел спорщиков по углам ринга.

– Не о том сейчас речь, кто затащил плесень на корабль, – сказал он. – Вопрос в том, что нам теперь с ней делать?

– Выбросим ее за борт, – предложил Морин, несмотря на отказ признать свою вину, в душе все же чувствовавший себя в ответе за то, что произошло.

– А как же штраф за засорение космического пространства? – лукаво прищурился Тротт.

– В этом секторе только мы сами можем себя оштрафовать, – ответил ему Морин.

– Я бы не советовал вам этого делать, командир, – негромко заметил Ку Ши.

– Я и не собираюсь сам себя штрафовать! – взмахнул руками Морин.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 24 >>