Барбара Картленд
Нищий лорд


– Просто она дала мне понять, насколько глупо с моей стороны даже помышлять о женитьбе на ней, – уныло произнес он.

– А что она сказала?

– Прямо она ничего не сказала, – ответил лорд Корбери, – но у меня сложилось впечатление, что нет смысла рассчитывать на благосклонность ее отца, не имея пятидесяти тысяч фунтов на своем банковском счете.

Фенелла с трудом удержалась, чтобы не сказать все, что она об этом думает. Помолчав немного, лорд Корбери продолжал:

– Лучше уж сразу признать поражение! Какой смысл бороться, когда нет ни малейшего шанса на победу?

– Во время войны англичане могли бы сказать то же самое, – ответила Фенелла. – И кто бы мог подумать, что наш остров, кажущийся на карте таким маленьким, сможет победить Бонапарта, завоевавшего почти всю Европу.

– Какая ты славная, Фенелла, – вновь заговорил лорд Корбери после долгой паузы, – тебе всегда удается меня подбодрить. Ты веришь в чудеса?

– Конечно, верю, – заявила Фенелла, – особенно когда дело касается тебя. Я считаю, Периквин, что Бог помогает тем, кто помогает себе сам.

– Значит, ты решительно настроена осуществить свой сумасшедший замысел? – спросил лорд Корбери.

– А ты полагаешь, что я вырядилась так для того, чтобы с унылым видом сидеть здесь рядом с тобой? – парировала она, взглянула на бокал в его руке и подозрительно добавила: – Надеюсь, ты не пытаешься утопить в вине свои печали?

– Вряд ли мне это удастся, – ответил лорд Корбери. – Это последняя бутылка из погреба. С завтрашнего дня мне придется пить одну только воду.

– Завтра все может быть по-другому, – сказала Фенелла. Она повернулась и направилась к окну: – Пора в путь. Нам нужно добраться до Старой мельницы до наступления темноты, чтобы мы могли найти дорогу к коттеджу. Кроме того, нам еще придется идти пешком через лес.

Лорд Корбери опрокинул в рот остатки вина из своего бокала.

– Пошли, – сказал он решительно. – Надеюсь, ты не заставишь меня тоже нарядиться в какой-нибудь маскарадный костюм?

Фенелла придирчиво оглядела его. Как бы ни был он беден, он умудрялся выглядеть таким же элегантным и безукоризненно одетым, как любой светский франт. Но тут она напомнила себе, что ему следует бережно относиться к своей одежде, потому что новую он сможет купить себе нескоро.

– Надень самый старый костюм, – сказала она. – Нам предстоит перелезать через изгородь, и мне придется вставать тебе на плечи, чтобы достать до форточки. Часть одежды, которую ты носил до армии, все еще лежит в твоем шкафу наверху. Я перебрала и почистила ее только на прошлой неделе. И надень черный галстук – он менее заметен, чем тот, что на тебе.

– Наверное, ты права, – нехотя признал лорд Корбери.

Он вышел из комнаты, и Фенелла услышала, как он поднимается по лестнице. Она взяла пустой бокал, из которого он пил, и поставила его на поднос, лежавший на маленьком столике. Затем она оглядела комнату, проверяя, не нужно ли еще что-нибудь убрать.

Она приходила утром, чтобы навести порядок и попытаться по возможности придать гостиной жилой вид. На столе стояли вазы с цветами, а чехлы на диванных подушках, хотя старые и потертые, были безукоризненно чистыми, потому что она сама их постирала и выгладила. Тем не менее все убранство дома находилось в плачевном состоянии, и Фенелла отлично представляла, какое впечатление это, должно быть, произвело на Хетти.

Что касалось ее самой, она всегда считала, что Прайори – самое красивое место на земле. После конфискации монастырских земель во времена правления Генриха VIII король отдал Прайори и прилегающие земли одному из своих придворных, отличившемуся на службе, и посвятил его в рыцари. В смутные времена диктатуры Кромвеля семье лишь чудом удалось сохранить Прайори, а после Реставрации Карл II учредил баронство Корбери.

– Как бы ни был беден Периквин, – сказала себе Фенелла, – я рада, что он не сможет продать Прайори или землю.

Почему-то она твердо верила, что обязательно настанет день, когда Периквин сможет вернуть былое величие своему родовому поместью и вести приличествующий ему образ жизни. Она могла лишь молиться, чтобы этот день настал поскорее.

Фенелла очень хорошо изучила Периквина. Она знала, как легко он впадает в уныние и как столь же быстро приходит в хорошее расположение духа. Знала она и то, что в его характере – хотя он и сам не отдавал себе в этом отчет – присутствуют сила и стойкость, которые, по ее мнению, обязательно должны были привести его к победе.

– Он непременно добьется успеха! – сказала она себе и вдруг с болью в сердце осознала, что успех нужен ему для того, чтобы жениться на Хетти.

Трудно было представить себе Периквина женатым, да еще на девушке, которую они оба с детских лет хорошо знали. Избалованность Хетти Болдуин проявлялась и в ее снисходительности и пренебрежении к другим девушкам, и в твердой уверенности, что все мужчины до единого должны находиться у ее ног.

Пока Периквин был во Франции, Хетти, предварительно одержав победу над всеми жившими по соседству молодыми людьми, отправилась в Лондон покорять высший свет.

«Ничего удивительного, что Периквин не смог устоять перед ней», – сказала себе Фенелла.

Она вспомнила классические черты лица Хетти, ее золотые локоны и нежную кожу и подумала, что было бы странно, если бы, вернувшись домой с войны, Периквин не заметил всего этого.

«Я хочу лишь, чтобы он был счастлив», – подумала Фенелла, но в глубине души она не верила, что он может быть счастлив с Хетти Болдуин.

Фенелла все еще стояла посреди гостиной с озабоченным видом, когда возвратился лорд Корбери. Он послушался ее совета и надел старые, заштопанные панталоны и куртку, сшитую несколько лет назад и ставшую ему узковатой в плечах, а вокруг шеи повязал черный галстук. Однако даже в этом наряде его облик отличала небрежная элегантность, и вызывающий взгляд лорда Корбери только усиливал это впечатление.

Фенелла не смогла удержаться от смеха.

– Неужели это сам предводитель разбойников? – с комическим ужасом спросила она.

– Если ты скажешь еще одно слово, – буркнул лорд Корбери, – я задам тебе хорошую трепку. Именно так я обращался с мальчишкой, который прислуживал мне в Итоне, а ты в этом наряде похожа на него как две капли воды.

– Я всегда знала, что ты задира и хвастун, – парировала Фенелла. – Однако если ты собираешься продолжать в том же духе, мы доберемся до Старой мельницы, лишь когда стемнеет, и собаки не смогут отличить друзей от врагов.

– О боже, собаки! – воскликнул лорд Корбери. – Я совершенно о них забыл!

– Зато я не забыла, – ответила Фенелла. – Я принесла им еды, она лежит на улице под окном.

– Неужели совершенно необходимо входить и выходить из дому через окно? – поинтересовался лорд Корбери.

– Ты можешь идти через дверь, если хочешь, – сказала Фенелла, – но у меня нет ни малейшего желания попадаться в таком виде на глаза миссис Бакл или старому Барнсу. Хотя в такой поздний час вряд ли что-нибудь может заставить их покинуть теплую кухню.

– Нет уж, лучше не будем рисковать, – сказал лорд Корбери, смирившись с обстоятельствами.

Вслед за Фенеллой он вылез в окно и очутился в патио. Фенелла нагнулась и подняла корзину, стоявшую на покрытых мхом каменных плитах.

– Надеюсь, у тебя для них достаточно еды, – сказал лорд Корбери.

– У нас в доме всегда куча разных остатков и объедков, – сказала Фенелла, – наша кухарка любит все делать с размахом.

– Чего нельзя сказать о миссис Бакл, – с досадой заметил лорд Корбери. – Сегодня она заявила мне, что не умеет готовить обед из воздуха.

– Бедный Периквин, ты голоден?! – воскликнула Фенелла.

– Пока нет, – ответил лорд Корбери, – но подозреваю, что к концу недели мне придется делать силки для кроликов из обрывков старой проволоки и таскать яйца из птичьих гнезд.

– У тебя нет патронов! – догадалась Фенелла.

– Я нашел всего несколько штук, – ответил лорд Корбери. – Клянусь богом, в этом доме просто шаром покати!

В его голосе снова прозвучала горечь. Фенелла подумала, что он, вероятно, днем тщательно обследовал весь дом. По всей видимости, он это сделал после того, как уехала Хетти. Может быть, ее визит был слишком коротким? Когда Фенелла рассталась с лордом Корбери перед обедом, он, казалось, был в отличном настроении.

– Я пока не стала говорить маме и папе о твоем приезде, – сказала Фенелла. – Не то чтобы это их могло особенно заинтересовать, просто я подумала, что чем меньше людей знает об этом, тем меньше вероятность, что эта новость дойдет до ушей сэра Вирджила.

– Очень предусмотрительно с твоей стороны, – одобрил лорд Корбери. – Единственное, ради чего стоит жить, – это свидания с Хетти, и если она не сможет приезжать сюда, мне ничего не останется, как пустить себе пулю в лоб.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 12 >>