Андрей Олегович Белянин
Профессиональный оборотень

Разумеется, я понимала, что борьба с нечистью не может быть односторонним делом. Представители этой самой нечисти тоже не дожидаются покорно своей участи, а, наоборот, применяя все подручные средства, пытаются выжить (а в идеальном варианте – первыми уничтожить охотников), и кто их за это осудит? О мое парадоксальное везение! И почему я не пошла в этот вечер домой другой дорогой? В обход, зайдя к подруге, в магазин и вообще другим маршрутом…

Хотя зачем теперь себе мозги парить, когда ничего уже не изменишь. Тьфу ты, пора спать! Похоже, это действительно реальность.

* * *

Я проснулась ранним утром от приглушенных звуков спора, доносящихся из комнаты, где спали напарники. Похоже, они старались говорить тише, но кот, порой увлекаясь, резко переходил на повышенные тона.

– Говорю тебе – начальству это не понравится, – наставительно давил он.

– Сам знаю, – отвечал Алекс, – но что делать?

– Я предлагаю пока оставить ее здесь. Сдадим рапорт, посоветуемся, проконсультируемся, получим новое задание, а там по ходу вернемся за ней.

– Если не опоздаем…

Тут я поняла, о чем речь, вскочила с кровати и пулей вылетела из спальни. Когда я влетела в гостиную, кот, увидев меня, выгнул спину и зашипел. А Алекс, сделав круглые глаза, свалился с дивана.

– Что такое? – спросила я полуудивленно-полурассерженно. И тут увидела свое отражение в зеркале на дверце шкафа. Черные волосы всклочены, брови сдвинутые, глаза горящие, лицо без косметики, бледная, в мятой мужской рубашке и лосинах. Короче, Баба Яга в молодости и с похмелюги! Хотя обычно я красивая…

– Все нормально. Это я, – успокоила я ребят, приглаживая волосы. – Доброе утро. Как спалось?

– Замечательно, – нервно откашлялся спецагент, поднимаясь с пола. – Я не… просто ты как-то резко очень… вбежала.

Так, с этими ребятками лучше сразу переходить к делу.

– Я тут вас услышала случайно. А потому официально объявляю – никаких «оставим ее здесь» и «вернемся потом»! – Мое заявление звучало решительно и бесповоротно, как доклад президента. – Не хочу рисковать. Вдруг за делами вы спохватитесь и вернетесь за мной только через месяц, когда перевоспитывать будет уже поздно. Ну уж нет! У меня еще есть дела на этом свете и долги перед ближними. Отправляемся вместе и сейчас!

Но тут ввязался кот.

– Ты не знакома с нашим начальством, деточка, – с чувством превосходства заметил он. – Оно нас по шерстке не погладит за то, что мы подобрали на последнем задании постороннего человека, которого собираемся таскать по всем своим секретным операциям. Да и решение вешать на шею вздорную девчонку нам с Алексом далось с трудом. А скоропалительные решения иногда стоит и пересматривать, пока они не…

– И что, такие речи я должна выслушивать все то время, пока буду шляться с вами невесть где, частенько подвергаясь смертельной опасности? – внятно и раздельно произнесла я, обращаясь непосредственно к Алексу. – Может быть, я так и не успею вылечиться, а погибну смертью храбрых гораздо раньше, за что меня похоронят с почестями?! Так неужели и до могилы мне придется терпеть попреки этого хвостатого выскочки? Спасибо большое, но тогда я лучше останусь дома.

– Это справедливо, – вынужденно согласился Алекс и, глянув на обиженного кота, добавил: – Алина права, дружище. Она ведь не виновата в том, что произошло, поэтому нам лучше принять ее как нового члена команды. Временного! В конце концов, если мы избавим ее от этой напасти, это ведь тоже будет своего рода победа над демоном.

– Ладно, напарник, принципиально я возражать не стану. Но попомни мои слова, мы еще с ней намучаемся, как говорится, женщина на корабле… – задумчиво добавил этот толстый зануда и протянул мне лапу: – Ладно, подруга, дай пять! Теперь мы повязаны одной веревкой. Извини, если порой я излишне строг, придирчив и педантичен, но иначе в нашей профессии не выжить. И потом, годы профессорства и преподавания в университете бесследно не проходят… – важно закончил он.

Мы ударили по рукам. И я примирительно (но больше чтобы утолить любопытство) спросила:

– Так ты что, еще и профессор? Не могу поверить. Когда же ты успел? Ведь насколько мне известно…

Я собиралась ляпнуть, что в среднем коты живут двенадцать лет, но вовремя остановилась. Иногда мне полезно сдерживать мой неконтролируемый язык…

Кот хмуро смотрел на меня, справедливо ожидая шпильку. Однако на этот раз я решила не вступать в конфронтацию.

– …что для этого нужны основательные знания, годы писанины диссертаций и всяких там научных трудов. Приятно находиться в обществе такого умного и образованного джентльмена, – польстила я ему и, видя по расплывшейся физиономии усатого агента, что попала в точку, добавила: – Теперь я буду просто лапушкой и постараюсь пореже с тобой спорить!

– Рад слышать разумные слова, тем более от человека, от которого я меньше всего ожидал услышать что-либо подобное, – довольно проурчал этот самовлюбленный тип и еще раз подал мне лапу для пожатия.

Агент Орлов бесцеремонно прервал нашу идиллию:

– Очень рад за вас, но у нас остается каких-нибудь пять минут на сборы. Мы и так сильно опаздываем. Перемещаться будем прямо отсюда, поэтому, Алина, запри дверь квартиры изнутри и не забудь ключи. А из вещей бери только самое-самое необходимое. У нас на Базе полное комплектование.

– Есть, командор, – проворчала я. Не привыкла, чтобы мне указывали, пусть даже в таком заботливо-дружеском тоне, но котик поднял лапу:

– Не торопись, Алекс. По дороге я скончаюсь от голода, если сейчас же не поем. Девочка моя, насколько я помню, ты обещала стол с чем-то съедобным.

– Съедобного у нее нет, – трагическим шепотом предупредил кота Алекс, думая, что я не слышу.

– Как это нет? Мы просто не стали тебя будить вчера. Но оставили котлету там, на кухне, на сковороде, – громко возвестила я, торжествуя при виде радостного зрелища, когда котик впервые прислушался к моим словам, игнорируя бескорыстное предупреждение напарника, и со всех лап бросился на кухню. Это был его первый шаг к катару желудка.

Когда он вернулся, я стояла собранная, причесанная, упакованная для долгой дороги, с паспортом в руках и рюкзачком за плечами. Алекс опять достал свой сотовый и набрал какой-то номер. Теперь оставалось дождаться, как этот супермен начнет юлить и выкручиваться, объясняя, что забыл машину времени на работе, что перенос будет только завтра, что… ой!

* * *

– Здорово! Как ты это сделал? – не скрывая своего восхищения, воскликнула я, когда мы очутились черт-те где, притом что пару секунд назад стояли в походном облачении в моей квартире. Я назвала это место черт-те где по той простой причине, что оно находилось на инородной территории, куда, я уверена, сама не смогла бы попасть, даже изъездив весь земной шар, только со слов моих спутников зная, что это конкретное место называется «База». Но, по-моему, это было обычное фойе обычного административного здания. По крайней мере, очень похоже. Правда, без окон, без указателей, с гладкими стенами стального цвета. Несколько стульев в спартанском стиле, одинаково черные двери через каждые пять шагов, и все – больше ничего. Правда, туда-сюда изредка пробегали какие-то люди с военной выправкой и в строгой форме благородно-серого цвета с желтыми эмблемами. Они, проходя мимо, здоровались с Алексом и агентом 013, но эти двое страшно спешили и в долгие разговоры не ввязывались. По ходу дела мне выдали короткие инструкции:

– Слушай, Алина, садись вот тут, на стульчик, и никуда ни шагу, пока мы с напарником не вернемся за тобой. Нам нужно переодеться, чтобы предстать перед командованием по всей форме с рапортом. Доложим о тебе, выясним обстановку, потом пообедаем. Если все хорошо, получим новое задание, и вперед.

– А сколько это займет времени? – без энтузиазма спросила я, нехотя усаживаясь на жесткий стул. – Сколько мне тут скучать?

– Минут сорок. Но уверяю, скучать тебе не придется, – ответил за Алекса кот, скорчив морду, – у него болел живот. Но в полной мере оценить его туманный намек я смогла лишь после того, как они исчезли в конце коридора.

С другого конца фойе из-за угла вышел угрожающего вида бугай, разительно отличающийся по внешнему виду от тех немногочисленных мужчин, которых я тут видела. Более всего он напоминал ходячую рекламу многофункционального рыцаря. Что-то вроде горы доспехов, состоящих из широких пластин: налокотники, наколенники, шипы, шпоры, весь обвешан боевым арсеналом космического масштаба. Как я это определила? Ну просто видела почти такое же в каком-то фантастическом боевике про звездные войны. Среди прочего, совсем непонятного для меня оружия радостно узнала двухуровневый бластер. «Какая я умная, – довольная собой, подумала я, – могу отличить бластер от… от… ну, не важно от чего!» На боку у парня висел широкий стальной меч. Как известно, в космических сражениях без него, один пень, не обойтись! В руках амбал держал пластиковый шлем. «Ага, понятно, чтобы уши не отрубили», – сообразила я.

Воин шел, улыбаясь очень доброжелательно, а когда я поняла, что мне, очень даже обрадовалась. Во-первых, потому что, если он начнет знакомиться, я смогу утолить свое любопытство и расспросить его о том, с кем он идет воевать (с подробностями) и для чего нужны разные штуковины, которыми он обвешался. А во-вторых, похоже, у него мирные намерения и мне не придется прятаться под стул, что было моим первым порывом, когда я только увидела его. Но едва здоровяк подошел и начал заливать на тему неплохой погоды, а я, благосклонно улыбаясь, стала поддерживать разговор… Тут же рядом как из-под земли вырос Алекс, одарив моего собеседника хмурым взглядом.

– Ты что так быстро? – разочарованно протянула я. – По-моему, ты еще не со всеми делами разобрался.

– Нет, просто беспокоился за тебя. Привет, Стив, что, снова туда, где космос гудит? – сухо произнес Алекс.

– Орлов, здорово, дружище! Да, как обычно, туда же. Подвиги во благо человечества – это моя специальность, – весело ответил Стив, но тут же улыбка сошла у него с лица, парень счел за правильное своевременно попрощаться и отчалить. Видимо, что-то во взгляде моего товарища подсказало ему это решение.

– Что это значит? – резонно вопросила я, глядя на Алекса. – Я требую ответа. Только-только начала завязывать интересное знакомство, как появляешься ты и все портишь.

– Я подумал и решил, что тебе, во-первых, лучше посидеть в приемной, чем тут у всех на виду. Там ты хотя бы будешь под присмотром, – мягко сказал он. – А во-вторых…

– Мне не нужна нянька! – Я топнула ногой. – Я вообще-то совершеннолетняя и, как помнится, полноправный партнер, нет?

Но сероглазый грубиян без лишних слов схватил меня за руку и потащил за собой. Сначала я вырывалась и приседала на корточки, упираясь в пол ногами, царапалась и кусалась, в общем, пыталась вырваться всеми средствами. Но проходящий мимо народ уже стал коситься в нашу сторону, а спецагент и не думал меня отпускать, так что пришлось смириться и отложить свои попытки обрести свободу. Тем паче что спасти «бедную жертву мужского шовинизма» никто почему-то не спешил… Я шла, опустив голову и надув губы. Алекс несколько раз бросал на меня взгляды (весьма насмешливые – в этом я уверена) и наконец не выдержал:

– Хорошо, я был неправ. Извини, если я в чем-то слишком резок, но просто теперь я в ответе за тебя и больше не собираюсь оставлять одну. Это, знаешь ли, чревато… Хоть мы практически не знаем друг друга, но мне кажется, что ты легко попадаешь в неприятные истории. Особенно если судить по тому, как мы с тобой познакомились.

– Ты – моя самая неприятная история! В остальном я чиста, как снег зимой… – сквозь зубы произнесла я, еще не до конца простив обиду. – А потому не надо переводить стрелки. Какая угроза могла исходить от Стива?

Алекс замялся.

– Вообще-то Стив хороший парень, – наконец произнес он, – но модель уже устаревшая, и его частенько заклинивает.

– Что?! – Я выпучила глаза. – Что ты имеешь в виду?

– Он биоробот, а заклинивает его чаще всего во время общения с хорошенькими девушками. Он чрезмерно возбуждается и перестает себя контролировать. Технари замучились менять ему платы… горит как свечка!

Вспомнив, что парень, о котором говорил Алекс, на две головы выше меня и раза в два тяжелее, я сглотнула. Перевозбужденные маньяки-роботы таких впечатляющих габаритов мне еще не встречались. Увидев выражение моего лица и ужас в глазах, мой товарищ удовлетворенно крякнул и добавил:

– Да, и тогда тебе никуда уже не деться… Еще никто не смог удрать, когда Стив начинает грузить нудными историями о своих бесконечных подвигах на стезе борьбы с инопланетными монстрами! Часа на три без перерыва…

Я остолбенела. Да надо мной тут просто издеваются! Я уставилась на него, густо покраснев и не в силах произнести ни одного слова, а этот нахал весело рассмеялся:

– Шутка! Успокойся, пожалуйста, – заботливо добавил он, видя, что я уже вскипаю. – Да, этот парень действительно робот, по внешности и характеру идентичный человеку. Для нас это нормально, я ни капли не выдумывал, просто не ожидал, что ты примешь так близко к сердцу проблемы Стива. Кроме того, тебе нужно пройти обследование.

В это время мы уже стояли на пороге, похоже, той самой приемной, о которой говорилось раньше.

– Что за обследование? – Я вцепилась ему в руку, позабыв обо всех обидах. – Это не больно?!

– Нет, там, скорее, тесты разные будут. Дело ведь не столько в здоровье, сколько в психологической предрасположенности к нашей работе. Не каждый может спустить курок и выстрелить даже во врага человечества. Так что подобная проверка совершенно необходима для твоего официального зачисления в наш спецотряд. Надеюсь, ты эпилепсией не страдаешь? – с нескрываемым любопытством осведомился он и, не дожидаясь ответа, добавил: – Надеюсь, что нет, просто, глядя на тебя, у меня иногда появляются сомнения насчет душевных заболеваний… – Это он уже произнес в сторону, как бы самому себе.

У меня появилось страстное желание пнуть его по коленке, но огромным усилием воли я подавила сей недостойный порыв. Чтобы отвлечься и успокоиться, я стала обозревать комнату, в которую мы вошли. Рядом с дверью столик, очевидно для секретарши. На нем компьютер, цветочки в вазе, стопки бумаг. На стене картина с марсианскими ландшафтами. Может, на самом деле и не марсианскими, просто я так называю картины, где непонятно что изображено, хоть ты ее вверх ногами перевесь, никто разницы и не заметит. Орлов куда-то испарился. А вместо него из разъезжающейся в стороны овальной двери появилось шокирующее создание: огромное зеленое существо с гренадерскими плечами, судя по ярко накрашенным губам – женского рода. Одето в строгий костюм, на бугристых ногах тонкие колготки. Абсолютно круглая голова с заостренными ушами. На ней явно парик с длинными блондинистыми локонами. Обезоруживающая улыбка щербатых зубов, ласковый взгляд свинячьих глаз… и я уже готова сбежать куда угодно, если бы не ставшие вдруг ватными ноги.

– Здравствуйте, вы и есть та самая… – она сверилась с бумагой, которую держала в руках, – Алина Сафина? Вас должны зачислить в спецгруппу по поимке и обезвреживанию оборотней и монстров во всех временных отрезках, измерениях и географических широтах планеты Земля. Так сказать, в связи с чрезвычайными обстоятельствами…

– Вэк, – выдавила я. Не знаю, что это значит, но членораздельно говорить я в тот момент еще не могла. «Женщина», похоже действительно работавшая здесь секретаршей, приняла это за утвердительный ответ.

– Тогда прошу вас следовать за мной. Вам будет задано несколько вопросов.

В сущности, на самом деле ничего страшного и не было. Положила руку на какой-то стеклянный экран, забегали цифирьки, заиграли огоньки, чуточку кольнуло в кончиках пальцев, и все. Из щели сбоку выползла лента с диагнозом состояния моего здоровья. Ну там, группа крови, давление, пульс и вообще все подряд, вплоть до коэффицента умственного развития и уровня физической подготовки. Уродина за столиком сравнила полученные данные с типовой схемой и, причудливо улыбаясь, поздравила меня с зачислением в штат на испытательный срок. Выходило, что вроде бы стандартам я, хвала аллаху, соответствую. О том, что в моей крови сидит бацилла монстра, пока никто тактично не напоминал. Но, может быть, здесь это никого и не волнует? Тут, кажется, сами все чуточку такие…

Спустя полчаса, уже покончив со всеми росписями и бумажками, я сидела за столиком в огромной с куполообразной полупрозрачной крышей столовой и попивала чай из пластикового стаканчика. Напротив меня сидел агент 013, толстячок (как я его про себя называла), и, аккуратно разрезая бифштекс с помощью вилки и ножа, отправлял куски в рот. В первый раз видела кота, так ловко орудующего столовыми приборами. Да что там, я даже никогда не встречала кота, хоть как-то владеющего культурой поведения за столом.

– Слушай, детка, если ты так и будешь сидеть и таращиться на меня, твоя курица окончательно остынет, – сделал справедливое замечание мой теперь уже сослуживец и, взяв салфетку, деликатнейшим образом вытер усы. Выглядел он как никогда важно, полагаю, потому, что был одет в форму. На нем был строгий жилет из той же ткани, что и военного покроя костюм Алекса, с желтой эмблемой непонятного значения на груди. В таких здесь ходили очень многие.

Чтобы выглядеть послушной (знаю, коту это приятно), я принялась за курицу и тут же поняла, что страшно проголодалась. Толстяк, увидев мой энтузиазм, одобрительно кивнул.

– Ну как тебе у нас на Базе? – горделиво спросил он, делая глоток минералки.

– Нормально, только меня смущают разные непонятные существа, которые все время мелькают вокруг, – доверительно сообщила я, наклонившись к его пушистому уху. – Например, этот странный тип без головы, который убирает посуду. Он ведь делает это на ощупь, а как ловко получается… Или вон тот с синим лицом, петлей на шее и вываленным изо рта языком, который стоит на раздаче и отпускает добавку.

– А-а, так это наши местные монстры. Не обращай внимания… Понимаешь, девочка, просто у них был выбор – или безвозвратно в могилку, ну то есть на тот свет, или оставаться здесь на Базе и приносить какую-то пользу обществу. Те двое как раз и выбрали второе. Служба человечеству – гораздо интереснее процесса кормления червей собственным телом. А этот синий с языком – моя с Алексом работа, – гордо произнес он, с ухмылкой подмигнув, типа, знай наших.

– Вэк… – Кажется, это слово становится моим любимым. Я осторожно отодвинулась от самодовольной морды этого представителя семейства кошачьих, если не сказать больше, и вспомнила, что мне с самого начала не понравился странный блеск в его зеленых глазах. – Вы что, повесили беднягу, кто бы он ни был, и теперь ты этим так цинично хвастаешься?

Профессор, похоже, удивился:

– Как ты могла такое обо мне подумать?! Наоборот, мы освободили его от проклятия! Когда-то, несколько веков тому назад, парнишка покончил жизнь самоубийством. С тех пор его дух не мог обрести покоя, полуразложившийся труп метался и душил, как он полагал, виновников своей смерти, а в дальнейшем их потомков, родственников, друзей и случайных знакомых.

Я жалостливо посмотрела на Синелицего, в этот момент бьющего половником по рукам лезущего за добавкой без очереди. Увидев нас, самоубийца радостно улыбнулся, обнажив два идеально ровных ряда черных гнилых зубов. И помахал рукой. Агент 013 в ответ отсалютовал ему лапой.

– Но в чем же причина? Что толкнуло этого несчастного на такой крайний шаг, как сведение счетов с жизнью? – спросила я, испытывая искреннее сочувствие и смахнула украдкой слезу.

– А, банальность. Карточные долги, – отмахнулся кот. – Должники наседали, вот он и решил, когда деваться было уже некуда, попробовать скрыться от них на том свете.

Висельник в этот момент уже бил половником по голове какого-то коротышку, пытавшегося стащить кекс у него из-под носа. Недомерок, видимо, не обижался, потому что, легко увертываясь от ударов, уверенно делал свое черное дело. Через пару секунд он уже пробежал с добычей мимо нас, сверкнув в воздухе грязными пятками.

– Никогда не мог понять, отчего хоббиты не носят обувь? – задумчиво проговорил кот, ковыряясь зубочисткой во рту.

– Но ты ведь тоже не носишь! – заступилась я, победно глядя на пузана сверху вниз. Но, честно признаться, меня саму давно интересовал этот вопрос: почему хоббиты всегда ходят босиком? И зимой и летом, причем ухитряются проходить огромные расстояния, как в этой всемирно известной истории с Кольцом. Да еще ни разу не простужаясь и не страдая от заноз… Уж на лаптях могли бы и не экономить.

– У меня на лапах подушечки, – резонно напомнил толстопуз, заодно проверяя маникюр. И, увидев в моих глазах немой вопрос, спокойно ответил: – Кстати, это один из зараженных Кольцом. Ведь когда его у бедняги с угрозами отнимают, бесследно для психики это не проходит. Кольцо, разумеется, фальшивое – так доктор рекомендовал. А ты ведь хотела спросить: что тут делает хоббит? Так вот, он проходит реабилитацию в нашей клинике.

– У вас что, есть клиника для хоббитов? – наивно распахнув глаза, ахнула я.

– Ну, не только, хотя сумасшедших хоббитов там полно. Конечно, не все из них бывшие «счастливые обладатели» Кольца Всевластья. Какие у них тогда проблемы, спрашиваешь? Ну как бы тебе объяснить. Я знаю, что в вашем времени бытовало такое выражение, как «чеченский синдром», так вот у них «мордорский синдром», понятно?

– Ага, – кивнула я. Почему-то больше не хотелось расспрашивать о бедных жителях Хоббитании. Вот об эльфах я, пожалуй, полюбопытствовала бы, но кот был не в настроении.

Я уже доела свою курицу, допила чай. Хотелось компота, я знала, что он есть, потому что Мурзик притащил один стакан и сам же его выпил. А я не решалась идти к Синелицему, боясь попасть ему под горячую руку, несмотря на все уверения толстяка, что теперь, когда Синелицый увидел меня с ним, дополнительный паек и стакан компота в любое время мне гарантированы. Я попросила кота принести мне один стакан, но этот несчастный лентяй жлобился до тех пор, пока я, не выдержав, не дернула его за хвост. От такой фамильярности он до того обалдел, что стал изображать немого. Тут как раз подошел Алекс, узнал о моем страстном желании и, увидев состояние товарища, тут же сбегал за компотом. Оно и правильно, если б только отказал – последствия были бы для него непредсказуемыми…

Потом командор выступил третейским судьей между мной и Васькой и объявил военное перемирие. Мы кивнули, но жать лапу этому жирному упрямцу я не стала, демонстративно сложив руки на груди. Кот поступил точно так же.

– Эй, если вы будете глядеть в разные стороны, мы не сможем быть единой командой, – пытаясь быть серьезным, заметил Алекс, но в конце концов махнул рукой. – Черт с вами, слушайте сюда. В общем, нам дали новое задание. Отправляемся в Японию, век – шестнадцатый, место – леса на острове Хоккайдо, объект – рокуро-куби-гоблины.

– Вэк, вэк? То есть как, как? – не удержавшись, переспросила я.

– Рокуро-куби-гоблины – Безголовые Гоблины Тьмы! Человекоподобные твари, терроризирующие местное население. Днем ходят, как обычные люди, безголовыми становятся ближе к вечеру. Но нам, полагаю, придется иметь дело как раз таки с головами, поскольку они-то и выходят по ночам на охоту. В это время тела находятся в горизонтальном положении и в обездвиженном состоянии. Питаются человечиной. Подробнее в этом досье. – Он хлопнул рукой по папке, которую притащил с собой, и кинул ее на стол. – Изучим по дороге. Сейчас я только пообедаю, потом на склад, подберем прикид по фейсу, в смысле, одежду по времени. Но главное, – его глаза блеснули, и он потер ладони, – двойной паек!

– А потом? – нетерпеливо спросила я.

– На задание. После пайка всегда задание, – доверительно сообщил мне кот, похоже делая первый шаг к примирению. – Поверь опытному специалисту, Линочка, где паек, там и задание, а если паек двойной, значит, и задание особо сложное. Будем под пулями ходить, под обстрелами ползать, под бомбежкой зигзагами перемещаться. Эх, где наша не пропадала…

– Ты можешь обойтись без патетики? – поинтересовался Алекс (серый костюм был ему очень даже к лицу – это просто мое наблюдение, к делу не относится). – Лучше скажи, насколько хорошо ты владеешь самурайским мечом?

– Вэк. – Кто это сказал – я или наш жирненький, я так и не поняла.

* * *

– Ах так вот она какая… местами… Страна восходящего солнца! А вы знаете, мальчики, что турпутевки в Японию самые дорогие! Еще вчера я даже о «дешевом» Египте не мечтала.

Кот задумчиво потирал усы и, казалось, ухмылялся, глядя на меня. Алекс, щурясь от солнца, смотрел на меня и тоже улыбался. Я бы предпочла думать, что он любуется, а не подсмеивается надо мной. Второе тоже могло иметь место, потому что платье, выданное на складе, сидело на мне как-то не так… Элементарное чувство неудобства подсказывало, что, во-первых, гейши так туго не затягивались и, во-вторых, наверняка носили что-то гораздо более приличное, чем убийственные деревянные сланцы.

А, ладно, я тут же об этом забыла, потому что перед глазами открывался такой роскошный обзор, что все виденное мною до сих пор просто меркло. Справа, чуть выше нас, бурлил водопад, а за высокими деревьями, похоже, скрывалась порожистая горная речка, сами горы были видны отсюда очень хорошо, их поросшие зеленью пологие склоны были последним штрихом в этом живом, но таком хокусаистом шедевре.

– Мы рады, что тебе нравится, – поклонился кот. Он маскировался под обычного кота, поэтому был «одет» в свою собственную шкуру. Разве что разрез глаз ему сделали чуть более «японский», узкими такими щелочками. Командор нарядился странствующим самураем. О, я долго не могла привыкнуть к его свежевыбритой лысине и приклеенным на грудь волосам. У японцев это считалось признаком оч-чень храброго мужчины! Согласно «легенде», Алекс Орлов – очень знатный самурай, едва ли не сегун, страшно древнего рода, совершает обет, исполняя волю дедушки. Это коротко. Я была его случайной знакомой, встретились по пути. Представляете, идет себе по полям и лесам одинокий самурай, а навстречу ему – молоденькая гейша. Трах-бах, и им к тому же по дороге. Все так мило и случайно, ах, ах, ах! Бред собачий…

Мурзик был моим любимым котом, плюс по сюжету придется представиться глухонемой от рождения – японский я не знаю. Немая и глухая гейша! Вы только вообразите – как я могла «развлекать пением и искусными беседами во время чайной церемонии…»?! Такое мог придумать только кот с высшим образованием… Но что удивительно – оказалось, что Барсик владеет японским в совершенстве, а Алекс говорит на нем без малейшего акцента. Похоже, их обоих веселило то, что я такой неуч. Я уже надулась и хотела обозвать их вшивыми полиглотами, но «храбрый самурай» сказал:

– Спецагенты проходят ускоренный курс изучения языков, естественно, не вашим отсталым методом зубрежки – тебе подсознательно вводят эти знания. Просто мы решили пока не подвергать тебя этой процедуре. Зачем забивать мозги ненужной информацией. Вряд ли тебе потом пригодится один из устаревших диалектов японского, на котором говорили айны, аборигены острова Хоккайдо. Хватит и того, что мы с агентом 013 понимаем местных жителей.

– Хорошо, замяли… Но в дальнейшем позволь мне самой решать, нужно ли мне знать язык айнов шестнадцатого века. Или хотя бы для разнообразия поинтересуйся мои мнением, – едко заметила я.

– Замечательно, так, может, ты еще возглавишь операцию? Сделай милость, разработай план уничтожения гоблинов, избавь от них округу, набери кровь для вакцины… Тогда мы, неопытные и неумелые, можем и вовсе не вмешиваться, чтобы тебя не сбивать. – Спецагент демонстративно поклонился, одарив меня таким высокомерно холодным взглядом, что я слегка оробела. Но тут же опомнилась и взяла себя в руки, дав ответ в его же тоне:

– Ну что вы, командор… Это я полностью в вашем распоряжении, ваш последний камикадзе, и слушаю ваши приказания. Только не лопните от важности, иначе я умру от смеха, великий вы наш стратег!

– Тут ты права, девочка, стратег из него неважнецкий. – Это вмешался кот, он вовсю потешался над нашим противостоянием. – В общем и целом стратегию разрабатываю я. Я всегда был белым, божественным мозгом команды, а значит, основная работа всегда на мне. Напарник, подтверди!

– Можешь и дальше в это верить, если тебе так удобнее, – ревниво буркнул Алекс.

Я тогда сразу подумала, что еще намучаюсь с моими просто до ребячливости амбициозными товарищами.

Шумно препираясь по дороге, мы стали спускаться с холма. Карты не было, но толстяк уверял, что у него врожденное чувство направления. Внизу на опушке леса стоял маленький покосившийся деревянный домик, крытый почерневшей соломой. Кот сказал, что гоблины обитают в здешнем зеленом лесу, но, чтобы узнать о них побольше, надо порасспросить местных жителей. Может, они сообщат что-то новое и полезное кроме того, что имелось в служебном досье. Вообще я не горела желанием встречаться с этими головастиками, но и не собиралась выставляться трусихой перед своими спутниками. Поэтому не стала ныть на тему «Не умею, не хочу, не буду», хотя могла бы… в принципе.

Когда мы подошли к дому, Алекс постучал в дверь. Ни ответа ни привета. Как говорится: «…и тишина, только мертвые с косами стоят!» Вру, никаких мертвецов с косами не было. Главное, вообще нет никаких признаков жизни: ни домашней живности типа курей, гусей, уточек, ни брехливой собачки на веревочке перед домом. Герой-спаситель стал барабанить сильней, и я поддала пару раз своими деревянными гэта. В смысле обуви они страшно неудобные, но достучаться до хозяев неожиданно помогли.

– Че надо? – наконец услышали мы испуганно-бодрящийся голос из-за двери. Конечно, он сказал это на своей тарабарщине, но догадаться было несложно.

– Всеобщая перепись населения, – оповестила я громким голосом, забыв о своей немоте и незнании языка. Как ни странно, дверь тут же распахнулась. Японца, похоже, убедило что-то в моей интонации. Я торжествующе глянула на Алекса.

* * *

Уже наступил полдень (а прибыли мы с утра), значит, будем обедать у гостеприимного охотника. Дом изнутри оказался намного просторней, чем это казалось по ту сторону входной двери. Просторно и довольно чисто, на деревянном полу расстелены желтоватые соломенные циновки, паутина только по углам и даже грязная тряпка для ног у входа. Мебели минимум: пара шкур на стенах, большой кувшин с водой, маленький очаг и низкий обеденный стол (почему-то покрытый пылью). Когда мы вошли, пришлось, по обычаю, снять обувь на пороге. Хозяин, довольно приятной внешности мужчина лет тридцати, кланялся как попугай, стараясь нам услужить. Наверное, тут имело значение то, что Алекс выглядел самураем – человеком высшей пробы! «Среди цветов красуется сакура, среди людей – самураи» – так, кажется? Знатность рода, аристократическое происхождение, право на «пробу меча»… В глазах простых людей все это добавляло ему представительности, а в моих – сексуальности…

<< 1 2 3 4 5 >>