Андрей Львович Ливадный
Райвен

– Проклятье… – вырвалось у нее.

– Согласен… – глубокомысленно произнес голос. – Самая удачная оценка ситуации за последние пять лет. Прямо в яблочко.

Она хотела что-то ответить, но в этот момент сумерки прорезали ослепительные прожекторные лучи. Метнувшись по гребню забора, они скрестились на семиметровом корпусе Райвена. Еще несколько прожекторов ударило сверху, от зависших в сотне метров над землей патрульных ботов, бесшумно паривших на антигравитационной тяге, и внезапно внешние микрофоны передали сухой, искаженный усилителями голос:

– Говорит полковник Отто Шнайдер, командир охранного батальона военно-космических сил планеты. Беатриче Блейз, вы окружены. Советую сдаться. Даю ровно одну минуту на размышление, потом открываю огонь. Время пошло.

Очевидно, полковник был человеком без юмора. Отдавая дань краткости, он упускал великолепную возможность для диалога.

В рубке повисла тягостная тишина – это Беат на мгновение задумалась, взвешивая все «за» и «против», а потом с глубоким вздохом начала стягивать сенсорные перчатки.

– Райвен, мы влипли по самое некуда… – с сожалением заметила она. – Приготовься отключиться. Уверена, ты сумеешь отлежаться на какой-нибудь свалке, пока я мотаю срок.

– Рехнулась, Беат?

– Нет… – она бросила еще один взгляд на множество малиновых сигналов, словно рябь покрывавших тактический монитор. – Там «Циклопы». У нас нет шансов.

– Прекрати, – голос, исходивший из-под пультов, выдал раздраженные нотки. – Я не собираюсь открывать люки и дожидаться, пока какой-нибудь тупой тех полезет в мое нутро. Исключено.

Беатриче вдруг услышала под своим креслом тонкий, отлично знакомый гул.

– Райвен, не дури! Что ты делаешь?!

– Разве не слышишь? Разогреваю прыжковые ускорители. У тебя осталось двадцать секунд, чтобы принять управление огнем, Бет.

– У тебя что, замкнуло логический блок? Разве наш груз стоит того, чтобы идти на огонь «Циклопов»?! – откровенно возмутилась она.

Из динамиков Райвена раздался тихий вздох – он отлично понимал, о ком в данный момент беспокоится человек.

– Опомнись, дружище, не надо так расстраиваться, за контрабанду много не дают… – попыталась успокоить его Блейз, похлопав ладонью по скошенной приборной панели. – В первый раз, что ли? Ну, подержат пару месяцев…

Тонкий звук разогревающихся прыжковых турбин постепенно начал переходить в басовитый вой, прорвавшийся даже сюда, в рубку управления, и, наверное, потому ответ Райвена прозвучал глухо…

– Это ты опомнись, Бет, – ответил он. – За контрабанду много не дают, но и на перехват заурядного нарушителя таможенных правил «Циклопов» не посылают. У тебя осталось пять секунд, – напомнил он. – Я не хотел тебе говорить, но сканеры показывают, что их армейские номера – фальшивые… Им нужна не ты, а я.

Внешние микрофоны вновь взорвались сухим, трескучим голосом:

– Мисс Блейз, ваше время истекло! Или вы глушите двигатели, или…

В этот момент Райвен врубил ускорители.

Полет тридцатитонной боевой машины, исполненной по индивидуальному проекту, автор которого плевать хотел на все принципы и тысячелетний опыт конструирования подобных механизмов, напоминал цветной глюк наркомана, поехавшего по фазе на почве фантастических фильмов.

Из-под согнутых серв-активаторов Райвена, оканчивающихся трехпалыми механическими ступоходами, вырвалось ослепительно-белое пламя, яркое, как магниевая вспышка, и он взлетел, легко, непринужденно поднявшись над бетонным забором и угрюмыми грузовыми терминалами.

Патрульные боты, сенсоры которых мгновенно ослепли от тепловой засветки, шарахнулись в стороны, как стайка испуганных воробьев из-под колес грузовика.

Над обтекаемым корпусом серв-машины, словно два горба, внезапно поднялись обоймы пусковых установок, в глубине которых зловеще поблескивали жала реактивных ракет. Вытянутый вперед корпус Райвена, в котором располагалась рубка, плавно развернулся относительно ступоходов, и ракетные установки плюнули огнем в лоб попытавшемуся встать на пути «Циклопу».

Огромная, неуклюжая планетарная машина в последний момент начала уклоняться от залпа, но для ее широких гусениц этот маневр оказался сверхзадачей, – полковник, очевидно, не до конца представлял себе технические возможности и те новаторские конструктивные решения, что легли в основу проектирования Райвена.

Ракеты с воем рванули вниз, прочертив восемь огненных дуг, и броня «Циклопа» дымящимися кусками полетела по сторонам. Планетарный танк судорожно дернулся, разворачивая уцелевшие орудийные комплексы, но серв-машина, действительно очень похожая на сложившего крылья ворона, уже приземлилась за его кормой, звонко чиркнув о бетон цепкими трехпалыми ступоходами, и, раскачиваясь, устремилась прочь, в сгущавшуюся темноту.

– Отличный залп, Бет… – голос Райвена почему-то звучал неестественно громко.

– Не говори гоп… – мрачно отозвалась его напарница, не испытывавшая особого оптимизма по поводу их удачного прорыва из западни. – У тебя все в порядке с системами?

– Повреждения минимальные.

Внутри пультов управления что-то защелкало – это Райвен выпускал резервные датчики взамен пострадавших.

– Они идут сзади.

– Вижу. – Блейз и так не отрывала глаз от рельефной компьютерной карты на тактическом мониторе. – Не будь полковник таким самонадеянным, он бы поставил «Циклопов» не под забором, а километрах в полутора… – невесело прокомментировала она. – Успел бы ты тогда на дистанцию прицельного залпа?

Райвен не мог ни пожать плечами, ни мотнуть головой, но ответ был ясен и так.

– Сколько до корабля?

– Пятнадцать километров.

– Только бы дождался…

В этот момент впереди, как раз в том направлении, где остался их грузовой корабль, возникла и погасла серия коротких вспышек.

Спину Беатриче прошиб холодный пот.

– Рейв, в сторону! – закричала она, пытаясь перехватить управление системами «Ворона» и одновременно с ужасом осознавая, что уже слишком поздно…

Не было эффектных огненных шлейфов, красивых вспышек и адского грохота. Маленькие бронебойные снаряды, обладающие чудовищной проникающей силой, выпущенные из снайперского орудия, с треском проломили броню, ударив точно по смотровым триплексам, и взорвались в тесном пространстве рубки управления.

Рейв оказался прав – захват человека не входил в планы устроивших засаду. Им нужен был ОН.

«Ворон» дернулся, словно налетел на невидимую преграду, один из ступоходов подломился, и серв-машина начала падать.

Секунду спустя из рубки сквозь пробитые бронестекла триплексов вырывался едкий сизый дым. Опрокинувшийся тридцатитонный сервомеханизм по инерции проехал еще несколько десятков метров, оставляя за собой глубокий безобразный след, и застыл бесформенной сумеречной глыбой…

* * *

Он жил еще несколько долгих секунд.

Бет умирала, истекая кровью в иссеченном осколками кресле…

Высоко в небе появились габаритные огни ботов. Один из них тащил за собой стальные нити чалочного захвата.

Райвен видел все это, лежа на боку. Беспомощный и искалеченный, он не мог пошевелить ни одним сервоприводом.

Он знал, что будет дальше. Труп Беатриче просто зароют в землю, а его разберут по винтику, с тем, чтобы изучить и скопировать на конвейере какого-нибудь военно-промышленного комплекса.

<< 1 2 3 4 5 6 >>