Андрей Львович Ливадный
Потерянный рай

– А вы знаете, в каких случаях присуждается полное гражданство? – вопросом на вопрос ответил он.

– В случаях, когда биомеханическая конструкция трансплантирована взамен утраченных человеком органов, – без запинки ответил Мерфи. – Но вы не будете утверждать…

– Буду… – усмехнулся Джон. Он сел, прислонившись спиной к контейнеру с грузом. – Я буду утверждать, что родился человеком, – медленно, словно взвешивая каждое слово, произнес он. – Потом со мной произошел… – он на секунду запнулся, – несчастный случай, и я превратился в оболочку, клонированную на эндоостов…

– Это невозможно!.. – попыталась протестовать Гея. – Я биолог…

– А я сам себе доказательство.

– Киборгами управляет микромашина! – в замешательстве констатировал Мерфи, внимательно следя за реакцией собеседника.

Джон забинтованными пальцами залез в нагрудный карман куртки.

– Странная штука – жизнь, – глухо произнес он. – Я думал, что все вернется на круги своя, как только я удалю вот это из своей башки. – Он разжал кулак, показав Андре микрочип. – Скольких мук стоило доказать всему миру, что, с ним или без него, я был и остаюсь человеком. – Он вновь усмехнулся, покачав головой. – Теперь я понимаю – ничего не кончилось. Я прошел сквозь ад, чтобы получить галактическое гражданство, но оно не изменило меня физически, как не повлияло и на психологию окружающих людей.

Гея почувствовала, как меняется ее отношение к этому человеку.

– За что вас преследовали? – спросила она.

– Для них я – недочеловек, – спокойно ответил Джон. – Ребята забавлялись, перебрав в кабаке…

Он устало прикрыл глаза. Перед мысленным взором, словно горький парад потерь, выстраивалась вереница планет, которые не смогли стать его новой родиной. Рано или поздно окружающие узнавали, кто он такой, и события повторялись с удручающим однообразием…

Мерфи, не отрываясь, смотрел на его лицо. За несколько месяцев ссылки он достаточно ясно усвоил, что Аллор – это действительно ПОГРАНИЧНЫЙ МИР, без всяких преувеличений. За пределами системы Горгоны царил неизведанный космос, именуемый Окраиной. Жизнь тут была трудна, опасна и лишена какого-либо удовольствия. Соответственно этим условиям сюда, как правило, попадала только одна категория людей. В основном это были безработные, добровольно или же обманом переправленные в колонию. Они прилетали с семьями или поодиночке, селились тесными группами, занимая целые барачные кварталы, умеренно пили, много и безысходно вкалывали, растили детей и проклинали власти.

Андре никогда не понимал колониальной политики. Что заставляло людей верить в красивые рекламные проспекты? Неужели стоит потратить жизнь на то, чтобы очистить кусочек сельвы от разной дряни? Покорение враждебных биосфер представлялось ему некой изощренной разновидностью геноцида. Целые поколения день за днем сжигали себя в изнурительной борьбе с порождением чуждых эволюций, постепенно видоизменяясь вместе с природой колонизируемых планет и зачастую теряя в процессе такой ассимиляции человеческие черты. С точки зрения Мерфи, проще и честнее было бы сбросить парочку стерилизующих бомб…

Хотя он готов был поклясться, что счет Джона к человеческому бездушию не ограничивался одним Аллором…

Он подошел к нему и протянул удостоверение личности.

– Инцидент исчерпан, – сухо произнес Мерфи, чувствуя себя не совсем удобно. – Вы намерены обратиться в полицию?

– Нет… – покачал головой Джон, подобрав куртку.

Повернувшись, он сделал несколько шагов в направлении выхода, но, поравнявшись с девушкой, которая еще не пришла в себя и стояла у контейнера, нервно теребя в руках электронный планшет, остановился.

– Спасибо… – произнес он.

Джон хотел добавить еще что-то, но не стал. Перекинув куртку через плечо, он вышел.

* * *

Спустя два часа Гея Силборг вошла в кабинку мобильной связи, расположенной на первом ярусе космопорта.

Связь с орбитой установилась в течение нескольких секунд. Изображения не было.

– Капитан?

– Да, Силборг, борт на связи.

– Я закончила прием грузов по описи. – Гея прижала трубку мобильника к уху, доставая сигарету. – Старт челнока в полдень.

– Отлично… – несмотря на похвалу, в голосе капитана слышалось раздражение. – Что еще?

Гея прикурила, искоса поглядывая на маячившего у выхода охранника в черной униформе. Сквозь стеклянные двери была видна бетонная пустыня стартопосадочных полей.

– Вы нашли первого пилота? – осведомилась она.

– Нет… – буркнул капитан. – В этой чертовой дыре, похоже, не сыщешь водителя для ассенизационной колымаги, не то что пилота с гиперсферным стажем… Никто не хочет ложиться в криогенную камеру.

– У меня есть одна кандидатура… – произнеса Гея, удивляясь сама себе. Что ей за дело до судьбы какого-то киборга?..

«Проклятый день… – подумала она, вполуха слушая капитана. – Как начнется вверх тормашками, так и пойдет…»

– Хорошо, я поняла. Попробую с ним переговорить. – Гея погасила сигарету, одной рукой листая толстый справочник в поисках раздела на букву «М». – Только предупреждаю, он не совсем…

– Да пошло все… – перебил ее капитан. – Мне плевать, кто он такой. Если у него есть опыт полетов в гиперсфере и хоть одна планетарная посадка, то, считай, тебе повезло. Иначе будешь делать все одна… Я не могу больше торчать на орбите!

– Хорошо, я попробую, – повторила она, остановив палец напротив фамилии Митчел.

* * *

В маленькой двухкомнатной квартире царил полумрак. Джон сидел в глубоком кресле, не зажигая света, и смотрел, как на экране его персонального компьютера две пространственные фигуры исполняют грациозные па геометрического вальса…

За его спиной была смерть…

Лазерный модулятор щелкнул, сглотнув кристалл с записью, и комната наполнилась звуками капиллярного органа. Джоун Сейш. «Братья по оружию»…

Джон сцепил пальцы и подпер ими подбородок.

Нужно было что-то делать, чтобы выйти из состояния внутреннего дискомфорта. Тревожные звуки органа били по встрепанным нервам.

Протяжно зазвонил интерком, но Джон не шелохнулся. Он не хотел никого видеть, тем более что до работы оставался всего лишь час… Он невольно представил тесную, пропахшую потом и дизельным маслом кабину почвоукладчика, ухмылку вечно поддатого напарника, и в душе вдруг все вскипело.

Он совершил ошибку, пытаясь бежать от самого себя, и вот вереница планет внезапно окончилась… За пределами Аллора больше не было человеческих поселений.

Протянув руку, он отжал клавишу связи. На миниатюрном экране возникло лицо той девушки, что стала невольной участницей недавних событий.

– Доброе утро, Джон… – неуверенно произнеса она.

Джон вежливо кивнул и ответил, пытаясь предугадать, что ей вдруг понадобилось от него:

– Доброе… Чем могу помочь?

Она уловила сарказм и недоверие, прозвучавшие в его голосе, и нахмурилась. Толком не зная этого человека, она, тем не менее, могла предположить, какого рода патологический интерес испытывали женщины к Джону Митчелу…

– У меня к вам предложение, Джон, – произнесла Гея. – Дальний Поиск, около двадцати лет криогенного сна. Вакансия первого пилота.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 14 >>