Андрей Олегович Белянин
Меч Без Имени

Неожиданно из-за поворота стены показался всадник. Увидев нас, он радостно подпрыгнул в седле и подъехал ближе. Не знаю, как вы, а я впервые видел вблизи настоящего рыцаря в полном облачении. Масса железа, ремней, тряпок, перьев и всякого оружия. На его щите красовалась черная жаба в обнимку с белой розой. Могучий рыжий конь уверенно нес всю эту тяжесть, и я невольно почувствовал глубокое уважение к… животному. Меж тем рыцарь что-то пробубнил сквозь прорези забрала.

– Он спрашивает, кто вы, – догадался Лий и тут же выдал всю информацию: – Благородный лорд Скиминок, ландграф Меча Без Имени будет рад скрестить оружие с достойным противником.

Рыцарь гулко расхохотался. Этот «внутришлемный» смех почему-то дико раздражал.

– А чего ты, собственно, ржешь? Что смешного сказал мой слуга?

– Нечестивый раб! – ответил он, приподняв забрало. – У тебя нет коня, доспехов, щита и даже шпор, а ты смеешь называться благородным лордом? Мне стыдно пачкать о тебя оружие. Беги прочь, балаганный шут, а не то копыта моего коня запляшут на твоей спине!

Говорил он грозно, но сам голос был какой-то неуверенный… Почувствовав слабину, я решил быть понахрапистее:

– Сам вали отсюда, устрица несчастная! Был бы у меня консервный нож, ты бы по-другому запел. А что касаемо доспехов и коня… Ну… знаешь ли, у богатых свои причуды! Мы тебя не боимся, и не дави нам на психику. Если дойдет до дела, так один мой меч стоит всего твоего железа! – прихвастнул я, но это вроде бы подействовало. Рыцарь опустил забрало и развернул коня. Лий глядел на меня восхищенным взглядом.

– Вы ему покажете, мой лорд?

– Чего? – не понял я.

– Но ведь вы только что смертельно его оскорбили и вызвали на поединок. Сейчас он бросится на вас.

…Мама дорогая! Этот упакованный придурок и впрямь разгорячил своего скакуна и взял копье наперевес. Он в самом деле решил драться! Честно признаюсь, сначала я хотел удрать. Любой человек, если он не псих и не самоубийца, поступил бы так же. Однако было одно «но»… Куда? В поле не побежишь – догонят. В город не пускают. Обернувшись, я увидел толпу народа на крепостной стене. Все что-то выкрикивали и были явно перевозбуждены ожидаемым зрелищем. Лий, как ненормальный, прыгал вокруг меня и истошно орал одно и то же: «Вы ему покажете, мой лорд?» А рыцарь уже брал разбег… Что я мог? Весь опыт жителя двадцатого века со всей наукой, техникой и кучей таких знаний, от которых мой противник попросту сбрендил бы, – был здесь бессилен! Обладатель жабы и розы готовился пришпилить меня к воротам города. Гулко застучали копыта. Мой меч задрожал, и рукоять явственно потеплела. Не знаю почему, но на меня снизошло удивительное ощущение покоя. Я поднял меч над головой и двинулся навстречу лязгающему и громыхающему врагу. Если захотите испытать что-то подобное, попытайтесь остановить танк безопасной бритвой «Жиллетт». Все происходящее уже мало зависело от меня лично. Когда его копье находилось в метре от моей груди, я прыгнул в сторону, а Меч Без Имени, дотянувшись до древка, мягко направил его вниз, в землю… Ах, какой был эффект! Что-то вроде прыжка с шестом прямо с бегущей лошади. Рыцарь пролетел метра три и на такой же высоте гулко вписался в стену!

Сползал он медленно и красиво. То, что минуту назад было гордым рыцарем, теперь напоминало груду металлолома. Лий так визжал, что даже заглушал рев толпы на крепостной стене. В окошке вновь показался стражник и, широко улыбаясь, провозгласил:

– Благородный лорд Скиминок, ландграф Меча Без Имени, мы все видели ваш подвиг. Ворота города открыты. Наш славный король ждет вас к ужину, а пока слуги отведут вас в приготовленные покои.

Ворота медленно отворились. Лий прошмыгнул вперед, а я решил задержаться. Не поверите – мне было жаль беднягу рыцаря. Стражник даже удивился:

– Зачем он вам, милорд?

– Но ведь его нельзя бросить здесь одного, без сознания, раненого. Я хочу забрать его с собой. Ну-ка, милейший, помогите мне.

– А! – дошло наконец до бдительного вояки. – Вы, наверное, хотите взять себе доспехи, оружие и коня! Что ж, это справедливо. Все трофеи принадлежат победителю. Я помогу вам.

Без его знаний и опыта я бы провозился с рыцарем весь день. Это ж надо так все приладить – прямо робот какой-то. Везде железо! Мы уложили доспехи в мешок, раздобытый шустрым Лием, поймали коня и, водрузив бесчувственное тело поперек седла, вошли в город. Стражник подмигнул мне:

– Я понял. Вы хотите получить за него выкуп! Не продешевите, этот малый из богатой семьи…

Мы поселились в королевском замке. Предоставленные нам комнаты были разного размера, но все чисто прибраны и обставлены со всевозможной роскошью. Большая гостиная с камином, огромным столом, скамьями и оружием на стенах. Спальня, почему-то с одной кроватью – правда, огромной, – застеленной вместо простыней и одеял хорошо выделанными медвежьими шкурами. В самой маленькой комнате стояла огромная деревянная бочка, а рядом – несколько ведер с водой. Туалет во дворе. Окон не было ни в одной комнате. Вошедшие с поклонами слуги затопили камин, поставили на стол вино и фрукты и начали наполнять бочку горячей водой. Лий все никак не мог уяснить, зачем мы притащили с собой побежденного рыцаря.

– Пойми, дубина! – в пятый раз объяснял я. – Во-первых, из соображений элементарной гуманности. Он все-таки человек и тоже не мог войти в город, не совершив подвига. Во-вторых, на нем можно заработать. Страж у ворот утверждал, что за этого типа должны дать неплохие деньги.

– А! Ну это другое дело, мой лорд. Взять за него хороший выкуп – вот это я понимаю! А пока посадим его на хлеб и воду и закуем в цепи.

– Ты что, больной? – оторопел я. – Откуда у шестнадцатилетнего недоросля столь изощренные садистские наклонности?

– Все так поступают, – тихо ответил Лий, не понявший ни слова, но почувствовавший мое недовольство. Я внимательно осмотрел рыцаря, который так до сих пор и не пришел в сознание. Это был высокий, хорошо сложенный парень, стриженный под горшок, с каштаново-рыжими волосами и простым лицом. На лбу у него красовалась здоровенная шишка. По-видимому, даже шлем не всегда спасает.

– А все-таки ловко вы его сразили, – елейным голосом пропел Лий, глядя на меня невинными голубыми глазами.

– Изыди, подлиза. – В душе я был доволен собой. – Когда-нибудь я научу тебя нескольким приемам, и ты сможешь выходить один на шестерых. Бац-бац – и все по кучкам. Даже такой бульдозер тебе не противник.

– О… – засиял Лий. – А что такое «бульдозер»?

Рыцарь открыл глаза и застонал. Мы бросились к нему. Парень переводил взгляд с меня на мальчишку и обратно. Наконец я не выдержал:

– Ну же, скажи что-нибудь! Ты не ранен? Кости целы? Голова не болит?

– Не-е… – промямлил он.

– Тогда чего разлегся, вставай! – грозно потребовал Лий.

– Не бейте меня… – Рыцарь испуганно заслонился рукой.

Вообще-то его кулак был размером чуть меньше моей головы. У парня явные комплексы. Или же он просто трус, решил я.

– Успокойся, мы тебя не обидим. Думаю, что урок ты усвоил и не будешь бросаться с превосходящим вооружением на пешего противника. Меня зовут Скиминок, его – Лий, а тебя?

– Жан-Батист-Клод-Шарден ле Буль де Зир! – старательно выговорил он.

– Господи, Боже мой! Бульдозер! – ошарашенно выпялился на меня Лий. – Так вы его знаете?

В дверь постучали. Вошедший слуга объявил, что ужин будет подан через два часа и что король просит принять от него праздничную одежду в подарок и в знак благодарности за показанное зрелище. Лестно…

Я вымылся первым. Лий вместе с Жаном разбирали подарки. Надо признать, что в результате самое красивое досталось Лию, чуть поскромнее – мне, а уж бедному Буль де Зиру – одни ленточки, ремешки да пряжки.

– Мой юный друг! – торжественно начал я. – А ну-ка дуй в ванну. Полагаю, мы здесь без тебя разберемся. И не терроризируй Бульдозера. Он и так парень робкий. – Я повернулся к рыцарю: – Ты тоже хорош: здоровый лоб, а позволяешь себя обижать нахальному ребенку.

– За что? – надулся Лий. – Я же о вас забочусь. Вы думаете, мне все это надо? Да здесь и размер не мой, и фасон, и вообще… Ушить, конечно, можно…

– Сейчас как ушью! Иди мыться! Нас ждут.

Когда дверь в ванную комнату закрылась, я попросил Жана помочь с выбором костюма. Ну не помню я, как тогда наряжались для особо торжественных встреч! Он согласно кивнул, быстро вытащил из кучи одежды тонкую рубашку с кружевами – блеск, ручная работа, мечта жизни! Неглаженая… Потом какие-то штаны в обтяжку, как лосины. Я примерил и отложил в сторону. Ну их, лучше в джинсах пойду. А вот пиджачки симпатичные, и мы выбрали темно-зеленый с серебряным кулоном. Подходящего размера сапог не оказалось – пришлось остаться в кроссовках. Представляете, как я выглядел? До пояса очень средневековый, а ниже… Зрелище запоминающееся, смею вас уверить.

– Тебе бы тоже надо вымыться. Надеюсь, Лий скоро вылезет. Что-то задерживается наш несносный мальчишка.

– Лорд Скиминок, а почему вы говорите «мальчишка»? – застенчиво улыбнулся Жан.

– Пойду потороплю. – Я не обратил внимания на его слова.

– А может, не надо?

– Почему? – обернулся я. Он как-то сразу стушевался и углубился в разборку одежды.

– Послушай, дружище. Нам надо поговорить начистоту. Забудь про сегодняшнее поражение. Тебя сразил не я, а Меч Без Имени. Это, знаешь ли, такая премиленькая штучка – делает лишь то, что взбредет в голову именно ей. Так что не злись. Я не собираюсь требовать за тебя выкуп. Можешь отправляться домой хоть сегодня. Коня и доспехи тоже забери… – Как видите, я изо всех сил старался быть великодушным. Представьте себе мое разочарование, когда этот «бульдозер» рухнул мне в ноги и завопил не хуже Лия:

– Не гоните меня, благородный лорд! Мой отец этого не переживет. Меня уже шесть раз возвращали за выкуп и три раза бесплатно. Отец сказал, что лишит меня наследства, если я не прославлю его имя подвигами. Какие подвиги?! Я не могу, я не хочу драться! У меня руки дрожат и глаза сами закрываются… Не гоните меня… Отец проклянет, а потом умрет от позора. Я – его единственный сын и… и… трус… Я – трус, милорд! Я…

– Минуточку! – Мне пришлось прикрыть ему ладонью рот. – Все ясно. Ты – трус, человек интеллектуального труда и драться оглоблями не желаешь – это неэтично! Я тебя понимаю. Отец, тиран и деспот, намеревался вырастить из ребенка китобоя в латах. Не вышло. Теперь он булькает от злости и подбирает предмет потяжелее для родительского благословения. Так?

– Так, – согласно кивнул Жан.

– Ну, а я что буду с тобой делать? Мне-то куда тебя девать? Слуга у меня уже есть, хотя, ей-Богу, не знаю, зачем он мне.

– Я буду вашим оруженосцем, лорд Скиминок! – загорелся он. – Вы ведь знатного рода, и мне не стыдно вам служить. Многие рыцари так начинали. Вы позволите уточнить, кто ваши благородные родители?

– М-м… Отец – сантехник, мама – лаборант санэпидемстанции, – задумчиво протянул я.

– Наверное, ваш род еще выше, чем я предполагал. В нашем королевстве и не слыхивали о таких титулах и званиях.

– Есть еще брат-снабженец… – Вяло похвалившись, я получил в ответ еще более уважительное: «О-о-о!» – Вот что, Бульдозер… то есть Жан. Мне очень жаль, но я сейчас временно без денег, и оруженосец мне не по карману. Так что…

– У меня есть деньги! – радостно завопил он и, порывшись в сумке, выудил увесистый мешочек. Глядя в собачьи глаза этого бедного парня, я понял, что отказать ему уже не смогу.

– Да что он там, в конце концов! Решил замыться насмерть? Буль… Жан, давай я буду называть тебя Бульдозер! Это гордо, звучно и вполне достойно оруженосца такого благородного лорда, как я.

– Благодарю, ваша честь! – Он засиял так, словно его благословил Папа Римский.

– Так вот, стукни в дверь и поторопи этого мальчишку. А лучше сразу ныряй в бадью, быстренько мойся – и оба сюда. Приказ ясен? Раздевайся, и вперед!

…По-моему, он хотел что-то сказать. Потом передумал. Вздохнул. Разделся до нижней рубашки и, шлепая босыми пятками, обреченно открыл дверь в ванную комнату. Когда дверь закрылась, плеск воды и смех Лия на несколько секунд затихли. Потом раздался такой визг! Я думал, уши лопнут. Из ванной вылетел несчастный Бульдозер весь в мыле, с тазиком на голове. Он распластался на полу и, глянув на меня одним глазом, жалобно проблеял:

– Не ходите туда, мой лорд… – После чего притворился мертвым. Я рванул дверь и вошел. Вообще-то я шел ругаться… Но когда вошел – забыл. Не до ругани, знаете ли. В высокой лохани, по пояс в воде, стояла стройная красивая девушка с короткими светлыми волосами и голубыми глазами, как у Лия. Но это был не он… явно. Грудь… маленькая такая, но восхитительной формы и белизны. Господи, о чем это я…

– Фу, это вы, мой лорд. Входите! Этот здоровый дурак сюда больше не придет?

– Н-н-нет… – Я старался смотреть в потолок. – Ты… Вы… здорово его, шайкой этой прямо по голове. Лежит, отдыхает…

– Я такая застенчивая… А он вломился…

– А что, я… В смысле, меня ты не стесняешься?

– Нет! – радостно улыбнулась она. – Вы ведь мой лорд. Вам можно. Вам все можно. Простите.

– Ну, знаешь… Ты что же, сразу не могла сказать? Да и я хорош, слепой дурак!

– Простите. Вы спасли меня. А потом… потом я боялась, что вы вернете меня домой. Так получилось, я не хотела вас обманывать. Не гоните меня, мой…

– Стоп! – Я уже знал, что будет дальше. – Стоп. Без слез! Ты представь, в какое положение я попал. Если узнают, что ты девушка, меня привлекут за похищение.

– Нет. Все так делают, – убежденно заявила она. – Вас никто не осудит.

– А как там у вас насчет статьи за развращение малолетних? Нам же придется жить в одной комнате. Что обо мне люди подумают?

– Они решат, что я ваша любовница… – тихо прошептала она, опустив глаза. – Вот и все. Но вы… Вы ведь мой лорд, вам все можно… Только прикажите и…

– Ты хоть знаешь, как это делается? – кротко поинтересовался я.

– Нет… – Шепот становился все тише и тише, в нем явно проскальзывали слезы. – Я слышала… девушки в деревне говорили, как… Я буду очень стараться…

– Дура! – Переполнявшие меня гнев и сострадание фонтаном вырвались наружу. – Дура! Еще раз услышу от тебя подобные речи – уволю! Нет, сначала отшлепаю, потом уволю! – Я повернулся к дверям.

– Но… лорд Скиминок…

– Вытирайся и уступи бадью Жану. Я взял его в оруженосцы. Нас ждет король. Даю тебе три минуты.

– Вы не прогоните меня? – счастливо взвизгнула она. – Ведь правда? Да?

– Как тебя называть? – буркнул я.

– Лия, мой лорд.

…Их величество король носил громкое имя Плимутрок I. Надо признать, оно ему очень подходило. Маленький, упитанный, очень деловой, жутко эмоциональный, он успевал везде, перенасыщая торжественный ужин своей счастливой болтовней. Атмосфера за столом была самой непринужденной. Собравшиеся – человек эдак тридцать – ели, пили, орали песни, хохотали, болтали, хвастались, сплетничали, кое-где даже дрались. Вокруг шныряли здоровенные псы, им кидали кости и пинали, если те становились чересчур навязчивыми. Вышколенные слуги грациозно проплывали меж столов, разнося блюда и напитки. Музыканты с постными физиономиями наяривали какую-то тягучую мелодию. Слушая их, я наконец понял, почему недолюбливал классическую музыку. Мы втроем сидели невдалеке от короля, на месте для почетных гостей.

– Лорд Скиминок! Выпьем, а? Как лихо вы спе́шили молодого Буль де Зира! Я в восхищении – это просто комедия! Как он на вас… ха-ха… а вы, вы… раз! Бац и… ха-ха-ха… о стену! – Его величество едва не задохнулся от счастливого детского смеха.

– М-м… да, благодарю… – Я был слишком голоден и больше интересовался едой, чем разговорами. А знаете, в те времена неплохо готовили, и все из натуральных продуктов!

– А ему часто достается… верно ведь? (Красный от стыда Бульдозер робко кивнул.) Вы что, надумали взять его в оруженосцы? Зря! Он же отчаянный трус!

– Ваше величество… – Мне стало жаль парня. – Я не считаю его безнадежным. Все проблемы современной молодежи вполне закономерны. Занятые родители не уделяют детям должного внимания плюс дурное влияние улицы, да еще новомодные веяния из-за рубежа…

– О, как я вас понимаю! – вдохновился король. – Лорд Скиминок, я и сам отец. Но моя единственная дочь растет как сорная трава, без присмотра. Дела, дела, королевские хлопоты… Обеды, войны, интриги – все это занимает уйму времени. Лиона совсем отбилась от рук, творит что хочет. Что хочет, то и творит!

По тому, как все затихли и даже неугомонный король подозрительно быстро заткнулся, я понял, что произошло что-то значительное.

– Принцесса! – прошептал Жан в ответ на мой красноречивый взгляд.

Мимо стола гордо шествовала… колокольня! Или орясина, или дылда, или еще как угодно… Бульдозер был на голову выше меня, так вот она на ту же голову выше его. Рост принцессы Лионы увеличивался за счет длинного платья, подметающего пол, и высокого острого колпака с вуалью на макушке. Лицо бледное, глазки маленькие, рот большой, губы тонкие. Впрочем, выделялся подбородок – массивный и квадратный, как у канадских хоккеистов. В довершение всего она была плоской, как доска. Леона обвела сборище мрачным взглядом и уставилась на меня. Потом ее глазки засверкали, рот расплылся в улыбке, она строевым шагом двинулась к нашему столу. «Мама дорогая…» – жалобно выдохнул я.

– Ка-а-кой мужчинка… – мечтательно промурлыкала принцесса, небрежным движением зада отпихнув сидящего рядом Бульдозера. Затем гулко бухнулась на отвоеванное место и обратилась ко мне: – Ты ведь впервые в нашем городе?

– Да, мисс… мадам… в смысле сударыня… Здравствуйте, ваше высочество.

– Ух ты, вежливый какой. Образованный, наверное?

В ее вопросе мне почудилась скрытая насмешка, и я слегка вспылил:

– А что тут такого? Я, знаете ли, в свое время закончил художественное училище, а до него еще и восьмилетнюю школу.

– Восемь лет ты учился читать? – поразилась она.

– Не только! Еще физика, химия, алгебра, биология, геометрия, ботаника, география, литература, история и внеклассное чтение…

По мере перечисления лица присутствующих удивленно вытягивались.

– В молодости и я учился в монастыре… – влез в разговор какой-то рыцарь, когда я окончательно выдохся. – Но о таком количестве бесполезных и вредных знаний даже не слыхивал!

– Еще бы, это ведь не институт благородных девиц. – Похоже, я начал нести чушь. За столом подавали только вино, ни тебе соков, ни коктейлей, и, возможно, произошла недооценка градусов. Надо меньше пить.

– А давай я тебя поцелую! – неожиданно решила принцесса. Все отвернулись. Я вовремя дернул головой, и слюнявый «чмок!» пришелся не в губы, а в челюсть.

– Застенчивость украшает рыцаря… – подмигнула Лиона.

– Дай выпить!

Бульдозер тут же подвинул кубок с красным вином. Я осушил его, мысленно убеждая себя: «Не бывает некрасивых принцесс, бывает мало водки. Пей». Мой оруженосец едва успевал подливать, а распоясавшаяся Лиона при полном попустительстве со стороны отца уже делала попытки усадить меня к себе на колени.

– Что вы делаете, ваше высочество?

Все обернулись. В дверях зала стоял сухопарый старик в красном, с крестом на груди и книжкой в руках. Рожа самая крысиная. Выражение лица – соответственное.

– Кардинал Калл, – прокомментировал верный Жан. Старик бодрым шагом пересек зал и встал возле нас, грозный как эсминец. Костлявый палец уперся мне в грудь.

– Ваше высочество, вы не смеете отдавать свое сердце этому ничтожному дворянчику… Он не королевского рода.

– Его папа был сантехником… – робко заступился за меня Бульдозер, а Лия взглянула на кардинала так, что на нем едва не задымилась шапочка.

– Сан… в смысле святой? – не понял он.

– Духовное лицо! – нагло подтвердил я.

– Все равно нельзя. Ваше высочество, его нужно повесить!

– Так сразу? Ну нет! – уперся король Плимутрок. – Мы еще не наговорились…

– Вы его не повесите! – наконец проснулась принцесса. – Он мне нравится и достоин возвышенной смерти! Не волнуйся, красавчик, они просто отрубят тебе голову.

Боже мой, до меня наконец дошло, что все это обсуждалось на полном серьезе! Я тяпнул еще рюмочку и обратился к королю:

– Ваше величество, прошу понять меня правильно, но на вашу дочь я не претендую. У меня уже есть жена. А если где и нарушен этикет, так это по незнанию. Как видите, я полон раскаяния и смирения…

Думаю, он бы меня простил, но тут взревела дура Лиона.

– Папочка! – завопила она, брызгая слюной направо и налево. – Папочка! Казни его! Он не хочет на мне жениться!

– Но он не может… – робко возразил Плимутрок.

– Все равно казни! Он искушал меня взглядами и улыбками, а сейчас говорит, что женат. А как же теперь мое разбитое сердце?

– Вот-вот, – поддакнул подлый кардинал. – Я же говорил, казните его во избежание интриг и сплетен, в целях профилактики и гарантий спокойствия политической обстановки.

– Вы не посмеете! – неожиданно тонким голосом заверещала Лия. – Лорд Скиминок – благородный рыцарь. Он совершил подвиг. Он гость!

– Взять его! – махнул рукой кардинал Калл. Несколько особенно пьяных рыцарей вылезли из-за столов и двинулись ко мне.

– Не сметь! Я передумала… – опомнилась Лиона. – Пусть он меня сначала поцелует.

Я бы предпочел, чтобы мне отрубили голову!

Из-за столов вылезли другие рыцари и спьяну стали останавливать первых. И началось… Вы видели в кино трактирные драки? Ну, очень похоже. В этом жанре я оправдываю кинематограф. Через пару минут трапезная напоминала Бородино! Столы перевернуты, скамьями бьют по головам, посуда так и летает, крики, визг, проклятия – веселье, одним словом! Какой-то средневековый «капустник». Нам повезло. Лия затащила меня и Бульдозера под опрокинутый стол, и грохот битвы проносился мимо. Вскоре к нам заполз облитый соусом король. Мы уселись рядком, и его величество, обрадованный тем, что может поговорить со мной без церемоний, страстно попросил спеть. Я вообще-то не очень… ну, не совсем погано, но до сцены не дорос. Ни голоса, ни слуха. Однако Плимутрок так просил… Я откашлялся и запел:

 
А! Ты не ве-е-ейся, че-о-рный во-о-рон…
Их! И над мое-е-ю голово-ой…
 

Со второго раза меня поддержали слаженные голоса Лии и Бульдозера:

 
А-а! Ты добы-ы-чи и не дожде-сь-ся…
Черный во-орон, я не тво-о-о-ой!
 

Как душевно мы пели! Тихо, протяжно, не нарушая общий кавардак, вкладывая все сердце в старую казачью песню. Король Плимутрок плакал от умиления.

Я проснулся первым, все остальные еще спали. Остальные – это Жан, Лия и король. Причем, по местным обычаям, мы вчетвером уместились на одной здоровенной кровати в нашей комнате. Вместо одеял – мягкие медвежьи шкуры. Лия вывела нас, когда накал драки несколько стих по причине того, что основная масса бойцов уже не могла держаться на ногах. Плимутрок I увязался с нами, пришлось уложить спать и его. Утром в дверь постучали, и озабоченные стражники поинтересовались, не видели ли мы короля. Заспанное величество хмуро ушло к себе. Все встали, Лия распорядилась насчет завтрака. И уже за накрытым столом мы принялись обсуждать происшедшие события и наши перспективы.

– Значит, если я правильно понимаю, у принцессы сложности с замужеством. Не иначе, по причине редкой красоты и ангельского нрава. Ну, а кардинал-то с чего на меня набросился?

– Говорят, что он духовник Лионы и надеется через нее управлять королем. Его величество выполняет любую прихоть дочери, – заметил Бульдозер.

Может, он и трусоват, но, ей-Богу, этот рыцарь – неглупый парень. Пожалуй, я правильно сделал, что взял его в оруженосцы.

– Лорд Скиминок, – скромненько влезла Лия, – а как вам понравилась принцесса?

– Хм… Вообще-то я встречал и пострашнее, хотя и не таких экспрессивных. Опять же, если выбирать между ней и ядерной войной…

– Я не об этом! – Лия так решительно тряхнула головой, словно хоть что-то поняла. – Разве вы не хотите стать зятем короля? Кардинал в конце концов даст вам развод с вашей прежней женой, а принцессе вы, похоже, приглянулись…

– Лия! – Я повысил голос. – Не городи чепухи! Она же меня под мышкой носить может, и вообще… С чего ты взяла, что я ей нравлюсь?

– Вы такой красивый…

– Глупая девчонка! – Я хлопнул ладонью по столу. – Если ты не перестанешь изводить меня своими подколками, то быстро останешься без работы!

– Простите… – надулась она. – Я больше не буду. Вы правы, такого урода еще поискать надо.

Я швырнул в нее куриной косточкой, но промахнулся, и Лия удрала за дверь. Часам к двенадцати заявился представитель от короля. Не помню, как у них это называлось, мажордом, наверно. Но держался он крайне высокопарно и торжественно, как на похоронах.

– Его величество король Соединенного королевства Плимутрок Первый срочно требует к себе высокочтимого лорда Скиминока, ландграфа Меча Без Имени. Ваши слуга и оруженосец будут ждать здесь.

Меч я взял с собой. Сопровождавшие меня стражники не возражали. Король ждал в маленькой башенке с видом на крестьянские поля и голубые дали. Меня он приветствовал как старого знакомого и, жестом удалив всех, запер дверь на засов.

– Разговор слишком серьезен, милорд. Скажи правду, ты действительно женат?

– Женат, ваше величество.

– А если развод?

– Ну уж дудки! Мне не к спеху.

– Тогда… есть разные яды и…

– Стыдитесь, ваше величество!

– А я что? Я – ничего, это Лиона… Слушай, я просто не знаю, что мне с тобой делать. Кардинал Калл требует, чтобы тебя непременно казнили.

– Почему? – буркнул я.

– Ему кто-то расквасил нос на вчерашнем ужине… – хихикнул король. Мы глянули друг на друга и… дружно расхохотались! Ей-Богу, наша привязанность крепла на глазах. Я и не знал тогда, что этот шумный, жизнерадостный мужчина станет моим верным другом и заступником на долгие времена. Забавная штука – жизнь. В общем, в конце концов я рассказал ему все. Как нашел Меч Без Имени, встретил Танитриэль, нарвался на Ризенкампфа и в результате попал сюда. Король слушал внимательно и перебивал мою речь восторженными или испуганными восклицаниями.

– Нет, все это надо непременно рассказать Матвеичу, – удовлетворенно заключил Плимутрок.

– Кто это? – Странное имя меня насторожило.

– Матвеич? О! Это известный маг, волшебник и предсказатель. Он появился у нас в стране лет двадцать назад, я тогда только-только взошел на престол. Говорят, он живет в портовом городке Вошнахаузе, путешествует редко, и за советом к нему съезжаются тысячи страждущих. Помогает всем, но не бесплатно…

– Значит, он может знать, где выход в мой мир?

– Слушай, лорд. Ты не тумань мне голову своими научными бреднями. Церковь учит нас, что никаких других миров нет. Только этот. Все путешествия во времени и теории множественности пространств – лишь опасная ересь и ловушка Сатаны!

– Ого, где это вы таких слов нахватались? – поразился я.

– Да был тут один… мечтатель, – поморщился король. – Все кричал, что могуществу Ризенкампфа можно положить конец, если запереть выход в наш мир. Ну и что-то еще, связанное с квантовыми проблемами времени… Сожгли его. Как опасного колдуна и смутьяна. Кардинал очень настаивал.

– Да… Вот, значит, какая история. Ну что ж. Вы поможете мне найти этого Матвеича?

– Ради бога! Бери лошадь, деньги и сваливай побыстрее. Если моя доченька с уважаемым Каллом поторопятся, то непременно затащат тебя под венец или на плаху.

…Я не помню, кто из кавалеристов придумал убийственное сравнение «как собака на заборе», но это про меня. Мы вышли из города – кстати, он назывался Ристайл – где-то после обеда. Именно вышли. Я лично настоял на том, чтобы лошадей вести в поводу. Понапридумывал всяких глупостей… Однако час спустя под недоумевающими взглядами Жана и Лии все-таки пришлось сесть в седло. Им, видите ли, непонятно, зачем пылить ногами, когда есть лошади. А я? Я же ездить не умею! Жутко болела спина, затекли ноги, вся задница, похоже, сбилась в одну огромную мозоль, в придачу эта подлая животина еще и наглела на глазах. То галопом, то рысью, то ни тпру ни ну, то еще что-нибудь. Вообще-то я люблю лошадей. Очень. Но эту я был готов задушить собственными руками! После сотни бесплодных попыток урезонить своего скакуна я попросту намотал поводья на луку седла Жана. Теперь наши лошади резво бежали шаг в шаг, и у меня появилось желание поговорить.

– А скажи-ка мне, мой верный оруженосец, далеко ли еще до этого Вошнахауза?

– Далеко, мой лорд, две недели пути.

– Сколько?! Трястись в седле еще две недели?

– Никак не меньше… – огорченно кивнул он. – Мы должны пересечь две реки, миновать несколько деревень и городков, потом, добравшись до моря, ехать вдоль побережья и…

– Это очень длинная дорога, милорд, – влезла Лия. Кстати, она-то держалась в седле как заправская амазонка. – Но другого выбора нет. Добрый король Плимутрок дал нам достаточно денег, и если кончится еда, мы всегда сможем ее купить.

– Вообще-то есть и другой путь… – задумчиво протянул Бульдозер.

– Нет другого пути! – уперлась Лия, и рыцарь сразу дал задний ход.

– Ну, в общем… конечно нет. Хотя, если бы… но все равно… Я разве против? Едем и едем… просто так короче… я подумал…

– Жан, не юли! Что ты там бормочешь насчет другой дороги?

– Да нет другой дороги, врет он!

– Молчи, женщина, когда джигиты разговаривают! – Я грозно привстал в стременах и не совсем элегантно плюхнулся в седло. – А ты говори толком, что, зачем и почему.

Жан опасливо глянул на мрачную Лию и быстро заговорил:

– Мой отец говорил, что к морю можно выйти через Запущенные Земли. Это втрое быстрее. Мы бы за два дня доскакали! Но… Но там местность болотистая, и Тихое Пристанище никак не обойти.

– Тихое Пристанище? Бабушкины сказки! Никакого такого Тихого Пристанища нет!

– Лия!

Она гордо фыркнула и пустила своего коня вперед.

– Лорд Скиминок, я говорю правду. Отец рассказывал, что Тихое Пристанище существует и он даже видел одного рыцаря, вырвавшегося оттуда. Это был сумасшедший, седой как снег, и глаза у него были прозрачные… Он все время улыбался и даже умер с улыбкой на белых губах. Умер от старости, от нежелания жить… а ему еще не было и тридцати…

– Фу, Жан, не нагнетай обстановку. У меня уже уши покрылись инеем от страха. Лия! Вертай назад. Мне жутко интересно посмотреть на местные достопримечательности. И начнем, пожалуй, с Тихого Пристанища…

…Надо признать, что мои спутники особо и не брыкались. Возможно, все дело в средневековом фатализме: раз лорд так решил – значит, это судьба. Но скорее всего другое… Бульдозер убедил себя в том, что я избавлю его от трусости, и верил мне безоглядно. Лия ворчала не меньше получаса и даже пару раз ткнула кулачком в массивную спину Жана, когда была уверена, что я этого не вижу. Но в конце концов все женщины чертовски любопытны. А есть ли оно, Тихое Пристанище? А что там? И почему его все боятся? Это же ужасно интересно! Мой оруженосец неплохо знал географию страны: уже к вечеру почва стала болотистой. Здесь решили заночевать. После короткого ужина из хлеба, вина и вяленого мяса мы с Лией легли спать, завернувшись в плащи и подстелив потники. Жан должен был поддерживать огонь и стоять на часах до полуночи. Потом моя смена. Лия возвысилась до звания каптенармуса или завхоза, так что ночные дежурства ей не угрожали. Хлопот хватало и с приготовлением еды, постелями, уходом за лошадьми и прочими житейскими делами. Уснул я почти мгновенно. И казалось, проснулся в ту же минуту. На самом деле прошло, наверное, часов пять… это не имеет значения. Разбудило меня… встряхивание за шиворот и острая сталь у горла! Костер почти догорел, но дополнительного освещения не требовалось – на небе сияла полная луна. Вокруг стояло человек восемь, в жутком рванье и с уголовными рожами. В руках блестели широкие ножи, а счастливые улыбки открывали гнилые обломки зубов. Двое держали бедную Лию, двое – меня, причем один не торопился отвести свой дурацкий нож от моей шеи. Похоже, нас грабят! Трое негодяев уже потрошили наши сумки, а один – по-видимому, главарь – внимательно разглядывал мой меч. Мой меч?! Меч Без Имени!

<< 1 2 3 4 >>