Андрей Львович Ливадный
Взвод

– Придется тебе привыкать, Иван, – вздохнула Настя, не отнимая руки, словно его тепло впитывалось ее организмом, и от этого медленно разглаживались напряженные черты лица, она успокаивалась, будто худой, изможденный лейтенант одним фактом своего существования вдруг встал между нею и тем ужасом воспоминаний, который не давал покоя ни днем ни ночью.

– Нет больше русских, американцев, англичан, французов… – неожиданно добавила она тихим дрожащим голосом. – Остались люди. Очень мало людей, тех, кто по каким-то причинам сумел избежать насильственной депортации.

– А сколько нас? – спросил Иван.

– Ты второй, кого я встречаю после бегства. Прошло три месяца, и мне уже казалось, что мы с Джоном остались одни на всей планете… – Ее ладонь медленно выскользнула из-под пальцев Лозина. Настя встала и отошла к бревенчатой стене, чтобы накинуть на плечи пальто. Было видно, как сильно ударили по ней воспоминания, но Иван понимал – то, что она поведала, лишь фрагмент субъективных впечатлений, страшный кусочек непонятной мозаики, которую придется собирать воедино…

– Настя, ты должна рассказать мне все по порядку. – Пальцы Ивана, машинально сцепившиеся в замок, побелели. – Я ничего не знаю, потому что три месяца провалялся в сугробах неподалеку отсюда. Нас тренировали в прыжках с орбиты, и последнее, что я помню, – это ослепительная вспышка и адский грохот.

Она, не оборачиваясь, кивнула.

– Да, – чуть помедлив, произнесла Настя. – Я понимаю тебя. – Она обернулась и посмотрела на Ивана. – Думаю, нам стоит позвать Джона, если ты хочешь восстановить всю картину событий…

– Это зачем? – нахмурился лейтенант.

– Я могу подтвердить, что он специалист НАСА. Джон сохранил свой портативный компьютер, хотя ума не приложу, как ему удалось спастись с охваченной пожарами и оцепленной пришельцами территории города.

– А как он объясняет этот факт?

Настя пожала плечами.

– Напрямую я не задавала ему такого вопроса, – призналась она. – Но я неплохо владею английским, и пару раз мы действительно беседовали с ним по душам. Одиночество угнетает Джона больше, чем меня, ведь он оказался в чужой стране… Мне кажется, он узнал о грядущей катастрофе чуть раньше, чем мы, – добавила она, возвращаясь к затронутой Иваном теме.

– Из своих источников? – спросил Лозин.

– Понятия не имею. Когда мы встретились с ним в лесу, неподалеку отсюда, Херберт был напуган не меньше меня. Он показал мне свою машину, сгоревшую на проселочной дороге. Говорит, что загорелась система электропроводки, а он едва успел спастись.

– Но он не объяснял, что заставило его срочно выехать за город?

– Нет. Но его портативный компьютер напичкан разными демонстрационными программами, касающимися освоения космоса, а сам Джон хорошо разбирается в астрономии и небесной механике, по крайней мере, его пояснения показались мне толковыми…

Лозин на некоторое время задумался, потом кивнул и сказал:

– Ладно, Настя, зови его. Постараюсь не цепляться за стереотипы… – мрачно пообещал он.

Глава 2

Май 2055 года. Земля. Территория Российской Федерации,

дачный поселок, расположенный

в непосредственной близости

от полигонов дивизии ВКС…

Херберт появился быстро, будто все это время специально топтался в сенях со своим драгоценным ноутбуком. Искоса взглянув на Ивана, он сел за стол и откинул плоский монитор портативного компьютера.

– Джон, ты можешь говорить на английском, я буду переводить, – произнесла Настя, пододвигая к столу третий стул. – Так будет быстрее и проще, – пояснила она Ивану, пока Херберт набирал директивы на сенсорной клавиатуре. Однако что-то не заладилось в системе, и после нескольких неудачных попыток активации Джон с досадой вскрыл боковую крышку, извлекая на свет подсевшие аккумуляторы.

– Прошу прощения… Я сейчас исправлю… – пообещал он.

Настя кивнула и спросила, повернувшись к Ивану:

– Ты слышал что-нибудь об астероидном потоке, обнаруженном в канун Нового года?

Иван отрицательно покачал головой.

– Нас погружали в испытательный низкотемпературный сон, в котором мой взвод провел две недели… – пояснил он, хмуро покосившись на Херберта, возившегося с блоками питания. – Вся программа была полностью автоматизирована: сразу по пробуждении – прыжок вниз с орбиты. Условия, максимально приближенные к боевым.

– Понятно, – вздохнув, ответила девушка. – Откровенно говоря, я тоже слышала о нем лишь краем уха, в каком-то из выпусков новостей. – Она невесело улыбнулась. – У каждого была своя работа, своя жизнь, и никто не думал, что все оборвется в один миг… Основным источником информации для меня стал Джон, когда мы встретились с ним уже после катастрофы.

– Что конкретно он тебе рассказывал? – Иван неприязненно посмотрел на Херберта, который беспомощно вертел в руках севшие элементы питания. – Да постучи ты ими друг о дружку, – не выдержав, посоветовал он американцу.

Тот внял его рекомендации, энергично перетряхивая активное вещество внутри герметичных капсул.

– Херберт только строил предположения, уже задним числом, – ответила Настя. – Он считает, что необычный астероидный поток включал в свой состав Чужие корабли, которые шли под прикрытием каменных глыб…

– Прошу меня извинить… – вмешался в их разговор Джон, которому наконец удалось активировать систему ноутбука.

– Он просит, чтобы ты посмотрел на экран, – перевела Настя последовавшую за извинением фразу американца. – Он будет показывать и разъяснять.

На экране переносного компьютера все выглядело схематично и безобидно.

Рой темных угловатых глыб, обнаруженный земными обсерваториями незадолго до наступления нового, 2053 года, двигался в относительной пустоте космического пространства, приближаясь к эклиптике Солнечной системы, как бы «падая» на эту условную плоскость[3 - Плоскость эклиптики– условная плоскость, в границах которой расположены орбиты большинства крупных объектов нашей звездной системы.] под углом в тридцать градусов.

Иван молча слушал пояснения Херберта, делая из всего сказанного свои умозаключения, не всегда совпадавшие с оценками бывшего сотрудника НАСА.

Скопление блуждающих в пространстве астероидных масс не такое уж и редкое явление. Большинство космических скитальцев давно известны астрономам; все они движутся по определенным орбитам, так или иначе связанным с гравитацией нашего светила, однако в данном случае ядро, сформированное из различных по размерам твердых глыб, демонстрировало заметное отклонение от привычных стандартов.

Тем, кто следил за траекторией сближения астероидных обломков с Солнечной системой, было ясно, что это пришлый космический мусор, не имеющий ничего общего с классифицированными космическими странниками, периодически появляющимися в зоне обращения внутренних планет, к которым принято относить Меркурий, Венеру, Землю и Марс.

Угловатые тысячетонные глыбы неслись со скоростью, превышающей порог «убегания»[4 - Скорость убегания– это скорость космического тела, при которой оно преодолевает влияющие на него гравитационные силы той или иной звездной системы и способно покинуть зону притяжения крупных небесных объектов с незначительным изменением траектории полета.], – они прибыли извне и по всем канонам должны были проскочить эклиптику Солнечной системы в районе земной орбиты, а затем, преодолевая совокупную гравитацию Солнца и Земли, кануть в бездне космического пространства, чтобы уже никогда более не появляться в границах родной для человечества звездной системы.

Такой расклад предлагала классическая астрономия, но ее незыблемые законы, справедливые для всех материальных тел Вселенной, в данном случае были нарушены вмешательством посторонних сил.

Траектория движения массы пришлых небесных тел пролегала в опасной близости от околопланетного пространства Земли, пересекаясь с ним в зоне высоких орбит, где базировалась сложная система орбитальных платформ, с установленными на них лазерными устройствами, работающими от мгновенной накачки световой вспышки ядерного взрыва. Это искусственное «ожерелье», уже не первый год окольцовывавшее планету, являлось воплощением американской программы «звездных войн». По официальному определению Пентагона, данные платформы были основными компонентами противоракетного щита, призванного закрыть от внезапного ядерного удара территорию Соединенных Штатов Америки и их стран-союзников.

Этот факт, несомненно, сыграл решающую роль в вопросе оценки потенциальной угрозы внезапно объявившихся космических тел. Собранные обсерваториями данные были переданы на носители кибернетических комплексов Пентагона, которые произвели подсчет вероятностей и выдали свой прогноз: ни один крупный астероид не шел на прямое столкновение с Землей, но до шестидесяти процентов устройств «орбитального щита» так или иначе попадало под удар космических странников.

С точки зрения военных, этого нельзя было допустить. Речь шла не только о миллиардных убытках, разрушение системы орбитальных платформ ставило под угрозу национальную безопасность страны.

Земля доживала последние часы обычной мирной жизни, но никто, кроме узкого круга оповещенных лиц, не подозревал о том, что грядут непоправимые для цивилизации события.

Впрочем, слушая пояснения Херберта, Иван понимал: высший генералитет ВКС США вряд ли осознавал, какие последствия повлечет за собой их решение. На это было как минимум три причины. Во-первых, по словам Джона, чужие корабли до момента атаки скрывало плотное ядро астероидного потока, во-вторых, сценарий разрушения космических скитальцев, грозящих столкновением с Землей или с орбитальными группировками, не раз отрабатывался вооруженными силами США и России, то есть результат воздействия казался очевидным и предсказуемым. Ну и, наконец, в-третьих, по личному убеждению Лозина, в принятии Соединенными Штатами одностороннего решения о нанесении превентивного удара не последнюю роль сыграли те сложные геополитические процессы, что протекали на самой Земле в течение последнего полувека.

Политики утверждали, что после кризиса в Персидском заливе на Земле сформировалась новая много полярная система сдерживания, определяющими силами которой являлись Россия, Соединенные Штаты Америки, Европейский союз и Китай, однако после упразднения института ООН и затянувшегося внутреннего кризиса НАТО США все чаще стремились действовать в рамках собственных интересов, считая, что любая из запланированных ими акций направлена «на благо человечества», а значит, реализация тех или иных решений сверхдержавы лежит вне сферы каких-либо обсуждений в рамках мирового сообщества.

Это являлось порочной практикой, и единственным сдерживающим фактором непрекращающихся попыток американской экспансии по-прежнему оставалась Россия, которая за истекшие полвека сумела не только защитить собственные геополитические интересы, но и пройти бурный путь экономического развития, не уступая иным государствам как в области высоких технологий, включающих формирование собственной группировки ВКС, так и глобального повышения уровня жизни населения…

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 16 >>