Алексей Александрович Калугин
Патруль вызывали? (сборник)

Один из бандитов бился на полу в приступе истерики, колотя себя кулаками по голове и выкрикивая при этом нечто совершенно непотребное. Второй пребывал в состоянии полнейшего ступора. Он стоял, безвольно привалившись спиной к стене и держа пистолет в опущенной руке. Правда, заметив оказавшегося рядом Тротта, бандит вяло улыбнулся и попытался направить пистолет на патрульного, однако, получив удар прикладом в живот, присел на корточки и затих.

Надеть на них наручники оказалось делом одной минуты. Но вот выяснить, где прячется четвертый преступник, патрульным так и не удалось. Бандиты по-прежнему находились в мире бредовых фантазий, совершенно неадекватно реагируя на происходящее. Они то крыли патрульных последними словами, то падали перед ними на колени, прося о снисхождении и милости. Слезы сменялись приступами безудержного смеха, заканчивавшегося похабной матерщиной, следом за которой наступало, в свою очередь, состояние полнейшего безразличия и апатии.

– Нельзя сказать, что по долгу службы мне приходится видеть мало дураков, – заметил Кромов, добавив к двум связанным бандитам и своего пленника. – Но таких идиотов я, признаться, вижу впервые. Где только Догов их откопал?

– Все дело в незнакомом наркотике, – заметил Пасти. – Думаю, Догов рассчитывал неплохо заработать на местном ирабе. Судя по нашим пленникам, дурь убойная.

– Работа не закончена, пока четвертый бандит не найден, – напомнил Морин. – И не теряйте бдительности – кто знает, что за тараканы у него в голове ползают.

– Внутри здания рухнула стена, – сказал, входя в помещение, Ку Ши. – Четвертого из этой компании идиотов запросто могло засыпать камнями.

– Этого нам только не хватало, – мрачно буркнул Кромов. – Теперь еще завал придется разгребать. Местные службы, как я понимаю, за это тоже не возьмутся. Эй! – Кромов дернул за плечо одного из пленников. – Где четвертый?.. Ты понимаешь, что я говорю?..

Парень, оскалив зубы, злобно зарычал на патрульного. Забыв, что у него скованы наручниками руки, он прыгнул вперед и, потеряв равновесие, упал лицом на пол, расквасив нос и разодрав щеку.

– Придурок, – презрительно процедил Кромов сквозь зубы.

Осмотр внутренних помещений полуразрушенного здания никаких результатов не дал. Фагорцы, находившиеся снаружи и внимательно наблюдавшие за всем, также не заметили, чтобы из здания кто-либо выходил. А на их панорамное зрение можно было положиться.

– Ну, так что будем делать? – спросил у Морина Пасти. – Если четвертый из этой шайки недоумков находился тут же, то искать его остается только под завалом.

Посмотрев уже в который раз на кучу каменных блоков, под которой была погребена фагорская повозка, Морин досадливо цокнул языком. Без техники работы здесь было на несколько часов.

– Нужно посоветоваться с фагорцами, – сказал он. – Может, у них на этот счет имеются какие-то соображения. В конце концов, нужно выяснить, как нам теперь добираться до космопорта, когда у нас нет машины и трое пленных на руках.

– Ладно, – кивнул Пасти. – Пойду скажу Ку, чтобы выводил пленных.

Морин в одиночестве вышел на улицу и, чуть прищурив глаза от яркого солнечного света, огляделся по сторонам. Заметив Кош-Коша, стоявшего, как всегда, чуть в стороне, Морин махнул фагорцу рукой и направился к нему. Он помнил о том, что при общении с фагорцами следует соблюдать определенную дистанцию, но в данный момент расстояние между ним и Кош-Кошем было настолько большим, что, попытайся Морин начать разговор, это выглядело бы попросту комично.

Сделав несколько шагов, Морин заметил, как внезапно напрягся Кош-Кош. Худое, поджарое тело фагорца сначало вытянулось вверх, а затем резко подалось вперед.

– Берегитесь, командир Морин! – крикнул Кош-Кош.

Морин в ответ только улыбнулся – ему казалось, что разделяющее их расстояние пока еще позволяло не проявлять излишнего беспокойства.

Внезапно Кош-Кош сорвался с места и стрелой кинулся навстречу человеку.

Морин даже не успел понять, что происходит. Он видел бегущего фагорца, а в голове у него медленно всплывала мысль о том, что это сама смерть приближается к нему. Человек не успел испытать ни страха, ни сожаления, когда налетевший фагорец ударил его плечом в грудь, сбил на землю и навалился сверху.

Почти одновременно с этим прозвучала короткая очередь из штурмового пистолета.

Тело фагорца было настолько легким, что Морин мог бы без труда отшвырнуть его в сторону. Но воспоминание о крючьях на конечностях и о ядовитых иголках, которыми было начинено лежавшее на нем тело, сделало Морина невероятно спокойным. Пока он не испытывал никаких болевых ощущений, а потому стремился как можно дольше сохранять существующее положение. Он слышал какие-то крики в стороне – должно быть, его ребята пытались уговорить Кош-Коша не делать глупостей и отпустить их командира, но при этом боялся повернуть голову, чтобы посмотреть, что же там происходит на самом деле. Однако если вспомнить слова Кош-Коша о том, что фагорцы убивают представителей иных рас рефлекторно, сами того не желая, то надеяться на спасение, находясь в столь плотном контакте с одним из представителей прирожденных убийц, по меньшей мере глупо.

Так же внезапно, как он напал на Морина, Кош-Кош вскочил на ноги и быстро отпрыгнул на несколько шагов назад.

– Я убил его, – услышал Морин слова фагорца, бесстрастно и сухо произнесенные электронным переводчиком.

– Я убил его, – снова повторил Кош-Кош.

Не дожидаясь, когда он повторит эти мрачные слова в третий раз, Морин не спеша встал.

– Если речь идет обо мне, – сказал он, поднимая с песка свою пилотку и отряхивая ее ударом о колено, – то я, как мне кажется, пока еще жив.

Посмотрев сначала на Кош-Коша и не сумев ничего понять по выражению его необычного, с точки зрения человека, лица, Морин повернулся в противоположную сторону. Неподалеку от угла здания на земле, раскинув руки в стороны и уткнувшись лицом в песок, лежал человек, одетый в серую майку и шорты. В трех шагах от него на песке валялся штурмовой пистолет «линда». Рядом стоял Ку Ши, держа затылок незнакомца под прицелом своего помпового ружья.

– Четвертый объявился, – сказал, заметив взгляд командира, Ку Ши. – Должно быть, прятался где-то в расщелине между камнями. Благодари Кош-Коша, командир, это он спас тебе жизнь.

Морин растерянно посмотрел на фагорца.

– А как же ваша природная склонность к убийству? – спросил он, понимая, что говорит глупость, сейчас ему нужно было бы благодарить Кош-Коша.

Вид у Кош-Коша был такой же растерянный, как и у Морина.

– Сам не знаю. – Фагорец развел в сторону все четыре свои верхние конечности. – Я просто увидел человека с оружием в руках, целящегося вам в спину, и понял, что он выстрелит прежде, чем вы успеете понять, что происходит. Достать его я уже не успевал, а потому оставался единственный выход – убрать вас с линии огня.

– Спасибо, Кош-Кош, – наконец-то с чувством произнес Морин, хотя и понимал, что автоматический переводчик скорее всего не сумеет передать его интонаций. – Я ваш должник.

– Да какое там! – На этот раз вверх взлетели только две верхние конечности фагорца. – Я все еще понять не могу, почему не убил вас!

– А, на мой взгляд, все очень просто. – Сковав руки лежащего на песке бандита наручниками, Ку Ши поднялся на ноги и отряхнул с коленей песок. – Просто ваше, Кош-Кош, желание спасти жизнь человеку оказалось сильнее природного инстинкта убивать.

– Выходит, мы не такие уж и разные. – Морин улыбнулся и решительно направился в сторону фагорца.

Кош-Кош вначале было по привычке попятился назад, но затем остановился.

Подойдя к фагорцу, человек протянул ему руку с открытой ладонью. Фагорец протянул ему свою верхнюю конечность, внутри которой были спрятаны ужасающего вида когти, и руки представителей двух цивилизаций наконец-то встретились.

– Я первый фагорец, пожавший руку представителю иной космической расы! – радостно воскликнул Кош-Кош.

– Похоже, приходит конец изоляции вашей планенты, – улыбнулся в ответ ему Морин.

– Ирония заключается в том, что благодарить за это мы должны четырех нанюхавшихся ираба наркоманов, – заметил Ку Ши.

– Итак, друзья мои, от имени командования поздравляю вас с успешно проведенной операцией, – сказал Морин, закончив разговор с Центральной диспетчерской.

– С еще одной удачной операцией, командир, – поправил его Тротт.

– Не припомню, когда у нас в последний раз случался прокол, – с недоумевающим видом пожал плечами Пасти.

– Напомнить? – язвительно осведомился Морин.

– Не сейчас, командир, – недовольно поморщился штурман. – Не стоит омрачать столь торжественный момент, когда все мое существо буквально купается в лучах славы, исходящих от «Гала-4».

– Ей бы вместо лучей новый движок, – мечтательно произнес Кромов.

– Вот если бы мы по этому делу еще и Догова привлекли, – мечтательно закатил глаза Тротт. – Тогда бы точно и новый движок получили, и двойные премиальные в конце квартала. Я бы тогда на недельку на Варкал махнул. Говорят, там недавно открылся роскошный туристический комплекс.

– Цены там хорошие, – положил конец мечтаниям пилота прозаический, как всегда, Кромов.

– А в самом деле, командир, – прищурил свои и без того узкие глаза Ку Ши. – Что нам светит, если мы раскрутим по делу с ирабом самого Догова?

Морин усмехнулся и безнадежно покачал головой:

– Нам приказано доставить арестованных в галактическую тюрьму пятого сектора. Даже если мы будем двигаться туда очень не спеша, у нас в запасе всего двадцать четыре часа на то, чтобы получить от шайки наркоманов показания против Догова. При том, что они даже не понимают, где находятся, сделать это, по-моему, невозможно.

– Перед отлетом с Фагора я попросил у Кош-Коша образец ираба и провел химический анализ этого вещества.

Сказав это, Ку Ши сделал театральную паузу, рассчитывая проверить терпение и выдержку своих слушателей.

Первым сдался Пасти.

– Ну, и что тебе удалось выяснить? – спросил он.

– То, что ираб является наркотиком только для фагорцев, – ответил Ку Ши. – Это связано с особенностями их метаболизма. На людей же ираб действует совершенно иначе.

– Ты хочешь сказать, что наши пленники все это время попросту валяли дурака? – удивленно посмотрел на Ку Ши Морин.

– Нет, – покачал головой тот. – Они и в самом деле находились в состоянии наркотического опьянения. Только вызвано оно было вовсе не вдыханием паров ираба, а психосоматическим возбуждением. Проще говоря, они сами убедили себя в том, что ираб оказывает на них именно то воздействие, которое они и ожидали. Усилило этот эффект то, что, во-первых, все они прежде не раз употребляли самые разнообразные наркотические средства и имели прекрасное представление о том, какое воздействие оно оказывает на психику. Во-вторых, жара и выпитое пиво. А в-третьих, то, что они оказались в экстремальных условиях, когда уход в наркотический бред как бы снимал с них ответственность за все происходящее.

– И как долго будет это продолжаться? – спросил Тротт.

– До тех пор, пока они не поймут, что занимаются самообманом. Или, – Ку Ши лукаво улыбнулся, – пока кто-нибудь не скажет им об этом.

– И что тогда?

Все с нетерпением смотрели на Ку Ши, понимая, что он неспроста завел этот разговор.

– Тогда ираб проявит себя тем образом, каким и должен воздействовать на организм человека.

– Ну?

– Для человека ираб – это сильнейшее слабительное, которое оказывает к тому же еще и рвотный эффект, правда, в несколько стертой форме.

– Можно я скажу им об этом?! – Пасти вскочил со своего кресла, радостно тряся рукой, как ученик, знающий верный ответ на заданный педагогом вопрос.

– Нет. – На губах Морина появилась зловещая ухмылка. – Это ведь меня чуть было не пристрелил один из этих придурков.

– И не забудь сказать этим олухам, командир, что лекарство, нейтрализующее действие ираба, они получат только после того, как подпишут показания против Догова, – сказал Ку Ши.

– Ребята не похожи на новичков. – Морин с сомнением прикусил нижнюю губу. – Таких не просто расколоть.

– Думаю, они станут весьма общительными после того, как узнают, что туалет в арестантском отсеке не работает, – улыбнулся Ку Ши.

Кромов, пораженный простотой и изяществом такого решения, даже рот от восторга приоткрыл.

– Послушай, Ку, – с любопытством посмотрел на приятеля Пасти. – Я никогда прежде не замечал за тобой садистских наклонностей.

– Любое разумное существо во Вселенной интересно в первую очередь своей многогранностью и непредсказуемостью, – с улыбкой ответил Ку Ши. – Вот ведь Кош-Кош тоже был уверен, что не сможет приблизиться к человеку, не убив его при этом. И если бы не наш командир, который прохлопал притаившегося у него за спиной бандита, несчастный фагорец так бы и продолжал жить с этой своей уверенностью. А теперь, я думаю, его ждет стремительная карьера на дипломатическом поприще.

– Вообще, я думаю, что фагорцы самой природой созданы для дипломатии и политики, – сказал Тротт.

– Ты так считаешь? – удивленно посмотрел на него Морин.

– А как ты думаешь, легко ли сказать «нет» на переговорах, когда напротив тебя сидит полномочный посол, чье тело начинено ядовитыми иголками, которые подконтрольны лишь его природным инстинктам?

НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В КАСКАДЕРА!

– Все корабли одинаково хороши, когда идут на крейсерской скорости, но у каждого из них движок барахлит по-своему, – глубокомысленно изрек Кромов.

– Это ты к чему? – спросил Морин.

– Да так просто, – рассеянно пожал плечами бортинженер. – Радуюсь, что наш движок работает как часы.

– Мне всегда становится не по себе, когда Джеймс заводит разговор о движке, – заметил Пасти.

– Почему? – поинтересовался Кромов.

– Потому что стоит тебе произнести вслух это магическое слово, как двигатель «Гала» тут же выкидывает какой-нибудь фортель.

Все на мгновение притихли, напряженно прислушиваясь к тому, как работает двигатель корабля.

– Все нормально, – довольно улыбнулся Кромов.

– Если и дальше так пойдет, то через полтора часа будем на месте, – сообщил Тротт. – Что нам известно о Тренине?

Сообщение, переданное час назад Центральной диспетчерской службой Галактического патруля, было в высшей степени невразумительным. Речь шла о каком-то ЧП, произошедшем на Тренине, где группа киношников снимала очередной крупнобюджетный боевик. С диспетчерской связался таможенник космопорта Тренины, представившийся просто Олегом. Он сообщил, что один из занятых на съемках фильма каскадеров захватил в заложники кого-то из съемочной группы и привез его на танке в космопорт. Требования террорист выдвигал более чем странные: он хотел, чтобы на Тренину немедленно прибыл Галактический патруль, которому и собирался сдаться. Если верить словам таможенника, никакой угрозы террорист не представлял, хотя, помимо танка, у него имелся еще крупнокалиберный станковый пулемет, с помощью которого он и собирался разделаться с заложником в случае, если тот проявит неблагоразумие. С тем, что именно происходило на Тренине, предстояло разобраться на месте отряду «Гала-4».

– Если судить по планетарному справочнику, Тренина не то место, куда здравомыслящий человек готов отправиться по собственной воле, – ответил на вопрос пилота Ку Ши. – Знаменитые тренинские болота считаются самыми опасными и непроходимыми во всей Вселенной. Пару лет назад известный путешественник Марек Сучкевич пытался в одиночку пересечь болота Тренины.

– Это тот самый, который на надувной резиновой лодке первым проник в глубь Страны Тысячи Озер? – спросил Кромов.

– Тот самый, – подтвердил Ку Ши.

– Видел я его по видику, – сказал Кромов и с уважением добавил: – Сильный мужик.

– Так вот, этот самый сильный мужик на третий день пребывания среди тренинских топей был вынужден вызывать спасателей, – продолжил Ку Ши.

– И что же делают в этом гиблом месте киношники? – удивленно выгнул губы Морин.

– Должно быть, снимают очередную мерзость про гигантского червя, глотающего все без разбора, а после страдающего мощным несварением желудка, – предположил Пасти. – Судя по описаниям Ку, натура на Тренине сюжету соответствует.

– Не люблю экзотику, – недовольно поморщился Кромов.

– Не ты один, – усмехнулся Тротт.

– Что же собой представляют эти тренинские болота, если люди в них с ума сходят? – задумчиво провел ладонью по подбородку Кромов. – Даже Марек Сучкевич и тот… – Джеймс покачал головой. Вид у него при этом был как у Ницше, когда тот впервые пришел к выводу, что бог мертв.

– Спросишь об этом у каскадера, который после тренинских болот горит желанием передать себя в руки Галактического патруля, – снова усмехнулся Тротт. – Кстати, о нем что-нибудь известно? Кто он такой?

– Его имя Чейт А, – ответил Ку Ши. – Все, что я смог узнать, воспользовавшись информационным каналом, лишь то, что ему двадцать восемь лет и в свое время он два года прослужил в частях мобильной пехоты Земной федерации сначала на Туке-4, а затем, во время шенского конфликта, на военной базе Головачев-12. Постоянной лицензии каскадера не имеет. Неделю назад, воспользовавшись услугами посреднической фирмы «ННН», заключил договор с кинокомпанией «Золотой Квадрат» на выполнение одного трюка для ее нового фильма «Умри легко». Режиссер: Гарри Строев. Продюсер: Джек Слей. Сумма, указанная в договоре… – Ку Ши как-то странно хмыкнул и покачал головой. – Если бы мне платили столько за каждый вылет, я бы через год бросил службу.

– Что-то здесь нечисто, – задумчиво покачал головой Морин.

– Что тебе на этот раз не нравится? – удивленно посмотрел на командира Тротт. – Садимся в космопорте Тренины, забираем этого сбрендившего каскадера…

– Нет, нет, нет, – снова покачал головой Морин. – В этом деле все не так просто, как кажется на первый взгляд. Сначала каскадеру платят какие-то совершенно запредельные гонорары всего за один трюк. При этом, заметьте, каскадеру непрофессиональному! Потом, всего через пару дней после прибытия на Тренину, этот самый каскадер сходит с ума, берет в заложники продюсера фильма, заталкивает его в танк, везет в космопорт и там просит местного таможенника вызвать Галактический патруль. Кто-нибудь может объяснить мне, где здесь логика?

– Есть и другие вопросы, – сказал Ку Ши. – Например, где этот тип раздобыл боевое оружие?

– Верно, – согласился с ним Морин. – И к какому же выводу мы приходим?

Командир посмотрел на своих подчиненных как строгий учитель на учеников, способности которых он оценивает выше средних.

– Здесь дело нечисто, – зловещим полушепотом произнес Кромов.

– В десятку, – благосклонно улыбнулся бортинженеру Морин. – А поэтому, прежде чем совершить посадку в космопорте Тренины, мы проведем разведку с воздуха, чтобы посмотреть, что происходит в киношном поселке.

От поселка, который выстроили для себя кинематографисты, до космопорта Тренины было не меньше ста километров по непроходимым болотам, заросшим густым мангровым лесом. Поселок стоял на небольшом возвышении, неподалеку от реки. Местность вокруг него была открытой, и аэровидеосъемка дала блестящие результаты. Морин оказался прав – в поселке творилось что-то неладное. Два из десяти сборных домиков были разрушены. Вертолет, стоявший на краю поселка, беспомощно хлопал лопастями, пытаясь взлететь, но почему-то у него это не получалось. Повсюду бегали люди, всполошенно размахивая руками.

– Шум, поднятый вокруг захвата заложника, был всего лишь отвлекающим трюком, – высказал свое мнение Морин. – Все основные действия разворачиваются в киношном поселке.

– Ты понял, что там происходит? – с уважением посмотрел на командира Пасти.

– Нет, – ответил Морин. – Но, что бы там ни происходило, мне это не нравится.

– Посмотрите-ка на это, – предложил Ку Ши.

Остановив видеозапись, Ку Ши увеличил замершее на экране изображение и задействовал программу компьютерной обработки картинки. Просле придания изображению дополнительной контрастности и четкости на экране ясно стала видна фигура обнаженного по пояс здоровяка, размахивающего огромным боевым топором.

– Похож на героя кинокомикса, – сказал, посмотрев на экран, Кромов. – Ты думаешь, это он разрушил дома? – спросил он у Ку Ши.

– Насколько я могу судить на таком расстоянии, это представитель расы тахов, – ответил Ку Ши. – Планета Тах, общество которой находится на уровне раннерабовладельческого строя, вошла в состав Галактической Лиги пятнадцать лет назад по чистой случайности, когда на Тах рухнул боевой эскадренный крейсер Союза М с тысячью человек на борту. Само собой, скрыть подобное происшествие от населения Таха да к тому же еще и провести незаметно спасательную операцию было невозможно. Таким образом, тахи узнали о существовании инопланетных цивилизаций, а представители Союза М были вынуждены ратовать перед Объединенным Советом Галактической Лиги за присоединение Таха к своему Союзу. Тахи крайне редко покидают свою планету. Характер у них, как говорят, омерзительнейший: угрюмость и нелюдимость сочетаются у тахов с легкой возбудимостью, крайней обидчивостью и бескомпромиссностью.

– И что это значит? – посмотрел на Ку Ши Морин.

– Пока не знаю, – ответил тот. – Я просто решил ознакомить вас с имеющейся информацией. Могу добавить к этому, что тах способен устроить свару буквально на пустом месте, например из-за произнесенного собеседником слова, значение которого он просто не понял. А двое тахов, если что придется им не по душе, могут устроить маленькую войну.

– Возле киношного поселка имеется место для посадки? – спросил Морин у Тротта.

– Сомневаюсь, – покачал головой тот. – Все вокруг заросло мангровыми деревьями. А под ними, судя по результатам поверхностного сканирования, находится влажная почва, перемежающаяся небольшими участками открытой воды.

– В таком случае будем высаживаться в посадочном модуле, – принял решение Морин. – Тот, кто послал вызов, рассчитывает на то, что мы сядем в космопорте, а тем временем они закончат свои дела в поселке.

– Есть три вопроса, командир, – откинувшись на спинку кресла, обратился к Морину Пасти. – Кто «он», кто «они» и о каких именно делах идет речь?

– Не важно, – махнул рукой Морин. – Разберемся на месте. План действия следующий: Эрик сажает «Гала-4» в космопорте Тренины и выясняет, кто там кого взял в заложники. Мы же тем временем высаживаемся в окрестностях киношного поселка и разбираемся с ситуацией на месте. Так или иначе, нам все равно придется отправиться в поселок, чтобы выснить, каким образом каскадеру, взявшему заложника, удалось обзавестись боевым оружием.

Продравшись сквозь плотный полог мангровых зарослей, посадочный модуль плюхнулся в огромную лужу жидкой грязи, покрытую пятисантиметровым слоем воды, по поверхности которой плавала какая-то мелкая зеленая растительность. Постояв пару секунд ровно, модуль начал заваливаться на правый борт и наконец замер в относительно устойчивом положении под углом в сорок пять градусов.

– Приехали, – сообщил всем остальным Морин, выбираясь из переплетения страховочных ремней.

Патрульные оделись в полном соответствии с жарким и влажным климатом Тренины: легкие ботинки с гетрами, шорты и майки, поверх пуленепробиваемый панцирь из армированного металлопластика, а на голове – сферический шлем, защищающий как от вражеских пуль, так и от прямых солнечных лучей.

Кромов, первым добравшийся до выхода, откинул в сторону дверцу люка. Вместе с тяжелым, насыщенным болотной влагой воздухом в модуль хлынул поток грязной воды, перемешанной с мелкой зеленой крошкой. Уперевшись руками в края дверного прохода, Кромов выглянул наружу.

– Нужно бы промерить дно, – сказал он. – А то кто его знает…

Бортинженер не успел закончить начатую фразу, когда забравшееся в открытый люк модуля толстое красноватое щупальце петлей захлестнулось вокруг ноги Кромова и, дернув, повалило его на спину. Через секунду Кромов находился уже за пределами модуля. Погрузившись по самый подбородок в жидкую грязь, он отчаянно цеплялся руками за края дверного проема.

Подбежавший к выходу Ку Ши схватил бортинженера за руку и попытался втянуть обратно в модуль.

– Он держит меня, – отплевываясь от лезшей в рот грязи, процедил сквозь стиснутые зубы Кромов.

– Кто? – спросил Ку Ши.

– Откуда я знаю! – Глаза Кромова возмущенно округлились.

Встав рядом с Ку Ши, Пасти передернул затвор трассера.

– Что ты задумал? – спросил у него Морин.

– Если тварь, схватившая Джеймса, настолько велика, что мы не можем вытащить ее, то есть шанс ее подстрелить.

Короткая очередь вспорола грязь в метре за спиной Кромова.

– Ну как? – спросил у бортинженера Морин.

– Держит… З-зараза, – ответил тот.

Пасти снова поднял трассер и выпустил еще одну очередь, целясь ближе к барахтающемуся в грязи Кромову.

Ку Ши, державший Кромова за руку, упал на спину, а сам Джеймс по пояс влез в дверной проем модуля. Подтянувшись на руках, он вскочил на четвереньки и проворно отбежал от края проема.

Ку Ши осмотрел ногу Кромова, за которую его держала неизвестная тварь, но, помимо двух больших кровоподтеков, не обнаружил на ней никаких повреждений.

– Порядок, Джеймс, – сказал Ку Ши. – Можно сказать, легко отделался.

– Я скажу, что все в порядке, только после того, как приму душ, – мрачно отозвался Кромов.

– Ну, с этим придется повременить, – сказал Морин. – Сейчас нужно думать о том, как выбраться на сухую землю.

Вскоре выход был найден. Кромов и Морин подсадили Ку Ши, который вскарабкался на крышу посадочного модуля и осмотрелся по сторонам. Оказалось, что с левого подкрылка можно легко перепрыгнуть на поросшую травой землю.

После того как все четверо патрульных благополучно перебрались на твердую почву, Пасти сориентировался по курсопрокладчику и определил направление и расстояние до цели. Приземление прошло удачно, – до киношного поселка было чуть больше трех километров.

Однако Кромов напрочь отказался идти куда бы то ни было до тех пор, пока не смоет с себя липкую, местами уже начавшую подсыхать грязь. Спорить с ним было бесполезно, поэтому Ку Ши просто снял с Кромова шлем и, зачерпнув воды из ближайшей лужи, вылил ее на перепачканный грязью панцирь бортинженера.

Пока Джеймс принимал водные процедуры, Морин связался с Троттом.

– Какие новости, Эрик? – спросил он.

– В окрестностях космопорта не происходит никакого движения, – ответил Тротт. – Я связался с таможенной службой Тренины. Мне ответили, что каскадер-террорист и его заложник по-прежнему находятся в здании космопорта.

– Сделай еще пару витков, Эрик, и после этого заходи на посадку, – сказал Морин. – Мы к этому времени как раз успеем добраться до поселка.

– Принято, командир.

– Ну, что, – посмотрел Морин на мокрого с ног до головы бортинженера. – Готов в дорогу?

– Что-то под панцирем свербит, – состроив недовольную гримасу, пожаловался Кромов.

– Посвербит и перестанет, – ответил Морин. – Вперед!

Бетонное покрытие летного поля было похоже на огромную раскаленную сковороду. Даже края его, если посмотреть по сторонам, вопреки законам перспективы, казались чуть приподнятыми вверх. К тому времени, когда Тротт добрел-таки до невысокого здания кубической формы, на фасаде которого красовалась надпись выцветшим люминесцентным красителем «Космопорт Тренины. Земная федерация», он готов был поспорить с кем угодно, что если плюнуть на бетонное покрытие у него под ногами, то слюна непременно зашипит. В отсутствие спорщиков Эрик готов был сам проделать этот эксперимент, но во рту у него было так же сухо, как в пустыне после пятилетней жесточайшей засухи.

Тротт только глянул на новенький армейский танк, стоявший за углом здания, и сразу же представил себе, какой невыносимый смрад, пропитанный запахом горючего и разогретого машинного масла, стоит внутри бронированной машины. Он настолько явственно вообразил эту вонь, что ему даже сделалось не по себе. Быстро толкнув серую одностворчатую дверь, Эрик ввалился в помещение космопорта.

Внутри здания было так же жарко, как и снаружи. Большой вентилятор, стоявший на шкафу, задвинутом в угол, не в силах был разогнать повисшую в воздухе вязкую духоту.

В помещении находились трое. За маленьким конторским столиком сидел мужчина лет сорока пяти с очень светлыми, выгоревшими волосами, одетый только в широкие голубые трусы. Напротив него расположился крепко сложенный парень лет тридцати, с всклокоченными волосами и лицом, перемазанным грязью и машинным маслом. Одежда на нем была изрядно затаскана и местами опалена, так же как и волосы. Третий, находившийся в комнате, походил на не в меру разъевшегося карлика. Роста в нем было чуть больше полутора метров. Волосы коротко острижены. Лицо красное, обожженное солнцем, с крошечным носиком, за который с трудом цеплялись большие роговые очки с толстыми линзами. Одет коротышка был в довольно-таки легкомысленный пляжный костюмчик: цветастая распашонка, шорты и сандалии. Все трое сосредоточенно пили пиво. И судя по тому, сколько пустых банок валялось в картонном ящике возле стола, можно было сделать вывод, что занимаются они этим давно и упорно.

Пожалуй, самой примечательной деталью интерьера был станковый пулемет системы «скат», стоявший прислоненным к стене так, чтобы парень в обгоревшей одежде мог без труда дотянуться до него рукой.

– А вот и патруль! – завидев Тротта, радостно возвестил тот, что был в трусах.

– Я не один, – на всякий случай предупредил Эрик. – Остальные скоро подтянутся.

Не вставая со своего места, человек в синих трусах наклонился и, чуть приоткрыв дверцу стоящего у него за спиной холодильника, достал из него жестяную банку пива, мгновенно покрывшуюся испариной.

Увидев такое, Эрик вожделенно облизнул сухим языком такие же сухие губы.

– Угощайся. – Человек в трусах кинул банку Тротту.

Поймав банку, Эрик тут же откупорил ее и залпом выпил половину содержимого. С наслаждением крякнув, он провел тыльной стороной ладони по губам, стирая с них пивную пену. Находившиеся в помещении люди перестали казаться ему сборищем бандитов.

– Я местный таможенник. – Человек в трусах привстал со стула, взял со шкафа форменную фуражку и натянул ее на голову. – Зовут меня Олегом.

– Эрик Тротт, – представился патрульный. – Отряд Галактического патруля «Гала-4».

– Ты разделся бы, Эрик, – посоветовал ему таможенник. – А то сопреешь по нашей-то жаре.

Эрик не стал заставлять себя упрашивать. Расстегнув ремень, он кинул его на спинку свободного стула. Следом за ним там же оказалась и форменная куртка патрульного. Взяв со стола банку, в которой еще оставалось пиво, Эрик допил его одним глотком.

Поход по болотам Тренины трудно было назвать приятной прогулкой, но также нельзя сказать, что она доставила патрульным слишком уж много беспокойства. Тренинские болота не пугали путников непроходимыми топями. Обширные участки относительно сухой земли, поросшие травой, густым кустарником, похожим на папоротник, и высокими одиночными деревьями, перемежались бочагами стоячей воды, затянутыми мелкой водной растительностью ярко-зеленого цвета и грязевыми лужами. Сверху болота покрывал плотный полог мангровых зарослей, украшенный несметным числом белесых корней, тянущихся, словно огромные толстые черви, вниз, к воде.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>