Барбара Картленд
Нищий лорд


– Если бы речь шла только о Саймоне! – обреченно произнесла Фенелла.

– Кто еще? – спросил лорд Корбери.

– Помнишь миссис Джарвис, которая держала гостиницу «Лесной охотник»?

– Я хорошо помню Джарвиса, – ответил лорд Корбери.

– Он умер пять лет тому назад, и миссис Джарвис продолжала вести дело. Ее сын Джо помогал ей, пока его не забрали на войну. Оставшись одна, она тем не менее неплохо справлялась и откладывала каждое пенни, чтобы Джо, когда вернется, мог занять место своего отца.

– И что же произошло? – спросил лорд Корбери.

– Позапрошлой зимой миссис Джарвис заболела. Стояли ужасные холода, а она, должно быть, экономила на угле, чтобы скопить побольше денег. Как бы там ни было, она заболела воспалением легких. Когда она умирала, ее навестил Исаак Голдштейн.

– А ему-то что там понадобилось? – удивился лорд Корбери.

– Он будто бы был женат на ее сестре. Посылала ли миссис Джарвис за ним или он случайно оказался там, не знаю. Но, так или иначе, она отдала ему все деньги на хранение с тем, чтобы он передал их Джо, когда тот вернется с войны. Она также поручила ему приглядывать за гостиницей, а если придется ее продать, то сохранить вырученные деньги для Джо.

– Продолжай, – коротко бросил лорд Корбери.

– Миссис Джарвис умерла, а когда вернулся Джо и ему рассказали обо всем, Исаак Голдштейн заявил, что мать Джо ничего ему не оставила.

– Невероятно! – воскликнул лорд Корбери. – Как ему удалось выйти сухим из воды?

– Очевидно, он попросту предложил Джо попробовать доказать, что его мать отдавала ему какие-либо деньги или завещала сыну всю сумму, вырученную от продажи гостиницы.

– Так он ее все-таки продал?

– Через неделю после того, как умерла миссис Джарвис, и если верить слухам, взял за нее хорошие деньги. Гостиница процветала, и Джо полагает, что вместе со сбережениями это составило больше тысячи фунтов, из которых он не получил ни пенни.

– Впервые в жизни слышу о таком возмутительном мошенничестве! – воскликнул лорд Корбери. – Хотел бы я сказать этому Голдштейну, что я о нем думаю!

– Многие пытались, да только напрасно, – сказала Фенелла. – Ему на всех наплевать, он богат и скуп до чрезвычайности. Я сама видела, как он… – Внезапно она остановилась, и глаза ее загорелись. – Послушай, Периквин! У меня есть идея!

– Какая? – поинтересовался он.

– Я придумала, как вернуть деньги Саймону Баклу и Джо Джарвису, а возможно, поправить и твои дела!

– О чем ты говоришь? – спросил лорд Корбери. Фенелла вскочила с дивана и замерла, сжав руки и глядя в одну точку, как бы пытаясь сосредоточиться.

– Я знаю, где Исаак Голдштейн прячет свои деньги, – объявила она. – Я видела, как, возвращаясь из одной поездки на побережье, он вытаскивал из своей повозки множество мешочков, относил их в дом и прятал под половицей.

– Как тебе удалось подглядеть за ним? – поразился лорд Корбери.

Фенелла глубоко вздохнула.

– Я говорила тебе, что он отвратительный тип. У него есть два свирепых пса, которых он оставляет охранять дом, когда уезжает. Но он их очень плохо кормит. Надо полагать, он думает, что голодными они будут еще злее. Он и так держит их впроголодь, а уж когда уезжает, то и вовсе оставляет на три-четыре дня без еды, а иногда даже без воды.

– Вот негодяй! А ты-то здесь при чем?

– Я их подкармливаю.

– Подкармливаешь? – Лорд Корбери не верил своим ушам.

– Сначала я кидала им еду через забор, – объяснила Фенелла. – Теперь, едва они меня увидят, так сразу начинают вилять хвостами, и я могу делать с ними что хочу. Разумеется, Исаак Голдштейн этого не знает.

– Ты уверена, что они не бросятся на тебя в один прекрасный момент? – спросил лорд Корбери.

– Да они теперь готовы защищать меня от кого угодно! – улыбнулась Фенелла. – Неужели ты не видишь, Периквин, как это все упрощает? Мы заберем у Голдштейна деньги, заработанные нечестным путем, отдадим Джарвису и Саймону то, что им причитается, и, может быть, у нас даже что-нибудь останется на ремонт коттеджей.

– Ты что, предлагаешь мне совершить кражу?! – загремел лорд Корбери.

– Я предлагаю тебе отнять деньги у богатого и раздать бедным, – возразила Фенелла.

– В жизни не слыхал подобного вздора! – кричал лорд Корбери. – Неужели ты рассчитываешь, что я опущусь до мелкого воровства?

– Ну что ж, если ты не сделаешь этого, Саймон останется в когтях этого мерзавца, – сказала Фенелла. – А Джо Джарвис впал в такое отчаяние, что запил, и теперь пропивает все, что ему удается заработать.

– Я думаю, вместо того чтобы пить, лучше бы он попытался что-нибудь сделать, – заметил лорд Корбери.

– А что он может сделать? Свидетелей тому, как миссис Джарвис передавала Голдштейну деньги, нет. Просто всем в деревне известно, сколько она работала, откладывая каждое пенни для своего Джо. Все также знают, что она никогда не позволила бы своему зятю, которого едва знала, продать гостиницу и положить деньги себе в карман.

– Может быть, мне поговорить с адвокатом? – предложил лорд Корбери.

– А где ты собираешься взять деньги, чтобы с ним расплатиться? – поинтересовалась Фенелла.

Лорд Корбери издал нетерпеливое восклицание и отошел к окну.

– Должна сказать, Периквин, что ты здорово постарел, – бросила она ему вслед.

– Что ты хочешь этим сказать? – вскинулся он.

– В прежние времена мы с тобой частенько пускались в рискованные предприятия, – ответила Фенелла. – Помнишь, как мы стащили все сортовые персики из оранжереи лорда-наместника, потому что его садовник очень задирал нос перед простыми людьми, желавшими принять участие в цветочной выставке, и делал все возможное, чтобы никто из них не получил приз? Часть персиков мы съели, а оставшиеся бросили в пруд. Никто так и не узнал, чья это работа.

– Мы были тогда совсем детьми, – сказал лорд Корбери.

– А в другой раз мы взяли без разрешения лошадей твоего отца и отправились в Даунс посмотреть кулачные бои! Это был один из самых замечательных дней в моей жизни. Помнишь, какое это было захватывающее зрелище?

– О да, – ответил он. – Тридцать восемь раундов, и оба бойца так обессилели, что в конце едва могли поднять руку!

– Я помню, как мы потихоньку отвели лошадей обратно в конюшню, – продолжала она, – а старый Сэм, ваш грум, так хорошо к нам относился, что не выдал нас. Когда твой отец спросил, где мы были, ты ответил, что ловили рыбу. По крайней мере, в те времена ты ничего не боялся!

– Черт тебя побери, я и сейчас не боюсь! Просто джентльмен не может опускаться до воровства!

– Что толку быть джентльменом, если у тебя нет ничего, кроме гордости? – съязвила Фенелла.

– Это единственное, что у меня осталось, – с горечью заметил лорд Корбери.

– Боюсь, что в глазах Хетти это не слишком большое достоинство, – сказала Фенелла. – Не один только сэр Вирджил страдает от чрезмерного честолюбия!
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>