Андрей Львович Ливадный
Роза для киборга

Превозмогая собственную боль, он рванул рукав странной робы.

На плече трупа слабо мерцала кодовая татуировка. Он не ошибся – так быстро остыть мог только тело киборга…

…За его спиной раздались шаги. Первыми в башню ворвались солдаты, за ними несколько медиков. Сориентировавшись в полумраке, они бросились к галакткапитану. Эти люди ничему не удивлялись и не задавали вопросов. Один склонился над трупом, двое других занялись плечом Лорга.

– Блестящая работа! – раздался возглас Долеми. – Господи, Тейлор… Вы ранены!

Лорг поднял голову. Входили какие-то люди, у приборных панелей толпились техники. Кто-то приволок переносной прожектор. Долеми присел рядом.

– Честно говоря, я изрядно перетрусил… – начал он, но вдруг осекся, отшатнувшись от кресла. Мэр заметил труп, и из его горла вырвалось бессвязное восклицание.

– Кто это?!

– Киборг… – ответил Лорг. Тугая повязка с анестезирующим раствором облегчила боль, и он встал.

Криофер Ланг, местное светило робототехники, пробился через военных и склонился над неподвижным телом.

– Третье поколение, – наконец заключил он. – Продукция компании «Галактические Киберсистемы». Какая-то редкая модификация!

– Что вы об этом думаете, Криофер? – Серг Колвер нагнулся к телу, изучая татуировку, словно надеялся прочесть там ответ на мучившие его вопросы.

Специалист по киберсистемам пожал плечами.

– Пока что рано делать выводы. Доставьте тело в лабораторию, и к утру я попытаюсь что-нибудь выяснить.

Министр безопасности поморщился, словно от зубной боли.

– Меня порой убивает ваша оперативность! – с досадой сказал он. – Киборг запускает боевую программу орудийного комплекса, а вы советуете подождать!

Удрученное лицо мэра выражало полное согласие с оценкой министра.

– Мы должны знать, с чем имеем дело! – высказался он.

– Вы будете иметь дело с людьми.

Серг Колвер вздрогнул и повернулся к Тейлору.

– Почему, капитан?

– Киборг, совершающий террористический акт, выращен и запрограммирован специально для этого, – ответил Лорг.

– Договор 2970 года запрещает… – вмешался Долеми.

– Вот именно. Ни один серийный киборг не может причинить человеку вред – контроль над их программами очень жесткий, а изменить первоначальную конфигурацию практически невозможно. Она заложена в генераторе нейронных импульсов, который представляет собой неотделимую часть искусственного организма.

– Да, нестандартная программа может быть заложена только в момент имплантации кибернетических компонентов, – подтвердил Криофер. – Я могу утверждать, что случайности исключены.

«Он забыл про программные вирусы», – подумал Лорг.

– Ладно. Преступник – человек. Но что ему нужно?

– Деньги?

– Но никакого ультиматума не было! – запротестовал мэр. – Все тихо!

Колвер мрачно покачал головой:

– Еще не вечер, Долеми… Быть может, это – только демонстрация чьих-то возможностей!

Глава 3.
Генри Шокол.

Вечерний прием у мэра Диона Крисбилта Ван Долеми поначалу показался Тейлору не лучше и не хуже сотен других подобных мероприятий, на которых ему приходилось бывать по долгу службы.

Личные апартаменты Долеми занимали верхний этаж одного из небоскребов. Из холла на крышу здания вели эскалаторы, по которым можно было попасть в роскошный сад, раскинувшийся под облаками, на высоте девятисот с лишним метров. Такое использование крыши было в порядке вещей – город обладал нормальной, свободной от смога атмосферой только благодаря обилию зелени и строгому запрету на использование любых химических двигателей.

Однако сад мэра поразил своими размерами и причудливой планировкой даже искушенный взгляд такого скитальца, как Лорг. Здесь, среди кричащего великолепия экзотических растений различных планет, прятались искусственные водоемы, берега которых были засыпаны песком и разноцветным гравием, скрывающим бетонные каркасы. Гигантские Раворы с планеты Элио мягко сияли в сгущающихся сумерках, роняя в воду капли алой ауры. В листве других деревьев прятались тусклые светильники, рассеивающие тьму аллей до интимного полумрака, на перекрестках били фонтаны, окатывая зелень каскадами водной пыли. Огромные ночные цветы неизвестной Лоргу породы стыдливо прятались у самой земли, напоминая о себе нежным мерцанием и тонким, дурманящим ароматом.

Долеми оказался на редкость радушным хозяином. Капитану понравилось то, что он не стал утомлять гостей долгими речами и рассуждениями о политике. После ужина, состоявшего из нескольких десятков блюд, мэр встал и пригласил всех наверх, где, по его словам, «каждый найдет себе занятие по вкусу».

Приглашенных было не менее тридцати, но Долеми оказался пророком: спустя четверть часа Лорг с удивлением обнаружил, что от поднявшейся в сад шумной компании осталось всего пять человек, остальные же как будто растворились в пряных сумерках гигантского парка.

– Ну что ж, – изрек хозяин, выводя своих спутников на небольшую поляну. – Я предлагаю партию в покер. Тейлор, вы играете?

– Смотря какой покер вы имеете в виду! – усмехнулся Лорг. – Насколько мне известно, пятьдесят планет претендуют на звание родины этой игры, и каждая предлагает свою интерпретацию правил.

– Вздор! – посмеиваясь, возразил Серг Колвер. – Всем известно, что родиной покера является Земля. Он появился задолго до начала космической эры. А что касается правил – давайте сравним их и выработаем единые, только на этот вечер!

Предложение показалось заманчивым. В центре поляны вырос столик с колодой универсальных галактических карт, горками фишек и прикрепленным сбоку компьютером-крупье. Лорг занял место напротив высокого, светловолосого мужчины, представившегося ему как Генри Шокол. По нескольким замечаниям Лорг понял, что Генри, как и он, оказался тут по стечению обстоятельств.

Первые ставки были невысоки. Долеми взял толстую колоду карт, составленную из семидесяти семи листов, и начал медленно тасовать. Очевидно, эта процедура доставляла ему удовольствие. Перемешав колоду, мэр небрежно кинул ее в другой конец стола, где располагались два манипулятора киберкрупье. Они ловко подхватили карты и засновали между игроками, сдавая каждому положенное количество.

Лорг откинулся в кресле. «Для начала неплохо», – решил он, перекладывая карты в руке так, чтобы составить комбинации.

– Пас, – раздался справа голос Колвера.

– Четыре взятки, – лениво сообщил Долеми. Он был похож в эти минуты на отдыхающего кота.

– Одну, – сказал Шокол, взглянув на Лорга.

– Четыре.

– Одна лишняя, – с удовольствием констатировал Криофер, делая первый ход.

Игра пошла. Лорг отдыхал, чувствуя приятную усталость. Плечо, обработанное военными хирургами, уже восстанавливало утраченную кожу и почти не беспокоило. Ему нравился Долеми с его непринужденностью и вообще вся атмосфера этого дивного сада на высоте километра над уровнем моря. Никто не тревожил расположившихся за столиком пятерых мужчин. Постепенно противники поняли манеру игры друг друга, и между ними завязался разговор. Как-то сам собой он вернулся к теме утренних событий.

– Между прочим, Криофер не обнаружил в схемах киборга никаких отклонений, – сообщил Колвер, забирая взятку. – Никаких следов дополнительного блока.

– А почему он должен быть? – спросил Лорг.

Криофер подозрительно взглянул на галакткапитана, но легкий кивок министра обороны рассеял его нерешительность.

– Дело в том, что генератор нейронных импульсов в полном порядке. Он содержит вполне заурядную программу.

– Но разве в таком случае робот мог захватить башню? – возразил Долеми. – Козыри, – прокомментировал он сделанный ход и продолжил, обращаясь больше к Тейлору: – Вы ведь утром сказали, что первичная программа безвредна, не так ли?

– Астер! – Лорг открыл комбинацию из пяти карт. – Ну и что? – спросил он, забирая взятки. – Почему вы думаете, что именно киборг запустил программу?

– А кто же?

Тейлор не торопился с ответом, сделав вид, что поглощен изучением дисплея киберкрупье, где отмечались очки играющих. Он хотел увериться, что сказанное им произведет требуемое впечатление и еще долго будет передаваться как единственное объяснение случившегося.

– Вы не ответили нам, капитан, – не выдержал Колвер. – Или информация секретна?

– Я не делаю секретов из своих умозаключений, – ответил Лорг. – На мой взгляд, кто-то пытается дискредитировать продукцию «Галактических Киберсистем» и тем самым расчистить себе рынок сбыта.

Его слова повисли в тишине.

– Как просто!.. – Колвер, не смущаясь, ударил себя ладонью по лбу. – Тейлор, вы наверняка правы. Вот почему не последовало никаких требований. Злоумышленникам нужен скандал!

– Я рад, если мои выводы помогут вам в расследовании, Серг. Тем более скандала не избежать, вы ведь смотрите галактические новости? Представители корпорации отказались прокомментировать драматические события на Дионе, – процитировал Лорг услышанную в вечернем выпуске новостей фразу.

– Так что же тогда произошло в космопорте? – потребовал объяснений Долеми.

Криофер Ланг потянулся к бокалу с берди.

– Некто, – проговорил он, – проникает в космопорт, минует охрану и входит в орудийный комплекс. Этот человек запускает боевую программу компьютера и оставляет на месте преступления тело киборга. Затем ему остается смешаться с толпой в залах и ждать развязки.

– Требует большой подготовки, но осуществимо, – вступил в разговор Генри Шокол. – И очень по-человечески, – внезапно добавил он.

– Поясните, Генри! – потребовал Долеми, состроив недовольную мину. – Что вы имеете в виду?

– Отношение людей к биороботам! – не колеблясь, ответил Шокол. – Им присвоен статус вещи, хотя они по сути живые существа!

Лорг с интересом взглянул на Генри.

– Наш друг – психоаналитик, – как бы между прочим заметил Долеми. – И, если не ошибаюсь, вы занимаетесь проблемами взаимоотношений людей и киборгов?

– Биороботов, – уточнил Генри.

– А какая разница?

– Позвольте мне, – вмешался Лорг, чувствуя, что разговор начинает обостряться.

Шокол согласно кивнул и откинулся в кресле, приготовившись слушать. Серг Колвер машинально положил карты рубашками вверх.

Тейлор задумчиво перебирал в пальцах тонкие прямоугольники. Он чувствовал исходящее от Генри эмоциональное напряжение, словно тот был заряжен током.

– История биороботов начинается с первых удачных опытов клонирования, когда генетики наконец научились выращивать из человеческих клеток отдельные ткани или органы, используя при этом определенные участки цепочки ДНК, – произнес Лорг. – У большинства первых биороботов живыми были только кожные покровы и тонкий слой мышечной ткани под ними. Это делалось с целью придания машине облика человека. Следующие поколения уже имели живые руки, и это справедливо считают одним из самых больших достижений в области робототехники. Можно представить себе ценность такого универсального манипулятора, каким является пятипалая рука человека, когда ее движениями управляет кибернетический мозг.

Лорг замолчал и, собрав карты, передвинул их киберкрупье.

– Полтора века назад, – продолжил он, – в лабораториях «Галактик Киб» был создан первый полноценный биоробот, хотя в силу инерции модельный ряд продолжал содержать в себе определение «киборг». Вы должны знать, что клон, выращенный из клетки человека, совершенно неспособен к существованию, его мозг чист, он обладает лишь набором рефлексов младенца, об интеллекте тут говорить не приходится. Однако инженеры корпорации «Галактические Киберсистемы» провели ряд удачных опытов, имплантируя в мозг клона так называемый «ГНИ» – генератор нейронных импульсов. Дешевый электронный блок, напрямую связанный с нервной системой, «оживил» клона. Эта технология удешевила производство в тысячи раз. Биоробот тем и отличается от киборга, что он не собран из отдельных частей, а «рожден» в лабораториях.

– Интересно, – Долеми взглянул на Шокола. – Вы чем-то расстроены, друг мой?

– Не обращайте внимания, – попытался уйти от ответа Генри.

– Нет, а все же? – настаивал мэр. – Вы чем-то обижены, сознайтесь!

Лорг заметил, как кривая улыбка исказила красивое лицо Генри.

– Меня давно занимает один вопрос, – сказал он, с вызовом посмотрев на собеседников. – Зачем вообще людям понадобились киборги? Я не буду использовать термин «биоробот», кибернетический организм на мой взгляд более точное определение.

– Ну это просто объяснить, – ответил ему Колвер. – Капитан Тейлор только что упомянул, что рука человека – это идеальный манипулятор, созданный самой природой!

– И всего-то? – саркастически усмехнулся Шокол. – Тогда сколько, по-вашему, киборгов занято на производстве, ну хотя бы здесь, на Дионе?

Министр безопасности не нашелся, что ответить.

– Не знаю… – наконец сознался он.

– А вы, Долеми? Вы должны знать это!

– Да, – отозвался мэр. – Я знаю, Генри. И понимаю, к чему вы клоните. Я вам отвечу – ни одного! Все киборги заняты исключительно в сфере обслуживания. Но, я думаю, это специфика Диона.

Генри вздохнул и грустно посмотрел на мэра.

– Не обольщайтесь, Крисбилт, – сказал он. – Я изучил положение на десятках планет. На производстве в основном работают кибернетические механизмы . Есть, конечно, миры, где используется труд киборгов, но это скорее исключение, чем правило… – При этих словах глаза Генри затуманились. – Теперь вам понятен смысл существования киборгов? Человекообразный слуга. Предмет роскоши!

– Ну это уж чересчур, Генри! – вспылил Криофер. – Зачем вы приписываете людям низменные побуждения? Мне действительно приятно видеть за завтраком не стальные манипуляторы, а человеческие руки.

– Хочется верить… Но не все такие, как вы. И никуда не деть из истории человечества тысячелетия работорговли.

– Докажите!

– Пожалуйста. У вашего бытового кибермеханизма замкнула цепь. Он начинает крутиться на одном месте и задевает вас по ноге. Какие вы при этом испытаете чувства?

– Да никаких! Я отправлю его в ремонт или куплю себе нового.

– Отлично. А теперь вообразите – кибернетический организм проходит мимо и бьет вас по ноге, ну хотя бы полотером.

Криофер покраснел. Он молчал, словно мучительно пытался найти оправдание выступившей на лице краске.

– Нет, Криоф, я не обвиняю вас! – воскликнул Генри. – Более того, я уверен, что вы не ударите киборга, у которого, по сути, – то же самое замыкание цепи.

– Нет… – выдавил Ланг, – но признаться, я знаю людей…

– Это не секрет. Скажу больше – они не чудовища. Так устроена психология человека. Получив удар от робота, он досадует, и не больше. А в таком же действии киборга он невольно видит злой умысел!

– Что вы хотите этим сказать?! – вклинился в их спор Колвер.

– Я хочу сказать, что люди должны нести ответственность за то, что они создают, – немного мягче ответил Генри. – Чем в конце концов плохи обычные роботы? По крайней мере в определенных ситуациях они не вызывают у людей таких мучительных ассоциаций, как киборги. Скажите, Тейлор, я прав? Ведь вы уничтожали киборгов по долгу службы. У вас не возникало чувства, что вы совершаете убийство… или казнь?

– Возможно, – сухо ответил Лорг, вставая из-за стола. Его лицо было бледнее обычного. – Извините, но мне пора, – сказал он, взглянув на часы. – Сегодня был трудный день.

Долеми понимающе кивнул и встал, чтобы проводить капитана.

Генри посмотрел на Лорга и открыл было рот, чтобы задать вопрос, но Тейлор уже вышел из-за стола и, кивнув собравшимся, зашагал в глубь ведущей к эскалаторам аллеи.

Глава 4.
Десант.

«…Во Вселенной под термином Галактика мы подразумеваем скопление звезд, связанных единым гравитационным центром. Однако с выходом человечества в космос меняется сама первооснова, и я склонен видеть в одном термине наличие двух взаимозависимых систем: Галактику материи и Галактику людей, причем вторая начинает оказывать все больше и больше воздействия на первую. Мы движемся к тому уровню знаний, который поставит нас выше природы, – познав первооснову, мы сможем менять саму ткань существования материи. Звезды предсказуемы – они подчинены законам физики, которые неизменны для данного пространства. Человек – это новый фактор во Вселенной, способный пренебречь законом, логикой и чем угодно. Фактор случайности, наделенный могуществом Бога… Или, если угодно, – Бог, живущий в детском капризе. Галактика людей уже состоялась, и я делаю вывод: пока мы не перерастем фазу космического взросления, целостность Вселенной будет во власти сил взаимного притяжения и отталкивания сообщества юных богов. Наши симпатии и антипатии, чуткость и ненависть, любовь, злоба, амбиции и страх – вот те непостоянные, что начинают вершить судьбу материи, которую мы привычно называем Галактика…»

(Неизвестный философ. Планета Эридан, XXXII век Космической Эры.)

…В рубке управления «Поллакса» остро пахло озоном – Антон Шефнер, отдавая команды на погружение в гиперсферу, бессознательно щелкал клавишей озонатора.

Лорг сделал глоток остывшего кофе. Перед ним лежал документ, полученный посредством канала гиперсферной частоты, прежде чем крейсер покинул орбиту гостеприимного Диона:

"К-3456732. Код доступа-1297 «Трай».

Особо секретно. Копия в архив Звездного Патруля.

Пользователь: Лорг Тейлор, галакткапитан.

Представленный рисунок кодовой татуировки принадлежит модели киборгов «КОРГ-1202-оп», год выпуска – 3615 по г.к. Продукция корпорации «Галактические Киберсистемы». Модель тиражирована с матрицы «КОРГ-1200». Общее количество киборгов – 25 000, из них:

20 000 – оптовая поставка на планету Флиред.

5000 – неустановленная розница.

Срок гарантийной эксплуатации модели – 15 стандартных лет с момента выпуска.

Примечание : матрица «КОРГ-1200/ 1202-оп» из информационных хранилищ корпорации не изымалась".

– Термином «неустановленная розница» можешь пренебречь, – сказал Антон, заметив, что Лорг окончил читать и, недоверчиво усмехнувшись, залпом допил кофе. – Этот киборг из партии, закупленной Флиредом, его серийный номер 4207.

– Абсурд. Я скорее поверю, что кто-то выкрал матрицу и незаконно тиражирует роботов.

Командор положил перед галакткапитаном свежую распечатку.

– Нет, это исключено, – сказал он. – Вот анализ радиоактивной метки, которая, как ты знаешь, вносится под кодовую татуировку. Периоды полураспада не поддаются фальсификации. Этому киборгу семьдесят пять лет, и, скажу тебе, он неплохо сохранился.

Лорг просмотрел результаты экспертизы.

– Вот здесь сказано: «В клетках кожной ткани обнаружены следы глубокого замораживания», – процитировал он. – Криогенная камера?

– Вероятно. Таким образом киборга могли хранить сколько угодно. Но вопрос не в том, как он сохранен, а зачем и кто это сделал? Я не вижу смысла в захвате космопорта. Ты поступил разумно, направив следствие по ложному следу, но очень скоро все поймут несостоятельность этой версии. Киборг, который в соответствии с технологией должен уйти в утиль пятьдесят лет назад, никак не может дискредитировать компанию, что бы он там ни натворил. Любой дурак поймет это, как только будут обнародованы все цифры. Я связался с руководством «Галактических Киберсистем». Они раздражены, но согласились подождать ровно пять стандартных суток. Потом они начнут защищать свою репутацию, и будет задан вопрос об истинных причинах случившегося.

Лорг хмурился, покусывая фильтр сигареты. Пару раз щелкнув зажигалкой, он посмотрел на тонкое голубое жало огонька и спросил:

– Сколько ты планируешь задействовать людей?

– Пять человек. Естественно, ты отрабатываешь наиболее вероятную версию.

– Флиред?

Антон кивнул.

– Необходимо проследить судьбу всей партии киборгов. Для чего закуплены, как использовались, когда и как утилизированы. Кто имел доступ к командным кодам управления.

– Почему бы не сделать официальный запрос от имени Совета Безопасности? – спросил Лорг. Он прикурил, и из подлокотника кресла выскочил гибкий шланг с раструбом. Сигаретный дым сизой струйкой потянулся к отверстию вентилятора.

– Нет, – покачал головой Антон. – Там нужен именно ты. – Он подошел к одной из консолей бортового компьютера. – Мы обязаны проверить Флиред, и если там вдруг удастся ухватить конец нити, то ни один дипломированный проныра не сможет действовать, как боевой офицер Патруля. Сейчас ты поймешь…

"Запрос: планета Флиред ", – выстучал он на клавиатуре.

Справа от них появилась воспроизводящая сфера стек-голографа. Серо-зеленый шар планеты повис, медленно вращаясь посреди рубки. Сквозь оптическую иллюзию проглядывали огни одного из пультов управления.

– Планета Флиред, – раздался негромкий голос. – Единственный спутник звезды Y-207. Открыт в 2600 году. Население 8000 человек. Общественный строй – демократическая республика.

Дальше шли характеристики планеты. Стереоизображение изменилось, и шар начал описывать сильно вытянутый эллипс, наглядно демонстрируя орбиту планеты.

Лорг подался вперед.

– …Планета Флиред получила свое название от жаргонного словосочетания «ФЛИ-РЕД», что в переводе с одного из древних языков означает «резкий контраст». Она совершает один оборот вокруг звезды за шесть стандартных лет, в апогее орбиты убегая от светила почти на семьсот миллионов километров. Ближняя к звезде точка орбиты характеризуется цифрой в сто миллионов…

Лорг задумался. Ему было трудно представить, как в таких условиях вообще могла существовать жизнь, ведь Флиред то остывал, уходя во мрак, то раскалялся в аду перигея, – годовая разница температур на поверхности выражалась сотнями градусов. Следуя универсальному летоисчислению, на Флиреде полтора года длилась весна, постепенно переходя в годичное лето, а затем, по мере удаления планеты от звезды, наступала затяжная осень, оканчивающаяся полным мраком и всеобщим оледенением. Затем весь цикл повторялся.

Единственный продукт экспорта планеты Флиред составлял экстракт сока местного растения диахр, которое зацветает один раз в год, непосредственно в период пика летней жары. В бутоне диахра скапливаются капельки жидкости, которые растение выделяет для опыляющих его существ, внешне напоминающих белку-летягу. Жара на Флиреде так невыносима, а период цветения слишком недолог, чтобы опыленными оказались все или хотя бы большинство цветов, и природа пошла на ухищрение – маслянистая жидкость является очень сильным стимулирующим наркотиком, и зверек впадает в транс. Животное перестает спать и питаться, стремясь вновь и вновь испытать приятное ощущение, – оно без устали опыляет диахр, но это не вредит ему – наоборот, стимулятор имеет огромное значение в энергетике всех исконных форм жизни на Флиреде.

У человека сок диахра не вызывает «привыкания», и потому он широко используется для изготовления различных лекарств.

В свое время было сделано много попыток вывезти и привить диахр на других планетах, но все они закончились провалом, и сегодня Флиред по-прежнему является единственным поставщиком экстракта на галактический рынок…

…Антон коснулся сенсора паузы и сказал:

– Согласись, многие из развитых миров не прочь наложить лапу на такую монополию… Флиред расположен на самой границе Пустых Секторов, выжженных галактической войной, и наверняка эту планету не раз пытались прибрать к рукам в смутное время послевоенной Экспансии. Скорее всего этим и объясняется, что они сторонятся любых союзов и федераций и не имеют у себя ни одной дипломатической миссии. Эмигрировать на Флиред практически невозможно. Последняя наша информация о планете относится к периоду полувековой давности – это тоже говорит о многом. Они свято берегут диахр, не доверяя никому, кроме нескольких фирм, с которыми сотрудничают уже сотни лет. У Флиреда нет собственного космического флота для охраны пространства системы, да это и не нужно – планетарная оборона там не хуже, чем у Центральных Миров. Ты знаешь такие планеты. Они прочно держатся за старое, не меняя взглядов веками. – Антон выключил стек-голограф и вернулся в кресло. – Так что действовать придется инкогнито – Флиред еще ни разу не запрашивал помощи, и считается, что у них все в порядке. К тому же они не подписывали большинства межпланетных соглашений, в том числе и об обмене информацией по требованию Совета Безопасности.

Лорг продолжал хмуриться, но теперь уже обдумывая полученное задание. Внедриться на такую планету будет не легче, чем проникнуть в орудийный комплекс порта.

– Ты сегодня не в своей тарелке, – заметил Антон.

– Да нет, все нормально, – ответил Лорг, вставая. – Сколько у меня времени на подготовку?

Командир взглянул на табло бортового хронометра:

– Двадцать часов. Я уже отдал приказ о погружении в гиперсферу.

– Тогда я пошел к Лозанову. Нужно подумать, как попасть на Флиред, не вызвав подозрений.

– Мне не нравится твой настрой. В чем дело, Лорг?

Галакткапитан остановился на пороге модуля. Он знал командира много лет, еще с той поры, когда лейтенант Шефнер делал первые вылеты на космическом истребителе под руководством старшего инструктора Тейлора. Они даже одно время делили каюту на базе Стеллара, пока судьба не развела их спецификой службы – одного в затянувшуюся молодость под колпаком криогенной камеры, другого в зрелость и естественное старение. Лорг все чаще ощущал, как неумолимо разделяют их годы. И вдруг ему захотелось высказать все, что всколыхнул в нем Шокол своим грубым вопросом.

– Знаешь, Антон, когда мы начинали, сто пятьдесят лет назад, мир был намного проще и работать в нем было легче.

– А что изменилось, Лорг?

– Тогда не было киборгов.

– В широком смысле. – Ответил ему Антон. – Ты ведь помнишь боевые машины Зороасты?

Лорг кивнул. Это было одно из тех воспоминаний, которые он предпочитал не извлекать из глубин памяти.

– Ладно. Я помню. Поговорим, когда вернусь.

* * *

Ровно через двадцать часов «Поллакс» вышел из гиперсферы в пределах орбиты Флиреда и, отстыковав странную конструкцию, тут же скрылся во вспышке обратного перехода.

Громоздкое сооружение с внушительной пробоиной в борту, попав в гравитационное поле планеты, на большой скорости прошло зону низких орбит, не предпринимая никаких маневров, и спустя четверть часа пересекло границы плотных слоев атмосферы. Его неуправляемое падение говорило о совершенной беспомощности пилота, если таковой, конечно, имелся на борту космической яхты «Золотой Фиакр», как сообщали о ней эфирные сигналы, нарушившие покой операторов на радарных станциях планеты.

Первым яхту засек экваториальный пост. Выслушав истошный призыв о помощи, оператор включил общую связь. На его губах играла презрительная усмешка. Если это штучки браконьеров, им не поздоровится, потому что системы наведения ракетных установок уже взяли пеленг и доложили готовность.

– Эй, парни, взгляните на радары! – произнес он в коммуникатор. – Клянусь диахром, пилот этой посудины обгадился со страха! Сейчас он вмажется в центральный хребет!

– Нет… – отозвался его коллега с южного полюса. – Спорим, что он перемахнет через него!

Никто из этих людей не бросился к спасательному боту, и лишь вогнутые чаши радаров неуклонно следили за падением корабля.

– А может, это штучки коргов? – предположил третий пост. В голосе оператора прозвучали нотки ненависти и страха.

– Брось. Включи передатчик. Никто из них не стал бы орать о помощи.

– Да нет, парни, это точно какой-то придурок из богатеньких, – вновь включился в разговор первый. – Делайте ставки, пока он не грохнулся. Десять против одного – он перемахнет хребет!

* * *

– SOS! SOS! SOS! – надрывались передатчики. – Яхта «Золотой Фиакр» терпит бедствие над южным полушарием вашей планеты! SOS! SOS! Передаю свои координаты!..

«Похоже, никто не думает меня спасать… – удивился Лорг. – Странные люди…» Он пристегнулся к креслу и приготовился ждать, удерживая палец на кнопке спасательной катапульты. На лобовых экранах угрожающе рос извилистый горный хребет, украшенный сверкающими проплешинами ледников. Ниже, у подножия гор, раскинулось бескрайнее море грязно-зеленой растительности, прорезанное узкими лентами дорог. Кое-где они сбегались вместе, и в таких местах виднелись обнесенные высоченными каменными заборами двух-трехэтажные дома. Растительность вокруг них отсутствовала в радиусе нескольких километров, и по немногому, что успел заметить Лорг, он понял – такая планировка здесь введена в систему. С точки зрения военного, это были зоны «стопроцентного огня» – грамотно обеспеченные сектора обстрела на подступах к любому строению.

Мысль показалась ему интересной, но обдумать ее уже не осталось времени – его «Золотой Фиакр», тщательно собранный и сбалансированный Лозановым – инженером десантных средств «Поллакса», перевалил через хребет, едва не задев брюхом одну из вершин, и устремился вниз, почти параллельно горному склону. Скрытая аппаратура слежения уже запеленговала все радарные станции этого полушария, и теперь датчики показывали, что он вошел в «мертвую» для них зону. Впереди, среди начинающегося в предгорьях лесного массива, располагалось несколько зданий, а чуть дальше, в трехстах километрах к востоку, приборы обнаружили главное поселение Флиреда.

Лорг принял позу младенца и нажал кнопку.

Дымный выхлоп спасательной катапульты швырнул его в серое небо. Над головой с треском расправился купол парашюта. Почувствовав рывок, он проводил взглядом «Золотой Фиакр», который круто накренился и, сотрясая атмосферу надсадным ревом, врезался в вершины деревьев. За десять секунд до этого из-под брюха многострадальной яхты выскользнула темная сигара десантной космической шлюпки, укомплектованной полным запасом снаряжения и собственным гиперсферным двигателем. Она вошла в жирную почву планеты, как нож в масло, зарывшись на десятиметровую глубину, и тут же на это место с математической точностью обрушились тридцать тонн стали и пластика. От удара яхта треснула, как гнилой орех, и взорвалась, разбрасывая вокруг шрапнельные осколки обшивки.

Внедрение завершено. Теперь ему оставалось лишь благополучно приземлиться, благо ветер сносил его по направлению вырубки, в центре которой возвышалось неприглядное серое строение из каменных блоков.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2