Баян Ширянов
Оборотень


– Но это не их вина… – вставил целитель.

– Ну, да… – поморщился Изотов, – я понимаю. Но не в этом же дело. Памятник, мой начальник, когда отдавал мне этот приказ был сам не свой. Я не подозревал, что на него можно как-то влиять, но на него явно надавили. Причем с очень высоких верхов… Иначе он бы просто послал указчика… Я Памятника хорошо изучил…

– Теперь кое-что для меня прояснилось… – промолвил Дарофеев, созерцая вращение жидкости в своей чашке. – Есть у меня догадка, которая объясняет происходящее. Но…Игорь Сергеевич щелкнул языком. – Поверить в нее вам будет сложно… Тем более проверить…

– А вы скажите, – усмехнулся майор. – У вас хоть версия есть. А у меня – ноль. Пустота.

– Хорошо… – Вздохнул Пономарь. – Только не отвергайте эту гипотезу с ходу…

– Договорились…

– В общем, как я подозреваю, какая-то организация хочет тихой сапой захватить власть в государстве…

– Но это… – не выдержал Сергей Владимирович, но, вспомнив обещание, умолк.

– Невероятно? – Закончил за него Дарофеев. – Нет, дорогой мой! Особенно, если учитывать то, что все ее члены, как я подозреваю, сильнейшие биоэнергетики и могут без особых проблем «вешать» на любого человека свои программы, да так, что он и не подозревает, что пляшет под чужую дудку…

– Организация колдунов? – Пробормотал Изотов и, посмотрев прямо в глаза Дарофееву, спросил: – А зачем им это надо?

– Вот этого я пока не знаю…

– А что эта организация существует – вы уверены?

– Все говорит именно за это. Я астрально побывал в их цитадели. Знаете, весьма неприятное зрелище. Они используют людей как живые консервы. Они подпитываются их биоэнергией и им все равно, что будет с их жертвами.

– Но это беспредел! – Воскликнул Сергей Владимирович. Слова целителя, насколько невероятными они не были, вызвали у майора живой отклик, ему даже не пришло в голову усомниться в их правдивости.

– Да, – грустно кивнул Пономарь, – это преступление. Но доказать его невозможно. Нет такой статьи в Уголовном Кодексе…

– Но вы… Вы сможете с ними что-нибудь сделать?

– Один? Не знаю…

Хотя Игорь Сергеевич уже принял решение разобраться с этой группировкой, он не знал, хватит ли у него сил справиться с ними. Но уверенность дойти до конца у Пономаря была непоколебимой.

– А если не один? – хитро улыбнулся майор.

– Тогда можно и повоевать…

Экстрасенс с самого начала разговора ждал этого момента. Он понимал, что Изотов не успокоится, получив нелепый приказ, и будет, на свой страх и риск, продолжать расследование.

– Считайте, что ваша армия выросла вдвое, – Сергей Владимирович сжал кулак и показал его невидимому противнику.

3.

Корень был вне себя от гнева. На него посмели надавить. И в чем!? По поводу разборок, которые он намеревался провести! Ему, Николаю Андреевичу Репневу, попытался указывать какой-то Харчо! Тот самый, из-за плохой подготовки боевиков которого замочили Кропаля!

Этот бывший мент внаглую заявил Корню, что была сходка девятки и там единодушно постановили, чтобы Репнев не маялся фигней, бросил искать заказчика убийства Кропаля и занялся делами управления Организацией, будто Корень и без того не убивал на это большую часть своего времени.

Такая перемена настроения девятки была для Николая Андреевича совершенной неожиданностью. Он недоумевал, неужели те люди, которые выбрали его исключительно из-за обещания разобраться с гибелью Кропаля, теперь не придают ей никакого значения? И почему тогда не было опротестовано само его положение в Организации?

Плюнув на все наезды, Репнев решил немедленно поехать к Дарофееву. Николай Андреевич хотел немного надавить на целителя, чтобы тот работал быстрее и раздобыл, наконец, сведения про того, кто навесил на убийцу его программу, а на самого Репнева странный «рог», который, по уверениям Пономаря, служил сигнальной антенной для запрограммированного киллера. Кроме того, следовало проверить, не появилась ли эта хрень снова.

Николай Андреевич позвонил Пономарю и сообщил, что вскоре у него будет по делу не терпящему отлагательства. Судя по голосу, Дарофеев был удивлен, но согласился. Репнев вызвал свою машину и покинул здание Моссовета.

4.

– Кажется, сейчас прибудет еще один боец. Правда, он сам об этом пока не знает… – и повесив трубку телефона после монолога Корня, Дарофеев улыбнулся непонимающему Изотову.

Заранее предугадать реакцию Сергея Владимировича на визит мафиози Пономарь не мог, и поэтому с самого начала рассказал всю историю знакомства с Репневым, особенно упирая на то, что босс преступного мира пришел к целителю как клиент, а поскольку Игорь Сергеевич врач – он не имеет права отказывать в помощи кому бы то ни было. Майор на удивление спокойно принял новость.

– Да, вот так знаешь человека сто лет, а он, оказывается, преступник… У нас в отделе года два назад тоже выявили одного. Оказался владельцем нескольких киосков… – Изотов пустился в воспоминания, но его прервало дребезжание дверного звонка.

– Что-то быстро он добрался… – пробормотал целитель, уже зная, что за дверью стоит не Николай Андреевич, а какой-то посторонний нежданный визитер.

Действительно, в «глазок» было видно, что на лестничной площадке стоит незнакомый Игорю Сергеевичу человек. Стоит уверенно, чуть расставив ноги, и пристально смотрит на внешнюю линзу «глазка».

Пономарь открыл:

– Вы ко мне?

– Да, Игорь Сергеевич.

С первого взгляда на пришедшего Дарофееву стало ясно, что это убийца. Над его головой явственно просматривалась уже знакомая целителю ажурная структура программы. Но пока, по всей видимости, она не была включена и визитер полностью отвечал за свои действия. Решив воспользоваться моментом и проследить начало работы программы, Пономарь впустил пришедшего.

– Я много раз звонил вам… – заявил человек, снимая плащ. – Оставлял свой телефон, вы не отреагировали на мои предупреждения…

Теперь Игорь Сергеевич вспомнил, где слышал этот голос.

– Так это вы представитель разумных эйдосов?

– Да. И не улыбайтесь, Игорь Сергеевич, все это очень серьезно.

Странное дело, но Дарофеев не видел в глазах этого человека сумасшедшего блеска вкупе с пустотой, которая отличает всех фанатиков. Напротив, визитер пока что вел себя пусть и хамовато, но с огромным чувством собственного достоинства и сознанием важности своей миссии.

– Что ж, проходите. – Пригласил Пономарь. – А не позволите ли узнать, с кем имею честь?

Когда какой-то самоучка пытался учить Игоря Сергеевича жить, целитель становился приторно вежлив и велеречив. Это, с одной стороны, сбивало говорящего, ожидающего встретить активное сопротивление своим словам, а с другой, давало Дарофееву возможность маневра, если человек вдруг начинал говорить действительно дельные вещи. Последнее, впрочем, случалось крайне редко.

– Зовите меня просто – Потомок Инсектов. – Гордо заявил пришелец и Пономарь понял, что этот человек, кроме Даниила Андреева, начитался еще и Головачева, причем принял и то и другое за чистую монету.

– Что ж, уважаемый Потомок, на соблаговолите ли проследовать на кухню?

Визитер не отреагировал на такое усекновение имени и с вежливым полупоклоном пошел в указанном направлении.

– Это мой коллега, господин Изотов. – Представил целитель майора, подмигивая тому из-за спины Потомка.

Сергей Владимирович принял игру и привстал в полупоклоне.
<< 1 ... 12 13 14 15 16 17 >>