Андрей Олегович Белянин
Рыжий рыцарь

– В общей сложности всего четыре приличные фирмы. Во-первых, гарантируют стопроцентный результат, во-вторых, оплата только по получении этого самого результата. К тому же у них сегодня не слишком загруженный день, можем попасть на прием без предварительной записи. С кого начнем?

– Давайте к Феофану Рваному, – скромно предложил Валера. – У него такое интеллектуальное лицо на фотографии и бородка такая… кулончик тоже симпатичный.

– Он сможет мне помочь?

– Нэд, этого никто не знает. Вот, смотри, тут написано, что он обладатель международного диплома, магистр белой, серой и черной магии. Специализируется… в общем, на всем подряд, легче сказать, чего он не делает. В принципе нам ведь по барабану, с кого начинать, но если тебе больше нравятся другие…

– Мы принимаем ваш выбор, сэр Люстрицкий, – великодушно согласился рыжий рыцарь.

– Тогда пошли, их офис на Свердловой, от нас пешком минут пятнадцать.

– Э… секундочку, дорогуша. Мне почему-то кажется, что в таком виде милому Нэду не стоит показываться на улице.

– Почему?

– Ну, все эти железочки, крючочки, тряпочки, колечки, жилетик кожаный, плащик белый – все очень стильное, в меру и со вкусом, но… – попытался объяснить Валера, – не будет ли Нэд привлекать излишнего внимания? Может, ему все-таки лучше переодеться?

– Во что? – резонно спросила Илона. – Одежда моего папочки не подойдет, он на голову меньше и в поясе шире раза в три.

– Я мог бы посмотреть пару маечек.

– Нет! Даже не думай, знаю я твои костюмчики. Нэд, он в прошлый раз мою маму чуть до инфаркта не довел. Заявился к нам в новых шортах с разрезами, в рубашечке белой и в галстуке. А на нем, между прочим, восемь зайчиков в позах индийской Камасутры такое вытворяют…

– Нет, с зайчиками я не могу, – поспешил согласиться мало что понявший крестоносец.

– Короче, так пойдешь. Почему нельзя? Сейчас все можно, всем все по фигу. Если менты из-за меча не прицарапаются, то вполне сойдет. Слушай, чуть не забыла… у тебя же конь в гараже! Покатаешь нас?

– Разумеется, леди Илона, почту за честь.

На улице восторженная детвора облепила рыжего рыцаря так же, как до этого его коня. Пока Нэд кое-как от них отвязался, дав подержать щит, пока отвел в сторону Бреда, а освобожденные жулики пали на колени, рыдая и бормоча, что в гараж их загнала вон та черная зверюга. Пока седлали коня, пока соседи советовали позвонить «02», пока дети просили простить плачущих дядей. В общем, пока они выехали со двора, прошло не менее получаса. На коне сидели все втроем, могучего Бреда это нисколько не смущало. Впереди Нэда боком сидела Илона, позволив рыцарю деликатно поддерживать себя за талию. Позади покачивался друг Валера, нежно обнимая за пояс предмет своего нового увлечения. Прохожие провожали их смехом и беззлобными шутками, а некоторые девушки – плохо скрываемой завистью. Роскошными кудрями, благородным лицом Нэд Гамильтон производил впечатление и в своем времени. То есть там, где рыцарские доспехи и прекрасный конь не были овеяны столь романтическим ореолом, а уж здесь, в двадцать первом веке… Гордая Илона едва удерживалась от того, чтобы не показывать распиравшее ее удовольствие от завистливых девичьих взглядов. Валера Люстрицкий – тот вообще делал вид, что ничего не замечает вокруг, а сам тайком пару раз поцеловал край волнистых кудрей рыжего рыцаря. Ехали они шагом, дорожных правил не нарушали, однако один любопытный постовой все же задержал их на минуточку, но Илона быстро уладила все формальности. Да, артисты. Да, из драмтеатра, у нас праздничное выступление в рамках репетиций ко Дню города. Да, доспехи, естественно, картонные, меч деревянный, все сплошная бутафория… Нет, вот конь как раз настоящий. От них отстали… Благородный сэр Нэд Гамильтон-младший в разговор не встревал, никакой явной опасности он не чувствовал, обид рыцарской чести не наблюдал и оскорбления прекрасной дамы тоже не ожидалось, зачем же вмешиваться? Нэд понимал, что он в гостях, и не впадал в крайности. Средневековые люди далеко не так просты и наивны, как обычно их изображают писатели-фантасты. Им так выгоднее, смешнее и проще.

Офис фирмы «Мрак познания» находился во дворе одного из старых, еще купеческих, зданий. Черная металлическая дверь вела в подвальное помещение. Друзья позвонили. Им открыла тощая блеклая особа неопределенного возраста, в тусклых очках, с ремешком на лбу. Она молча указала следовать за собой. Илона решительно шагнула первой, рыжий рыцарь за ней, коня он привязал у входа, копье и щит взял с собой. Последним вошел Валера, несмотря на мистический полумрак, демонстративно надвинув темные очки. Их привели в комнату с обшарпанным диваном. Напротив дивана – стол и новое кожаное кресло. На столе горели свечи, стояли хрустальный шар на подставке, икона Пресвятой Казанской Богоматери, маленькая гипсовая статуя Будды и деревянная подставочка для индийских ароматических палочек.

– Вы должны осветлить свою энергетику, сядьте здесь, расслабьтесь и ждите. Магистр примет вас, как только ваша аура очистится до приемлемого уровня. – Сопровождающая особа ушла, подпалив зажигалкой пару палочек и щелкнув кнопкой скрытого магнитофона. Комнатку заполнила нудная медитативная музыка.

– Ах, я от нее просто балдею… Душа в нирване, мысли гуляют по Шамбале, а в подсознании дрожат образы предыдущих инкарнаций…

– А меня так просто тошнит! – огрызнулась Илона. – Нэд, с тобой все в порядке?

– Голова кружится… немного. Мне доводилось бывать в шатрах арабских предсказателей по внутренностям, там такой же запах.

– Нэд, душка, ты ведь не хочешь сказать… что там вскрывали… птичек?

– М-м… в основном это были обезьяны, – подумав, припомнил рыжий рыцарь. – Маг входил в транс, поил животное смесью вина и собственной крови, потом под пение вскрывал ему живот ритуальным ножом, вываливал все внутренности на стол и уже по содержимому…

– По чему?! – прикрывая рот, едва выдохнула Илона.

– По запаху, по цвету, по месторасположению…

– Уп! – Валера резко побледнел, так же, как и его соседка, прикрыв ладошкой рот.

Нэд недоумевающе переводил взгляд с одной на другого, но в этот момент всколыхнулись занавеси и в комнату шагнул высокий лысеющий мужчина с черной бородой и пронзительными глазами.

* * *

– Ты не забыл о моей маленькой просьбе, Щур?

– Как можно, господин… – Карлик суетливо полез в кожаную сумку и достал потрепанный свиток. Раскатав его на столе, он показал на двойной круг, расчерченный на градусы, с замысловатой геометрической фигуркой посередине. – Вот он.

– Гороскоп моей матери, – удовлетворенно отметил Валет, склоняясь над столом.

– Его составлял еще мой предшественник, казненный за неугодные предсказания. Все его бумаги были сожжены, чудом уцелело немногое.

– Я разбираюсь в этом весьма поверхностно, однако даже при беглом взгляде видно, что расположение ее звезд вполне благополучно. Общий контур фигуры устойчивый, рисунок напоминает распустившуюся розу или вспышку пламени. Основные планеты очень сильны, находятся в выгодном градусе, они успешно поддерживают и дополняют друг друга. Власть, сила, защита, оккультные знания – все просто великолепно! Исключение может являть разве что градус дома. Увы, хрупкость семейных уз всегда была слабым местом нашей семейки.

Карлик только качал головой, вслушиваясь в «поверхностные» объяснения молодого господина.

– Хотелось бы обратить ваше внимание, вот – взгляните.

– Волосы Вероники?

– Да, да… обычно это самое тихое и мирное созвездие, к тому же одно из самых красивых, – согласился карлик. – Однако здесь они как бы стягиваются в петлю.

– И сюда же приходится градус разрушения! Это… означает насильственную смерть.

– Не только. Это может обозначать и прогрессирующие умственные расстройства, интриги, перевороты, бесславную кончину и даже самоубийство.

– Замечательно, но при чем тут Нэд Гамильтон?

* * *

Чернобородый маг некоторое время молча разглядывал сидящих друзей.

– А… мы, собственно… – решилась Илона, но мужчина остановил ее причудливым жестом:

– Молчите! Не говорите ничего, я сам о вас все расскажу. Я чувствую вас, я вижу ваши ауры, мне почти ясна ваша неровная карма. Молчите! Смотрите! Слушайте!

Илона недоверчиво сощурилась, Валера капризно надул губки, а рыжий рыцарь смотрел на происходящее, как ребенок в цирке – с верой и восторгом. Маг Феофан Рваный левой рукой вцепился в висящий на шее медальон, а правой истово крестился на православную икону, бормоча индийские мантры. Потом он подхватил одну из тлеющих палочек и начал рисовать непонятные фигуры над головами наших героев. Те послушно молчали.

– Вы! – Недобрый, горящий взгляд вперился в Илону. – Молчите, я сам скажу. Вы студентка! Да?! Да! У вас есть тайные устремления, скрытые в самой глубине души… так глубоко, что вы сами боитесь на них взглянуть. О, я вижу… Я вижу их… Любовь, страсть, кровь! Обжигающий, всепоглощающий вулкан бушующих страстей таится в вашей юной груди… Вы в большой опасности, вам не справиться с этим безумием любви. Вы можете умереть… Я помогу вам, – важно закончил маг и прежде, чем девушка успела вставить хоть одно слово протеста, переключился на следующую жертву: – Вы! Нет, не вы, а ваш друг слева. Молчите, ради всего святого, молчите! Я не приказываю вам, я умоляю вас! Мне бы не хотелось этого говорить… Более – я не хотел бы этого видеть, но цвет вашей ауры свидетельствует о серьезных, даже катастрофических, нарушениях кармы. Кто виноват? Ответ нужно искать в вашем прошлом… Ага, вот оно! Ваша прапрабабушка по материнской линии совершила страшный грех… Усиленный поколениями ваших нераскаявшихся предков, он стал фатальным! Вы в большой опасности… Вы тоже студент?! Да? Да! Вы можете умереть… Я помогу вам.

Валера побледнел и напряженно вцепился в надежную руку Нэда, словно ища у него защиты. Дымящаяся индийская палочка заплясала перед носом рыжего рыцаря.

– Вы! Молчите, молчите, молчите… Не говорите ни слова – я читаю ваши инкарнации. Итак, в прошлой жизни вы были комбайнером, осваивающим целину, вас застрелили недобитые басмачи. До этого вы были женщиной, немецкой шпионкой в Швейцарии, начало Первой мировой… Еще раньше – крестьянином-венгром, бежавшим в Америку и поднявшим восстание рабов в штате Флорида. Молчите, я листаю ваше прошлое, как раскрытую книгу… Вы не можете вырваться из своих же фантазий. Воображаете себя рыцарем, ходите в клуб и носите бутафорию. На самом деле вы тоже студент! У вас не сданы зачеты… Нет, молчите! Не возражайте! Вы в большой опасности… Да! Нет! Да! Вы можете умереть… Я помогу вам.

Лицо Нэда Гамильтона постепенно вытягивалось, по ходу рассказа искреннее доверие сменялось жестоким разочарованием. На последней фразе мага он встал и схватился за меч:

– Вы – лжец!

– Не понял… – отшатнулся потомственный магистр.

– Все, что вы говорили обо мне, – грязная ложь! Я – рыцарь и честно заслужил свои шпоры! Если вы осмелитесь это отрицать, я вобью ваш змеиный язык вам же в глотку вместе с дурацкими предсказаниями.

– Он что, совсем? – беспокойно забормотал маг, оборачиваясь к Илоне. – Псих, да? Предупреждать же надо.

– Если вы такой крутой специалист, могли бы и сами догадаться, – буркнула Илона. – Нэд, сядь, пожалуйста! А вы что, не видите сами – он же настоящий рыцарь. Оригинал, а не копия.

– Ага… вижу, понимаю, даже чуть-чуть сочувствую. Могу дать телефон знакомого, хорошего психотерапевта. Две недельки на реланиуме, и ваш друг как новенький.

– Это что за намеки?! – неожиданно возмутился очнувшийся Валера. – Да если бы не свежий маникюр, я б вам все лицо исцарапал, пошляк!

– Спасибо, сэр Люстрицкий, – рыжий рыцарь вновь встал с дивана, – но пока еще моя рука в состоянии держать меч!

– Я вызову милицию! – завопил маг.

– Да сядьте же вы все-е-е-е!!! – самым командирским голосом взревела Илона.

Трое мужчин замерли, сраженные ее вокальными возможностями.

– Короче, один вопрос и мы отсюда валим. Вы можете вернуть Нэда в его время?

– Пространственно-временным перемещением душевнобольных в отдельно взятые эпохи не занимаюсь, – отрезал магистр Рваный.

Илона молча взяла рыцаря под ручку и развернулась к выходу, Валерий семенил следом. Разволновавшийся кооператор бухнулся за стол, обхватив голову руками. Шаги смолкли. Занавеси раздвинула изящная мужская рука с браслетами на запястье, и срывающийся голос укоризненно произнес:

– Я очень разочарован. Вы представлялись мне чем-то возвышенным, значительным таким… понимающим… А вы… все испортили. У, про-о-тивный…

Выйдя из душного подвала, друзья посовещались и решили, не откладывая, отправиться по другим адресам. На этот раз верхом ехала только девушка, Нэд и Валера вели суровый мужской разговор. Рыжий рыцарь рассказывал о том, как обходятся с такими вот шарлатанами в его мире. Студент охал, ахал, шумно дышал, положа руку на грудь, и строил спутнику глазки. Когда они прибыли в нужное место, их встретили стеклянные двери роскошно оборудованного офиса, двое охранников у входа и улыбчивая девушка-секретарь с очень интеллигентным лицом. Она, мило щебеча, ухитрилась мгновенно очаровать всех троих, даже Люстрицкого. Настоящий рыцарь? Ну разумеется. Перемещение в Средние века? Ничего сложного. Непонятное чудовище? Выясним по каталогу. Пятно на ковре? Эту графу расходов фирма «Магия энд крейзи корпорейшн» полностью берет на себя. Да, у нас серьезные западные партнеры, полная компьютеризация производства, оплата по факту, в конвертируемой валюте, можно безналом, вот типовой договор. Илона пришла в себя только тогда, когда четко разглядела четырехзначную цифру в самом низу, там, где она уже почти поставила подпись.

– Три тысячи шестьсот семьдесят пять долларов?!

– О, не волнуйтесь, авансом мы берем лишь тридцать процентов, – лучезарно улыбаясь, успокоила девушка. – Оставшаяся сумма выплачивается только после окончательного свидетельства о перемещении вашего друга в Средневековье. Распишитесь, пожалуйста.

– И сколько нам ждать от него весточки?

– Согласно обычным условиям, не больше трех календарных суток, за каждые просроченные мы платим компенсацию в размере 0,000007 % от общей суммы. Мы следим за добрым именем фирмы, не сомневайтесь.

– Что?

– Я говорю, подпись вот здесь.

– А… минуточку… – Илона основательно потрясла головой, стараясь сбросить с себя путы гипнотического менеджмента. – Расскажите подробнее, как именно вы его отправите и как мы узнаем, что он уже там?

– Это наши коммерческие секреты, – тонко рассмеялась девушка. – Сначала договор, а потом… ну, мы ведь готовы взять на себя определенные гарантии…

– Подробнее!

– Но… леди Илона, к чему столько вопросов? Эта милая дама готова дать честное слово, – удивился Нэд, – разве этого не достаточно?

– Мне – нет! – сухо отмела все возражения Илона, к ней вновь вернулся здоровый скептицизм, всегда помогающий выжить среднему жителю России.

– Хорошо, попытаюсь объяснить, но, как вы понимаете, некоторые аспекты нашей деятельности мы вынуждены держать в тайне. Другие бы назвали вашу просьбу сумасшествием, мы этого не делаем. Наоборот, мы готовы с помощью наших магических средств отправить гражданина рыцаря туда… в общем, куда следует. Вслед за ним будет выслан магический зонд, специально сконструированный австралийскими партнерами нашей фирмы. Он даст знать, в порядке ли клиент, как добрался, чем занимается, о чем мы немедленно известим вас. Все просто. Вы дадите вашему другу любой предмет, хоть вот сережку… Зонд вернет ее обратно, мы вручим вам, и это будет означать благополучный исход всего предприятия. Вот ручка, распишитесь.

– Я хочу посмотреть, как милый Нэд туда отправится, – подал голос Валера.

– Это невозможно, – мгновенно помрачнела представительница агентства. – Подобные услуги оказываются лишь при условии полной секретности.

– Тогда мы должны подумать… Спасибо за содержательную беседу, ваш телефон у меня записан, я перезвоню. Пошли, мальчики.

– Но… как же договор?!

– Подпишем на днях.

– Лучше сейчас, – самым медоточивым тоном мурлыкнула девушка, а в дверях комнаты возникли двое бритоголовых охранников.

– Вы хотите нас задержать?! – поразилась Илона.

– Что вы… конечно нет! Мы просто настоятельно рекомендуем поставить автограф под нашим соглашением именно сегодня. Поверьте моему опыту, вам же лучше будет.

– Угу… – скорбно вздохнула наша героиня. – Нэд, будь другом, вышвырни их отсюда. Эти двое косо на меня посмотрели.

– Они оскорбили вас? – уточнил рыжий рыцарь, демонстративно вытаскивая меч.

Громилы подняли руки и разбежались по углам. Улыбчивая девушка смотрела на друзей взглядом очковой кобры.

– Ну что, – уже на улице спросила Илона, – плюем на все или делаем морду кирпичом и идем рисковать дальше?

– Кажется, нам не позволят уйти… – глухо пробормотал Нэд Гамильтон.

Прямо перед ними из ничего возникли три массивные фигуры. Рогатые головы, обезьяньи лица, длинные бороды, железные доспехи и тяжелые топоры.

– Кто это? – пискнул Валера, прячась за Илону.

– Гиббелинги…

* * *

– Как наши успехи, Щур?

– Они напали на след Нэда Гамильтона, еще до наступления темноты мы услышим о его смерти.

– Девчонка должна умереть первой!

– Но, ваше величество, если гиббелинги получили приказ, они пойдут по запаху крови до конца. Они разорвут на куски всех троих, и я не могу указывать им, кого следует убить в первую очередь. Секундой раньше, секундой позже…

– Ты стал много говорить, раб, – холодно произнесла Королева. – Мне докладывали, что у вас непонятные секреты с моим сыном. Расскажи поподробнее.

– Я… не смею…

– Если ты еще раз произнесешь слово «не», твоя смерть будет долгой и мучительной.

– Да, моя госпожа… – Карлик привычно рухнул на колени, он уже не первый год сталкивался с самыми бурными проявлениями монаршего гнева и прекрасно знал, как его пережить. Слуги вообще знают о своих хозяевах гораздо больше, чем тем того хотелось бы.

Королева устало опустилась в кресло:

– Итак?

– Ваше величество, ваш сын проявляет разумную заботу о вашем здоровье. Похоже, его очень тревожит то, как вы переживаете всю эту нелепую историю.

– Иди к себе, Щур, я хочу услышать о возвращении гиббелингов уже вечером. Со своим сыном я поговорю позднее, Нэд Гамильтон ответит мне и за это.

– Как скажете, ваше величество. – Карлик встал и, пятясь, отправился в свою башню.

Королева еще долго сидела в одиночестве, подпирая подбородок суховатыми руками. Ее мучили непонятные страхи.

В первую очередь Щур сбегал к Валету доложить о состоявшемся разговоре. Потом занялся обычными для придворного мага делами. И лишь ближе к вечеру, отшатнувшись от хрустального шара, с ужасом задумался, что теперь он скажет госпоже.

* * *

Рыжий рыцарь выхватил меч и закрыл друзей, держа рукоять обеими руками.

– Нэд, кто это?!

– Я же говорю – гиббелинги!

– А поподробнее?

– О леди Илона! Если можно, подробности позднее.

Гиббелинги глухо расхохотались, вздымая топоры. В честном бою один на один человек всегда проигрывал этому монстру. Нет, были, конечно, исключения (одно-два, только подтверждающие правило). И все же Нэд имел бы хоть какие-то шансы, но трое против одного… Удар первого был встречен проверенной сталью рыцарского меча. Валера Люстрицкий, будучи по жизни пацифистом, признался, что ему дурно, и без сил повис на Илоне. В тот же миг двери фирмы, из которой они только что вырвались, распахнулись, а на пороге показались оба охранничка. Тот, что был повыше, соображал быстрее:

– Танюха, падла! Нам здесь на пороге клиентов мочат! Звони ментам, у нас тут крутые разборки!

Защищаясь от трех топоров, рыжий рыцарь вынужденно отступал к дверям. Рев возбужденных дракой чудовищ неожиданно слился с грохотом выстрелов. Поняв общую опасность, бритоголовые парни отчаянно палили из короткоствольных «калашниковых». Нэд яростно отбивал удары тяжелого топора, его захлестнула неистовость боя, он сам наступал на своего противника. Вдруг тяжелой тушей рухнул монстр. Нэд воодушевленно прыгнул вперед, и голова второго его врага скатилась наземь… Третий гиббелинг, изрешеченный пулями, почти добрался до матерящихся от страха охранников, но рыжий рыцарь без сантиментов добил его в спину. Все три шкафообразных урода валялись бездыханными, в лужах черной крови. Нэд на мгновение прикрыл глаза, переводя дыхание.

– Эй! Пойдем отсюда!

– А? Что?! Это вы, леди Илона?

– Нэд, лучше не нервируй меня! – истерично взвизгнула девушка. – Хватит мне хороших впечатлений за два неполных дня… Бери эту поганку припадочную, грузи на лошадку, и делаем ноги!

Чисто автоматически рыжий рыцарь подвел невозмутимого коня, перебросил поперек седла безвольное тело хрупкого «растлителя» и обернулся напоследок:

– Благодарю за помощь, отважные сэры! Я счастлив, что имел честь сражаться плечом к плечу с такими великими воинами. О вашем подвиге будут петь менестрели.

– Нет проблем, братан, – кое-как выдавил тот, что повыше. – Хрен с ними, пусть поют.

– Еще раз спасибо, – поклонился Нэд.

– Пойдем, да пойдем же! – Илона тянула рыжего рыцаря за рукав.

– Ты, того… слышь, братан, будет базар – кинь строчку на пейджер, мы подкатим! – дружелюбно донеслось вслед, и рыжий рыцарь еще раз помахал рукой.

Илона только возмущенно фыркнула, а с другой стороны улицы уже доносились тягучие вопли милицейских сирен. Ни Илона, ни Нэд, ни, естественно, Валера с Бредом уже не видели, как трупы мускулистых чудовищ, задрожав, растаяли в воздухе. Подоспевшие стражи порядка не обнаружили ни тел, ни топоров, ни следов крови. Зато нашли кучу стреляных гильз и два брошенных автомата. Невнятные объяснения охранников фирмы о средневековом рыцаре, трех тяжеловооруженных чудовищах и вынужденной самозащите никого не убедили. В иное время за ношение оружия посадили бы безоговорочно, но сейчас, пользуясь правовой смутой, отсутствием серьезных экспертов в магии и общей увлеченностью паранормальными явлениями… в общем, следствие затянется года на два.

Друзья приходили в себя в маленьком уличном кафе на заднем дворе консерватории, черный конь ощипывал ближний газон. Несмотря на субботний день, почти из всех консерваторских окон лилась музыка, видимо, еще не все студенты отправились на каникулы.

– Вот меня лично всегда поражало – как они сами себя слышат при такой какофонии?! Дорогуша, ведь каждый дудит, бренчит или барабанит свое собственное задание, они же мешают друг другу. Нэд, как ты считаешь, вон та навязчивая скрипка – это Паганини или Моцарт?

– Увы, сэр Люстрицкий, я плохо разбираюсь в музыке, – вежливо отмахнулся рыжий рыцарь – на самом деле он был очень занят мороженым. Ничего более вкусного ему есть не приходилось. Аккуратно орудуя ложечкой, Нэд старался продлить это неземное удовольствие.

Сумрачная Илона выводила пальцем замысловатые узоры на клеенке. Болтал в основном Валера:

– Мне тут рассказывали недавно… Анекдотик такой неприличный, но в меру, в меру… Значит, приходит пациент в больницу, а доктор ему и говорит: «У меня для вас две новости: плохая и хорошая…» – «Начинайте с плохой доктор, я все переживу». – «Вы – голубой!» – «Неправда, доктор! Не может быть! Как же так, да я ни в одном глазу… А какая хорошая?» – «Вы мне нравитесь, проти-и-вный…»

– Цыц!!! – пароходной сиреной взревела молчавшая доселе девушка. Она так хлопнула по столу обоими кулаками, что у Нэда подскочила ложечка, перемазав мороженым породистый нос рыжего рыцаря.

Сэр Гамильтон-младший укоризненно скосил на нее глаза, а Валерка отодвинулся вместе со стулом. Илона глубоко вздохнула и попыталась взять себя в руки:

– Все, я в норме. Это, конечно, не значит, что вы дождетесь от меня извинений. Фигу! А теперь ты, пришелец с крестиком, колись на месте! Я в таком дурдоме больше жить не намерена.

– М… не совсем понимаю вас, леди Илона.

– А я тебе терпеливо и ласково повторяю в седьмой раз – что тут происходит?! До того как ты вломился в мою жизнь, я была милой и улыбчивой девочкой. Ко мне в форточку не залетали свинообразные спиногрызы, на меня не бросались трое бородатых горилл в боевых доспехах, я вообще даже не имела поверхностных контактов с рыцарями Круглого стола.

– Но я не рыцарь Круглого стола, это лишь легенды, – попытался примирительно улыбнуться Нэд.

– Не умничай! Вы меня что, все втроем извести решили?! Один мечом машет, другой анекдоты про гомиков травит, и даже это черное парнокопытное надо мной издевается!

– Но… Бред-то тут при чем?

– А кто мне жуликов в гараж загнал и запер?!

Черный конь презрительно фыркнул и посмотрел на обвинительницу долгим взглядом, обещающим все припомнить в свое время.

– Нет, ребяты-демократы, так дело не пойдет. Либо ты рассказываешь мне всю правду, либо…

– Я никогда не вру, – насупился Нэд.

– Помню, – согласилась Илона. – Ты не врешь, ты рыцарь, у тебя принципы… Не буду спорить, в конце концов каждый сходит с ума по-своему. Я всего лишь хочу услышать более подробный рассказ о тех улыбчивых дебилах, что напали на нас у входа в фирму. И ты мне это обещал!

– Вы о гиббелингах? Ну, в моем мире о них знают все. – Рыжий рыцарь с сожалением отодвинул пустую вазочку. – Это злобные порождения Тьмы. Рождены в противоестественной связи человека и гоблина. Причем человек обязательно мужского пола. Представляете, каким надо быть, чтобы польститься на гоблиниху?

– Урод во всех отношениях, – важно кивнула Илона. Она читала «Хоббита» и внешний вид гоблинов приблизительно представляла.

– К тому же он должен взять ее силой, – продолжил Нэд, – ибо только тогда рождаются эти ужасные чудовища. Они выше и сильнее среднего гоблина, а по отцовской линии наследуют человеческий ум и хватку. Кроме того, будучи с рождения чуждыми и людям и гоблинам, гиббелинги особенно злы и жестоки. Они питаются только мясом, предпочитая любому другому… человеческую плоть.

– Фу, ну не надо о страшном, – взмолился Валерий, – я же не усну сегодня. Если, конечно, милый Нэд не согласится охранять мой мирный сон.

– Помолчи, душечка! – строго предупредила Илона. – С тобой у нас еще будет отдельный разговор. Взял моду в последнее время, как чуть что – сразу в обморок и повис без чувств у меня на руках… Но сейчас речь не об этом, я хочу знать, чего ради все нехорошие нас преследуют?! И самое главное… я здорово подозреваю… что все происходящее сильно связано… именно с тобой, наш дорогой рыцарь. Нэд, если ты в состоянии что-либо объяснить, я куплю тебе еще мороженого.

Рыжий рыцарь так и не понял, что от него хотят, но все равно радостно согласился.

* * *

– Как они погибли?

– О моя госпожа.

– Я хочу знать правду! Ты же говорил, что рыцарь не может устоять против гиббелинга даже один на один. Их было трое против одного Нэда Гамильтона, и они мертвы! Что это значит, Щур?!

– М… м… мне кажется.

– Кажется?!

– Боюсь, что мы… ошиблись миром.

– Мы?! – Ровный голос Королевы перешел в свистящий шепот, а карлика прошиб холодный пот.

– Я хотел сказать… что это только моя ошибка… Нэд Гамильтон попал в ненормальный мир. Любой другой на его месте давно бы сошел с ума. Мне удалось загнать негодяя на окраину некогда великой империи, теперь это ужасающее место… Воздух напоен серой, воды рек ядовиты, земля отравлена, кругом опасные машины, что-нибудь постоянно взрывается, рушится, идет под откос, свирепствуют неизлечимые болезни. Люди истерзаны бедностью и задушены налогами, власть продажна, преступность безнаказанна, церковь не имеет духовной силы. Этот мир подобен полуразложившемуся трупу, пожирающему остатки собственной плоти… Нэд Гамильтон обязан был умереть, едва ступив на эту проклятую Дьяволом и забытую Богом землю.

– Но он жив, Щур, он – жив! И кто-то должен за это ответить.

* * *

Нэду повезло лишь под вечер, только в четвертой фирме им смогли дать хоть какую-то надежду. До этого взрывчатая Илона едва сумела удержаться от ужасного преступления, страстно возжелав задушить широко известную бабку Фросю. Эта бодрая девяностовосьмилетняя старушка по наущению внуков организовала крепкий кооперативчик, поставила на поток производство защищающих и охраняющих амулетов, добилась поддержки администрации области и профессионально «стригла» население: излечивая, спасая, предохраняя буквально от всего подряд. Ошибка заключалась в том, что ребят вознамерились «прокатить» по полной программе. Сначала вышли две девушки и юноша, они в течение получаса навязчиво и вдохновенно расписывали ужасные истории из собственной жизни (или из жизни очень близких знакомых), в которых героев уже ничто не могло бы спасти от смерти, позора или разорения, если бы не святая мощь бабки Фроси. Святая бабулька восстанавливала семьи, загоняя неверных мужей и добивая раскаянием жен; помогала сдавать экзамены, получать работу, возвращать краденое, выращивать новые волосы, восстанавливать потенцию и даже получать солидные кредиты от Европейского межбанковского сообщества. Нэд слушал с распростертыми ушами – он любил добрые сказки. Но Илона с Валерой, перемигнувшись, поняли, что раз в стране всем заправляет баба Фрося, то оплатить услуги такого уровня они точно не в состоянии. Поэтому, подхватив с двух сторон упирающегося рыцаря, друзья рванули на выход. Нэд безуспешно упрашивал позволить ему дослушать жалостливую историю о мальчике, которого никто не любил, потому что от него дурно пахло, но он пришел в эту фирму, поклонился бабке, заплатил и…

Четвертая организация на самом деле даже не являлась таковой. Просто одна женщина, Кондакова И.Ю., бывший врач, закончив Академию астрологии в Москве, дала телефон в газету. Друзья вошли в обычную квартиру девятиэтажного дома (Бред, естественно, ждал у подъезда), и начинающая предсказательница на удивление серьезно восприняла все их рассказы. Записав зодиакальные данные всех троих, она объяснила, что ей нужно время на их обработку, а уж потом можно будет посмотреть, как и чем помочь в данной ситуации.

– А пока нам с ним что делать?

– Пока… ну, покажите нашему гостю город, сводите в кино, на пляж, в музей… Я сама позвоню вам вечером, где-нибудь после девяти.

– Ну что, куда направимся? – поинтересовалась Илона, когда они вышли на улицу. – На пляж уже поздно…

– А что такое пляж? – повернулся Нэд.

– Это… в общем, такая часть берега, на которой есть песок и дно реки чистое. Там все купаются.

– А… кто все? – покраснел Нэд.

– Не волнуйся, мы туда не пойдем. С твоими средневековыми взглядами на мораль современный вид пляжных костюмов тебе явно не понравится.

– Почему?

– Ах, Нэд… – попытался вставить слово Валера. – Сейчас выпускают такие безвкусные купальники! Китайская медвежуть из ленточек и чашечек… Настоятельно не рекомендую. Ну его, этот общественный пляж, пошли лучше на нудистский.

– Пошли, – простодушно кивнул Нэд, но Илона безапелляционно развернула его в сторону:

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>