Барбара Картленд
Волнующее приключение


Это была правда. Когда сестры бывали в магазинах, все их покупки оплачивала придворная дама. А прочие счета посылались придворному казначею, и тот платил по ним.

– Деньги… деньги… – задумчиво бормотала Заза.

И тут ее осенило.

– Я знаю, где наш казначей прячет деньги перед тем, как выплачивать жалованье слугам, – в большом сейфе у себя в кабинете.

– Но ты же не сможешь выкрасть их оттуда! – ужаснулась Рахель.

– Думаю, что смогу!

Рахель посмотрела на сестру с недоверием.

– Мне пришла в голову замечательная идея. Даже не поверишь, какая замечательная, – объявила Заза.

– Какая же?

– Я тебе расскажу позже, если мой план увенчается успехом. Ну а если нет, мы придумаем что-нибудь еще. Который сейчас час?

Она тут же взглянула на каминные часы: золотые стрелки показывали четыре.

– Мне надо поторопиться, чтобы застать графа Горланда в его кабинете. А то он отправится с докладом к папе.

Заза как метеор устремилась к двери.

– Желаю удачи! – крикнула Рахель ей вслед.

Заза обернулась на ходу и лукаво подмигнула сестре.

Весь путь до кабинета придворного казначея она проделала бегом и только перед самой дверью замедлила шаг, чтобы отдышаться.

У графа был роскошный кабинет, обставленный солидной мебелью темного дерева с множеством шкафов, украшенных герцогским гербом. Как и рассчитывала Мария-Селеста, граф Горланд, сидя за письменным столом, занимался деловыми бумагами.

Когда девушка вошла, граф медленно и с явной неохотой привстал из-за стола. Принцесса приготовила для него самую очаровательную из своих улыбок.

– Ради бога простите, граф, что я отрываю вас от дел. Но мне бы очень хотелось осмотреть свои драгоценности, хранящиеся в сейфе. Я выбираю материю для нового платья и хочу прикинуть, какие камни более подойдут к этому наряду – сапфиры или изумруды, – никак не могу решить.

Граф Герланд, не проронив ни слова, вынул из ящика стола ключ и направился к массивному сейфу в углу кабинета. Там на полках хранились архивные документы, счета и шкатулки с фамильными драгоценностями герцогского дома. А в самом низу, как однажды удалось случайно увидеть Заза, были разложены кожаные мешочки с монетами и пачки банкнот.

Как только граф распахнул дверцу сейфа, Заза тут же вынула из кармана несколько лоскутков материи и повертела их в пальцах.

– Даже не знаю, что выбрать, – произнесла она как будто бы про себя и нарочито медлила, изображая нерешительность.

– Может быть, ваше высочество любезно позволит мне вернуться к моим занятиям? Вы сможете не спеша сделать свой выбор.

– Конечно, конечно, граф. Я не хочу занимать ваше время и причинять вам беспокойство.

Девушка и рассчитывала на то, что граф не станет вникать в девичьи заботы и вернется за свой письменный стол.

Когда он вновь погрузился в изучение бумаг, Заза притворилась, что внимательно разглядывает лоскуты материи, поочередно поднося их поближе к свету. Затем она приблизилась к сейфу и открыла одну из шкатулок. Это была самая большая шкатулка, обтянутая черным бархатом, в которой хранились изделия с сапфирами.

Ее покойная мать отдавала предпочтение именно этим камням. Как волшебно они выглядели в ее волосах, как гармонировали с ее розовой нежной кожей! У Заза волосы были такого же цвета, и, если бы ей предоставили право выбора, она бы носила только сапфиры, а не изумруды, которые почему-то очень нравились ее отцу. Мария-Селеста находила их чересчур броскими.

Она достала из шкатулки тиару, а также ожерелье, серьги, брошь и два браслета, которые составляли единый гарнитур. Заза знала, что тиара слишком велика, чтобы уместиться в другой шкатулке, поэтому она спрятала ее за рядом футляров. Теперь тиару никто бы не смог обнаружить, не отодвинув их.

Затем она быстро разложила браслеты, серьги, брошь и ожерелье по другим футлярам, где им нашлось место. В сейфе были еще шкатулки с опалами, которые Заза не любила, уверенная, что они приносят несчастье, а также с топазами.

Освободив самую большую шкатулку и надежно припрятав сапфиры среди других камней, Заза украдкой бросила взгляд на графа.

Тот не поднимал головы от документов.

Тогда принцесса быстро схватила пачку банкнот самого большого достоинства, добавила мешочек с монетами и все это опустила в пустую шкатулку. Она была очень предусмотрительна – монеты могли ей понадобиться уже на вокзале, где размен крупной купюры мог бы возбудить подозрения.

Поспешно проделав эту воровскую операцию, принцесса заперла шкатулку и направилась к графу. Наступил самый опасный момент, так как в случае, если ее проделка обнаружится, последствия будут ужасны.

Когда Мария-Селеста подошла к письменному столу, граф вновь приподнялся.

– Как это ни печально, но я не пришла ни к какому решению. Я надеюсь, что вы не будете возражать, если я заберу мамины сапфиры с собой и попрошу совета у Рахель и у графини Гликсбург. Если графиня все еще неважно себя чувствует, я это сделаю завтра с утра.

– Да-да, я слышал, что она сильно простужена, – сказал граф.

– Сапфиры будут в полной сохранности, я запру их в моем бюро. Завтра утром я обязательно верну их.

– Разумеется, ваше высочество.

Он слушал ее заверения вполуха, так как ум его был занят цифрами, содержащимися в документах, разложенных на письменном столе.

– Благодарю вас, граф, вы были очень любезны.

Граф молча поклонился, и Заза покинула его кабинет.

Только закрыв за собой дверь, она смогла перевести дух.

Рахель восхитилась умом и находчивостью старшей сестры, когда та показала ей взятые из сейфа деньги, но тут же с испугом произнесла:

– Папа будет в ужасе, когда узнает о твоем поступке.

– Вероятно, граф ничего ему не скажет. Он побоится гнева герцога. Вряд ли папа похвалит его за то, что тот предоставил мне возможность рыться в сейфе и даже не проверил, что я унесла с собой.

Тут обе сестры рассмеялись. Затем Рахель поинтересовалась:

– А чем ты займешься сейчас?

– Одеждой, конечно, – сказала Заза. – Я должна выбрать минимум платьев, причем попроще. Не стану же я просить слугу тащить для меня к вокзалу огромный сундук.

– Я представляю себе, какое выражение лица было бы у лакея, если бы ты попросила его об этом.

– Мне нужно подобрать себе что-то совсем легкое, что я могла бы без труда нести в руках. Раз у меня теперь есть деньги, в Париже я куплю необходимые наряды, – мечтательно сказала Заза. – Как это будет замечательно – одеться по своему вкусу! Я уже сыта по горло нашими портными, которые прищелкивают языком и закатывают глаза, если я прошу их придумать для меня что-нибудь необычное.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>