Алексей Александрович Калугин
Патруль вызывали? (сборник)

– Ну, попали, – мрачно ухмыльнулся Тротт. – Сейчас нам начнут объяснять, к кому из представителей местной знати на какое расстояние следует подходить, на кого позволено смотреть, а перед кем следует опускать глаза.

– Может, еще и падать ниц придется, – добавил Пасти. – Ты давно не падал ниц, Джеймс? – обратился он к вконец осоловевшему от жары Кромову.

– Только тем и занимаюсь всякий раз перед тем, как лезть в машинное отделение, – ответил ему бортинженер. – Под главный реактор иначе как на карачках и не заберешься. Я давно говорил командиру, что пора поставить новый движок…

– Ну, все, – обреченно вздохнул Тротт. – Джеймса понесло.

– Вот если бы у нас был новый движок…

– Напиши письмо Деду Морозу, Джеймс! Пусть он подарит его тебе на Новый год!

Морин между тем смущенно кашлянул в кулак и глянул на своего собеседника как-то искоса.

– Простите, уважаемый Кош-Кош, но я не понимаю, почему нам следует держаться на расстоянии от местных жителей? – спросил он.

Ответ последовал незамедлительно:

– Во избежание смерти.

Оглянувшись через плечо, Морин посмотрел назад, чтобы убедиться, что за спиной у него по-прежнему находится группа поддержки.

– Пожалуйста, не воспринимайте это как оскорбление или недоверие, уважаемый командир отряда Галактического патруля, – быстро добавил Кош-Кош. – Дело в том, что мы можем причинить вам вред, сами того не желая. – Фагорец развел в стороны свои верхние конечности. – Таково тяжкое бремя, которое приходится нести нашему народу.

Пытаясь понять, о чем, собственно, идет речь, Морин сосредоточенно сдвинул брови к переносице.

– Простите, но я все еще не понимаю…

– Вам, наверное, доводилось слышать о присущей фагорцам ксенофобии? – перебив в своей обычной манере Морина, задал вопрос Кош-Кош.

– Да, что-то такое я слышал, – вынужден был признаться Морин. – Но обычно мы не придаем большого значения слухам.

– Уверяю вас, командир Морин, это не слухи. Мы действительно ксенофобы. Такова уж наша природа, и мы ничего не можем с этим поделать. Наши тела представляют собой универсальные машины убийства. Помимо того, что одним ударом любой из своих конечностей я или кто-либо другой из моих сородичей способен снести голову человеку, под кожными покровами каждого фагорца спрятаны сотни микроскопических иголок, начиненных смертоносным ядом, которые выбрасываются на расстояние нескольких метров простым сокращением гладкой мускулатуры. Но самое ужасное заключается в том, что сами мы не способны контролировать этот процесс. Мы убиваем рефлекторно, едва только увидим рядом с собой разумное существо иной расы или вида, так же как вы совершенно бессознательно отдергиваете руку, коснувшись раскаленной поверхности. В нашей природе заключается причина, по которой на Фагоре шли бесконечные войны до тех пор, пока в живых не остались представители только одной разумной расы. И именно поэтому, чтобы не произошло несчастного случая, мы стараемся не допускать на Фагор иных представителей Галактической Лиги, хотя и понимаем, что со стороны это, наверное, выглядит довольно-таки глупо. Но, поверьте, для нас это еще более мучительно, чем для наших соседей. Мы хотим жить в мире и согласии со всеми представителями Галактической Лиги, но при этом не имеем возможности посещать чужие планеты или принимать гостей у себя.

– Да уж, ситуация – хуже не придумаешь, – сочувственно покачал головой Морин. – И что же, с этой вашей природной склонностью к убийству чужаков ничего невозможно поделать?

– Конечно же, мы пытаемся изменить свою природу, но процесс этот продвигается вперед с огромным трудом. Нас троих направили встречать вас именно потому, что мы прошли специальный курс психологической подготовки к общению с представителями иных видов. И именно поэтому вы до сих пор живы. Неподготовленные фагорцы не смогли бы контролировать свои рефлексы даже на том расстоянии, которое сейчас разделяет нас.

Морин повел подбородком из стороны в сторону так, словно воротник давил ему горло.

– Я так понимаю, что четверо человек, нелегально проникшие на Фагор, не совершили помимо этого никаких противоправных действий? И вы вызвали нас только для того, чтобы мы выдворили их с Фагора, потому что опасаетесь, что, действуя собственными силами, могли бы причинить им вред?

– Вначале проблема заключалась лишь в этом. – Кош-Кош плавно провел средней парой своих конечностей сверху вниз, а затем снова поднял их.

Поза его напоминала стойку богомола, подстерегающего свою жертву, и Морину пришлось проявить все свое самообладание и выдержку, чтобы не попятиться назад.

– Но затем эти непрошеные визитеры совершили налет на один из наших храмов, – продолжал между тем Кош-Кош.

– И остались после этого живы? – удивленно спросил Ку Ши.

– Мои соплеменники, заполнявшие храм, увидев представителей иного вида, сразу же бросились врассыпную, дабы гости не пострадали, – ответил фагорец.

– Что было нужно налетчикам в храме?

– Ираб.

– Ираб? – переспросил Морин. – Это какой-то предмет, используемый во время богослужения?

– Это не предмет, а смолистое вещество, которое мы воскуриваем в наших храмах, – ответил Кош-Кош.

– Почему оно заинтересовало налетчиков?

– В соответствии с принятой у вас классификацией это вещество является галлюциногеном. У представителей нашей расы оно не вызывает привыкания и стойкой зависимости. Мы используем ираб во время богослужения в небольших количествах как стимулятор, способствующий достижению состояния просветления, необходимого для общения с Шуашуром. А вот представители расы пашташ, когда она еще существовала, вдыхая дым ираб, доводили себя до состояния полнейшей невменяемости.

Морин через плечо бросил многозначительный взгляд на Ку Ши. Аналитик отряда, как всегда, оказался прав – ребята прилетели на Фагор за наркотой.

Решив, что таким образом Морин предлагает ему продолжить беседу, Ку Ши задал интересовавший его вопрос:

– Кто такой Шуашур?

– Это верховное божество клана Таймах, – ответил Кош-Кош. – Если вас интересует иерархия фагорских богов…

Сделав вывод, что перебивать собеседника на полуслове является на Фагоре правилом хорошего тона, Морин решительно пресек разговор фагорца с Ку Ши, который грозил перерасти в нескончаемый диспут на теологическую тему:

– Вначале, уважаемый Кош-Кош, следует заняться делом, ради которого мы сюда прилетели.

– Совершенно с вами согласен, командир Морин, – энергично взмахнул всеми четырьмя верхними конечностями фагорец. – Мы оповестили население о возможности встречи с представителями инопланетной расы, но это, как вы сами понимаете, не исключает несчастных случаев.

– Мне не совсем ясно, почему преступники совершили налет на храм. Или на Фагоре невозможно достать ираб иным способом?

– Ираб представляет собой смолистое вещество, образующееся в результате просачивания ряда биологически активных веществ сквозь толщу скальных пород. Добычей ираба занимаются священнослужители. Раз в пять лет снаряжается экспедиция, которая отправляется в Шахшанские горы для того, чтобы изъять из известных месторождений скопившийся за истекшие годы ираб.

– И все запасы ираба хранятся только в храмах?

– В главном храме Шуашура, – уточнил Кош-Кош. – Священнослужителям из других храмов ираб выдается в количестве, необходимом для проведения богослужений в течение тридцати дней.

– Надеюсь, ограблен был не главный храм?

– К счастью, нет.

– И то славно, – Морин достал из кармана носовой платок и вытер покрывшееся испариной лицо. – Преступники были вооружены?

– По свидетельству очевидцев, у них было при себе ручное огнестрельное оружие. По описанию – штурмовые пистолеты марки «линда» марсианского производства.

– Ну, естественно, – усмехнулся Пасти. – Откуда еще взяться нелегальному оружию, как не с Марса.

– Куда они направились после налета?

– Вначале они пытались добраться до своего катера, чтобы покинуть Фагор, но, когда им это не удалось, повернули в сторону Таха-Ширта.

– Вам удалось оттеснить преступников от катера, не применяя оружия? – в голосе Морина прозвучало настолько откровенное любопытство, что даже автоматический переводчик сумел воспроизвести его интонации.

– Мы просто взорвали катер, – с невозмутимым видом ответил Кош-Кош.

Хотя, с другой стороны, по внешнему виду фагорца трудно было что-либо сказать о его эмоциональном состоянии, которое проявлялось главным образом только в движении конечностей.

– Конкретные ребята, – с уважением произнес Кромов.

– Нам тоже пора переходить на аналогичные методы, – добавил Тротт. – А то уже никакого уважения к патрулю…

– Вы отслеживаете передвижение преступников? – спросил у фагорца Морин.

– В этом нет необходимости, – ответил Кош-Кош. – Они используют для передвижения небольшой колесный вездеход, который привезли с собой. На нем они завязнут в песках, едва добравшись до окраин Таха-Ширта.

– Таха-Ширт – это город?

– Мертвый город, – уточнил Кош-Кош. – Останки, если можно так сказать, погибшей цивилизации пашташ.

– И вы считаете, что преступники не смогут выбраться из Таха-Ширта?

– Я в этом уверен.

– Значит, там мы их и будем брать?

– Это уж вам решать, командир Морин, – развел в стороны пару верхних конечностей Кош-Кош. – Мы со своей стороны готовы оказать вам всестороннее содействие, но операцию по задержанию правонарушителей вам придется проводить самим.

– Ясно, – кивнул Морин. – Как нам добраться до Таха-Ширта?

– Наш транспорт к вашим услугам. – Кош-Кош указал одной из своих верхних конечностей на четырехколесную повозку, на которой приехали фагорцы.

– Но мы же не сможем сесть на нее все вместе, – удивленно посмотрел на собеседника Морин.

– На транспорте поедете вы, – ответил Кош-Кош. – Мы будем сопровождать вас пешком.

– Ну, наверное, это не слишком удобно…

– По сыпучему песку мы перемещаемся быстрее любой машины, – в своей обычной манере фагорец не дал Морину закончить фразу. – Обычно мы используем транспорт только для перевозки грузов.

– А как быть с управлением?

– Управление транспортом очень простое, и вам не составит труда разобраться с ним.

Морин вопросительно посмотрел на Кромова. – Разберемся, – уверенно кивнул бортинженер.

Обойдя группу фагорцев по кругу, Кромов подошел к самодвижущейся повозке со стороны. При его приближении фагорцы предусмотрительно сместились в противоположную сторону.

Кромов оценивающе осмотрел необычную машину со всех сторон, заглянул под днище, где находилась вся механика, стукнул носком ботинка по резине левого переднего колеса и удовлетворенно хмыкнул. Забравшись на платформу, он осмотрел систему управления фагорской повозкой.

Следуя указаниям Шут-Шута, которые тот давал ему на расстоянии, Кромов сел на место водителя и положил руки на находящиеся по обе стороны от него рычаги, служившие соответственно для левого и правого поворота. С двумя другими рычагами, служившими для увеличения скорости движения повозки и торможения, Кромов довольно-таки быстро научился управляться с помощью ног.

Сделав тренировочный круг вокруг «Гала-4» и убедившись, что повозка слушается его, Кромов остановил транспорт неподалеку от группы патрульных и, взмахнув рукой, скомандовал:

– Все на борт!

Патрульные быстро разместились на повозке, и машина двинулась в направлении, указанном Кош-Кошем.

Сами фагорцы, несколько поотставшие от машины на бетонном покрытии летного поля, быстро нагнали ее, как только она съехала на песок. Они бежали в стороне от повозки ровным и размеренным шагом, высоко вскидывая свои длинные, тонкие ноги. Поскольку нога фагорца сгибалась в трех местах, в момент, когда он вскидывал вверх одну из них, средняя ее часть занимала почти горизонтальное положение, а нижняя, соответствующая человеческой голени, подгибалась назад и затем резко выбрасывалась вперед, подобно лезвию выкидного ножа.

Фагорцы передвигались по песку настолько легко и изящно, что, глядя на них, можно было решить, что быстрый бег не требует от них абсолютно никаких физических усилий. Движение происходило словно бы само собой, так естественно и просто, как скольжение водомерки по зеркальной глади воды.

Поскольку двигатель машины работал ровно и почти не производил шума, Морин решил задать Кош-Кошу еще несколько вопросов.

– Вы пытались вести с преступниками переговоры? – спросил он, увеличив громкость переводчика.

– Нет, – коротко ответил на бегу Кош-Кош.

– Быть может, стоит вначале предложить им сдаться?

– Не вижу в этом смысла, – не задумываясь, ответил Кош-Кош. – Если бы они имели намерение сдаться, то давно бы уже сделали это.

– Мне определенно нравится, как ведут дела органы правопорядка Фагора, – усмехнулся Тротт.

– Нам есть чему у них поучиться, – согласился с ним Пасти.

– В вашем заявлении есть определенная логика, уважаемый Кош-Кош, – продолжал между тем беседу с фагорцем Морин. – Но все же, прежде чем применить силу, мы должны предупредить правонарушителей, что собираемся сделать это.

– Вряд ли они обратят внимание на ваше заявление. – Кош-Кош с сомнением взмахнул на бегу верхней парой конечностей. – По-моему, они просто не понимают, где находятся и что происходит вокруг.

– Что вы хотите этим сказать?

– По-видимому, ираб действует на них так же, как и на пашташей.

– С чего вы так решили?

– Они ведут себя неадекватно.

– И в чем это выражается?

– В том, что они ведут себя как невменяемые.

– Понятно, – кивнул Морин. – Вы считаете, что четверо правонарушителей, укрывшиеся в Таха-Ширте, находясь в храме, надышались ираба.

– Свидетели утверждают, что они делали это намеренно, – заметил Кош-Кош. – Они вдыхали ираб в таких огромных количествах, какое никогда не позволит себе здравомыслящий фагорец. Если не считать пашташей, конечно.

– Пашташи, – задумчиво повторил Морин. – Это те самые, которые использовали ираб как наркотическое средство?

– Да, – на бегу махнул одной из верхних конечностей Кош-Кош. – И каковы его проявления?

– Стойкий галлюциногенный бред, потеря ориентации во времени и пространстве, повышенная психомоторная возбудимость и ярко выраженная агрессивность.

– Должно быть, Догов послал на задание отъявленных наркоманов, если они сразу же нанюхались этой дряни, – заметил Тротт.

– Лучше подумай о том, что если они до сих пор находятся под кайфом, то у нас с ними могут возникнуть серьезные проблемы, – ответил ему Кромов. – В таком состоянии они, не задумываясь, пустят в ход оружие.

– Ну, надеюсь, мы тоже не станем действовать одними уговорами. – Тротт вопросительно посмотрел на Морина: – Так ведь, командир?

– Для начала попытаемся использовать парализаторы, – негромко, но так, чтобы было слышно всем, кто находился в повозке, ответил Морин.

– Ты шутишь, командир! – возмущенно сверкнул глазами Тротт. – У них же штурмовые пистолеты! Они перестреляют нас прежде, чем мы подойдем к ним на расстояние действия парализаторов!

– По уставу, обезвреживая правонарушителей в условиях, когда не существует непосредственной угрозы жизням гражданских лиц, патрульные обязаны использовать парализаторы, – глядя под колеса мчащейся по песку машины, угрюмо произнес Морин.

– Но преступники вооружены!

– Нам это сообщил Кош-Кош, которому самому стало известно об этом только из показаний третьих лиц. Фагорцы, находившиеся в храме в момент налета, были напуганы и могли принять за оружие какие-то другие, совершенно безопасные предметы, которые держали в руках налетчики. Например, ручные фонарики.

– Однако Кош-Кош даже марку пистолетов смог установить, – напомнил командиру Ку Ши.

– Я сомневаюсь, что он видел когда-либо настоящий пистолет, – ответил Морин.

– Ну конечно! – возмущенно взмахнул руками Пасти. – Кош-Кош ничего не понимает в пистолетах! В связи с чем нам можно будет использовать оружие только после того, как эти чертовы нарки подстрелят одного из нас! Может, прямо сейчас вытянем жребий, кому подставиться под пули?

– Должен заметить, командир Морин, – подал голос бегущий на расстоянии пяти шагов от правого борта повозки Кош-Кош, – мне тоже не нравится, когда подчиненные спорят с начальником. Но также должен признать, что в данной ситуации ваш подчиненный совершенно прав. Нет смысла рисковать жизнью, подставляясь под пули надышавшихся ираба наркоманов.

– Благодарю вас за поддержку, уважаемый Кош-Кош! – С искренней признательностью Пасти приложил ладонь к груди и слегка наклонил голову.

– Уверяю вас, командир Морин, – продолжал фагорец, махнув Пасти согнутой в первом локте верхней левой конечностью, – пистолет от ручного фонарика я отличить могу. Так же, как любой взрослый фагорец. И если свидетели налета сказали, что в руках бандиты держали штурмовые пистолеты, следовательно, так оно и было.

– Я думаю, Догову было известно об убийственной ксенофобии, присущей фагорцам, – заметил Ку Ши. – Посланные им на Фагор люди были вооружены, и они, не раздумывая, использовали бы имеющееся у них оружие в том случае, если бы, вернувшись к оставленному катеру, встретили там представителей сил правопорядка. К тому времени, когда мы прибыли бы на планету, они уже передали бы ираб в условленном месте Догову и, бросив катер, скрылись. Но, видимо, даже Догову не могло прийти в голову, что в целях безопасности его же людей фагорцы попросту взорвут корабль. Это полностью спутало все карты бандитов. Сейчас они в отчаянном положении: не знают, что делать, да к тому же еще и находятся под воздействием сильного, незнакомого им прежде наркотического средства. В таком состоянии от них вряд ли можно ожидать разумных действий. А следовательно, действовать против них следует с предельной жесткостью.

– Как долго человек находится под воздействием ираба? – обратился к Кош-Кошу Морин.

– Про человека ничего сказать не могу, – ответил фагорец. – Но фагорец, впервые вдохнувший ираб, видит несуществующие образы и слышит призрачные голоса в течение суток. При достаточно большой дозе – трое-четверо суток.

Морин тяжело вздохнул и безнадежно покачал головой.

– Разрешаю использовать пластиковые пули, – сказал он своим подчиненным.

Движение по пустыне, кажущейся нескончаемой, продолжалось около получаса. Фагорцы по-прежнему ровно бежали неподалеку от повозки, на которой ехали люди, не проявляя при этом ни малейших признаков усталости.

Заметив, что люди то и дело облизывают пересохшие губы, Кош-Кош осведомился, не хотят ли они пить. Получив утвердительный ответ, фагорец отдал какой-то короткий приказ своему спутнику. Тот, не замедляя бега, резко свернул вправо и скрылся за одним из невысоких песчаных холмов, во множестве разбросанных по поверхности пустыни. Спустя несколько минут он вновь присоединился к эскорту. В каждой верхней конечности он держал по цилиндрическому сосуду, объемом не меньше литра каждый. Согнув одну из конечностей сразу в двух локтевых суставах, он точно кинул сосуд патрульным. Ку Ши без труда поймал передачу. Тем же способом фагорец переправил на повозку и три других сосуда.

Отвинтив крышку с торца пластикового цилиндра, Пасти увидел, что он под завязку наполнен какой-то прозрачной жидкостью.

– Это самая обыкновенная вода, – сказал на бегу Кош-Кош. – На всякий случай ее пропустили через бактериологический фильтр, так что можете не опасаться местной инфекции.

Вода в цилиндрах оказалась не только вкусной, но еще и холодной.

– Где вы ее добыли? – напившись вволю, спросил у Кош-Коша Тротт. – Вокруг ведь пустыня.

– Мы живем здесь, – просто ответил ему Кош-Кош. – Наши города по большей части расположены под песками пустыни. И почти под каждым холмом, которые вы видите, находится вход в подземные коммуникации.

Впереди, прямо по направлению движения отряда, на ровном желтом фоне простирающихся далеко за горизонт безводных песков появилось небольшое черное пятно. По мере приближения к нему пятно превратилось в небольшой колесный вездеход с открытым кузовом. Колеса машины по самые оси завязли в песке. Теперь для того, чтобы вытащить ее, потребовались бы еще два таких же вездехода.

Толкнув тормозной рычаг ногой, Кромов остановил фагорскую повозку возле застрявшей в песке машины.

– Это их машина, – сказал Кош-Кош.

Вместе со своими помощниками он отошел в сторону, предоставляя патрульным возможность осмотреть вездеход.

Спрыгнув с повозки, Морин подошел к брошенной машине.

Осмотр не дал никаких результатов, если не считать нескольких окурков и десятка пустых банок из-под пива в кабине.

От вездехода в сторону заката тянулись четыре неровные цепочки следов, полузаметенные песком.

– Интересно, на что они рассчитывают? – задумчиво провел ладонью по подбородку Тротт. – Что, узнав о случившемся, Догов пришлет за ними кого-нибудь?

– Не думаю, что у них с собой большой запас воды, – сказал Кромов. – Скорее всего у них только и было, что пиво, которое они уже успели высосать. А долго по такой жаре без воды не протянешь.

– Если бы они хоть что-нибудь соображали, то давно бы уже сдались властям, – сказав это, Морин перевел взгляд на Кош-Коша. – Далеко еще до Таха-Ширта?

– Руины города перед нами, – протянув верхнюю левую конечность в ту же сторону, куда ушли бандиты, сказал Кош-Кош.

Посмотрев на ту часть пустыни, которую, по мнению Кош-Коша, следовало именовать городом, Морин устало вздохнул и, подтянув ремень с амуницией, начал взбираться на ближайший песчаный холм. Добравшись до вершины, он достал из чехла полевой бинокль и внимательно осмотрел окрестности.

Руины Таха-Ширта при ближайшем рассмотрении представляли собой поистине апокалиптическую картину. По большей части это была все та же безжизненная пустыня, по которой отряд двигался в течение часа. Но местами среди холмов угадывались очертания каких-то наземных строений, первоначальные формы которых почти невозможно было определить из-за наметенного на них песка. Только однажды Морину удалось как следует рассмотреть то, что осталось от рухнувшей стены. Плита желтоватого цвета с неровным, словно обкусанным верхом, стояла, заметно отклонясь от вертикального положения. Из пустых оконных проемов свисали концы толстых силовых кабелей в черной оплетке, похожие на змеевидные корни растений, пытающихся затащить под землю то, что еще оставалось на поверхности пустыни. Следы бандитов исчезали среди холмов. Встроенный в бинокль радар не фиксировал никаких движущихся предметов. Искать же людей по тепловому излучению среди раскаленных песков было бессмысленной тратой времени.

Перевернувшись на спину, Морин достал из кобуры ракетницу и, направив ее в небо над руинами мертвого города, нажал спусковой крючок. Миниатюрная ракета с закрепленной на ней крошечной видеокамерой прочертила тонкий, почти неразличимый след на фоне ослепительно голубого неба Фагора. Все, что попадало в поле зрения видеокамеры, фиксировалось в памяти микропроцессора, закрепленного на левом запястье Морина.

Спустившись с холма, Морин рассказал остальным то, что ему удалось увидеть.

Подключив процессор к электронному планшету, он воспроизвел запись, сделанную с закрепленной на ракете видеокамеры. При повторном замедленном воспроизведении записи удалось обнаружить то место, где следы бандитов исчезали среди развалин.

– На территории города имеются входы в подземные коммуникации? – обратился с вопросом к Кош-Кошу Ку Ши.

– Раньше имелись, – ответил фагорец. – Но лет двадцать назад, после несчастного случая, произошедшего с тремя детьми, решившими поиграть среди развалин Таха-Ширта, все входы в подземную часть города были засыпаны песком.

– Следовательно, бандиты прячутся среди руин. – Морин задумчиво прикусил ноготь на большом пальце. – Если у них хватило мозгов для того, чтобы выставить посты, то мы не сможем подобраться к ним незамеченными. Что нам остается в таком случае?

– Наглый лобовой штурм здания, – ответил Ку Ши.

– Верно, – согласился с ним Морин.

– Вы не очень расстроитесь, если мы разобьем ваше средство передвижения? – спросил у фагорцев Кромов.

– Если это необходимо для задержания бандитов… – Кош-Кош одновременно развел в стороны все четыре верхние конечности.

– Что ты задумал? – спросил у Кромова командир.

– Смотри сюда. – Кромов ткнул пальцем в нужную точку на планшете. – Здесь в стене здания имеется большой пролом. Наверняка наши нарки держат его под контролем. Загнав в этот пролом повозку, я на какое-то время отвлеку их внимание. Остальные тем временем проникнут в здание с другой стороны и спокойно отстреляют этих молодчиков.

– Постараемся обойтись без стрельбы, – упрямо тряхнул головой Морин.

– Хорошо, мы их просто отключим, – согласился с командиром Пасти.

– Часть крыши здания рухнула, – глядя на планшет, потер подбородок Ку Ши. – Если найти способ быстро забраться на стену, можно организовать прикрытие сверху.

– Я могу помочь, – сказал стоявший, как всегда, в стороне Кош-Кош. – Мне нетрудно забраться на отвесную стену.

– Отлично, – кивнул Морин. – Остается только определить для каждого конкретную задачу и порядок взаимодействия. И чтобы никакой самодеятельности, – посмотрев на своих подчиненных, строго добавил командир.

Как только фагорский автомобиль выкатил на открытое пространство перед полуразрушенным зданием, в котором, как предполагалось, засели бандиты, из пролома в стене навстречу ему ударила длинная очередь из штурмового пистолета. Кромов пригнулся как можно ниже и со всей силой надавил на рычаг скорости. Одновременно он заложил крутой вираж, уходя с линии огня.

В то же самое время с противоположной стороны к зданию бежали патрульные.

Оконные и дверные проемы представляли собой превосходные точки для стрельбы, но пока засевшие в здании бандиты никак себя не проявляли. Должно быть, они сосредоточили все свое внимание на уродливой машине, задавшейся целью протаранить стену.

Чуть в стороне от основной группы бежал Кош-Кош. Фагорец быстро обогнал людей. Он добежал до здания, когда патрульные преодолели еще только половину дистанции.

Согнув задние конечности, фагорец одновременно оперся и на средние, широко расставив их в стороны. На секунду Кош-Кош замер в этой странной позе, похожий на огромного жука, пытающегося встать на дыбы, а затем, резко распрямив две пары опорных конечностей, взлетел вверх на высоту около трех метров. При том что сам фагорец был ростом чуть больше метра, это был рекордный прыжок. В прыжке он выбросил вверх пару своих верхних конечностей и с размаху ударил ими в стену. Острые когти фагорца, выскользнувшие из специальных кожаных карманов, глубоко вошли в стену, сложенную из больших прямоугольных блоков, материалом для которых послужил песок, склеенный какой-то синтетической полимерной смолой. Быстро перебирая всеми шестью лапами, Кош-Кош начал ловко взбираться вверх по отвесной стене.

К тому времени, когда Ку Ши оказался под стеной, Кош-Кош уже забрался наверх, закрепил на краю трос с автоматической рулеткой и скинул конец вниз. Ку Ши вставил ногу в петлю на конце троса и ухватился за рукоятку. Кош-Кош нажал клавишу привода и проворно отбежал по краю стены на безопасное расстояние.

Стрельба из пролома в стене на время прекратилась – должно быть, стрелку понадобилось сменить обойму.

Кромов снова выровнял направление движения повозки, сориентировав ее на зияющий в стене пролом.

Бандиты заметили бегущих к зданию людей и начали стрелять из окон, когда было уже слишком поздно – патрульные находились в мертвой зоне, недоступной для стрелков, засевших в здании. Бессмысленная стрельба тем не менее не прекращалась. Не видя больше целей, бандиты палили во все стороны без разбора – злость и страх не позволяли снять палец со спускового крючка пистолета и хотя бы ненадолго задуматься, чтобы оценить сложившуюся ситуацию.

За секунду до того, как фагорская повозка влетела в пролом стены, Кромов спрыгнул с нее и откатился в сторону.

Подпрыгнув на камнях, машина левым бортом зацепила край пролома. С грохотом посыпались вниз песчаные блоки. Пистолет бандита, стрелявшего по машине, умолк. Почти не потеряв скорости, машина въехала в здание и со всего хода ударила во внутреннюю стену.

Взобравшись наверх, Ку Ши успел увидеть, как рухнула стена, протараненная фагорской повозкой. Быстро окинув взглядом внутреннее пространство здания, Ку Ши нашел одного из бандитов, защищавшего пролом. Сейчас он стоял в стороне и растерянно смотрел на задний край машины, высовывающийся из груды обрушившихся на нее камней. Штурмовой пистолет он держал в правой руке, чуть на отлете.

Бандит, стоявший спиной к Ку Ши, представлял собой идеальную мишень. Патрульный передернул затвор помпового ружья с пластиковыми пулями и, тщательно прицелившись, плавно надавил на спусковой крючок.

Одиночный выстрел потонул в грохоте беспорядочной стрельбы. Пластиковая пуля попала бандиту в правую лопатку. Он протяжно вскрикнул от боли и, выронив пистолет, упал на пол. Скорчившись совершенно невообразимым образом, он попытался левой рукой дотянуться до места, куда ударила его пуля патрульного.

Еще не успела осесть пыль, поднятая в воздух обломками рухнувшей стены, как через пролом в здание с ружьем наперевес вбежал Кромов. Увидев корчащегося на полу бандита, Джеймс ногой откинул в сторону его пистолет:

– Есть проблемы, парень?

Бандит попытался было подняться на ноги, но, получив удар прикладом ружья между лопаток, растянулся на полу. Кромов прижал его коленом и, заведя руки за спину, стянул их тонким пластиковым ремешком силовых наручников.

– Демон на огненной колеснице!.. – хрипло прокричал связанный бандит. – Я чувствую твои острые зубы на своем горле!..

Кромов перевернул бандита на спину. На вид парню было лет двадцать пять. Волосы всклокочены, зубы оскалены, а глаза закатились под веки, так, что видны только белки с частой сеткой красноватых прожилок.

– Демон!.. – изогнувшись всем телом, словно у него начался эпилептический припадок, протяжно завопил парень. – Я знаю!.. Я видел твое лицо!..

После этого он выдал длинную фразу, состоящую из самой что ни на есть банальной нецензурщины.

– Ну, дурак, – едва ли не с сочувствием покачал головой Кромов.

Бой на другой стороне здания, в котором принимали участие основные силы патрульных, закончился с такой же быстротой.

Как только стрельба в здании на мгновение затихла, Пасти, выставив руки вперед, прыгнул в оконный проем. Упав, он перевернулся через плечо и встал на колено. Ствол ружья, которое патрульный одним движением выдернул из-под плеча, быстро обшарил все внутреннее пространство комнаты.

Одновременно с Пасти в соседнее окно запрыгнул Тротт.

Морин, как старший по званию, воспользовался дверным проемом.

Трудно сказать наверняка, появление каких именно образов в затуманенных инопланетной дурью мозгах незадачливых наркоманов спровоцировал страшный грохот, произведенный ворвавшейся в дом фагорской повозкой, и сотрясение здания от основания до той части крыши, что еще нависала сверху над разделенным на ровные квадраты пространством, после того как она снесла внутреннюю стену, но только взглядам патрульных предстала довольно-таки странная картина.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>