Андрей Олегович Белянин
Рыжий рыцарь


Второй раз заорать Илоне не дали – кто-то заботливо втиснул в рот носовой платок. Начинающие подонки еще только-только набирались опыта, скорее всего, они просто удовлетворились бы ее испугом и слезами, но всадник, внезапно выехавший из-за дерева, этого не знал. Рыжий рыцарь не один год провел в войнах и походах, и то, что предстало его взору, никак не могло быть глупой шуткой. По крайней мере для Нэда Гамильтона… Черный конь грудью бросился вперед. Троих дураков просто раскидало по кустам, двое успели отскочить в сторону. Тот, что получил от Илоны, так и прыгал на полусогнутых, подобно орангутангу. Второй, убегая, поддерживал его, на ходу пытаясь ругаться, но от страха забыв матерные слова:

– Ты ще?! Ты на Коляна, да? Ты… это… ще – воще?! Воще, да?! А вот… е, ты меня понял? Не, ты понял?.. Колян, да он же воще…

Илона повернулась и села. Слез в ее глазах не было и в помине, как, впрочем, и благодарности. Было здоровое раздражение. На фотографа, на сбежавших парней, на весь мир и этого рыжего типа на большой лошади. Нэд тоже молчал. В последних лучах заходящего солнца он только что разглядел во всей красе, какое же чудо он спас. Взлохмаченные волосы чуть ниже плеч, ангельское лицо с размазанной косметикой, огромные зеленые глаза, весенние конопушки, зеленая безрукавка, туго обтягивающая крепкую грудь, и короткая юбка, едва прикрывающая… Рыжий рыцарь покраснел так, что даже Илона это заметила. Заметила и тоже покраснела почему-то… Черный конь презрительно фыркнул и отвернулся.

– А… прекрасная леди, вы…

– Тьфу!

– Что? – вскинул брови Нэд.

– Тьфу! – едва отплевалась Илона. – Песка нажралась, вот что… тьфу! Козлы.

– Где? – Рыцарь невольно скользнул взглядом по кустам, выискивая мелкий рогатый скот.

– Кто?

– Козы…

– А черт их разберет, свалили на мусор.

Нэд зажмурил глаза и крепко встряхнул головой. Увы… мир сдвинулся и ни в какую не желал вставать на место. Душу рыжего рыцаря захлестнули тоска и отчаяние. Он спрыгнул с седла, упал на колени и, сложив руки перед грудью, истово забормотал:

– Матерь Божия, пресветлая и пресвятая Дева Мария, заступись и помилуй! Я – лишь неразумное дитя в деснице сына твоего…

Илона скорбно вздохнула – после всего пережитого еще и встретить впавшего в детство психа… Рыцарские латы и средневековый костюм ее совершенно не смущали – мало ли всяких клубов по интересам, а поклонники Айвенго так вообще прочно расположились едва ли не в каждом микрорайоне. Вот конь был красивый, ей сразу понравился.

– И открой мне глаза, и внемли молитвам моим, и дай мне мудрость – отличить правду от лжи.

Илона на четвереньках подползла поближе и, встретившись взглядом с Нэдом, так же встала на колени, сложив ручки. «Хотя бы она христианка…» – на мгновение обрадовался рыжий рыцарь. Потом он поймал себя на том, что загорелые коленки девушки отвлекают его от праведной молитвы, и снова впал в печаль. Илона интуитивно это почувствовала и тоже изобразила чисто женское сострадание. Может, мальчик в детстве в солдатиков не наигрался, вот и пытается компенсировать уже в зрелые годы искренней верой в чудеса. Поэтому она кое-как пригладила ладошками растрепавшиеся вихры и локотком ткнула рыцаря в бок:

– Эй, у тебя большие проблемы?

– У меня? – не сразу очнулся Нэд. – У меня… как бы это правильнее выразиться… я даже не знаю, как сказать.

– Бывает, не горюй, – понимающе хмыкнула несостоявшаяся жертва. – У меня тоже сегодня вечерок – не бей лежачего! Фотограф, урод, не пришел. Потом козлы эти оборзевшие… Думаешь, песок тут вкусный? Открываю глаза – тут ты неровно дышишь. Слушай, ну что за жизнь, хуже старых памперсов! Простите дети, заткните ушки… Все кругом помешаны на шмотках. В институте вообще бардак. Преподы шизеют на глазах! Наш старый зоофил знаешь сколько за зачет берет?

Нэд если что и понял, то от силы слова три… Рыжий рыцарь вновь воздел руки к уже появившимся звездам и в голос возопил:

– Господи, за что?!

* * *

– Он по-прежнему храбр и безрассуден.

– Да, моя Королева.

– Щур, кто эта несуразная девица?

– Не смею знать, ваше величество… – Карлик втянул голову в плечи.

Обычно такой ответ наказывался плетью, но сегодня Королева пропустила это мимо ушей, пристально вглядываясь в хрустальный шар.

– Она глупа, взбалмошна, бесстыжа.

– Да, моя королева, мы заманили Нэда Гамильтона в Запредельный мир. Там все перевернуто, истинный Ад для христианского рыцаря. Ваш враг сойдет с ума.

– Она безвкусно одета, у нее дурные манеры… – Королева говорила сама с собой, словно не слыша ничего вокруг. – Она не верит в Бога, ничего не знает о жизни, ни к чему не приспособлена.

– Как удачно, что Нэд нашел себе такую попутчицу! – ободренно хихикнул карлик. – Такая особа лишит его мозгов за одну неделю. Вот бы еще всучить ее ему в жены.

– Нахальна, груба, не имеет моральных и нравственных ориентиров и к тому же уродина каких поискать… Щур!

– Да, ваше величество! – Карлик испуганно прикрыл глаза.

– Она… он… они не должны были встретиться!!!

* * *

Дальнейший разговор наших героев напоминал весенний концерт мартовских котов.

– Ты что, больной? Прямо в ухо орать.

– Я не ору, леди! Я – стенаю.

– Ну и стенал бы себе в сторонку! У меня правое ухо уже не слышит… Стенает он тут. Вот, даже лошадь шарахнулась!

– Это не лошадь, а мой боевой конь! И он от меня не шарахается. Бред, иди сюда!

– У кого бред?!

– Он – мой, значит, у меня.

– Я так и знала. Только у тебя уже не бред, а самые настоящие глюки!

– У меня нет… нет никакого бреда! Бред – это он! Это имя моего коня! И глюков у меня нет, я недавно мылся.

– Ага, в сауне или в джакузи?

– В реке!!!

– Скажешь, опять не орешь?! А коня надо было по масти называть – Нигером или Гуталином!

– Бред – хорошее имя и его даровал нам сам король Ричард!

– Ты что, совсем?! Парень, очнись, ты переигрываешь. Давай включайся в нормальный режим.

– Я не… вы… почему я?!
<< 1 2 3 4 5 6 ... 27 >>