Андрей Олегович Белянин
Хроники оборотней

Я потом часто с удовлетворением вспоминала ее горящий взгляд, признавая, что котам, как и мужчинам, иногда нужно воздавать по заслугам!

Спрыгнув с алтаря, «жертва несчастной любви» кинулась прочь. Пушок очертя голову бросился за ней, но я удержала его за хвост.

– Сюда! Все сюда! Убейте этих осквернителей святилищ! Они сорвали нам ритуал! – неожиданно очнулся один из жрецов, и буквально в ту же минуту от главного входа загрохотали тяжелые шаги припозднившихся меджаев.

– Бэс, ты же сказал, что решил эту проблему! – взревела я, крепко держа кота поперек туловища. Профессор извивался и вопил, что ни за кем бежать не собирался. Но умалишенным доверять нельзя, надо только делать вид, что им веришь…

– Нет, моя благословенная, я всего лишь задержал их. И нечего ругаться на голодного инвалида, – показал мне язык карлик, предусмотрительно прячась за спину командора.

– Любимый, скорее! – возопила я, меняя тон. – Уносим ноги, пока не поздно!

– Сам знаю, и не тряси меня так за плечо, а то вместо Базы перенесемся к черту на рога! Все. Приготовились? Тогда поехали!

Брошенные копья меджаев пронзили воздух, звонко стукаясь бронзовыми наконечниками о бесполезный алтарь несостоявшейся богини…

* * *

– Ух ты, отец наш Ра, первосортная магия! – восхищенно присвистнул Бэс, озираясь кругом в просторном фойе Базы. Через минуту он уже знакомился с обступившими его хоббитами, а я только сейчас почувствовала, как устала.

– Душ, смена белья и мой полноценный сон с процентами! Почти двое суток на ногах, в гробу я видела вашу Александрию…

– Конечно, Алиночка, это разумное решение. Иди, отдыхай, а рапорт мы с напарником сдадим сами, – нарочито вежливо кивнул кот, намекая на то, чтоб я перестала его тискать. – А заодно и позаботимся о нашем новом товарище. Мы как-то до сих пор еще не представлены друг другу. Итак, простите, значит, вы…

– Бэс, тот самый, охраняющий домашний очаг, бог веселья, балагур, обжора и тэ дэ, – зевая и потягиваясь, пояснила я. – А это агент 013, Стальной Коготь, Железный Нерв, Тигр Духа, Очень Мудрый Зверек и, не побоюсь этого слова, один из ведущих специалистов нашей Базы! Все, будем дружить семьями, всем пока. Любимый, разбуди меня к обеду…

Три последующих дня, исподволь наблюдая за Профессором, я с некой долей скептицизма надеялась, что он быстренько забудет о своей египетской подружке. В конце концов, если помните, об ирландских и французских кисках наш казанова не горевал ни чуточки, а тут… Похоже, я ошиблась. Котик грустил, часто подолгу сидел в библиотеке, уставясь отрешенным взглядом на маленькую статуэтку богини Баст. А пару раз я сама слышала, как он бормотал во время послеобеденного сна: «Моя блистательная Анхесенпа!», «Моя маленькая, белая мышка…» и «Плесни-ка нам в блюдце селедочного рассолу, детка, выпьем за любовь!».

Как ему удалось обойти бдительную охрану? Я это не в смысле опередить, хотя именно тут он оказался молодцом, а в том плане, что непорочную кошку действительно строго охраняли. Хотела бы выразиться потактичней, но скажу как есть: если бы Пусику не удалось вскружить голову молоденькой кошке – операцию мы бы провалили! С другой стороны, признайся он нам во всем вовремя, так и нечего было бы торчать в этом храме, рискуя жизнью в борьбе с богами, жрецами, меджаями и революционно настроенными кошками.

Истины он нам так и не рассказал, как, впрочем, и не указал в рапорте. Его сердечные дела остались тайной за египетскими печатями.

А Бэс у нас на Базе прижился, он и вправду стал популярным диджеем и шоуменом, приобрел многочисленных поклонников. Особенно среди гномов и хоббитов, видимо, благодаря внешнему сходству. В конце концов, вполне реально, что у них могли быть общие предки. Все свободное время карлик проводил на кухне и в столовой. Божественные замашки у него остались, но, думаю, его завышенное самомнение в большей мере связано с внутренними комплексами по поводу невзрачной внешности.

С Профессором они быстро спелись на почве изучения египтологии. Бэс консультировал агента 013, когда тот снова и снова возвращался к своей книге о влияниях религиозных культов на постройку оросительных каналов в Древнем Египте.

Тысячи котов сразу же разбежались из подвалов Александрии. Они быстренько позабыли о своих амбициях, а тем более о войне. По крайней мере, жрецов больше не слушались и в бандформированиях не участвовали. Нам с Алексом это показалось странным, но Пусик важно сказал, что до конца психологию кота может понять только кот! Именно поэтому он с самого начала знал, что «кошачья угроза» не столь существенна, и вообще, если бы не Египет, то фиг бы мы оторвали его от научной деятельности…

– Из кошек вообще нельзя сколотить армию! Мы все слишком индивидуалисты, чтобы дать кому-то командовать собой. Мурм-м, да никогда! Эта идея была обречена на провал с самого начала…

– А если бы Баст сумела воплотиться?

– Девочка моя, история не терпит сослагательных наклонений! Кстати, из-за вас я так и не попал в обещанную Александрийскую библиотеку.

– Прости, агент 013, но, если помнишь, кое из-за кого нам пришлось бежать без оглядки… Зато мы быстро справились с заданием и получили хорошую премию, – заметил Алекс, не спеша беря в руки вторую чашку яблочного киселя. (Вещь, конечно, вкусная, но я немного скучала по своему любимому вишневому компоту.)

Кот вытер усы салфеткой, немного помолчал и плавно перевел тему:

– Ты прав, напарник, зачем переживать по поводу того, чего не вернуть. Сейчас меня гораздо больше интересует наше следующее задание. Вот оно-то будет явно потруднее египетского.

– Действительно, шеф спихнул нам почти провальное дело.

– Впрочем, как и всегда… – безмятежно вставила я, всеми силами стараясь не прыгать от радости.

Мы едем в Англию! В настоящую викторианскую Англию, в Лондон времен самого Чарльза Диккенса! Хотя, по совести говоря, «Дело Джека Попрыгунчика» и вправду относилось к разряду неразрешимых. Его уже не раз пытались раскрыть другие спецгруппы нашей Базы, но ничего не вышло. Как, впрочем, и у тогдашнего Скотленд-Ярда…

Алекс тоже был рад, но больше его радовал энтузиазм, с которым котик взялся за разработку первичного плана действий. Тот обложился книгами, не отходил от компьютера и уже давно не заикался о возвращении в Харьков, чтобы дописывать там «труд всей своей жизни». Тем паче что Бэс охотно пообещал консультировать его во всех затруднительных вопросах в любое время. Значит, оросительные каналы Египта подождут, и сам Профессор, просто лучился энергией!

Расположившись в одном из кабинетов библиотеки, мы первым делом ознакомились с отчетами двух других групп.

– Если ничего стоящего не почерпнем, то хотя бы узнаем, по какому пути идти не следует, – важно изрек котик, держа в лапах бумаги и глядя на нас с Алексом поверх нацепленных на нос очков. Они были ему чуть великоваты и абсолютно не нужны, поэтому вид у него делался солидный и потешный.

– А-а, кстати, я не посмотрела, какое там у нас время года? – вдруг перебила я, смутно предчувствуя, что это будет не теплый июль и даже не мягкий сентябрь, но надежда умирает последней. Все, умерла…

Одним философским вздохом наш умник процитировал все романы Диккенса об обездоленных мальчиках, оставшихся без хлеба и крова, замерзающих в лондонских трущобах. Тех самых детях, что засыпали прямо на снегу в подворотнях, а «снег покрывался твердой ледяной коркой… и только сугробы по закоулкам наметал резкий воющий ветер»! Брр-рр… Я теснее прижалась к любимому и выслушала приговор кота с чисто английским достоинством.

– Декабрь, моя девочка. Так что одевайся потеплей, я сам помогу тебе выбрать самую толстую шерстяную пелеринку. Ведь ты, как всегда, выкопаешь что-нибудь поэлегантнее, в кружевах и рюшечках! А в твоем положении нельзя отодвигать на последнее место теплоизоляционные качества.

– Вэк?! – хором сказали мы с Алексом, удивленно вытаращившись друг на друга.

Тут надо заметить, что с некоторого времени кот уже не ревновал меня к Алексу. Ну, по крайней мере, так отчаянно, как раньше. В душе там, может, что и было, но внешне оно никак не проявлялось. Наши с ним отношения вышли на новый, достаточно рассудочный, уровень. Но такие намеки…

Агент 013 в ответ на мой многозначительный взгляд лишь с нежностью улыбнулся нам обоим. Он снял очки, спрыгнул со стула, обошел стол и, нагло втиснувшись посередине, обнял нас за плечи. Я едва не шарахнулась в сторону от такой отеческой ласки…

– Эх, молодежь, я тоже был таким же самонадеянным в вашем возрасте! И тоже думал, что обойдусь без всякого руководства, считая, что лучше всех знаю, как мне распорядиться очередным личным счастьем… мрм… – сентиментально мурлыкнул он. – Но годы, но опыт, но жизненная среда, диктующая свои неумолимые законы…

– Позволь заметить, напарник, что и я, и Алина несколько тебя старше, – корректно напомнил командор, пытаясь ненавязчиво убрать лапу кота с моего плеча, но тот, похоже, этого даже не почувствовал.

– По годам! Исключительно по человеческим годам, и только! Но у котов другой срок жизни, так что практически я много старше вас и мудрее. Я не хочу, чтобы вы повторяли мои ошибки, чтобы ваше счастье было столь же кратковременным, как все романы в моей жизни.

– Что за… бред?!

– О, я всего лишь не отходил от кодекса правил поведения холостого кота! Полигамией нужно переболеть вовремя…

Так, а котик, видимо, недоболел или съел что-то вредное. Я собиралась заткнуть уши и бежать за доктором, но не успела – Профессор повернулся ко мне и многозначительно изрек:

– Алиночка, знаешь ли ты, как много тебе предстоит изучить, прежде чем стать матерью и женой…

– Может, сначала все-таки женой? – осторожно уточнила я.

– Отлично, и тут ты всегда можешь полагаться на мои советы!

Алекс проявил недюжинную выдержку, пытаясь перевести тему и вернуться в рабочий режим.

– Давай-ка лучше займемся Англией. Агент 013, ты что-то начал про отчеты предыдущих команд…

– Нет, нет, минуточку! Я лишь хочу сказать, что вы не цените настоящего счастья, не понимаете, сколько вам дано. Надо ловить момент, дорожить друг другом, ибо все так скоротечно!

– Но ты-то какого…

– А я всегда буду рядом, друзья мои, и прослежу, чтобы вы не натворили роковых ошибок!

Оу-у-у… похоже, котику тоже пора жениться, а то ведь сдержит слово и примется опекать нашу «молодую семью», вечно встревая там, где не нужно. Как я уже говорила, свадьбы на Базе не поощряются, но нам шеф обещал дать неделю в конце квартала…

– Мы ценим, ценим друг друга, – нервно обнял меня Алекс, и я в подтверждение погладила его по руке. Мы оба влюбленно улыбались, чтобы уж наверняка отмести все подозрения…

Но агент 013 лишь умудренно фыркнул в усы, как бы говоря, что его так легко не проведешь, и, надев очки, вновь углубился в отчеты. Слава богу, на этот раз, кажется, пронесло…

Однако давно пора бы сказать несколько слов о нашем новом объекте – Джеке Попрыгунчике. До сих пор неизвестно, к представителям каких существ он относится. Все это время шли споры. Уфологи хотели видеть в нем гостя из иных цивилизаций. Специалисты по духам утверждали, что это новая разновидность духа-прыгуна, крайне редкого в англо-кельтской мифологии. Полиция подозревала экстравагантного богача, желательно приближенного к королевскому дому. А простые лондонцы вообще были убеждены, что это сумасшедший иностранец, наверняка немец.

Но Джек ухитрялся успешно хранить свою тайну. На протяжении многих лет он терроризировал Англию, и в частности Лондон, жителей которого, как и столичных жителей, наверно, любой страны, было трудно чем-либо поразить, заинтересовать и уж тем более напугать. Что Попрыгунчику, этому бесцеремонному коротышке с выпученными глазками, питавшему явную слабость к театральщине, удалось вполне!

Он выскакивал из темных переулков огромными прыжками, криком пугая народ. Кстати, ни одному акробату так и не удалось повторить его кульбиты, хотя пробовали многие. Объектом нападения, как правило, были одинокие девушки. В начале карьеры он просто прыгал вокруг них, потом перешел к более активным действиям – рвал одежду, царапался, сталкивал несчастных в воду… Короче, развлекался по полной, успевая удрать до прихода полиции.

И вот с таким мерзопакостным объектом (спасибо шефу!) нам и предстояло иметь дело. Хотя, знаете ли, всегда можно ожидать абсолютно любого поворота событий. «Прыгающий ужас викторианской Англии» вполне может оказаться безобидным клерком, примерным отцом четверых детей, трудягой, оклеветанным молвой. Нонсенс, но с нашими монстрами такое случается сплошь и рядом.

В общем, примерно через час, оставив кота штудировать материалы (что он любил делать основательно), мы с любимым пошли в гардеробную. Исторические костюмы всегда стоит заказывать заранее, а то подсунут что-нибудь пыльное, мятое, не по фасону и в нафталине. Завтра с утречка, сразу после завтрака, нужно отправляться на задание.

– Что же выбрать? Со вкусом, модненько и по погоде… – бормотала я, без энтузиазма разглядывая костюмы, которые носились в Англии в первой половине девятнадцатого века.

– В Лондоне у нашей Базы есть явочная квартира, – откликнулся командор, примеряя цилиндр, – расположенная в довольно приличном районе, на Бейкер-стрит, 220а. Если что, подыщешь что-нибудь там…

– Что?! Бейкер-стрит, 220а! Да это же почти окна в окна с 221б, будущей штаб-квартирой Шерлока Холмса!

– Э-э, что-то такое припоминаю, вроде бы он был знаменитым стоматологом, – неуверенно протянул Алекс, выуживая трость из целого арсенала палок, прикрепленных к стене.

– Бери вон ту, с массивным набалдашником, именно с такой трости и начиналась история о собаке Баскервилей. Трость доктора Мортимера! О, и даже серебряная пластинка в наличии, дай-ка, дай-ка, я хочу посмотреть надпись. Вэк… Здесь на английском, а я учила немецкий. Переведешь?

– «Доктору Джекилу от мистера Хайда в день похорон»!

– Спасибо… Это такой тонкий английский юмор?

– Не знаю… Вещица из музея Почета Базы, главные достижения сотрудников, самые интересные дела, видно, музей переполнен. Правда, того парня, что отобрал у владельца эту трость, уже нет в живых.

– Ха! Тоже мне достижение – отобрать трость у безобидного доктора. Попробовал бы у мистера Хайда! Ладно, не будем разбрасываться раритетами, возьми другую.

– Тогда эту! Так вот, я хотел сказать, что район, где мы будем жить, не элитный, но довольно респектабельный, так что будет уместен костюм среднего класса.

Я не успела определиться со средним классом, выбирая между платьем герцогини, живущей в провинции, и придворным платьем главной посудомойки королевы, а тут еще прибежал критически настроенный кот и, несмотря на мое возмущение, заставил меня облачиться в какие-то серо-коричневые одежды «жены среднего лондонского адвоката». Правда, шляпку я выбрала сама, хотела взять еще красивую кашемировую шаль как раз под цвет шляпки, но агент 013 отобрал ее у меня, взамен всучив невзрачную толстенную пелерину на меху.

Потом мы вместе взялись помогать Алексу – он всегда советовался со мной, а я под его нежным и благодарным взглядом неумело завязывала ему галстук или шейный платок. Бакенбарды он отрастит завтра ускоренным методом. Профессор настоятельно рекомендовал другу серо-голубой шерстяной костюм, белую рубашку со стоячим воротничком, жилет, пальто, перчатки, узконосые ботинки и утвердил трость как оружие джентльмена. Командор выглядел настоящим лондонским денди!

Когда направлялись на ужин, столкнулись с пробегающей мимо стайкой хоббитов. Я заметила среди них своих приятелей Боббера и Федора. Последний, довольно инфантильный тип, просто навязал мне свою «дружбу», после того как я получила обручальное кольцо. Он, видите ли, считает, что кольцо по праву принадлежит ему, но до поры это тщательно скрывает… Причем так, что вся База в курсе! В руках хоббитов были огромные стопки печатных листов. Я окликнула Боббера, но тот пробежал мимо с безумным видом.

– Странно, время ужина, а они бегут в сторону, противоположную столовой?! – мимоходом заметил Пушок, почесав нос лапкой. – Я бы еще понял, если бы в их алчных пальцах были зажаты ворованные оладьи или прижаты к груди выловленные из борща мозговые кости. Синелицый, на свою беду, любит готовить обед заранее, и они у него частенько лазят по кастрюлям…

– Может, у нас тут какие-то неправильные хоббиты, а? Толкиен описывает их совершенно иначе.

– Профессор был большой романтик и даже собственную жену совершенно искренне считал эльфийкой! – пожал плечами кот. – А нам приходится сосуществовать с тем, что есть… Хоть бы ноги мыли почаще!

Но хоббиты его не услышали, а больше ни вечером, ни утром ничего интересного не случилось. Синелицый расщедрился на двойную порцию мясного пирога, а революционные новости мы узнали только по возвращении. Перенос во времени прошел идеально…

Глава 2

В Лондоне тоже было утро, в воздухе потрескивал легкий морозец, а под ногами хрустел свежевыпавший снег. Вокруг не было видно бездомных детей в дырявых башмаках, нищих бродяг, народ улыбался друг другу, город готовился к празднику. Вся атмосфера казалась настолько умиротворяющей, предрождественской и светлой, что я едва не потеряла бдительность.

Но чу! Дремать не время! Где-то тут, в страшных трущобах, затаилось прыгающее зло, и люди могли надеяться только на нас – безвестных героев невидимого фронта! Как профессиональный оборотень, охотник на монстров и всю остальную нечисть, я твердо решила сделать все, чтобы освободить лондонских жителей от гадкого Попрыгунчика. Пусть у других это не вышло… Но я не одна – со мной любимый мужчина и озабоченный кот, преступнику от нас не уйти!

– А знаешь, мне тут нравится, – на ходу отметил Алекс. Он время от времени поднимал глаза от карты, любуясь довольно мрачными, однотипной постройки домами по обеим сторонам улицы. Все они как один были из неоштукатуренного потемневшего кирпича, с ковриками у входа и одинаково белыми наличниками окон.

Котик аккуратно обходил прохожих, снимающих перед ним шляпу. Где еще, как не в центре Лондона, кошки могут пользоваться такими привилегиями? Лично меня больше всего интересовали наряды английских девушек, хотелось выглядеть не на уровне, а чуточку выше. Потом на перекрестке возник рыжий полисмен, у которого я тут же спросила, как пройти на Бейкер-стрит. Командор недовольно вздохнул, но ведь это такая классная традиция – вечно что-нибудь спрашивать у полисмена, даже если сам прекрасно знаешь дорогу, просто так положено, на всякий случай.

– Сейчас направо, мисс, потом налево и два квартала прямо. Вы не заблудитесь. Счастливого пути, мисс, – подчеркнуто вежливо ответил бобби, глядя поверх меня.

Я внимала ему, едва не млея от сентиментального восторга. Полисмены, о которых я читала в книжках, говорили точно так же, то же самое и даже с тем же выражением лица.

– Спасибо, сэр! О, благодарю вас! Вы не представляете, как я вам благодарна…

Алекс, молча оттащил меня от стража порядка, который лишь чуть кивнул, поправляя съехавший на глаза явно великоватый шлем.

В общем, примерно минут через пятнадцать мы вышли на нужную улицу. Явочная квартира на втором этаже двухэтажного домика оказалась довольно просторной, в четыре комнаты, но пыльная и запущенная страшно! Генеральную уборку делать я не собиралась, но так и быть, приберусь в одной комнате. Командор непривередлив, а котам потакать тем более не рекомендуется…

– Алиночка, если ты подметешь пол и протрешь пыль, а мой напарник затопит камин, эта гостиная станет очень уютной! – приказным тоном объявил Профессор, быстренько оценив обстановку. После чего по-хозяйски взгромоздился на диван и, подперев лапкой подбородок, стал ждать исполнения вышесказанного.

Специально, что ли, убраться как можно хуже? Нет, не могу… Любимого жалко, он может подхватить аллергию на пыль. Будет чихать и сопливиться, а при карьере спецагента это верная гибель! Коту опять повезло: выметать мусор придется на совесть…

– А обед закажем прямо сюда, из таверны напротив, – примиряюще предложил Алекс, заполняя камин углем, выгребаемым совочком из ящика.

Я пахала на них не разгибаясь целый час! Полы подмела, пыль вытерла, кровати застелила, мусор выбросила – прямо Золушка какая-то…

Пока Алекс бегал насчет обеда, я смотрела в окно. Казалось, время здесь течет размеренно и неспешно. Тихо падал мелкий снег. Улица жила своей жизнью, напоминающей черно-белые фотографии из старинных журналов. Трактир, незатейливо украшенный к Рождеству венками из остролиста, люди, спешащие по делам, за покупками и просто гуляющие, кебы, важно раскатывающие под окнами, дети, играющие в снежки…

Нам досталась горячая курица, холодная телятина, свежие бисквиты, масло, сметана и полпинты сидра. Это алкогольный напиток, но не очень крепкий. Я бы предпочла глинтвейн или пунш, но сидр тоже ничего. Весело трещал камин, комната быстро наполнялась теплом, а за чаем мы приступили к обсуждению плана действий. Это уже наша, командная традиция, мы еще ни разу не вышли на задание с готовым планом! Все как-то решается и утрясается по ходу дела…

Первым взял слово, разумеется, наш дорогой и всеми уважаемый Профессор. Он поспешно облизнул капли сметаны с усов и начал речь:

– Теоретически положить конец бесчинствам Попрыгунчика мы имеем возможность лишь в тысяча восемьсот семьдесят седьмом году, в знаменитых казармах Алдершота. Раньше никак не получится, никто не имеет права столь вольно нарушать ход истории. Хотя, знаете ли… как-то в Эвертоне мелькнула одна газетная заметка. Вечерняя «Ньюс оф уорлд» от двадцать пятого сентября тысяча девятьсот четвертого года утверждала, что он явился вновь и якобы бесцельно прыгал по улицам. Да так высоко и разнообразно, что складывалось впечатление, будто бы преступник тренирует ножные мышцы. Конечно же не соблазниться было нельзя – народ бросился его ловить! Кто-то кричал, что Попрыгунчика заспиртуют и поместят в Британский музей, остальные надеялись на солидную премию от Скотленд-Ярда. Вероятно, услышав это, Джек сообразил, что променад пора кончать, перепрыгнул на соседнюю улицу и исчез.

– Утка?!

– Разумеется, девочка моя… Уже через пару недель выяснилось, что редактор собственноручно накрапал эту заметку и еще с десяток подобных «сенсационных» статей в последней надежде спасти газету от полного банкротства.

– Да, но зачем тогда мы приехали в тридцать восьмой год? – зевнув, поинтересовалась я. – Неужели вопреки всему на этот раз у нас есть план?!

Мы расположились кружком у камина, котик сидел на пуфике между мной и Алексом и, несмотря на то что был ниже всех, благодаря важности и самодостаточности выглядел настоящим гигантом мысли! К тому же он старательно вытягивал шею, стараясь казаться повыше ростом.

– Потому что это время его первого появления и наиболее бурной деятельности, – ответил Алекс. – Те, кто был до нас, отправлялись сразу в казармы и пытались все решить на месте. Агент 013 предложил поступить иначе…

– Да, в первую очередь стоит попытаться выяснить его природу. Нам надо понять, кто он, откуда появился, чего боится, зачем нападает на людей, почему выбирает именно девушек? И вот только когда мы получим эту информацию, стоит отправляться в тысяча восемьсот семьдесят седьмой год на достойное завершение операции!

– Какой ты скучный, Пушок… Я-то надеялась, что мы встретим здесь Рождество, покатаемся на коньках, примем участие в народных гуляньях, заглянем в Тауэр, посмотрим на королеву…

– Милочка, не забывай – мы на задании и дело прежде всего! – сурово выговорил мне котик, фыркнул и сполз с пуфика. Задрал хвост, потянулся, отставив заднюю лапку, и, не извинившись, отправился по своим кошачьим делам.

Я было воспользовалась моментом и приткнулась к любимому, но командор лишь сурово посмотрел на часы:

– Нам пора, нельзя терять ни минуты, если не хотим пропустить представление. По проверенным данным, Джек Попрыгунчик сегодня в пятнадцать тридцать ненадолго появится на одной из улиц в Хакни.

Пришлось взять себя в руки и идти одеваться. Но я в принципе ничего не прогадала: Алекс взял настоящий кеб и мы поехали кататься. Крепко вцепившись в рукав любимого, я глядела в окно, жадно впитывая увиденное: улочки, соборы, старинные здания, газовые фонари, площади с фонтанами… Профессор, заметив мой живой интерес, не упускал случая просветить меня в стилях архитектуры, присущих Лондону этого времени. Честно говоря, в памяти не отложилось ни слова, но усы котика приятно щекотали ухо…

– Этот район тянется до самого озера, так куда прикажете, сэр? – громко поинтересовался извозчик.

– Э-э… вот что, почтеннейший, мы выйдем здесь, – решил Алекс и, подав руку, помог мне выйти из кеба.

Расплатившись с извозчиком, мы остались стоять у какой-то неоготической церкви, с одной стороны к ней примыкал парк, а с другой – маленькая площадь, с яркими красочными палатками.

– Рождественская ярмарка, – констатировал кот, как будто мы сами не могли догадаться.

– Думаю, у нас есть около часа на потолкаться в толпе! – безапелляционно заявила я. – Если появится Попрыгунчик, попросите его подождать. В противном случае я очень обижусь, а обиженная я… сами знаете!

Мои напарники со вздохом переглянулись, но спорить не стали. Да ладно, я же добрая и смешливая, ласковая и заботливая, скромная и хозяйственная. Почему же не пойти навстречу такой милашке?! Вот все и пошли…

В одной палатке торговали игрушками – фарфоровые и деревянные куклы, паровозики, игрушечные домики, лошадки, зайцы с барабанами и оловянные гвардейцы в высоких шапках. Рядом продавались горячие пироги, фигурки из марципана, сахарные ангелы, конфеты в виде звезд и полумесяцев. Алекс купил мне местный аналог деда-мороза в шубе-шотландке с раскрашенным лицом, вышитыми рукавичками и настоящими бубенцами на мешке с подарками. Пока довольная продавщица упаковывала игрушку, ко мне пристал какой-то еврей с рулоном бумаги под мышкой.

– Ой, что я вижу! Этот лик мадонны, глаза Магдалины и улыбка царицы Савской, молчу про все остальное! Мисс, ви даже не подозреваете, чем одарила вас природа, причем совершенно бесплатно! – начал заливать этот долговязый тип, пользуясь тем, что командор, расплатившись, отошел купить коту шарфик.

Попрыгунчик мог появиться в любую минуту и где угодно, так что вполне можно ожидать его и здесь, у прилавка. Мы же опытные агенты, нам за преступниками бегать несолидно, все равно никуда не денутся…

– Так вот именно ви мне идеально подходите! Просто лучшего образа не сыскать во всем Лондоне! Ой, ну не будьте так жестоки…

– А в чем, собственно, дело? – хмуро поинтересовалась я у восторженного еврея.

Тот, кряхтя, переложил довольно громоздкий рулон под другую руку и, снова вперившись в меня полубезумным взглядом, продолжил свое:

– Ви созданы, чтобы вдохновлять! Ваша незримая красота…

– Какая?! – вытаращилась я. – Это скрытый комплимент или явный наезд?

– Нет, нет, мисс, я не оговорился! Ви решительно не подходите под классический стандарт красоты, но для моего проекта – ви идеальны!

Я «вэкнула» про себя и попыталась его обойти. Не удалось, дяденька оказался прилипчивым. Можно, конечно, дать коленом и отвязаться, но кто знает, как смотрят на такие вещи в Англии? Вдруг меня же и потащат к полисмену…

– Сэр, я благородная леди и не могу позволить себе с вами разговаривать – мы не представлены друг другу! Вот как представитесь, тогда я скажу вам свое твердое «нет» на все ваши происки! Кстати, напомните, что это вы там предлагали?

– Что же, как не гешефт! У меня к вам имеется редкое и весьма перспективное предложение. Ой, ну ви со своим восточным лицом и фигурой идеально подходите для моих планов. Короче говоря, я бедный художник, рисую комиксы для газет, но у меня уже есть мысль! Пусть Англия спит в своем консерватизме, а мы с вами таки начнем работать над первыми в Европе эротическими комиксами!

– Какими-какими-какими комиксами?! – не поверив своим ушам, развернулась я. – Сейчас вы это повторите, и я убью вас собственноручно. Любой суд присяжных оправдает меня и в полном составе явится плюнуть на вашу могилу!

– Но ваш типаж, мисс…

– Отвянь, маньяк! Два раза повторять не буду, хотя вижу, что с крышей у вас проблемы с детства…

– Ой, да, право, не будьте же столь жестокосердны! Это деловое предложение, мисс, ви заработаете себе свободных денег. Я хочу создать целый цикл под названием «Японская подружка Джека Попрыгунчика», с вас нарисуется отличная гейша! А Джек уже несет мне славу и доходы, надо лишь расширить дело. Ну как, ви согласны? Два шиллинга за час довольно выгодное предложение.

– Увы, я практически замужем… – И тут вдруг до меня дошло, о чем идет речь. – Что вам известно про Попрыгунчика?

– Какого Попрыгунчика, мисс?! Ви, верно, меня не так поняли. – У художника забегали глазки. Это хороший признак, значит, он и вправду что-то знает.

– Хм… ну если вы познакомите меня с самим Джеком, то, пожалуй… Черт бы с ним, с замужеством, ради искусства я готова на все!

– Ой, да на что же ви меня толкаете? Я всего лишь безвестный рисовальщик комиксов, мисс, и ни о каком Попрыгунчике даже не слышал! Но если ви согласны на два шиллинга, то вот по этому адресу ви можете найти весьма бедное жилище художника Рейнольдсона.

Тип воровато огляделся и быстро исчез в толпе. У меня остался клочок серой бумаги с координатами моего нового знакомого. Конечно, я могла бы его схватить, заломить руку за спину и держать до подхода наших. Потом втроем допросить его как следует, с применением угроз, подкупа и шантажа, выяснив все, что требуется. Но, увы, никто мне этого не позволит… Как говорит шеф, «это не наши методы»!

Я стояла и размышляла, как бы мне теперь отлучиться на пару часиков, придумав причину поубедительней. Так, чтобы мои любимые агенты даже не заподозрили, что на самом деле я отправилась позировать к какому-то сомнительному малознакомому художнику, рисующему эротические комиксы и Джека Попрыгунчика. Нет, сидеть перед ним в голом виде мне абсолютно не улыбается. Но пока я «раздеваюсь» за ширмой, господин Рейнольдсон наверняка выболтает стоящие сведения. Чует мое сердце, этот иудей и вправду как-то связан с нашим объектом. То, что он нес, не было хвастливым бредом…

Мои размышления прервала криком ближайшая тетка-продавщица, следом завизжали другие женщины, и, обернувшись, я увидела его! Спутать просто невозможно, до того невероятным казалось происходящее. Джек пронесся прямо передо мной – коротышка в костюме фонарщика с огромным носом и клоунски раскрашенным лицом.

Он шел на руках, а фонарную лестницу держал ногами, и все это так быстро и ловко, словно занимался хождением вниз головой всю жизнь! Вроде вполне безобидное занятие, но испуг женщин я поняла – лицо Попрыгунчика, раскрашенное белым и красным, поражало нескрываемой жестокостью и злобой! Народ сыпанул в стороны, меня едва не сбили с ног…

<< 1 2 3 4 5 >>