Андрей Олегович Белянин
Хроники оборотней

– А я, может, старообрядка, – огрызнулась я.

Мой хвостатый противник успел-таки вцепиться мне в подол, а платье хотелось бы сохранить в целости… Редкий фасон, коллекционные ткани – все стоит недешево, и в костюмерной на Базе меня попросили вернуть платье, по крайней мере, в божеском состоянии.

Схватив отчаянного кота за шкирку, командор успешно оттащил его и, уводя меня с места событий, громко возвестил, что, «кажется, видел мелькнувший в конце улицы серый хвост нашего усатого вора!».

Поспешая в прямо противоположную сторону от места событий, мы, однако же, приметили боковым зрением агента 013, уводимого котами в подворотню одного из домов на улице Шешонка III.

– Предварительный этап прошел успешно, – выдохнул мой возлюбленный, сбавляя шаг и привлекая меня к себе. – Надеюсь, и дальше все пройдет гладко и его не раскроют. По крайней мере до тех пор, пока он не передаст нам необходимые сведения о масштабах, ближайших планах и степени опасности кошачьего заговора.

Только сейчас я начала осознавать, какую непростую миссию возложил на себя наш усатый герой. В лучшем случае он действительно подвергал себя смертельному риску. В худшем… Египетские коты наверняка знают толк в проклятии душ… А потеря души куда хуже физической смерти даже для такого прожженного атеиста, как Профессор.

Как вы, наверное, уже поняли, весь спектакль был разыгран нами с единственной целью – привлечь внимание заговорщиков. Кошки, установившие, как и предполагалось, дозоры в подвальных окошечках на людных улицах, не могли остаться в стороне. После «чудесного спасения» Пусика его были просто обязаны завербовать – он «слишком много знал»…

Оставалось надеяться, что техника не подведет. В ухе агента 013 находился маленький микрофончик самого новейшего образца. Он позволял нам поддерживать постоянную беспроводную связь лучшего качества. Соответствующие мини-приемники были у меня и у Алекса на запястье в виде простеньких плетеных браслетов. Настроившись на нужную волну, мы убедились, что агент 013 жив-здоров и мирно обсуждает с кем-то проблему междинастического разлада каких-то первых гиксосских царей со вторыми гиксосскими царями (судя по всему, обе династии правили одновременно). У меня быстро опухла голова, я выключила свой приемник и обратилась к командору:

– Ну что, милый, пожалуй, нам пора в гостиницу. Скоро стемнеет и в переулочках начнут собираться маргинальные личности. Вообще-то я люблю гулять по ночному городу, но Александрия почему-то не выглядит такой уж гостеприимной…

Я отшатнулась от едва не наступившего мне на ногу косоглазого калеки с покрытым гнойными волдырями лицом и грязной ухмылкой.

– Монетки не найдется, прекрасная госпожа? – приторным голосом начал он, но, поняв, что я под защитой легионера, поспешно уковылял прочь.

Алекс молча повлек меня за собой, всю дорогу я трещала без умолку, а он только рассеянно кивал. У меня сложилось неприятное ощущение, будто командор собирается сообщить нечто, что точно не будет принято мной на ура.

Стемнело удивительно быстро, приличных фонарей еще не придумали, а в густой черноте вдоль заборов и стен стали проплывать жуткие фигуры с поблескивающими в ночи зубами и короткими ножами в руках. Со страху я едва не залезла Алексу на голову, но оказалось, что это была всего лишь артель мирных эфиопов – резчиков по дереву, поздно возвращавшихся с работы домой.

На перекрестке Алекс вдруг остановился, пару раз вздохнул и осторожно начал:

– Алина, только не горячись… Кажется, я нашел единственно приемлемый способ, как нам оставаться вместе, не вызывая лишних подозрений. Понимаешь, как солдат, я должен ночевать в казармах, то есть в палаточном лагере, а туда не пускают посторонних[1 - Я не сказала, что днем в первую очередь Алекс, то бишь Антоний, без особой волокиты был официально зачислен в армию Цезаря. Мы с котом при этом присутствовали и находились под впечатлением от огромного палаточного городка римлян и непритворной искренности в голосе Алекса-Антония при принесении присяги. Наличие формы он объяснил тем, что купил ее заранее в лавке «Военный гарнизон», но потребовал выдать ему законно причитающиеся новобранцу меч, щит и аванс, что и было выполнено.]. На постоялом дворе нам двоим поселиться нельзя – сразу заподозрят неладное. Если римский легионер платит за жилье, когда у него есть бесплатное, да еще с трехразовым питанием, значит… Как минимум он шпион, задумавший покушение на царицу! А может быть, и вообще шумерский террорист, собирающийся спалить весь город!

– Э-э, к чему ты ведешь? – подозрительно прищурилась я.

– Просто хочу сказать, что самым логичным разрешением нашей ситуации будет твое житье в лагере в качестве моей… мм… рабыни. Это разрешается уставом и не противоречит исторической традиции! – торопливо выдал любимый и ободряюще улыбнулся, дабы предельно сгладить ситуацию.

– Вэк…

– Только на время операции!

– Вэк…

– Я обещаю не кричать на тебя при людях и не перегружать домашней работой! Только стирка…

– Вэк… Я не ослышалась?! Ты действительно решил унизить меня в глазах всего Верхнего и Нижнего Египта таким изощренным способом? Да чтоб я была рабыней какого-то римского легионеришки…

– Ну спасибо, – проворчал Алекс. – Во-первых, я хотел как лучше. А во-вторых, Рим на данный момент находится в самом расцвете цивилизации. Следовательно…

– Я не буду жить в антисанитарных условиях казарменного общежития! Я вообще терпеть не могу Историю Римской империи – наглые завоеватели и самодовольные итальяшки! Короче, все, прощай навек! Прекрасно переночую одна в гостинице.

– Алина, послушай меня…

– Нет и еще раз нет!

– В последний раз тебе говорю – одумайся!

– По-моему, в первый.

– Не важно. Здесь слишком опасно оставаться одной, тебя могут схватить прямо на улице и увести в настоящее рабство. Да, да, в Александрии, между прочим, часто воруют людей. А будучи (номинально!) моей собственностью…

– О небо! Да таких темных элементов, как ты, я в жизни еще не встречала. Топай к себе в лагерь, да поторопись, а то еще взыскание получишь за то, что вовремя в кроватке не оказался! За меня не беспокойся, на задании не в первый раз, живьем не возьмут… Короче, не пропаду!

Демонстративно развернувшись, я решительным шагом двинулась в ночь. Но не особенно быстро… Вдруг его заклюет совесть и он решит меня догнать? Мысль, конечно, наивная, но греющая…

Сомнений в том, что я найду «Египет», не было. Еще на Базе предусмотрительный и заботливый котик заставил меня хорошенько выучить месторасположение этой самой популярной гостиницы на случай, если потеряюсь.

Так что я смело топала по неосвещенным улицам, твердо убежденная, что делаю это в знак протеста и воспитания любимого объекта. Однако, как и следовало ожидать, мерзавец Алекс-Антоний меня догонять не стал: наверняка боялся опоздать в часть и подвести своего центуриона. Упертый и бесчувственный солдафон! Ну за что только я его люблю и все прощаю?! Вот ведь и в этот раз прощу, но только утром. Пусть помучается…

А в результате, проплутав пару часов по Александрии, где ночная жизнь оказалась не менее оживленной, чем дневная, я беспросветно заблудилась. Спросить у прохожих не рискнула – слишком подозрительные рожи попадались на пути. Может быть, в плане преступности командор меня просто запугивал? Но когда на моих глазах произошли три драки с поножовщиной, один вооруженный налет, четыре ограбления и бессмысленное похищение кривоногой старушки, я впала в серьезные сомнения… Пока выручала спринтерская скорость да безрассудное счастье суперагента, но дыхалка уже начинала сдавать и прическа наверняка растрепалась.

Мимо сверкали тусклые огни ночных баров и притонов, повороты сворачивали не туда, кто-то противненько хихикал вслед. Всякий раз, когда мне казалось, что я вот-вот выйду к гостинице, дорога выводила к похожему на еловую шишку искусственному холму, на котором находилось святилище Пана. А у его ворот неизменно торчала кучка студентов-наркоманов, куривших анашу. Они с завидным постоянством предлагали мне присоединиться, и я в который раз уносила от них ноги, едва ли не на ощупь пытаясь прочесть названия улиц, все еще теша себя надеждой добраться до вожделенной комнаты, где я наконец буду в безопасности.

Каким чудом боги вывели меня к гостинице, за какие заслуги и после каких испытаний – лучше не знать никому. Видимо, они сдались после моей ругани – столь изощренных проклятий ни Анубис, ни Гор не слышали от сотворения мира! Дрожащим от усталости и охрипшим от междометий голосом я заказала одноместный номер в «Египте» у пожилого еврея за стойкой.

– П’йошу, п’йошу, молодая госпожа, ваш номе’й т’йнадцать. Нап’йаво от входной две’йи. П’йиятной вам ночи, и да х’йанит Изида ваш сладкий сон, – ласково улыбнулся он редкозубой нечищеной улыбкой. Я тогда еще подумала, что порядочные портье так не улыбаются, но устраивать скандал не стала, потому что очень хотела спать.

Медный ключ выглядел тяжелым и надежным, косяки крепкими, окна со ставнями, и бдительность отступила на задний план… А зря!

В результате через какой-нибудь час прямо посреди ночи я проснулась оттого, что по моей комнате шарились незнакомые люди! Два разноуровневых типа в белых масках (наверное, египтяне предпочитают белый цвет во всем, даже там, где преступники веками используют черный).

– Уй, глупая женщина! Совсем вещи с собой не носит, воровать нечего, да!

– Ай-я, может, их до нас кто-то своровал?

– Не может быть, э! Мы всегда платим за право красть здесь первыми, еврей других не пустит, уй! – совершенно не скрываясь, болтали они, нагло не обращая внимания на то, что я встала на кровати, уперев руки в бока.

– Спасите! Помогите!

Игнорирование полное…

– Ай-я, если продать женщину арабам, они дадут нам два таланта?

– Нападение на живого человека! – на порядок громче продолжила я.

Результат тот же…

– Больше одного не дадут, шумная очень, кричит, как… как верблюдица кричит!

– Вэк?! – на месте обалдела я.

– Э, тогда давай себе возьмем! Раз так кричит, страстная, наверно…

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>