Барбара Картленд
Нищий лорд


– Я знаю, что ты любишь свой дом, Периквин, – сказала она, – но, чтобы привести его в порядок и сделать пригодным для жизни, понадобится не одна тысяча фунтов.

– В то время как у меня нет и тысячи пенсов, – с горечью сказал лорд Корбери.

– Я знаю, – ответила Хетти. – Поэтому с твоей стороны будет ошибкой не только говорить с моим отцом, но даже намекать ему, что ты хочешь жениться на мне. Он твердо намерен подыскать мне блестящую партию. Сейчас он делает ставку на сэра Николаса Уорингема.

– Уорингем! – яростно вскричал лорд Корбери. – Неужели ты думаешь, что будешь счастлива с этим напыщенным снобом, который вот-вот лопнет от самодовольства?

– Но он очень богат, – мягко сказала Хетти.

– А у меня нет ни гроша! – воскликнул лорд Корбери. – Нищий лорд! Смешно, не правда ли?

Хетти едва заметно вздрогнула.

– Мне нужно идти, Периквин, я больше не могу задерживаться, но я постараюсь приехать завтра. Я скажу папе, что миссис Бакл еще очень слаба и я пообещала привезти ей бульону. Маме это тоже понравится, она все время твердит, что я уделяю мало внимания нищим и больным.

– В таком случае удели немного внимания мне, – потребовал лорд Корбери, обнимая ее и заглядывая в огромные голубые глаза. – Как ты красива, невероятно, неправдоподобно красива!

Он прижался губами к ее губам и, почувствовав ответный порыв, сильнее сжал ее в объятиях.

Редко кому из мужчин удавалось вызвать в ней такую бурю чувств. Большинство поклонников считали ее чересчур холодной, однако сейчас ее губы пылали, а руки обвивали шею лорда Корбери. Когда он наконец поднял голову, он увидел, что ее глаза потемнели от страсти, а дыхание участилось.

– Я люблю тебя! – воскликнул он. – Бог мой, как я люблю тебя!

Он хотел было поцеловать ее еще раз, но она остановила его:

– Нет, Периквин, мне нужно идти, уже поздно. Нам нельзя вызывать подозрения, иначе мы больше не сможем встречаться. – Она повернулась и направилась к двери. Видя, что он собирается последовать за ней, она поспешно сказала: – Не провожай меня. Я не хочу, чтобы мой грум тебя видел.

– Ты приедешь завтра? – умоляюще спросил лорд Корбери.

– Если смогу, – пообещала она. – Но к нам приезжает погостить сэр Николас, и папа рассчитывает, что я буду проводить с ним все свободное время.

– Чтоб он провалился, этот Уорингем! Почему он купается в золоте, в то время как у меня в карманах ветер свищет?

– Мне этот вопрос тоже не дает покоя, – ответила Хетти. – Уверяю тебя, будь ты богат, все было бы совсем по-другому. – Она кокетливо взглянула на него из-под длинных ресниц и добавила: – Неужели ты не можешь раздобыть хоть немного денег? Если бы у тебя было даже небольшое состояние, папа отнесся бы к тебе совсем иначе. В конце концов, твой титул – один из древнейших в королевстве!

– Такой же древний, как Прайори, – ответил лорд Корбери. – И такой же обветшалый.

В его голосе снова послышалась горечь. Хетти обернулась, подбежала к нему и, привстав на цыпочки, поцеловала в щеку, а потом быстро вернулась к двери и с грациозным прощальным жестом исчезла, оставив ему лишь воспоминание о томных голубых глазах и улыбающихся розовых губках.

Некоторое время он стоял, молча глядя на дверь, как бы надеясь, что она сейчас вернется, затем с мрачным видом подошел к окну и обвел взглядом запущенные газоны, сломанные солнечные часы, клумбы, заросшие сорняками, и покрытые мхом перила террасы.

Лорд Корбери стоял, погруженный в свои мысли, как вдруг позади него послышался какой-то звук – сначала щелчок, а потом легкий скрип. Он оглянулся и обнаружил, что часть панели около камина отодвинулась, и в образовавшемся отверстии показалось маленькое личико. Лорд Корбери увидел огромные любопытные глаза и копну темно-рыжих непослушных волос.

– Фенелла! – воскликнул он и подошел к отверстию в стене.

Увидев его, она издала возглас удивления. Он схватил ее за руку и силой втащил в комнату.

– Что ты здесь делаешь?! – с негодованием вскричал он. – Как ты смеешь прятаться в потайной комнате?! Твое поведение просто возмутительно! Мне стоило бы как следует отшлепать тебя!

Он тряс ее с такой яростью, что голова у нее болталась из стороны в сторону, но глаза ее смеялись.

– Нет, пожалуйста, Периквин! – воскликнула она. – Когда ты отшлепал меня в последний раз, мне было ужасно больно! К тому же теперь я слишком взрослая.

Он внезапно отпустил ее:

– Что значит «слишком взрослая»?

– Мне уже восемнадцать. Неужели ты забыл?

– Бог мой, этого не может быть! – изумленно воскликнул он. – Когда я уезжал отсюда, ты была совсем ребенком!

– Чепуха! – возразила она. – Мне было почти пятнадцать, просто я выглядела моложе. А теперь я – взрослая молодая леди.

– Ну, допустим, ведешь ты себя совсем не как леди! – ответил он.

Не было ничего удивительного в том, что лорд Корбери удивился, узнав, сколько ей лет. Невысокая – она едва доходила ему до плеча – она действительно выглядела младше своих восемнадцати лет.

Простенькое ситцевое платьице, из которого Фенелла давно выросла и которое плотно облегало ее фигуру, подчеркивая округлившуюся грудь, от частой стирки почти утратило свой первоначальный цвет, но тем не менее не могло скрыть совершенства ее форм. Солнечные лучи, проникавшие в комнату, зажгли в ее волосах крохотные язычки пламени.

Однако самой примечательной чертой в ее внешности были глаза. Зеленые, как вода в темных прудах, скрывающихся в глубине леса, и чистые, как ручейки, искрящиеся и сверкающие в лучах солнца, проникающего сквозь ветви деревьев, они казались огромными на ее изящном личике.

В Фенелле не было той классической красоты, которой отличалась Хетти, но какая-то неуловимая прелесть делала ее совершенно неотразимой. Уголки губ были слегка приподняты, а в глазах прятались смешинки. Кожа исключительно белая, и лишь крохотный, слегка вздернутый носик усеян веснушками.

– Восемнадцать! – воскликнул лорд Корбери. – И до сих пор не научилась себя вести! Потрудись объяснить, какого черта ты пряталась в тайнике и подслушивала наш разговор.

– Который был очень поучителен, – заметила Фенелла, бросив на него лукавый взгляд.

Он протянул руку, как бы намереваясь снова схватить ее за плечо и потрясти как следует, но она ловко увернулась.

– Я ничего не могла поделать, Периквин, честное слово! – попыталась объяснить она. – Я услышала, как вы вошли, и мне оставалось только спрятаться в потайной комнате, поскольку я подозревала, что Хетти вряд ли обрадуется, застав меня здесь.

– С чего ты это взяла? – поинтересовался лорд Корбери.

– Хетти не очень-то жалует представительниц своего пола, – ответила Фенелла, – особенно когда они мешают романтическому свиданию с очаровательным поклонником.

При этих словах она внимательно посмотрела на лорда Корбери, отметив искусно повязанный белоснежный галстук, отлично скроенный сюртук и узкие желтые панталоны.

– Как ты элегантно выглядишь, Периквин! Ты и в мундире казался мне совершенно неотразимым, но теперь ты настоящий Адонис!

– Хотел бы я снова оказаться в армии, – огрызнулся лорд Корбери. – По крайней мере меня не так мучило бы отсутствие денег.

– Я знала, что ты расстроишься, когда узнаешь о том, что происходит у тебя в имении, – сочувственно сказала Фенелла, примостившись на краешке дивана.

– Почему никто не поставил меня в известность? – спросил лорд Корбери.

– Я собиралась написать тебе, – ответила Фенелла, – но что бы это дало? Ты был во Франции, и, даже если бы мое письмо дошло до тебя, в чем я сомневаюсь, все равно ты не смог бы ничего сделать до своего возвращения.

– А что, по-твоему, я могу сделать сейчас? – раздраженно спросил лорд Корбери. – Позавчера в Лондоне ко мне заявился Свейер и сообщил, что я не могу сдать землю в аренду, пока не отремонтирую коттеджи, но я не в состоянии это сделать, потому что у меня нет денег! Как так могло случиться?
<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>