Алексей Юрьевич Пехов
Джанга с тенями

– Мы по дороге пропустили все перекрестки, – вежливо улыбнулась Миралисса, блеснув клыками.

– Дык говорят, что несколько недель назад на дворец короля напал Неназываемый!

– Так уж и Неназываемый? – недоверчиво хмыкнул Дядька и усмехнулся в густую седую бороду.

– Угу, как есть Неназываемый! А еще пять тысяч его прислужников! Если бы не гвардия и Алистан Маркауз – убили бы короля!

– Так уж пять тысяч? – опять недоверчиво хмыкнул Дядька и почесал плешивую голову.

– Народец говорит, что пять, – немного смутился разговорчивый стражник, похоже только сейчас начинавший понимать, что пять тысяч число довольно большое.

На самом деле на дворец Сталкона напало не пять тысяч, а всего лишь человек триста, и, естественно, без всякого Неназываемого. Шаманов пара штук была, а вот Неназываемого я что-то в ту ночь не разглядел. Будь во дворце маг, познавший тайну бессмертия Кронк-а-Мора, никого бы из нас уже не было в живых.

– Ну-ну, – хохотнул Дядька, присутствовавший, как и все мы, во дворце той памятной ночью, когда сторонники Неназываемого решили попробовать на зуб королевскую гвардию.

– А очередь-то у ворот тут при чем?! Нападение ведь было в Авендуме, а ворота-то в Ранненге?! – не выдержал Халлас.

– Король, да просидит он на троне еще сотню лет, отдал приказ об усилении бдительности! Вот мы и бдим!

– Да если мимо них протопает армия орков, они ее и не заметят, – тихонько прошептал мне на ухо Кли-кли.

Гоблин был прав, потому как весьма сомнительно, что обычный стражник сможет распознать в проходящем мимо него человеке сторонника Неназываемого. Сочувствующие главному врагу Валиостра изменники до поры до времени ничем не отличаются от других мирных обывателей.

– Это хорошо, что вы так добросовестно несете службу! Королевству должно быть спокойнее, когда в его городах такая стража, – сказала Миралисса.

Халлас хотел презрительно фыркнуть, выразив свое отношение к доблестной страже, но получил от Делера кулаком в бок и, поперхнувшись, заткнулся, при этом чуть не выронив изо рта трубку.

Толпа за нашими спинами зашумела еще сильнее:

– Что такое?! Почему задержка?!

От ворот к нам шел хмурый воин с нашивками капрала. К милой беседе сегодня он был явно не расположен.

– Да погоди ты, Мис, – невзирая на звание отмахнулся от капрала говорливый страж. – Видишь, леди эльфийка новостями интересуется!

Капрал споткнулся, разглядев наш пестрый отряд. Зеленый голубоглазый гоблин, три темных эльфа, хмурый рыцарь, девять воинов, один из которых вроде бы гном злобного вида, а другой – вроде бы карлик в нелепой шляпе-котелке. Плюс худой тип с явно воровской рожей. Не каждый день встретишь в городе такую компанию.

– А-а… – протянул капрал, подбирая слова. – Ну раз так… Не будем вас задерживать. – Еще одна улыбка Миралиссы.

– Так мы можем проехать?

Улыбка эльфа способна ввести неподготовленного человека в долгий ступор, особенно если он раньше не видел эльфийских клыков, двумя белесыми клинками торчащих из-под нижней губы.

– К-конечно, можете проезжать. – Капрал махнул рукой в сторону ворот, чтобы стражники нас пропустили. – Но помните, оружие в черте города имеет право носить только городская стража и эльфы!

– А дворяне и солдаты? – молчавший все это время Угорь изумленно вскинул бровь.

– Кинжалы и ножи допустимого размера – это единственное исключение.

– Но мы на службе у короля! Мы не наемный отряд!

– Простите, закон один для всех, – безжалостно отрезал капрал.

Слышал я об этом законе, он появился лет триста тому назад. Потасовки в Ранненге в то время вспыхивали со скоростью лесных пожаров. Времечко было неспокойное, три дворянских дома грызлись за власть, и когда в бучу, оторвавшись от важных государственных дел, все же вмешался король, трупов на улице было поболе, чем на поле Сорна после битвы гномов и карликов. Половина графов, баронов, маркизов и прочей мелочи, в жилах которой текла дворянская кровь, полегло на улицах города. Но другая половина – вот жалость – осталась, и до сегодняшнего времени Кабаны, Обуры, Соловьи и их сторонники точили зуб друг на друга. Так что те, кто теперь таскает с собой по городу железки с руку величиной или, не дай Сагот, арбалет, рискуют нарваться на очень большой штраф и пару деньков отдыха в неуютной тюремной камере. Последнее обстоятельство являлось великолепным отрезвляющим средством для господ дворян. Побывав в местах сырых и унылых до невозможности, милорды на какое-то время становились тихими и кроткими, как ягнята.

– Но как же так… – начал было протестовать Фонарщик, который сразу же всей душой воспротивился такому закону.

Мумр нигде не расставался со своим огромным биргризеном[1 - Биргризен(гном.) – игра слов. Бир – руки, гризен – меч. Буквально – двуручный меч. Огромный меч, лезвие которого может быть от полутора до двух ярдов в длину, с массивной рукоятью, тяжелым, обычно круглым противовесом и широкой крестовиной. Иногда возле крестовины оружейники добавляли массивные клыки-отроги для остановки продвижения клинка противника вскользь.], а тут выходило, что в Ранненге Мастеру длинного меча придется запрятать страшную железку куда подальше и обходиться коротким ножичком.

– А я ведь даже не спрашиваю вас, по какому делу вы приехали в наш город и какому дому будете здесь служить. – Стражник многозначительно посмотрел на нас.

– Мы не собираемся поступать на службу к дворянским домам, – отрезал милорд Алистан.

– Мне все равно, милорд рыцарь. – Капрал примиряюще поднял обе руки. – Не служите, так не служите. Ваше право. Вот только первая мысль, которая приходит в голову, когда видишь новый вооруженный отряд в городе, что кто-то из домов нанял себе на службу еще нескольких рубак.

– В городе опять неспокойно? – спросила Миралисса, перекидывая толстую пепельную косу через плечо.

– Есть немного, – кивнул стражник. – Соловьи с Кабанами совсем недавно устроили потасовку в Верхнем городе. Двух баронов распороли от шеи до пупка. М-м-м… Прошу прощения, если смутил, леди эльфийка.

– Ничего страшного и спасибо за ответы, любезный. Так мы можем проехать?

– Да, миледи. Вот вам бумага, она поможет избежать вопросов патрулей. – Капрал достал из деревянного футляра, висевшего у него на бедре, свернутую грамоту и лротянул эльфийке. – Здесь говорится, что вы только что прибыли в наш славный город и не успели убрать оружие. Добро пожаловать в Ранненг!

– Вот вам. За службу. – Эграсса, свесившись с лошади, сунул капралу в ладонь монету.

– Благодарс-с-с… – стражник не договорил. Он увидел, какую монету вручил ему эльф, и застыл, как статуя в королевском парке.

Не каждый день капралу выпадает подержать в руке полновесный золотой. Чую, что сегодня в караулке будет праздник и ни один стражник к полуночи не сможет устоять на ногах.

Оставив позади себя изумленную и несказанно обрадованную щедростью темного эльфа стражу, отряд проехал ворота и очутился в Ранненге.

* * *

Как только мы оказались внутри городских стен, Халлас ринулся вперед, но его тут же остановил грозный окрик Маркауза:

– Куда?!

– Зуб выдирать, милорд Алистан! Сил нету терпеть! – застонал гном.

– Вначале в трактир, оставишь там оружие, а уж потом иди к цирюльнику! – приказал гному Дядька.

Халлас нахмурился, мучительно соображая: почему он не может пойти к цирюльнику вместе с любимой боевой мотыгой[2 - Боевая мотыга – основное оружие гномов, относится к разряду комбинированного оружия и включает в себя боевой молот, чекан и малый топор на коротком древке, обычно оплетенном стальной нитью.]? Думаю, глупым людским законам, не позволявшим таскать оружие в черте города, гном не придал никакого значения.

– Штраф за тебя платить кто будет? Я, что ли? – пояснил гному Делер.

Только карлик в доступной и простой манере способен объяснить родственнику-гному, где тот может потерять золотые.

– А сколько штраф-то? – мучительно морщась, спросил Халлас.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 25 >>