Барбара Картленд
Волнующее приключение


– Я об этом как-то не подумал, – признался он.

– Как вы можете вести себя так беспечно?! – воскликнула девушка. – Вы умрете с голоду, прежде чем мы попадем в Париж.

– Да-да, вы совершенно правы, – поспешно согласился профессор.

Он достал из жилетного кармана часы, погрузился в изучение их циферблата, после чего заявил:

– Вполне возможно, что я приобрету себе что-нибудь съестное, когда буду возвращать посуду.

– Так поспешите, профессор! – воскликнула Заза. – И советую вам купить себе такой же бутерброд, вы не пожалеете.

Старый профессор побежал по платформе, словно мальчишка, а девушка подумала о том, что ей придется в Париже взять на себя заботу о регулярном питании учителя.

«Он так постарел и так плохо выглядит, – мелькнула у нее печальная мысль. – Что я буду делать в чужом городе, если он захворает?» – задавалась она вопросом. И дальнейшую свою жизнь она тоже не представляла без милого, чудаковатого профессора. Без его вдохновенных речей и волшебной музыки. Ей останется только выслушивать приказы отца, произнесенные лающим голосом, и змеиное шипение графини Гликсбург.

Но до этого еще далеко, а беда может прийти и сейчас, если профессор отстанет от поезда. До нее внезапно дошло, что без этого доброго пожилого человека она останется совершенно одна в огромном столичном городе, а так как он даже не сообщил ей своего адреса, она может не отыскать его никогда.

Паника охватила Марию-Селесту, когда проводники начали с шумом захлопывать двери купе, а железнодорожник в униформе проследовал с красным флажком в руке по платформе.

О боже, какое было счастье увидеть профессора, появившегося за окном! Заза вцепилась в него обеими руками и буквально втащила старика в купе.

– Вы отсутствовали так долго, что я уже решила, что поезд отправится без вас.

– Мне попалась удивительно глупая женщина, которая плохо умела считать, – объяснил профессор. – Как ужасно обстоят дела с народным образованием в герцогстве Мелхаузен!

Послышался свисток паровоза, железнодорожник взмахнул флажком, и состав отправился в путь.

Как это путешествие отличалось от тех поездок, в которых вместе со своим отцом участвовала Мария-Селеста! Правительственный поезд отправлялся вне всякого расписания, повинуясь исключительно желанию великого герцога сдвинуться с места или его готовности к передвижению после обильных возлияний в кругу друзей.

Девушке хотелось улыбнуться профессору и чем-то ободрить его, потому что она догадывалась, что он озабочен собственным безрассудным поступком, но для разговоров уже не оставалось времени.

Они достигли последней станции перед границей Мелхаузена, и, посмотрев в окно, Заза увидела на платформе большое количество солдат в столь любимой ее родителем серо-зеленой униформе.

– Кажется, наступает очень важный момент. Мы должны пересечь границу, – напомнила она профессору. – Вы не забыли про паспорта?

Несколько секунд Заза в ужасе наблюдала, как профессор в растерянности хлопает себя по карманам. Она уже было пришла в отчаяние, но все-таки, к счастью, паспорта обнаружились в маленьком отделении профессорского саквояжа.

Заза впервые в жизни взяла в руки столь официальный документ, причем подложный, ведь паспорт принадлежит не ей, а племяннице профессора. Девушка прочитала несколько строк, написанных собственноручно на гербовой бумаге министром внутренних дел великого герцога. Теперь она должна говорить тем, кто ее спросит, что она не Мария-Селеста, а Габриель Дюмон, простая подданная великого герцогства Мелхаузен.

Как бы не забыть это чужое имя и не ошибиться. Дрожащими губами Мария-Селеста твердила его про себя, пока солдаты не распахнули дверь купе.

Они пропустили вперед молодого офицера, который взял из рук девушки паспорт, раскрыл его, а затем уставился на нее.

Не было никакого сомнения, что зрелище, представшее его глазам, доставило ему удовольствие. Чтение того, что было написано в паспорте, заняло лишь одну секунду, а разглядывание его обладательницы – весьма продолжительное время.

Солдаты переминались с ноги на ногу, а профессор беспокойно заерзал на своем месте, опасаясь, что что-то вызвало у офицера подозрение. Только тогда офицер очнулся и с поклоном вернул паспорт Заза. Вряд ли он что-либо понял из текста, написанного самим министром внутренних дел.

– Merci, monsieur[2 - Благодарю, месье (фр.).], – сказала Заза.

– Вы следуете в Париж, мадемуазель?

– Oui, monsieur[3 - Да, месье (фр.).].

– Надеюсь, что вы получите удовольствие от поездки.

– Спасибо.

Офицер лишь мельком взглянул на паспорт профессора и проследовал далее по вагону, чтобы проверить документы у других пассажиров. Он все время оглядывался на Марию-Селесту, и было совершенно очевидно, что никто в вагоне, кроме нее, его не интересует.

Покидая вагон, он еще раз улыбнулся ей, и Заза ответила ему улыбкой. Уже с платформы офицер отдал ей честь, приложив руку к фуражке с красивой кокардой.

Впервые в жизни молодой мужчина видел в ней симпатичную девушку, а не высокородную принцессу. Ей было приятно сознавать, что она вызвала его восхищение своей внешностью, а не своим титулом.

Прежде чем поезд тронулся, офицер еще раз прошелся мимо вагона, и, хотя Заза поняла, что он мечтает снова встретиться с ней взглядом, она опустила голову и уткнулась в одну из газет из объемистой пачки, прихваченной профессором в дорогу.

И все же она не удержалась и с первым перестуком колес выглянула в окошко. Как она и ожидала, офицер занял позицию в самом конце платформы и в момент, когда вагон миновал его, повторно отдал девушке честь.

Ей не оставалось ничего, как любезно помахать ему в ответ. Лицо офицера просияло, а Заза сама удивилась собственной смелости. Неужели она дошла до того, чтобы расточать улыбки незнакомым молодым людям, вызвавшим у нее мимолетную симпатию? Впредь надо вести себя построже!

«Как этот поступок восприняло бы мое окружение во дворце? – подумала Заза. – Графиня Гликсбург упала бы в обморок или, что еще хуже, прочитала бы мне двухчасовую лекцию о правилах этикета».

Медленно преодолевая подъем, паровоз, испуская клубы дыма, перебирался через границу на благословенную французскую землю.

«Я вырвалась наконец-то на свободу!» – ей так и хотелось выкрикнуть это во весь голос.

До Парижа оставалось еще три часа пути, но машинист явно не торопился, и Заза испугалась, что они прибудут в столицу мира с опозданием. Впрочем, ей сейчас было не до страхов. За окном разворачивались восхитительные пейзажи – Заза было чем полюбоваться.

Миновав заросшие густыми лесами горы, которые тянулись вдоль границы с великим герцогством, поезд вырвался на открытое пространство. Мимо окон проплывали плодородные поля, любовно возделанные крестьянами. Повсюду женщины и мужчины собирали овощи и грузили их на повозки, запряженные волами и лошадьми. Некоторым, вероятно самым бедным, приходилось везти повозки самим, рассчитывая только на силу своих мышц.

Все это Заза раньше видела на картинках в учебниках географии и истории, и вот теперь эти картины словно бы оживали перед ее взором.

По дороге было множество коротких остановок, во время которых вагон заполнился до отказа. Профессор успел еще раз сбегать в привокзальный буфет и принести принцессе выпить чего-нибудь освежающего. Ей хотелось откровенно объясниться с учителем, сказать ему, что у нее с собой достаточная сумма денег и что она вернет все то, что он успел на нее потратить. Но завести разговор на эту тему сейчас уже не представлялось возможным, потому что в их купе появились соседи.

Девушка с беспокойством размышляла: «Я должна быть очень осторожна со своими деньгами, ведь если их у меня украдут, то мне негде будет достать еще». Ей подумалось, что никто из пассажиров поезда не везет с собой наличные в большом количестве. Разумеется, у каждого при себе дорожные чеки.

Как ей хотелось посоветоваться с профессором о том, как лучше распорядиться своими деньгами, но в присутствии попутчиков это было бы слишком опасно.

На подъезде к предместьям Парижа трое попутчиков вдруг покинули купе. Остался только один, который мирно похрапывал в уголке.

Заза решилась поговорить с профессором о насущных делах. Спящий пассажир вряд ли мог их подслушать.

Она приблизила губы к самому уху профессора и тихонько спросила:

– Скажите, учитель, что мы собираемся делать, когда прибудем в Париж?

– Вчера я успел послать телеграмму своим друзьям с сообщением, что мы прибываем сегодня. Они закажут нам номера в гостинице, и там же мы встретимся с ними, только не в самой гостинице, а в ближайшем кафе на улице Фобур-Сент-Оноре, где они постоянно собираются.

– А зачем они собираются в кафе? – удивилась Заза.
<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 >>