Андрей Олегович Белянин
Рыжий рыцарь

– Да, Время тасует миры и их отражения, как засаленную колоду, создавая самые причудливые комбинации. Измерения пересекаются, сплетаются, накладываются, проникают друг в друга… Они так легки и податливы.

– Значит, ими можно манипулировать.

– Конечно, мой господин, вот только…

– Что? – Валет вновь изобразил непонимание.

– Наш мир также становится очень уязвимым…

* * *

– Спасибо, я все поняла. Идите отсюда.

– Но… Ирина Юрьевна… – сразу сбавила тон Илона. – Разве вы не поможете нам?

– Почему же? Я уже вам очень помогла – вы вполне осознали свое единство и предназначение. А теперь быстренько идите отсюда.

– Куда?!

– На кудыкину гору! – огрызнулась хозяйка. – Я, знаете ли, практикующий астролог, а не посвященный монах-ушуист. Я не могу отгонять от вас метлой всяких там оживших скелетов. К тому же они в форме, значит – при исполнении. Против родной районной милиции – не пойду!

– Ну а нам-то что теперь делать?!

– Ребятушки, если честно – понятия не имею! – сочувственно вздохнула женщина. – Вы трое – одна команда, пока вы вместе – вас никто не одолеет. Это факт непреложный – хоть стреляйте. Я не знаю, что конкретно вы должны сотворить, но, ради всего святого, сделайте это! И желательно побыстрее.

– Я клянусь своим мечом избавить ваш мир от темных сил Мальдорора!

– Не ты! Запомни – не один ты. Только втроем – так указано звездами. Вы ведь поможете ему?

– Лично я никогда не расстанусь с милым Нэдом. Ну разве что он сам меня бросит.

– Ладно, я тоже «за». Но при одном условии – эксклюзивные права на публикацию всего материала! Может, я хочу стать известной журналисткой.

Илону перебил грохот взрыва, за окном вспыхнули искры, и во всем доме погас свет. Нэд Гамильтон шагнул к окну:

– Медная горгулья! Очень опасная тварь, ее так просто не убьешь.

– Врезалась в фонарный столб и запуталась в проводах. – Илона выглянула из-за плеча рыжего рыцаря. – Смешная зверюшка! Очень похожа на зубастую обезьянку с крылышками. Ой! Упала… Представляю, сколько вольт она отхватила.

– Ну так вы идете или будем превращать мой мирный дом в неприступный бастион?! В принципе, пока муж на смене, я не против. Но если после драки мы не расставим по местам игрушки, он очень огорчится и больше не разрешит мне вас пускать.

– Мы идем, – решились «кармические герои». – А вот с этим что делать?

Ирина Юрьевна приняла из рук Илоны черный медальон на грубом кожаном шнурочке:

– Где-то я видела этот рисуночек. Мне нужно покопаться в книгах, а пока заберите его с собой и позвоните мне завтра после обеда.

Из квартиры выходили на цыпочках, света, естественно, нигде не было. Лифт застрял между этажами, судя по ругани и стуку, вместе с псевдомилицией. Видимо, скелеты решили все же провести несанкционированный арест рыжего рыцаря. Валера на минутку задержался у тонких дверец лифта, чтобы поддержать законное возмущение:

– Ах, ах! Что творится, что творится… Вечно у них все ломается в самый неподходящий момент. То электричества нет, то кнопки заедает, то вообще кабель обрезали. Вы в курсе, какая сейчас цена на медную проволоку?

– Вам не уйти! У подъезда засада! – простодушно поугрожали из лифта.

– Да что вы говорите?! Ну тогда мы действительно пропали. Нэд, ты слышал, на выходе нас ждут.

– Я позабочусь о том, чтобы мы прошли. – Клинок рыцарского меча наполовину выполз из ножен.

– Нет, нет и нет! Больше никаких драк на сегодня! – категорично заявила Илона. – Будем уходить по крыше, вылезем через чердак, а там перейдем в другой подъезд. Мальчики, я не намерена рисковать, вдруг меня укусят? Не забывайте – шрамы украшают только мужчин!

– Как прикажете, моя прекрасная леди, а когда же я буду сражаться с черным воинством Мальдорора?

– Чуть позже, а сейчас все за мной! Детали объясню по дороге. – Девичьи каблучки застучали по ступенькам вверх, следом громыхал рыжий рыцарь, последними цокали туфли Люстрицкого. Не оборачиваясь, Илона продолжила разъяснение плана действий: – Главное, чтоб нас не накрыли сверху, а уж когда спустимся вниз, надо умудриться проползти палисадниками до остановки. Вскочим в троллейбус – только они нас и видели!

– Но… нет, леди Илона, как я могу оставить на растерзание врагу своего боевого друга?! – уперся Нэд.

– Валерку, что ли?

– Господи, ну разумеется, нет! Я имел в виду моего Бреда, он остался там, в клумбе. Ни один рыцарь не бросит своего коня.

– Ни за что?!

– Ни за что! Ибо это противно рыцарской чести.

– А если я буду стенать, молить, ныть и биться в истерике? Ладно, не делай такое скорбное лицо, не буду… Придумаем что-нибудь с твоей лошадкой.

Вход на чердак был заперт, но опытный крестоносец быстро сбил замок рукоятью меча. На крыше их встретил свежий ветер, кошачий вой и опрокинутое звездное небо.

– У нас совсем другие созвездия… – медленно протянул рыжий рыцарь. – Я всегда считал, что нет ничего прекраснее звезд. Их свет умиротворяет душу, гасит злобу и указывает истинную дорогу к престолу Господа. Когда я был ребенком, то искренне верил, что каждая звезда – это дом ангела, который светит нам из далекого далека, как неугасимый маяк в море страстей и суеты.

– Да ты поэт! – почему-то удивилась Илона.

– Каждый рыцарь умеет слагать стихи… – пожал плечами Нэд Гамильтон, а Валера попытался незаметно взять его под руку.

– Милый Нэд, как ты прав… О эта ночь! О эти звезды! О этот неизъяснимый свет ласки и любви, заливающий голубоватым интимом все живое вокруг! О эта темно-муаровая тайна, на мгновение закрывшая тенью Млечный Путь! О еще одна такая же… тайна… Мамочки, кто это?!

Крестоносец обернулся к врагу с ловкостью человека, привыкшего ежедневно сражаться за свою жизнь. Если раньше Илона сквозь зубы ворчала, зачем он постоянно таскает с собой эту полосатую оглоблю, то теперь ей пришлось прикусить язычок. На длинное копье рыжего рыцаря нанизались сразу две огромные летучие мыши с острыми когтями и человеческими лицами. Еще одна успела ускользнуть и шла на второй заход.

– Нэд, сзади!

Рыцарь сбросил чуть шевелящихся нетопырей, обеими руками хватаясь за меч. Сзади крадущимися шагами приближалась ужасная женщина. Собственно, женским было лишь суховатое тело, а голова скорее походила на кошачью.

– Прикройте мне спину, сэр Люстрицкий!

Ведьма бросилась на Нэда с протяжным мяуканьем, размахивая двумя длинными ножами.

– Спину?! В смысле помассировать или почесать? Нет? А… ну тогда я не могу… Безумно извиняюсь, но я – принципиальный пацифист, и традиции нашего движения не позволяют.

– Раз, – тихо выдохнула Илона, сузив глаза.

– Но, дорогуша, ты ведь меня знаешь… Я не трус! Вот только… сердце! Мне дурно… у кого-нибудь есть валидол?!

– Два. – Холодный блеск в глазах девушки приобрел опасный оттенок.

– Ты просто топчешь меня как личность! – взвыл несчастный, но взялся за брошенное копье.

В четыре руки они его кое-как подняли, стараясь выставить острым концом в сторону набирающей скорость летучей мыши. Ведьма меж тем успешно теснила Нэда Гамильтона. Даже поднаторевший в крестовых походах воин с величайшим трудом оборонялся от свистящих клинков. Стиль ведения боя был настолько экзотичен, полон неожиданных поворотов, кульбитов и прыжков, что рыжий рыцарь вынужденно отступал. Длинный меч все еще удерживал врага на расстоянии, но кольчугу Нэда уже украшали шесть новеньких царапин. Кошкоголовая нападала с яростным шипением, из ее глаз сыпались искры, а легкость движений буквально поражала… За спиной крестоносца раздался дикий вой! Следом прозвучал дружный рев Илоны и Валеры:

– Что, схлопотал, Бэтмэн?!! – На полосатом копье судорожно дергался черный нетопырь.

И рыцарь и ведьма на мгновение отвлеклись.

– Отличный удар, леди Илона!

– Ты находишь? – томно откликнулся Валера. – Между прочим, я тоже старался.

– Простите, что не сразу упомянул и о вашем героизме, сэр Люстрицкий, но… – Атака возобновилась и рыжий рыцарь вновь замахал мечом.

– Что встал?! Гаси эту кошку драную!

– Милый Нэд, мы уже идем!

Сэр Гамильтон-младший, воодушевленный победой друзей, удвоил усилия и крученым ударом выбил нож из когтистой руки врага. Уходя от второго клинка, он оступился и едва не навернулся с крыши. Ведьма торжествующе взвыла и… получив тупым концом копья в зад, перелетела через распростертого рыцаря и рухнула вниз.

– Надеюсь, она не очень ушиблась? – Валера осторожно шагнул к краю.

– Не очень, – перевернувшись на живот, подтвердил Нэд, – она висит в чьем-то белье тремя этажами ниже.

* * *

– Итак, пришло время Слияния Сфер. Это событие равносерьезно для всех Измерений. Благодаря Договору, наш замок неприступен и готов ко всему. Мы способны легко перемещаться в мирах, наша магия отразит любые происки врагов, наши рыцари вновь готовы подтвердить силу и мощь Мальдорора. Мы сможем свободно проникать в иные миры и брать то, что по праву наше. Но ты не слушаешь меня?!

– Прости, мама, я слышал это уже сотню раз… – откровенно зевнул Валет. – Что такого особенного может произойти сегодня?

– Ничего. С нами не может ничего произойти. Ты хорошо меня расслышал?! Ни-че-го!

– Да, мама.

– И никому не позволено сеять здесь панику! Ни тебе, ни Щуру, ни…

– Да я тут при чем, ваше величество?! – взмолился карлик. – Я ведь еще слова произнести не успел!

– …никому другому! Никто не посмеет помешать мне. И если этот безумный Нэд Гамильтон со своей паршивой девчонкой и нелепым другом дерзнут сюда заявиться…

Королева так долго кричала, что ее сын и придворный маг попросту кротко склонили головы. Рано или поздно гроза пройдет, а там, может быть, действительно будет сказано что-то важное…

* * *

– Дорогуша, я так не могу… – жалобно скулил Валера, как всегда плетясь в хвосте. Друзья спускались вниз через чердачный люк на другом конце дома. – Давай позвоним в правоохранительные органы. У тебя растрепалась прическа, милый Нэд мог ушибиться, я уж не говорю про свой педикюр… Что, если на улице нас ничего хорошего не ждет? Нам нужно непременно обратиться за помощью к специалистам! Не можем же мы тыкать этим неповоротливым копьем в каждую летучую мышь? Во-первых, это по-идиотски выглядит со стороны, во-вторых, перед смертью они противно пищат.

– А ты не слушай! – отмахнулась Илона.

– Боже мой! Ты просто не понимаешь, о чем говоришь?! А если они разумны? Ты хоть что-нибудь слышала о магической силе предсмертного проклятия?!

– Не волнуйтесь, мой храбрый друг, перед крестовым походом я освящал все оружие – злобные чары нечисти не смогут причинить вам особого вреда.

– В каком смысле?! – еще более встревожился Люстрицкий.

– Вы можете подхватить оспу, заболеть бубонной чумой, покрыться язвами и струпьями, – охотно пояснил крестоносец, – но ни за что не умрете смертью безвременной! Тут их проклятия бессильны.

– У-у-у!

– Прекрати выть! Твой милый Нэд так шутит. А ты, умник, прекрати мне его пугать всякими жутями, он и без того чересчур впечатлительный.

– Смилуйтесь, леди Илона, я, наоборот, его утешаю!

– От твоих утешений, миротворец, даже у меня коленки пляшут мелкой дрожью, быстро, но отчетливо.

На выходе из подъезда их никто не ждал, а вот возле другого конца дома действительно темнела плотная толпа.

– Нэд, ты умеешь ползать по-пластунски?

– Низменное переползание, распластавшись на земле, недостойно истинного рыцаря, ибо унизительно и постыдно так низко прятать свое лицо от наступающего врага.

– Все сказал? – почти ласково уточнила Илона. – А теперь послушай меня. Этих уродов там даже на первый взгляд – не меньше пятидесяти. Охотно верю, что ты умрешь героем, замочив целых сорок пять! Еще двух Валерка зацелует до смерти, оставшиеся трое съедят меня. Какие будут предложения?

– Я… поползу, – глухо согласился рыжий рыцарь.

– Да нет… чего уж там, не надо ради меня так утруждаться! Я ведь имела в виду: какие будут предложения по организации похорон? Меня, например, устроит оградка, малахитовая плита и памятник с Пупсом на руках в полный рост. А как вам?

– Простите, леди, я был невероятно чопорен и высокомерен. – Нэд опустился на колено, коснувшись губами руки Илоны. – Простите меня.

– Я… подумаю. А теперь все за мной!

Первой вдоль чахлого палисадника поползла отчаянная недотрога, следом за ней, придерживая меч и не выпуская копья, – пристыженный крестоносец; последним, отклячив зад и не переставая ныть, героически старался Валера Люстрицкий. Мимо промаршировали двое еще не полностью разложившихся мертвецов в военно-морской форме. Потом появился черный пес с горящими глазами, породистый, как дворняга, но не менее двух метров в холке. Демоническое животное поползло было за ними, но резко рвануло в сторону, отвлекшись на случайную кошку. Друзья шумно выдохнули… Ближайшая остановка была прямо за домом, и невдалеке уже мелькали спасительные огоньки подъезжающего троллейбуса.

– Нэд, ты можешь как-то подать сигнал своему коню?

– Да, если я позову его, он поскачет за мной хоть на край света.

– Отлично, тогда зови, и рвем с низкого старта. Кто первым добежит до троллейбуса – получает от меня поцелуй!

– Первым добежит Бред, – подумав, сообщил рыжий рыцарь.

– Что делать… – развела руками Илона. – Плюну и поцелую его, чтоб вы обзавидовались!

Надо признать, что не всякая нечисть отличается редким скудоумием. Если у ходячих скелетов в форме действительно не было мозгов, то у остальных хоть какие-то зачатки разума имелись. По крайней мере шестеро косоглазых упырей азиатской наружности, окружив черного коня, логично ждали возвращения его хозяина. Зычный крик Нэда Гамильтона не был для них неожиданностью – нечто подобное они и предполагали.

– Бред! Бред, ко мне! Скорее ко мне, мой верный друг!

Упыри дружно бросились вперед, мертвой хваткой вцепившись в упряжь благородного коня. Бред зыркнул на них презрительным взглядом, но даже не пошевелился.

– Ко мне! – в последний раз крикнул рыжий рыцарь, и трое друзей наперегонки махнули к троллейбусной остановке. Нечисть, поняв, что происходит, с воем припустила в погоню. Подошедший троллейбус оказался практически пустым. Наши герои, имея фору, кучно влетели в переднюю дверь. Пожилой водитель, казах, меланхолично обернулся к Илоне, когда она решительно шагнула к нему в кабину:

– Гони без остановок!

– Э, такой молодой девушка, а старшим совсем грубишь. Зачем хулиганишь?!

– Прости, дедуля, мне не до сантиментов. За нами гонятся! Погнали!!!

– Э, такой строгий девушка, а неправду говоришь… Кто за тобой гонится, кому ты такой красивый нужен?

В этот момент первый из подоспевших вампиров дружелюбно улыбнулся водителю через лобовое стекло. Пятисантиметровые клыки очень впечатляли.

– Шайтан! – возопил старик, бросая троллейбус с места в галоп. Вампир только хлюпнул под колесами.

– Не останавливайтесь, пожалуйста! – кричала Илона.

– В парк едем, в парк! Такой добрый девушка – пусть с тобой начальство разбирается!

– Бре-е-д! – орал Нэд, высунув голову в окно.

Черный конь так же равнодушно проигнорировал и этот призыв, упыри выдохнули и расслабились… Ошибка оказалась роковой! Коварное животное ни с того ни с сего взвилось на дыбы и, едва ли не танцевальным пируэтом прорвав окружение, бросилось за отъезжающим хозяином. Это была зрелищная погоня! Рыцарский конь в пять минут догнал троллейбус и гордо скакал рядом. На его крупе, лицом к хвосту, вереща и подпрыгивая, восседал упырь. Еще двое, скуля, висели на стременах. Буквально по следам Бреда гурьбой бежали скелеты в милицейской форме, модно одетые вампиры, два черных пса, несколько оборотней, одна медная горгулья и тощая старуха на помеле. Рев, вой, крики, угрозы, топот, свист – все это создавало непередаваемо романтическую мелодию ужаса, которая при всей своей жути так пьянит и дразнит человеческую натуру.

Троллейбус на всех парах летел по микрорайону. Нэд Гамильтон, высунув в окно длинное копье, ловко сбил с собственного коня одного «наездника». Еще один упырь, не выдержав постоянного бряканья об асфальт, выпустил стремя и мгновение спустя был затоптан своими же. Водитель продолжал гнать, старательно бормоча мусульманские молитвы. Заднее стекло брызгами разлетелось во все стороны – старая ведьма на помеле на бреющем полете ворвалась в салон. Илона рухнула между сиденьями, рыжий рыцарь схватился за меч, а завизжавший «сэр» Люстрицкий с перепугу брызнул бабке в нос струей карманного дезодоранта. Эффект превзошел все ожидания! Ведьма взвыла дурным голосом, помело дернулось, и старуху на той же скорости вынесло через центральные двери. Нэд был уверен, что она врезалась в витрину коммерческого киоска.

– Что дальше, леди Илона?! Они настигают нас!

– Слушай, кто из нас двоих дама? Ты рыцарь, ты и думай, как меня спасти.

– Вы должны бежать! Я выскочу в окно, и мы с Бредом задержим этих гнусных выродков. Если вы успеете добраться до тех двух воинов, что помогали нам в бою с гиббелингами, и уговорите их прийти мне на выручку…

– Не прокатит, – отмахнулась Илона, – троллейбусы туда не ходят.

– Даже если б и ходили, – подал голос Валера, – мы ведь не оставим милого Нэда одного?! Это низко, низко, низко…

– Да ладно вам… Ясное дело – линяем все! – На этой фразе весь троллейбус рухнул в черную бездну.

Чем больше я смотрю на их мир, тем более поражаюсь высоте божественного промысла и низменности происков Сатаны. Добро и Зло переплелись здесь, словно яркие нити в пестрых узорах восточных ковров. У людей нет веры, но есть религии. Нет короля, но есть законно избранный Президент. А вместо золотых или серебряных монет – бессмысленные бумажки… Но уровень «технического прогресса» так неизмеримо высок, что я сам себе кажусь отжившим анахронизмом.

Из дневника Нэда Гамильтона
* * *

– Они исчезли.

– Куда они могли исчезнуть?!

– Понятия не имею, но ты же видишь – их нет!

Валет и карлик в недоумении пялились на хрустальный шар. В тайной комнате Щура было наведено какое-то подобие порядка, о недавней визитерше теперь напоминали лишь дымные пятна от взрыва на потолке.

– Они ехали внутри колдовской повозки из грохочущего железа с горящими глазами и рогами на спине. Твои слуги почти догнали их, а что теперь… Где они?

– Вы имеете в виду повозку?

– Щур, не строй из себя идиота! Да, я имею в виду и повозку, и тех, кто в ней был. Может быть, мои глаза обманывают меня, но сейчас я вижу только черного коня с упырем, застрявшим в стременах, да несколько тупоголовых уродов, так и не сумевших никого поймать. Где Нэд Гамильтон, где девчонка, где этот женоподобный убийца ведьм?! О, и конь пропал!

– Зато повозка появилась. Я верну наших слуг обратно?

– Черт подери! Да делай все, что угодно, только скажи, куда они делись?

– Мой господин, вы расстроены.

– Я – озадачен, – наставительно поправил Валет. – А теперь будь добр уложить все свои объяснения в две минуты, к началу третьей с тобой будет говорить моя плеть.

– За что?! Я-то здесь при чем? В чем я провинился… – привычно заскулил карлик и, дотянув время до критической отметки, нагло выкрикнул: – Медальон!

– Но… ты ведь говорил, что девчонка ничего не знает о свойствах черного чугуна?

– А ваша мама говорила, что мы ее недооцениваем! – так же наставительно парировал наглец.

Валет вздохнул и потянулся за плетью.

* * *

– Светлая Дева Мария, заступница и утешительница бедных крестоносцев, – глухо выдохнул в темноту Нэд Гамильтон, – почему ты от нас отвернулась?

– Я так думаю – мы рожей не вышли, – ворчливо раздалось из той же темноты слева. – Валерыч, ты здесь?

– А-а-а-а-а-о-о-у-уй!!! Ты мне на ногу наступила-а-а!

– Значит, здесь… Это радует, по крайней мере мы тут все вместе. А где, собственно… А-а-о-о-оу-уй!

– Что случилось, леди Илона?! – встревожился рыжий рыцарь, темнота была столь плотной, что он не различал собственных рук, поднесенных к самому носу.

– Какая-то скотина и мне на ногу наступила!

Справа раздалось удовлетворенное лошадиное фырканье, Илона заскрипела зубами:

– Если это тот, о ком я думаю, то его жизненный путь оборвется у ближайшего мясокомбината!

– Бред, мой верный товарищ, как же я рад… Ты все-таки нашел меня, умница!

– Простите, что прерываю ваши трогательные сантименты, мальчики, но мне бы очень хотелось знать – а где это мы?!

– Ах, дорогуша, я даже боюсь предполагать… Здесь тепло, пахнет благовониями и такой интимный полумрак.

– Ни фига себе полумрак, тьма египетская!

– Да! Именно египетская! – громко хлопнул себя по лбу ладонью рыжий крестоносец. – Благодарю вас, друзья мои, я вспомнил! Мне доводилось участвовать в осаде походного шатра одного египетского чернокнижника, и там были точно такие же запахи.

– Не поняла… – Илона ощупью нашла плечи рыцаря и выдохнула ровнее, надежно подцепив его под руку. – Об осаде городов, крепостей и замков я читала, а вот осада шатра – это что-то новенькое. Вы там что, от скуки каждую палатку всем войском осаждали?

– Разумеется, нет, любезная леди, – даже обиделся Нэд Гамильтон. – Во-первых, нас была едва ли сотня, считая рыцарей, оруженосцев, рабов и наемников. Во-вторых, я же говорил, этот человек занимался черной магией. Он был служителем древнего культа поклонения собакоголовому богу, кажется Анубису. И уж поверьте, его шатер был укреплен понадежнее иной твердыни. Он поднял против нас все силы Зла, потревожив для этого сон мертвых… Мы бились с восхода до заката, а когда все же одолели их, наших уцелело немногим более половины.

– Очень печальная история в стиле экшн. Ты, конечно, крушил этих зомби десятками, твои друзья гибли в страшных муках, покусанные даже сквозь доспехи, но твой меч в конце концов нашел сердце злого религиозного деятеля – справедливость восторжествовала! Я хотела сказать, ну и что с того, что здесь такие же запахи?

– Илоночка, не ругай милого Нэда.

– Нэд! Он опять назвал меня Илоночкой! Дай ему в лоб, пожалуйста.

– Увы, мне его не видно.

– Мне тоже… На этот раз ты выкрутился, гад, но я тебе припомню!

– Ой! Совсем забыл, у нас же есть папин фонарик. Нэд, душка, куда ты его положил?

– В седельную сумку! – радостно ответил крестоносец.

Найти вслепую крупного черного коня не составило труда, мгновение спустя Илона включила свет – все трое ахнули… Луч фонаря выхватил из темноты золотую статую сидящего человека, у него была собачья голова!

– Анубис… – невольно вздрогнул Нэд Гамильтон.

Луч заскользил по стенам просторного помещения, массивные каменные плиты были испещрены яркими росписями, изображавшими жизнь древних египтян. Тут были сцены быта, труда, охоты и войн. По углам стояли надраенные до блеска треножники, маленькие статуэтки разных животных, непонятные сосуды, а посередине – золотой кованый саркофаг.

– Блин горелый! – восхищенно выдохнула Илона. – Это же настоящая гробница фараона!

Нэд с сомнением покачал головой и вновь полез в подсумки. Выудив кресало и кремень, он подошел к треножникам и, высекая искры, поочередно зажег плавающие в масле фитили. Высокое оранжевое пламя ярко осветило всю комнату.

– Симпатичный гробик. Сплошное золото и драгоценные камни. Это клад! Мальчики, мне даже все равно, как мы сюда попали. Главное теперь – как отсюда выбраться и сколько всего мы сумеем отсюда унести!

– Давайте просто уйдем… У меня нехорошие предчувствия, – жалобно протянул Валера.

– Он прав, грешно обворовывать усопших.

– Скажите, какие мы сентиментальные! Ладно, воровать буду я. У меня более покладистая совесть… А вы всего лишь поиграете в грузчиков. Работенка непыльная – взяли, подняли, потащили. Оплата по доставке товара на дом – целых пять процентов от общей суммы.

– Нет, – в один голос заявили оба.

– Ваше счастье, сегодня я добрая – восемь процентов.

– Нет.

– Что значит «нет»? Я не уловила вашего юмора. Да за десять я и без вас с лошадкой договорюсь. Ему этих денег на овес вплоть до пенсии хватит!

– Дело не в золоте, леди Илона…

– А в чем? Только не надо ля-ля о проклятиях фараона. Я тоже книжки читала, знаю, что там все проблемы были в бактериях. Сейчас эти болезни лечат. Но если так уж страшно, фиг с вами, не будем в гробик лазить. Тут и без того всего предостаточно…

В этот момент тяжелая крышка саркофага явственно вздрогнула. Нэд и Валера, стоявшие к нему спиной, ничего не заметили. Илона заметила, но в ослеплении «золотой лихорадкой» отказалась придавать этому значение. Меж тем крышка немного приподнялась и уже довольно громко брякнула.

– Что это? – побледнел Валера.

– Где? А… да ничего особенного, знаете, как бывает в старых домах – мышка бежала, хвостиком махнула, яйцо всмятку, грохоту на всю квартиру! Не отвлекайтесь. Итак, мы остановились на десяти процентах. Ладно, кровопийцы, на пятнадцати.

Крышка золотого саркофага с музыкальным звоном скользнула вниз, до половины открывая таинственный гроб. Человекообразное существо, с головы до ног обмотанное пожелтевшими бинтами, вытянуло руки вперед и село.

– Мумия… – еле слышно выдавил будущий юрист, а ныне «женоподобный убийца ведьм».

Нэд Гамильтон успокаивающе похлопал его по плечу и взялся за меч.

– Эй, эй, эй! Вы чего? Оживших мумий раньше никогда не видели? Боже, да весь Голливуд только про них и снимает… Со всеми можно договориться, если по-хорошему. Ау, мумия! Ты меня слышишь?

Мумия повернула к ней забинтованную голову; там, где должны были бы находиться глаза, сквозь ткань отсвечивал неприятный зеленоватый свет.

– Слышит, – удовлетворенно отметила Илона. – Тогда продолжим. Скажи нам, о неизвестный или неизвестная жертва жестокого колдовства, кто ты есть и как твое земное имя?

– Я… жрец Анубиса, имя мое Аршубанапул, – проскрипел монстр, с трудом двигая подвязанной челюстью.

Илона победно глянула на сумрачно молчащих друзей:

– Аршубанапул, не длинновато, нет? Но в целом очень впечатляет. Будем дружить домами! Я – Илона, вот тот рыжий – Нэд, а тот бледный – Валера. Есть еще конь, но этого мерзавца и по имени называть не хочется – он мне ногу отдавил. Слушай, мы у тебя пошурудим немного – ведь мертвым золото все равно ни к чему, правда?! Я тут наметила, что взять в первую очередь… ой! Извини, совсем забыла, может, ты тоже чего-нибудь хочешь? Говори, не стесняйся.

– Я голоден. – Зеленоватый отсвет взгляда мумии вдруг слишком пристально уставился на оптимистичную собеседницу.

* * *

– Свершилось! Ваше величество, свершилось! – Карлик продолжал кричать, старательно имитируя нервное перевозбуждение. – Великое Слияние Сфер произошло!

– Что у тебя на щеке? – холодно откликнулась Королева. Уже несколько дней она почти не покидала своих покоев.

Щур криво улыбнулся и пояснил, что упал с лестницы, заработав синяк во всю щеку. Валет занимался примеркой новых доспехов, мир, пригодный для вторжения, мог открыться в любую минуту. Взгляд Королевы вернулся к большому пасьянсу, почти полностью разложеному на резном столе. Придворный маг решил, что оптимистичный отчет о «победе» над Нэдом Гамильтоном поднимет настроение госпожи.

– Ваше величество, с этим негодяем покончено! Бой был долог и ужасен, но мы справились. Он трусливо прятался от ваших верных слуг в огромных замках, он призвал на помощь воинов и магов, он подло убивал из-за угла, он пытался бежать от нас в крытой повозке с рогами на спине… Но никто не в силах укрыться от вашего праведного гнева! Эта грязная девчонка сгинула в крови и гное, захлебываясь собственными слезами. Его трусливый друг просто задохнулся, не смея даже вопить от проникшего в сердце ужаса. Нэд Гамильтон остался один, его черный демон в лошадином обличье испустил дух прямо на мостовой, и его шкуру гложут черви.

– Он мертв? – Королева не повернула головы, но карлик тонко уловил скрытый интерес и продолжал с удвоенной силой:

– Бездна распахнула ему свои объятия! Земля разверзлась и поглотила его! Даже сама память о Нэде Гамильтоне навсегда исчезла из бурной летописи века!

– Ты не понял вопроса? Я спросила – он мертв?!

* * *

– У кого-нибудь есть печенье? – В напряженной тишине чисто риторический вопрос Илоны приобрел зловещий оттенок.

Все, включая мумию, переглянулись и отрицательно покачали головами.

– А… может, он имеет в виду какой-нибудь иной голод? – робко предположил Валера. – Ну, интеллектуальный, например? Или информационный? Возможно, уважаемый жрец просто изголодался по человеческому общению?

Под вопросительными взглядами Аршубанапул заерзал в гробу и вновь решительно покачал головой.

– Поняли – не дураки, были бы дураки – не поняли бы. Нижайше просим пару минут на размышления. – Илона притянула друзей за воротники, переходя на театральный шепот: – Что будем делать?

– А что мы вообще здесь делаем? Пошли домой! Сегодня прямая трансляция из зала Чайковского.

– Опять нечто неприличное?

– Совсем наоборот – первый в мире хор геев из Чикаго!

– Валерыч, в последний раз предупреждаю.

– Тогда, может быть, я его просто убью? – предложил Нэд.

– Валерку?

– Господи… мумию!

– Как у тебя все просто, – всплеснула руками Илона. – Прямо какой-то агрессор из Южной Кореи! Мы еще толком не познакомились, а ты уже готов убить несчастного только за одну робкую просьбу о пище?!

– Ах, милый Нэд, вы меня разочаровываете… – грустно поддержал «сэр» Люстрицкий.

Рыжий рыцарь виновато пожал плечами и, стесняясь, сунул меч в ножны.

– Не комплексуй, – сжалилась Илона. – Ты ведь дитя своей эпохи, чуть что не так – мечом по маковке, и нет проблемы! Да, да, было и такое. Но эти бескомпромиссные времена канули в Лету. Наступил двадцать первый век, будем разбираться, как цивилизованные люди. Эй, Арпашу… шуп?.. шубанапул! Давай, выведи нас отсюда, а на свежем воздухе мы накроем стол и устроим тихий праздник в узком кругу в честь твоего воскрешения.

– Нет. Я голоден сейчас. – Мумия еще сдвинула крышку, перебросила ноги через край и спрыгнула на пол. Бывший жрец был высоким мужчиной, на голову выше Нэда Гамильтона. Он вытянул руки и медленно пошел вперед.

– Леди Илона, зачем мы тратим время на разговоры с этим исчадием Ада? Живые мертвецы противны Божественному промыслу. Давайте я его убью!

– Балда, ты ничего не понимаешь! Разуй глаза – это же уникальный материал для науки. Сенсация столетия! Быть может, мы первые люди на земле, реально беседующие с ожившей мумией. Убери меч – я жажду стать знаменитостью!

Аршубанапул сделал еще два шага и, неожиданно выбросив вперед левую руку, сцапал Валеру Люстрицкого за воротник. Он так легко приподнял его над полом, что рыцарь и девушка только вытаращили глаза.

– Илоночка-а-а! Забери меня отсюда.

– Как ты меня назвал?! Все, не буду помогать.

В этот момент мумия правой рукой так же ловко поймала за шею Илону, и теперь уже две жертвы верещали как резаные, безуспешно болтая ногами. Рыжий рыцарь выхватил меч, замахнулся… и вновь вложил его в ножны.

– Нэд! Душка! Что вы делаете?!

– Весьма сожалею, сэр Люстрицкий, но леди Илона категорически запретила мне убивать это чудовище. Оно представляет слишком ценный объект для ее ученой деятельности. Я бы рад, но не хочу огорчать даму.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>