Андрей Олегович Белянин
Джек и тайна древнего замка


– Потому, что тот, кто откусил клинок у такого меча, запросто может отгрызть тебе… например, нос!

…Наутро вся компания, включая оклемавшегося волшебника, направила лошадей по горной тропке за перевал. Сумасшедший король логично предположил, что дорог здесь не так уж много, да и присутствие чужеродной магии в воздухе не ощущалось.

– Слушай, Сэм, а в той деревне, где мы оставили нашего монаха, никто не рассказывал о каких-нибудь странных случаях?

– Нет. Все в один голос утверждали, что живут они хорошо и счастливо. Все у них есть, защита не требуется. Мелкие неурядицы не портят общего благополучия. Хвала Гаге!

– Кому? – не понял Джек.

– Гаге. Местные крестьяне так говорят. Не знаю, что это значит… Может, у них присказка такая.

– Да… наверно…

* * *

За перевалом их встретил замок. Не какое-нибудь мрачное вместилище зла с черными башнями и общей могильной архитектурой, а вполне современное, со вкусом построенное жилище. Два корпуса зданий с хорошей крепостной стеной, надраенными воротами, у которых даже не было стражи.

– Миленький домишко! – прокомментировал Вилкинс. – Нас наверняка угостят обедом.

– У меня нехорошее предчувствие… – откликнулась Шелти.

Джек лишний раз проверил, легко ли меч ведуна выходит из ножен.

– Лагун, вы не подскажете, кто мог разместиться в этом замке? С одной стороны, все чисто и пристойно, а с другой – меня не покидает ощущение бутафории.

– Да, мой мальчик, мне и самому непросто в этом разобраться. Здесь замешана магия, очень сильная магия. Зло настолько поглотило Добро, что они в любой момент могут подменить друг друга. Теоретически после слов «Здравствуйте, рады вас видеть…» жди ножа в спину. Или наоборот…

Сумасшедший король задумчиво сдвинул брови. Герберт научился настраиваться на противника, воспринимать и отражать чужую агрессивную волю, защищая свой мозг и психику от постороннего воздействия. Он чувствовал, как неуловимые нити чуждого сознания уговаривают, затягивают, заставляют их войти в гостеприимно распахнутые двери.

– Ну что ж! – решил Джек. – Силе противопоставляют мягкость. Время крушения челюстей еще не настало, давайте посмотрим, кто нас ждет внутри.

– Вот что, у меня есть просьба ко всем. Мы в этих краях люди новые, постараемся поменьше болтать. На всякий случай вы, Лагун, будете странствующим доктором, леди Шелти – вашей внучкой и ассистенткой, Сэм и я – наемные телохранители.

– Блеск! – подпрыгнул в седле ученик чародея. – Я буду самым суровым и отчаянным головорезом с Агрипинского архипелага, двадцать лет по тюрьмам, весь в наколках, шесть смертных приговоров, восемь побегов, разыскиваюсь властями двенадцати стран, мой путь усеян трупами, я страшен в бою и сущий демон с женщинами! А еще…

– А еще ты немой! От рождения! – строго обрезал колдун. – Хоть слово пикнешь – превращу в жабу. И скажу, что так и было! Оставшуюся часть пути будешь квакать…

Вилкинс было надулся, но кавалькада уже въезжала в ворота. Спорить было некогда, а в определенных случаях даже Сэм признавал дисциплину как радикальное средство спасения собственной шкуры.

Странники спешились, привязали лошадей у коновязи, приятно удивившись чистоте внутреннего двора и неприятно – отсутствию слуг, стражей, да и вообще кого бы то ни было.

– Ну что, будут нас встречать, или нам суждено торчать здесь до конца света? – рыкнула Шелти.

Из дверей вышли люди в парадных ливреях. Они, кланяясь, подошли к друзьям, жестами приглашая следовать за собой.

– Пошли! – кивнул Джек, а Сэм, хлопнув одного из провожатых по плечу, дружелюбно поинтересовался:

– Как жизнь, приятель?

– Хвала Гаге… – безжизненным голосом ответил тот.

– Хвала Гаге… Хвала Гаге… – подхватили остальные.

Лагун-Сумасброд подергивал бороденку, и Джек понял, что старый волшебник нашел достойную загадку для своего аналитического ума.

* * *

Их ввели в просторную, роскошно убранную комнату. Шелти, скептически оглядев интерьер, вынесла суровый вердикт:

– Шесть разных занавесок на одно окно – это уже чересчур! У хозяев замка маниакальная страсть к вещам, ни одного простого кусочка стены, все в бантиках, ковриках, рюшечках, картинках и портретах. Боже, где чувство меры?

– Ты слишком огрубела от беготни по лесам. На мой взгляд, это дом настоящей женщины! – встрял Сэм, но Сумасшедший король поддержал дочь рыцаря:

– У каждого свой вкус. Здесь же он вообще отсутствует.

– Прекраснейшая и Золотоголосая, Возвышенная и Вечномолодая, Всезнающая и Тонкочувствующая, Гага Великолепная примет вас через полчаса! – проблеял худой мужчина в черном.

Лагун остановил его и попытался прояснить обстановку:

– Скажи-ка, милейший… Ваша госпожа и вправду такое чудо, как утверждает ее титул?

– Титул, названный мной, преступно короток, он не отражает и сотой доли достоинств Безупречной.

– Она давно живет здесь?

– И с кем? – снова влез Вилкинс. – Она замужем? Есть дети? Возраст? У нее кавалеры? Любовники? Друзья дома? Вообще-то я немой, но так интересно…

– Несравненная примет вас через полчаса. – Так и не ответив на вопросы, мужчина вышел из комнаты.

– Самое обычное дело, экспрессивная мадам, страдающая нарциссоманией, – пожал плечами колдун. – Джек, ты прав, нам не стоит раскрывать карты. Женщины такого рода становятся настоящими фуриями, если их недостаточно ценят…

– Здравствуйте, господа! – В сопровождении эскорта стражи появилась хозяйка замка, к слову заметить, опоздав почти на час.

Она была невысока ростом, худощава, симпатична. Светлые волосы опускались до плеч, пальцы унизаны перстнями, одежда богата, а возраст… Сумасшедший король, запоминающий все до последней детали, был поставлен в тупик возрастом этой женщины. На вид ей было явно за сорок, но держалась, гримасничала и говорила она как восторженная тринадцатилетняя девочка.

– Крашеная! – прокомментировала Шелти драматическим шепотом.

– Ну, что же вы стоите, господа? Садитесь, прошу вас! В наших краях редки путники. Вы, наверное, обошли весь свет? У вас такие умудренные глаза, благородный старец… – Лагун-Сумасброд смущенно закашлялся. – Расскажите, кто вы и откуда. Если, конечно, это не тайна…

– Мы, собственно, идем… – начал колдун.

– Ах, как я люблю тайны! – всплеснула руками женщина, театрально изогнувшись в талии. – У меня был один случай…

– Мы хотели бы… – попытался вставить слово Джек, но был поставлен на место визгливым окриком, в котором у тому же явно прослушивались слезы:

– Вы не дали мне закончить! Где вас воспитывали?! Это просто верх хамства и неприличия! Ах, я даже не успела представиться: Гага Великолепная. Образование высшее, заслуги перед обществом, награды и таланты…

В общем, перечисление всех регалий заняло около получаса. Шелти отчаянно пыталась перевести разговор в другое русло, но тщетно. Гагу интересовала только она сама!
<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>