Артем Тихомиров
Свиньи во тьме

Я протянул руку.

– Дай посмотреть. Дай. Мне лично колдовские штучки не нужны, но я должен знать…

Кот отдал, с большой неохотой.

Чаромер этот был и правда занятной штуковиной. Он помещался у кота на ладони, а на моей занимал лишь половину. Немногим больше золотого пистоля. Я поднес чаромер ближе к глазам.

У него было два вращающихся круга, один в другом, вдобавок, вращалась сама полусфера, которую эти круги опоясывали. И везде значки, много-много разных. Даже на ребре диска.

Насколько я понял, что-то здесь было от компаса – недаром у меня возникла эта ассоциация, когда я увидел чаромер у кота в первый раз. Надо было крутить и совмещать друг с другом части прибора.

По моим прикидками, значков на чаромере было не меньше двух сотен, и ни один не повторялся. Чаромер изготовили из серебра. Работа дорогая, тонкая, точная. На тыльной стороне прибора красовалась выгравированная эмблема: странное существо обвивало себя длинными щупальцами. И надпись по кругу. Таких рун я еще не видел. Ничем они не напоминали привычные, свинские или всеобщие.

Колдовство, одним словом. Уверен, в здешних краях никто ничего подобного не видел.

Повертев чаромер в пальцах, я не осмелился вращать его части и вернул коту.

– Надо было изъять и показать Свину, – сказал Грязнуля.

– Не надо, – ответил я. – Черный ничего не понимает в магии…

Кот завернул чаромер в тряпицу и спрятал.

– И ты умеешь им пользоваться? – спросил я.

– Умею.

– Ты сказал, что все произошло не так, как ты хотел.

– Ну да… Это не так и важно. Просто в спешке можно перепутать что-либо или забыть…

– Хочешь сказать, у тебя уже бывали проколы с магией?

Кот мялся.

– Чаромер – сложный прибор, тут необходимо много тренироваться.

– И ты тренируешься?

– Конечно. – Кот выдержал мой взгляд. Хотя это ничего не значило. Когда надо, котяра соврет – недорого возьмет.

– А принцип действия чаромера своего не объяснишь? – спросил Пегий.

– Не объясню, – отозвался Барс. – Этому надо учиться. Вы знакомы с основами чароведения?

– А по-моему, он просто его откуда-нибудь стащил, – сказал Грязнуля.

– Я? – Барс возмутился, но возмущение это было какое-то ненастоящее. Я поскреб в затылке. Странно, но этот кот мне нравился. Может, потому, что он такой: увертливый, хитрый, себе на уме. Доверять ему, может, и не стоило на все сто, а вот использовать было бы неплохо…

– Помнится, бык показывал мне ремень кошеля, почти что отрезанный. Тебя поймали с поличным, – сказал я. – Еще ты перешел им дорогу, но меня их суеверия не волнуют. Скажи, для чего ты резал у него кошелек?

– Где кошелек, там и чаромер, – вставил Грязнуля.

– Нет! – фыркнул Барс. – Это другое. Мне нужны были деньги.

– Ты приехал в Похлебку без денег?

– С деньгами. Но… потратился.

– Что, в притоне все ссадил? – ухмыльнулся Отрыжка.

– Нет. Цены у вас тут. Все только и норовят обчистить простака, который ни разу здесь не бывал, – проворчал Барс. – Сначала хозяин таверны заломил цену за комнату, потом кролик из «Пегги Сью» вытянул три пистоля серебром. Потом еще пришлось платить…

– Кому именно и за что? – спросил я.

– А вы сами не знаете?

– Я хочу проверить, – улыбнулся я.

– Собирал информацию о Бригаде. Мне же надо было знать, с кем придется провести некоторое время. До того, как я услышал о вас в Пророчестве, я об этом подразделении не знал…

– Псих, – сказал Пегий.

– Я спрашивал там и сям, везде приходилось выкладывать монету. Так деньги и кончились.

Я рассмеялся.

– Надули тебя, пройдоха.

– Потом ваши ребята выследили меня. Ну и спасли от быков… Глупость, конечно, сделал. Но выхода другого не было. Наколдовать денег не сумел – думал, срежу кошель…

– Так-так-так, – протянул Грязнуля, – это что там насчет наколдовать?

Кот прокашлялся. Понял, что сболтнул лишнего.

– Я знаю, как приманивать потерянные деньги и кошельки. Есть такое заклинание, вычитал в одной старой-старой книге.

Мои свины превратились в слух.

– В общем, кто-то постоянно теряет деньги, ни для кого это не секрет. Там сантим, тут сантим, а где-то и кошелек с золотом. Это удача, если удается его отыскать. Так вот – задача волшебника притянуть их к себе из… ну, из пространства. То, что кто-то потерял в радиусе, скажем, пятисот шагов, прилетает к тебе. Дешево и сердито. Радиус можно увеличить, но для этого надо прицеплять к заклинанию дополнительные части. Лучше всего использовать этот способ в большом городе. Больше вероятность что-нибудь найти. – Кот важничал, заполучив такую аудиторию. Вероятно, ему казалось, что он читает лекцию в какой-нибудь школе чародеев. – Всегда, почти всегда находится хотя бы горстка мелочишки. Особенно там, где идет торговля. Рынок, например. И деньги-то вроде ничьи – что упало, то пропало! И не воруешь…

– Но… – сказал я.

– Но бывают и оказии, – вздохнул Барс. – Бывает, что нигде поблизости потерянных денег нет. Нет – и хоть умри. – Кот поглядел на свинов, сидевших с видом очумелых деревенских дурачков. – А деньги мне были нужны до зарезу. Вот и пришлось пойти на дело.

Мы захохотали все разом. История на сто пистолей – не меньше! Лично я не слышал ничего более дурацкого. Кот переводил взгляд с одного свина на другого.

– Не верите? Почему?

Мы смогли говорить лишь спустя несколько минут. Барс напоминал нахохлившегося воробья. Сегодняшняя ночь для его самолюбия выдалась тяжелой.

– Ладно, не дуйся, – сказал я ему. – Просто. Ты бы видел себя… ну и в купе с тем, что ты рассказал… – Я утер слезы. – Пойми, как мы можем этому поверить? Ну, допустим, ты чародей, а не какой-нибудь заурядный прощелыга-тунеядец. Но все, что ты делаешь, очень напоминает чародея-недочку. И неудачника. Ты даже жертву для своего гоп-стопа выбрал неудачно – мягко говоря. Из такого большого количества приезжих, ты умудрился протянуть лапу к кошелю быка-паромщика. Сам посуди, что было бы с тобой, если бы не мы!..

Кот сник. Да, я вывернул его наизнанку. Передо мной был просто самонадеянный котенок, жаждущий славы и богатства. Я не осуждал его за подобные стремления. Многие свины, например, только для того и приходят в Бригаду.

– Но я ведь вам помог, – сказал Пышехвост.

Я почесал голову под повязкой, вспоминая, как приложился балдой о стену «Пегги Сью»

– Ты прав, бродяга. Я и мои парни обязаны тебе жизнью, – сказал я. – Это дает нам право умолчать о твоем «подвиге». Попытка срезать кошель – не такое тяжкое преступление. Тем более что быки всем скопом попали под следствие.

– Вы так и не нашли убийцу вашего сержанта?

– Нет. Но найдем.

– Я могу помочь.

– Как?

– Забыли? Я чародей. У меня есть в запасе куча трюков. – Зеленые глазищи кота горели словно маленькие солнца. – Может быть, кошельки я срезать и не умею, зато…

– Верно, Вонючка, – сказал Отрыжка, – этот хмырь может нам пригодиться…

– Я могу участвовать при допросах, – подал идею Барс. – И определить, говорит преступник правду или нет.

– Хм. Это мы проверим.

– Покажи нам свой фокус с кошельками, – попросил Пегий.

– Эй, вот только не надо этого! – рявкнул я.

– Да мы только попробуем. – Пегий перемигнулся с Отрыжкой.

Я уже знал, что они задумали. Получать что-то нахаляву – мечта любого солдата. Не успел я возразить, как Пегий выскочил за дверь, и вернулся через несколько мгновений.

– Считай, Барсик, что я посеял свой кошелек. Верни его, – сказал он.

Мне оставалось только ждать. Кот покочевряжился, но лишь для вида. Кажется, он готов на все, лишь заиметь хоть какие-нибудь шансы попасть в Бригаду. Даже «Барсика» пропустил мимо ушей.

Мы не увидели ничего впечатляющего. Пышехвост не стал пользоваться чаромером. Он просто поднял обе лапы в воздух, словно ждал, что в них что-нибудь упадет, и принялся бормотать. Я слышал, что чародеи все такие: дай им только шанс всласть набормотаться.

Откуда взялся кошелек, и как спикировал в лапу Барса, я не заметил.

Пегий выдал отличную свинскую тираду, состоящую из свинских ругательств первого сорта. Трюк и вправду был хорош. Кот передал Пегому его деньги. Свин пересчитал их и расплылся в улыбке.

– Слушай, дружок, а не можешь ли ты таким же волшебным образом вынимать кошельки из карманов разных ротозеев? – спросил он.

– Пегий! – одернул я его. – Я предупреждаю!

– Не могу, – сказал Барс. – Иначе бы я не стал резать кошель у того быка.

И на том спасибо, подумалось мне.

В дверь брякнули, после чего в комнатке возник ординарец Черного Свина.

– Вонючка, – сказал Храп. – Сам тебя требует! Срочно!

– А зачем?

– Кто-то из быков вызвался давать показания.

Храп исчез, исключив возможность задать ему дополнительные вопросы. Придется идти. Ох уж эти тугодумы рогатые, не могли подождать до утра!

Глава 6
Добро пожаловать в Свинскую Бригаду!

Барс увязался за мной, несмотря на то, что я запретил ему. Не хотелось прямо сейчас показывать его Свину. Но Пышехвост ускользнул из казармы и побежал следом.

– Надо же как-то определять, врут они или нет, – сказал кот, сходу взяв быка, что называется, за рога. – Я обещал помочь.

Топающий рядом Грязнуля засмеялся. Пегого и Отрыжку я оставил в казарме заниматься сбором информации.

– Представляю реакцию Свина! Как мы его будем представлять, сержант? – спросил Грязнуля.

– Черный знает о нем. Значит – подозреваемый! Запомни, котяра, тебе придется отвечать на вопросы!..

– Не дурак!

Мы шли по ночной Похлебке. До нас долетали дым отдаленные голоса и бряцанье оружия. Судя по всему, наши проводили какие-то маневры.

– Возьмете меня в Бригаду? – спросил Пышехвост через сто шагов.

– Вряд ли.

– Почему?

– Ты кот, – ответил я.

– Ты, поди, еще и награду получить хочешь, бродяга? – прохрюкал Грязнуля, почесывая брюхо.

– Я не страдаю избытком благородства. Оно во мне ровно в таком размере, в каком требуется, – ответил Барс. – Я уже объяснил, для чего мне Бригада.

– Объяснил, – поддакнул я, – но мы еще не выяснили, для чего ты нам.

– Ой-ой! Тогда я вам кое-что скажу. Без магии моей вы пропадете! Волчью армию вторжения поддерживают волшебники! В коалиции, куда вы вступите, тоже будут маги, но у Бригады должен быть свой!

– Все вопросы вступления решает Черный. Он утверждает списки кандидатов и сам беседует с ними, – сказал я. – За две недели мы приняли не больше полудюжины свинов, хотя в Кретинской кампании потеряли три десятка бойцов! Отбор, братец!

– А вот меня возьмут!

– Это почему?

– Потому что я не свин, а один-единственный кот!

– Ты нас уже достал, дружище, – заметил Грязнуля.

– Это еще что… Вот когда мы с вами перейдем Разливнуин…

Я развернулся, схватил его за капюшон бордового плаща и встряхнул, чтобы вернуть в реальный мир.

– Послушай и намотай себе на ус, дружок! Мы не идем на восток! Никакой войны нет! Форсировать реку мы не будем без крайней на то необходимости. Никаких дел с баранами и овцами у нас на сегодняшний день нет! Усек?! – Кот кивнул, сжавшись, уши прилипли к черепу. – Так что не мечтай о славе и богатстве – это не про тебя! – Снова кивок головы. – Но даже если так, стать бойцом Бригады тебе не светит! Это только для свиней! Традиция такова!

Я отпустил Барса, тот взмахнул пару раз хвостом. Мы с Грязнулей пошли дальше, но кот не думал отставать от нас.

– Традиции, между прочим, должны приносить пользу! – заметил Барс. – Зачем соблюдать те, которые мешают идти вперед?

– Не тебе судить, мешают или нет, – сказал я. – Не мы традиции устанавливали, не нам и разрушать.

Вот же гаденыш, подумал я, вовлек меня в идиотскую дискуссию!.. Я злился, но, с другой стороны, котяра мне все больше нравился. Что-то в нем есть. Может быть, то, что нагл он и самоуверен, как свин! Мммдаа…

– Почему не мне судить? Одного того, что я узнал за неделю в Похлебке, хватило бы на большую критическую монографию, – сказал Барс.

– Вонючка, зачем Боги наделили разумом и котов тоже? – спросил меня Грязнуля. Вообще-то, раньше штатным болтуном считался он. Теперь мы оба были в ужасе от перспективы, что Пышехвост, он же благородный паладин некой кошечки (наверняка белокурой и с голубыми глазками) будет трещать круглые сутки у нас под ухом… Нет, только не это! Такая мысль способна испортить аппетит и сон.

– Ну были бы они совсем Неразумными! Было бы легче на свете жить, – довершил свою мысль Грязнуля.

– Кошкофоб! – фыркнул Барс и отпрыгнул на всякий случай в сторону. Грязнуля не отреагировал на оскорбление. Фобии в нашем мире процветают. Волки – свинофобы, свиньи – волкофобы, кошки – мышефобы и собакофобы и так далее… Так уж все устроено. Диалектика. Единство (не от слова есть) и борьба противоположностей, однако.

Кто думает, что сможет сломать существующий порядок, тот ненормальный. Вот мы, свины из Бригады, не пытаемся изменить мир, мы воюем, потому что это наше дело, и защищаем наш вид при каждом удобном случае.

Мне уже осточертела эта философская чехарда, и я сказал Грязнуле и Барсу, затеявшим словесную свару, чтобы они заткнулись.

– Предрассудки правят вашими умами, – сказал Пышехвост.

– Точно, – ответил я, – предрассудок. То есть инстинкт. Если ты ученый кот, то должен знать, что это такое! А рассусоливать попусту только из-за того, что тебе взбрело в голову попасть в Бригаду, я тебе не позволю. Заткнись! И запомни! Свин ничего не знает о нашем разговоре – ты всего лишь находящийся под подозрением кот, которого я хочу использовать в расследовании. Все твои девять жизней висят на тоненьком волоске! Если сделаешь все как положено, получишь награду, а если нет – пинком под зад. И пинок этот будет в лучших кошкофобских традициях, а также дуракофобских и тупицефобских! Понял?

Кот понял. Кажется, сообразил, что я не шучу. Остаток пути мы провели в молчании. И то хорошо. Встретили пару наших пикетов. Второй поблизости от «Высшей сферы». Свины рассказали нам, что Свин зол как тысяча бешеных шершней.

– А в чем дело? – спросил я сержанта.

– Новости нехорошие с востока, – был ответ.

Мы с Грязнулей переглянулись. Котяра куда-то ушмыгнул.

– А какие новости? – уточнил я.

– Понятия не имею, – ответил сержант и зевнул. – Мне наплевать. Спать охота. Но парни говорят, что скоро уходим…

– С чего это они так решили? – спросил Грязнуля.

– Пес их разберет… От безделья языками чешут.

Барс Пышехвост вырос точно из самой брусчатки под ногами. Сержант и два часовых посмотрели на него так, словно котов раньше они видели только в книжках. Барс храбро глянул на свинов. Не стушевался.

– Это Пышехвост, именуемый Барсом, – сказал я. – Добровольный помощник. Маг и чародей.

Кот поклонился.

– Все дело Чмока распутываешь? – спросил меня сержант. – Ну-ну. – Он покосился на Барса. – А этот что, вынюхивает след? Да лучше бы пса пригласить – те в этом больше понимают!

Кот хотел выдать какую-то тираду, но я сгреб его в охапку.

– Нас вызывает Черный. Пока!

Грязнуля захихикал. Мы пробежали по двору и заскочили в таверну. Я отпустил кота и зашипел на него во всю силу свинских легких.

– Не смей рот разевать без моего разрешения! Твой номер шестнадцатый и помалкивай в трубочку! Если будешь болтать языком перед Свином, придушу собственными руками! Если он не сделает это первым!

– Понял, Вонючка! Все! Серьезно! Может, хватит мурыжить меня словно я кукла?.. – Что-то попало ему в нос, и Барс чихнул.

– Давай его придушим втихаря, – предложил Грязнуля. – И где-нибудь закопаем. Вряд ли его кто-нибудь хватится. В чаромер продадим за тысячу пистолей золотом.

Барс опять обозвал его нехорошими словами.

Мысль о «придушить» отличная, но думать об этом нужно было раньше. Нам оставалось только подняться в комнату Черного Свина. У дверей ждал Храп. За стеной грохотало и бухало. Так бывает, когда бригадир ходит из угла в угол и размахивает кулаками.

– Входите! Только… – Храп поглядел на кота.

– Этот со мной. Чародей.

– А-а…

– Грязнуля останется здесь, – сказал Храп. Грязнуля не возражал.

Мы с Пышехвостом открыли дверь и ступили в комнату Черного Свина. С таким же трепетом и пиитическим ужасом, как древний герой Чернорыл ступал в пещеру огненного пса Блохогрыза, стерегшего сокровища Бородавочников.

Надо отдать должное смелости Барса. Может быть, он не зря прилепил себе это прозвище взамен Кысюна. Черный Свин обрушил на нас свой неистовый кабаний гнев, но мы устояли. Я благодаря тому, что мне не привыкать, а кот благодаря изрядному запасу авантюризма и желанию добиться своего. Я видел лосей, оленей и слонов, которые не выдерживали напора Черного Свина и начинали жалобно блеять, точно овечки. И хотя коленки Пышехвоста подрагивали, он не пытался спрятаться за меня или убежать. Таким образом, зеленоглазый доходяга заработал себе еще несколько очков.

Успокоившись и закончив изрыгать космические проклятья, Свин посмотрел на кота.

– Кто это?

Я объяснил.

– Так-так. И что думаешь, Вонючка? Он не шпион?

– Нет.

– И не связан с заговором?

– Не связан. Позволю себе заметить, что здесь работает некто куда более хитрый и могущественный, чем подозреваемый, – сказал я.

С моей стороны это была провокация, прямой удар по самолюбию Барса, но кот промолчал. Он вел свою игру, конечной целью которой было его принятие в Бригаду.

Черный Свин поостыл.

– Чародей, значит?

– Думаю, он нам пригодится. Хочу проверить, правда ли он владеет теми фокусами, о которых говорит. Собираюсь взять его на допрос быков.

Свин кивнул, развалившись на стуле. На свету появилась огромная трубка, куда входило полфунта табака. Черный задымил.

– Мы поговорили с Морковкиным. Князь недоволен происходящим. Кто бы не добивался нестабильности, у него получилось раскачать нашу общую лодку. Кролики просят меня убрать патрули и пикеты, – сказал бригадир. – Это, дескать, создает Похлебке нелицеприятный имидж. Ишь, какие слова знают! Я пойду им навстречу. – Взгляд Свина приклеился к Барсу. Кот стоял не шелохнувшись. Мне показалось, его черная шерсть приобрела серый оттенок. – Теперь насчет расследования… Кажется, быки хотят в чем-то признаться. Твоя задача, Вонючка, вытянуть из них все, что возможно. Пусть наш хвостатый друг работает на всю катушку… Его ждет хорошая награда. Друг это понимает? – спросил Свин.

– Так точно, – ответил Барс. – Для меня это большая честь, мессир!

Черный приподнял бровь, расплываясь в усмешке.

– Не сомневаюсь. Имей в виду, чужестранец… И ты, Вонючка. Мне пришлось заплатить Шмыгину за все причиненные неудобства, а также возместить ему убытки, которые он понес в результате побоища. Оплата произведена из бригадной казны. Триста серебряных пистолей. Поэтому будет более, чем справедливо, что господин Пышехвост, учитывая его магические таланты, отработает нам все расходы…

Я проглотил слюну.

– И будет пребывать в Бригаде до тех пор, пока долг не аннулируется, – добавил Черный. – Или пока я не скажу, что хватит! Частично долг будет возмещен из имущества паромщиков, которое мы сегодня конфисковали, но двести пистолей все равно остаются.

До меня донеслась волна кошачьего злорадства. Ему хотелось запрыгать на месте, а может, и встать на голову. Гаденыш выиграл! Подумать только! Невероятное везение для такой паршивой твари! Или это все чары? Пророчество? По сути, ничего конкретного Барс нам не рассказал.

Я покосился на Пышехвоста. Глаза того превратились в щелки. Я почувствовал себя мышью, загнанной в угол.

– Ну и, конечно, Барс будет участвовать в раскрытии заговора – чтобы реабилитировать свое честное имя, – добавил Свин. – Он поступает в твое распоряжение, Вонючка. Можешь считать его членом твоего взвода. Тебе видней.

Искушение поведать Свину весь наш разговор о Пророчестве и войне, которой нет, было огромным. Я бы сделал это, если бы кот не промяукал:

– Я оправдаю ваше доверие, мессир!

Проклятый подхалим. Черный расхохотался.

– Можете приниматься за работу. На все про все вам неделя. Потом мы выступаем.

– Куда же двинется Бригада?

– На восток. Есть новое дело. Совещание всего командного состава я назначу позднее.

Неужели контракт уже подписан? Но с кем? Проклятье! Выходит, кошачьи бредни правда! Что же дальше?

Я подумал, что недооценил Пышехвоста. Этот чародей-недоучка не так прост.

– Свободны. – Свин выдул столько дыма, что его облако походило на грозовую тучу.

Взмыленный и раздраженный, я выскочил из комнаты. Мне хотелось оттаскать поганца за хвост. Барс, довольнешенький, привалился к стене и скрестил руки на груди.

– Ну, сержант Вонючка, что скажешь?

– Пойдем. – Я потащил кота вниз, хотя он и брыкался изо всех сил. Храп поглядел на вслед с кривой усмешкой. Так же смотрели на эту сцену сержанты и лейтенанты, собравшиеся внизу. Сам хозяин «Высшей сферы» обслуживал их. До него донеслись слухи о погроме в «Пегги Сью», и бедняга-барсук решил, что с его заведением может произойти то же самое.

Свины заказывали еду и питье и обсуждали последние события. Под их хохот и улюлюканье я вытащил Барса во двор и посадил на бочку под горящим фонарем.

– Может, хватит таскать меня словно я котенок безмозглый?! – зашипел Пышехвост. – Я ведь могу превратить тебя в крысу… Ты мне плащ порвал!

– Чего?

– Плащ! В крысу превращу! В самое мерзкое создание на свете! – Кот был обижен.

– В общем, так! То, что Свин поручил тебя мне, еще ни о чем таком не говорит!.. – рявкнул я. – Ты не боец Бригады! И не будешь им никогда! Тебе ясно сказали, почему ты здесь и для чего. Никаких поблажек не жди. Я могу помочь тебе осуществить мечту… Знаешь, как?

– Представляю!

– Вот-вот. Напряги фантазию! Я поставлю тебя в вечный наряд. Будешь уходить с кухни только когда понадобишься. Как тебе такое?

Барсу это, конечно, не понравилось. В его мечтах о славе не было кастрюль и нечищеных сковородок, кислой капусты и брюквы в соевом соусе.

– Ты в моей власти, доходяга, поэтому не зли меня. Теперь я твой хозяин. Смекаешь, чародей?

Он смекал. Я сумел разрушить его первоначальный восторг и спустить на землю.

– Ты вел себя достойно перед Черным, мне это понравилось. Если будешь себя вести и дальше так, как положено уважающей себя твари, жизнь твоя будет хорошей. Нет – я устрою тебе кошкоцид! Помни. Пока долг не уплачен, никуда ты уйти не можешь…

Барс проглотил комок слюны. До него дошел весь ужас его положения. Я ухмыльнулся.

– Добро пожаловать на службу в Свинскую Бригаду, котик! Скоро ты осознаешь все прелести службы, к которой стремился.

<< 1 2 3 4 5 6 >>