Баян Ширянов
Могила Бешеного


– Сколько ты за него отстегиваешь?

– А тебе какое дело? – Возмутилась беженка:

– Подал? Спасибо тебе! Ну и вали! А в душу не лезь!

– С коих то пор душа в кармане живет? – Хмыкнул Бешеный, пуская дым женщине в лицо:

– Ладно. Он обернулся по сторонам, словно высматривая, нет ли кого, кто мог подслушать их разговор. Женщина поняла, что сейчас будет какое-то предложение и не ошиблась.

– Есть работа. – Равнодушно проронил Савелий.

– Да пошел, ты!.. – Прошипела беженка:

– У меня муж есть! Уже насколько раз Бешеный сталкивался с такой реакцией. Очевидно, некоторые москвичи, которые не могли оплатить услуги нормальных проституток, обращались к нищенкам, надеясь на низкие тарифы. Говорков не мог никак понять, кто же способен опуститься настолько, чтобы хотеть переспать с таким далеким подобием женщины?

– Муж? – Бешеный хищно оскалил верхний ряд зубов:

– Где он? Может с ним добазариться проще будет?

– Пошли. Женщина одной рукой поудобнее перехватила ребенка, достала из-под широких юбок шлепанцы и защелкала ими поднимаясь по ступенькам. Савелий вынужден был идти следом. Его привели в узкий проход между забором и рядом коммерческих палаток. Там сидел мужик и перебирал пустые бутылки.

– К тебе. – Просто сказала женщина, развернулась и ушла, окатив Бешеного ароматом немытого тела. Муж беженки оторвался от своего занятия и пристально уставился на Бешеного, пытаясь сообразить, кто же осмелился нанести ему визит в столь неурочный час?

– Чо надо? – Проговорил мужик после минутного молчания. И Савелий понял, что его визави уже сильно пьян. Впрочем, это не было препятствием, главным было то, что алконавт мог случайно проболтаться о задании, которое собирался дать ему Бешеный. Но, с другой стороны, кто его будет слушать? Такие же бомжи как он. Среди них может, конечно, оказаться ментовской стукач, но у Савелия на этот счет были свои соображения.

– Заработать хочешь? – Спросил Бешеный. Губы мужика растянулись в щербатой улыбке:

– Да кто ж не хочет?

– Дело простое: взял, отнес. – Продолжил Савелий, пытаясь не сорваться и выдать мужику того отвращения, которое Говорков испытывал, вербуя этого отброса общества:

– Приду я тринадцатого июня. Понял?

– О, несчастливое число… – Закачал головой бомж.

– Ничего, переживешь! – Бешеный уже начал раздражаться и теперь едва сдерживал себя, чтобы не обматерить тупого человечишку. – Чтоб в этот день не пил! Ясно? Бомж слегка кивнул, словно соглашаясь.

– Чуть можно. Но чтоб на ногах стоял! – Добавил Савелий.

– Так бы сразу, командир… А то мне без этого дела никак…

– Закрой пасть! – Рявкнул Бешеный. – Я еще не договорил!

– Молчу, молчу… – Замахал руками мужик.

– Ровно в одиннадцать тринадцатого будь здесь же! Запомнил?

– Тринадцатого в одиннадцать. – Повторил бомж.

– А сегодня какое?

– Э-э-э… – Мужик яростно почесал бороду. – Четвертое, вроде…

– Шестое. – Процедил сквозь зубы Бешеный.

– Ишь ты… Время-то как…

– Тихо! – Прервал его Савелий. Он запустил руку в карман и достал стотысячную купюру.

– Это аванс. – Сказал Бешеный, сворачивая бумажку и бросая ее бомжу. – Еще девять таких же получишь после работы.

– Благодетель! – Мужик упал на колени и разбрасывая бутылки пополз к Савелию. Тот резво отступил на пару шагов.

– Встань, блин!

– Благодетель!.. – Бормотал мужик, стоя на карачках и по– собачьи смотря на Бешеного.

– Мне нужно найти еще двоих. Отведешь?

IV. СМИРНОФФ.

Коля замялся. Он взглянул на старика, на Коростылева, тщательно бинтующего палец. Глаза его остановились на недопитой водке. В два глотка опустошив бутылку, бомж понюхал кусок хлеба, но закусывать не стал.

– Я, это, и не знаю почти ничего… – Начал Коля, осекся и виновато посмотрел на Тихона. Тот сурово молчал, пожирая бомжа глазами.

– Он тут вчера был… К Суле подкатывал. На Казани. Стольник ему дал. Говорил, что это только задаток… Коля опять умолк.

– Да не тяни ты кота за яйца! – Тихо проговорил Шрам и от тона, которым была сказана эта фраза, Коля впервые на самом деле испугался.

– Говорил, работа есть. Отнести что-то куда-то. А что, куда, не говорил пока…

– Дальше. – Процедил Тихон, видя, что бомж собирается опять умолкнуть.

– Суля базарил, что Бешеному еще двое нужны…

– Ну!

– Так вчера банный день был… Есть тут спецприемник, в котором нашего брата моют и пожрать дают на халяву. Так вчера все казанские туда и укатили… Не нашел он никого…

– Так…

– Ну и обещал он, что сегодня придет…

– Точно? – Насупившись спросил Тихон.

– Да я почем знаю?! Он только с Сулей базарил. А Суля сейчас в полном отрубе. Стольник пропивает. Коростылев задумался. Сейчас для него бомжи были единственной зацепкой, которая позволяла выйти на Бешеного до того, как он с их помощью совершит теракт. И если Бешеный должен сегодня появиться – есть смысл его подождать, пожертвовав даже своим обонянием и одеждой, которая наверняка пропитается миазмами бомжовских пристанищ.

– И куда он придет? – Ласково полюбопытствовал Коростылев.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>