Баян Ширянов
Оборотень

Глава 3

1.

После смерти Ильи Еремеевича Буркова, Кропаля, его преемником стал Николай Андреевич Репнев. Криминальный капитал помог ему провести успешную предвыборную кампанию, он стал депутатом Моссовета и был правой рукой покойного. В криминальном же мире Репнева знали под кличкой Корень.

Узнав об убийстве пахана через час после случившегося, Николай Андреевич первым делом вызвал пару боевиков и приказал им запихать в мешок двух котов, Шмасть и Грызло, и суку дворянской породы по имени Лярва. Все эти животные обладали несносными характерами, постоянно дрались, и Корень с удовлетворением проводил их в последний путь, на ветеринарную станцию.

Избавившись таким образом от опостылевших подарков Кропаля, Репнев вызвал в свой кабинет одного из телохранителей и дал ему задание оповестить о сходняке всю верхушку мафии. Николай Андреевич подозревал, что на место главаря, кроме него, претендуют, по крайней мере, еще два человека. Но упускать свой шанс Корень не хотел. Убивать конкурентов было бы глупо, они занимали достаточно высокие посты в правительстве и могли бы оказаться полезны. Задача состояла в том, чтобы убедить их не покидать насиженные места и признать власть и авторитет Корня.

Воскресным вечером произошла встреча девятки, девяти наиболее приближенных к Кропалю мафиози. Собрались они в кабинете управляющего казино «Каравелла», которое принадлежало через подставных лиц самому покойному.

В ходе трехчасовой бурной беседы коллеги по преступному бизнесу пришли к заключению, что дробить уже созданную Кропалем структуру бессмысленно. Но голосование выявило, как и предполагал Корень, трех претендентов. Его самого, Гнутого, который был одним из заместителей министра здравоохранения, и Харчо, полковника МВД, который работал в отделе по расследованию половых преступлений. Все получили по три голоса «за» и сходка зашла в тупик.

Именно этого момента и ждал Корень.

– Вот что я вам скажу… – Николай Андреевич встал и прошелся по помещению. – Вы все почему-то забыли о том, что Кропаля мочканули. И никто не знает, кто это сделал и почему. Если эту угрозу не устранить – опасность будет грозить нам всем. Это понятно?

Собравшиеся переглянулись, не находя пока изъяна в доводах Корня. Тот продолжил:

– Наш уважаемый Харчо, на которого была возложена задача обеспечивать безопасность, с задачей не справился…

– Да у Кропаля мои лучшие люди сидели! – Возмутился полковник. – Они любому глотку перегрызли бы!..

– Ну да, кроме того, кто хозяина грохнул… – парировал Репнев. – Короче так. Я беру на себя руководство нашей организацией и нахожу убийцу и заказчика. Возражения есть?

Несмотря на то, что убитый официально не успел назначить своего приемника, практически все согласились, что им мог бы быть Корень. Но решилось это еще через час напряженных дебатов.

Разъехались мафиози лишь под утро, преодолев разногласия и проголосовав за кандидатуру Репнева.

2.

Хотя Корень обещал найти убийцу и того, кто его послал, новоизбранный главарь группировки не представлял как это реально сделать. По Москве ходили странные слухи, что появилась целая банда головорезов, которые мочат всех направо и налево, уничтожая людей целыми семьями. Несомненно, что и Кропаль стал их жертвой. Почерк был тот же, что и во всех остальных убийствах. Репнев как депутат, обладал этой информацией.

Знал он и то, что большая часть сил М ВД брошена на розыски потрошителей, но пока видимых результатов их работы не было. Однако ему доподлинно было известно, что никто из его коллег по криминальному бизнесу к этому массовому уничтожению непричастен. Более того, были убиты еще двое воротил преступного мира, Фонарь и Сыч. А на Рубленого было покушение, в результате которого он потерял сразу восемь боевиков. Вся эта информация тщательно скрывалась и никому, кроме узкого круга особо посвященных, известна не была.

Поэтому перед Николаем Андреевичем простиралось настолько широкое поле деятельности, что охватить его казалось просто невозможно. Требовалось найти какой-то оригинальный подход. Тем более что от успеха поисков зависела судьба Корня – преступный мир не поощрял невыполненные обещания.

И тут Репнев вспомнил о событиях прошлого года. Резкий взлет Рыбака, монополизация им всего рынка наркотиков. Потом разгром рыбаковской наркомафии группировкой Сивого. Быстрое возвышение последнего и столь же стремительный арест. По непроверенным сведениям и на Сивого, и на Рыбака работали мощные колдуны. Одного Николай Андреевич знал это почти что из первых рук, звали Гнус. Но Гнус был мертв, его убил противник, работавший как раз на Сивого. А под начальством Корня работал на криминальном поприще один из уцелевших приближенных Сивого. И он вполне мог знать этого колдуна…

Зайдя в комнату, оборудованную как кабинет, Репнев включил стоявший на рабочем столе персональный компьютер. Подождал минуту, пока загрузилась последняя русифицированная версия «Windows». После этого включил набор номера и, указав, что связь будет происходить в видеорежиме, набрал пароль для соединения с компьютерным центром.

Вскоре на экране появилось изображение небольшого зала, в котором за персоналками работали несколько человек. В поле зрения видеокамеры, прикрепленной к монитору, появился, наконец, молодой человек.

– Как дела, Драйвер? – Спросил Николай Андреевич.

– Неплохо. Скоро расколем защиту сети «Pan-American».

– Хорошо. Только работайте побыстрее… – Репнев на самом деле был весьма доволен этим известием. Оно значило, что теперь будет гораздо меньше сложностей с оформлением разного рода нелегальных грузов и бронированием билетов. Но Корень помнил одно правило: если ты начальник, то ты всегда обязан подгонять своих подчиненных, иначе они могут распуститься…

– И вот, что я хотел тебя спросить… – нахмурившись, Николай Андреевич посмотрел прямо в глазок камеры, зная, что там, в компьютерной, Драйверу будет казаться, что начальник глядит ему прямо в глаза, – не знаешь ли ты, что за колдун работал на Сивого?

– Колдун? – Удивился хакер.

– Ну, не помню, как они там себя еще называют…

– А-а-а!.. – Улыбнулся Драйвер. – Кажется, знаю, о ком вы говорите… Его фамилия Дарофеев. Он народный целитель.

– А найди-ка мне его телефон…

– Сейчас, в базу залезу… – и компьютерщик ушел из поля зрения камеры. Вернулся он через минуту:

– Пересылаю файл со всеми сведениями о нем, которые у нас есть.

– Угу. – Поблагодарил Корень. – Работайте.

Информации, которую переслал Драйвер, оказалось не так уж и много. В нее входили несколько видеофрагментов телевизионных выступлений экстрасенса, более двух десятков газетных статей с фотографиями популярного целителя, его краткая биография, в которой было указано, что Дарофеев вдовец, его прозвище – Пономарь, телефоны и место работы – Центр традиционной народной медицины. Это было то, что надо.

Первый звонок Репнев сделал домой Игорю Сергеевичу. Автоответчик приятным тенором сообщил, что экстрасенс отсутствует, и попросил оставить информацию. Николай Андреевич не стал этого делать, и набрал другой номер, Центра, где работал Пономарь. Там ему сказали, что Дарофеев сейчас ведет прием пациентов, будет это делать до пяти часов, а пока загружен по уши и подойти не сможет. Корень поблагодарил. Он и так уже узнал все, что ему было нужно.

Кликнув телохранителя, мафиози заказал машину на четыре дня и начал заниматься накопившимися делами.

3.

Прибыв в Центр традиционной народной медицины за пятнадцать минут до окончания дарофеевского рабочего дня, Корень сперва попытался записаться к экстрасенсу на прием. Но выяснилось, что очередь к Дарофееву расписана уже на полгода вперед. Намек на взятку полная регистраторша не поняла и Николаю Андреевичу пришлось сидеть в машине, пока телохранитель следил за очередью.

Ожидание затянулось гораздо дольше, чем рассчитывал Репнев. Лишь через три четверти часа прибежал боевик и сообщил, что в кабинет зашел последний больной.

Отложив документы, с которыми он должен был работать как депутат, Корень вылез из своего «Мерседеса», потянулся, разгоняя кровь в затекших конечностях, и направился в здание. Пройдя узким коридорчиком, стены которого сплошь были увешаны рекламными плакатами разных экстрасенсов, Николай Андреевич остановился перед дверью, на которой висела красивая синяя табличка, гласившая: «Дарофеев Игорь Сергеевич. Народный целитель.» Почти сразу же дверь приоткрылась и из кабинета, кланяясь, бочком вышел какой-то мужичок с осоловевшим взглядом. Корень, подождав пока тот не перестанет загораживать вход, немедленно вошел внутрь.

– Вы записаны? – Первым делом спросил хозяин кабинета.

– Нет, но…

– Тогда извините, – прервал нежданного посетителя Игорь Сергеевич, – у меня сегодня было полсотни человек и я очень устал.

– Я не лечиться. – твердо сказал Корень.

– Какая разница?! – Махнул рукой целитель. – Я уже не в состоянии работать…

– Мне всего лишь надо с вами поговорить. – Николай Андреевич не привык к отказам и это было видно по всему его облику. Пономарь внимательно оглядел мафиози и сдался:

– Две минуты. Не больше.

Игорь Сергеевич развалился в кресле за своим столом, положил ногу на ногу, прикурил от одной из многочисленных свечек. Репнев, не дожидаясь приглашения, сел напротив.

– Зовут меня Николай Андреевич Репнев, – представился мафиози. – Я хотел бы предложить вам простую, но весьма высокооплачиваемую работу… – Серьезно сказал Корень и осекся, услышав хриплый смех Дарофеева.

– Вы случайно не имеете дела с криминальными структурами? – Слегка успокоившись спросил целитель.

Репнев от неожиданности привстал. Он, готовясь к этой встрече, предполагал, что экстрасенс может его вычислить, но чтобы это произошло так быстро…

– Я вижу, от вас ничего не скроешь… – набычившись грозно проговорил Николай Андреевич. И вновь был удивлен, опять услышав раскаты хохота.

– Вы сами раскололись… – утирая выступившие слезы сказал целитель. – Дело в том, что точно такими же словами меня вербовал один ваш коллега.

– Сивый? – Предположил Корень.

– Он самый. Но хочу заранее вас предупредить. Если то дело, с которым вы ко мне ввалились хоть каким-то образом связано с криминалом – я отказываюсь.

– Увы, – вздохнул Николай Андреевич. – Напрямую.

– Тогда…

Чтобы предупредить последующий отказ, Репнев прервал Игоря Сергеевича:

– Мне нужен убийца Кропаля!

– Постойте… – Пономарь посмотрел прямо в глаза мафиози. – Не такое ли это убийство, когда преступник зарезал всех, кто был в квартире?

– Да…

– Это уже становится интересным… – тихо пробормотал Пономарь.

– Что? – Не расслышал Репнев.

– Это я сам с собой, – пояснил Игорь Сергеевич. – Рассказывайте.

– Дело в том, что у Кропаля была не только внутренняя охрана, но и внешняя. Во дворе, в машине, постоянно дежурил один из наших людей. Так этот человек клянется, что никого не видел. А след мокрушника проходил около этой тачки. Дальше. Первым он зарезал телохранителя, который сам ему и открыл. Я знал этого парня. Он был жутким перестраховщиком. Если видел незнакомую рожу – сразу за пистолет. И ведь открыл…

– Да, странно… – задумался Дарофеев. – Больше никаких странностей не было?

– Вроде нет… Хотя… – Репнев почесал подбородок. – Но это у Рубленого… Сходка там была в Интуристе или что, не знаю. И к нему тоже заглянул этот деятель. Рубленый как раз вышел перетереть, не было его минут пять, не больше. А вернулся – восемь трупаков. И след ботинок кровавый. И ни коридорная, ни менты охраны ничего не видели. А следы тоже мимо них проходили!

– Невидимка… – хмыкнул Игорь Сергеевич.

– Да, точно! Но как? И зачем? – Репнев в растерянности развел руками. – Я вам заплачу. Очень много заплачу… Только найдите мне того, кто это сделал и того, кто заказал!

– Заказал? – Переспросил Пономарь. И хлопнув ладонью по столу, повторил: – Заказал! Именно!

– Вы беретесь? – Осторожно полюбопытствовал Корень.

– Скорее всего, да… Но я должен еще немного поразмышлять.

– Тогда, – Николай Андреевич погрузил руку во внутренний карман пиджака и извлек оттуда два конверта, – держите. Здесь, – мафиози положил перед Дарофеевым толстый конверт, – фотографии Кропаля. А здесь, – на первый конверт лег второй, – аванс. Тысяча долларов. Сумма, конечно, не ахти какая, но все-таки…

– Но я… – попытался возразить целитель.

– Это не накладывает на вас никаких обязательств, – заверил его Репнев.

– Я настаиваю. – Твердо проговорил Игорь Сергеевич и вложил деньги обратно в ладонь Корня. – Оплата только по факту. Это мое правило.

– Воля ваша. – Пожал плечами Николай Андреевич. – Вот моя визитка, – он протянул целителю розовый прямоугольничек сандалового дерева. – Там все мои номера, мобила, офис. Звоните в любое время.

И мафиози откланялся.

4.

Вернувшись домой, Дарофеев первым делом принял душ. Игорь Сергеевич минут десять стоял под острыми струйками, постоянно меняя температуру воды. То полностью открывая горячий кран, то стоя под ледяным потоком.

Раньше целитель думал, что таким образом он избавляется от патогенной энергетики пациентов, которой он нахватался во время сеансов, но впоследствии выяснилось, что это только часть истины. Когда Пономарь детально отследил все процессы, происходящие с ним во время такой процедуры, он понял, что таким образом он делает себе массаж активных точек, благодаря которому снимается усталость, баллансируется энергоструктура организма и идет подпитка праной, содержащейся в воде. Кроме этих, основных, шло еще около Дюжины разнообразных процессов. Дарофеев держал их в голове и пользовался, сознательно усиливая, когда в этом была необходимость.

Телефонный звонок отвлек Пономаря от легкого ужина.

Целитель снял трубку.

– Игорь Сергеевич? – Послышался возбужденный голос Изотова.

– Да, Сергей Владимирович.

– Я хочу вас обрадовать. Убийцу мы взяли! – Радостно прокричал майор. – Он, правда, не колется, но все улики налицо. И нож, и окровавленная одежда.

– Поздравляю. – Сухо ответил Дарофеев, понимая, что воспоследует за этими восторгами.

– Вы еще не смотрели оставшиеся снимки? – Задал И зотов ожидаемы и целителем вопрос.

– Пока нет.

– Я, конечно, вас не тороплю… – сказал Сергей Владимирович тоном, говорящим обратное: – Мистика дело такое..

Игорь Сергеевич не любил, когда дилетанты рассуждают о его поле деятельности и поэтому прервал майора:

– Как только будет результат – я вам позвоню.

– Хорошо… Запишите мои телефоны…

Введя данные фээсбэшника в свою электронную записную книжку, Дарофеев попрощался с Изотовым и отключил зуммер телефона. Предстояла работа.

Усевшись за письменным столом, Игорь Сергеевич поставил перед собой пишущую машинку «Olivetti», вставил в нее чистый лист бумаги. Пономарь в недавнем прошлом научился печатать «вслепую» и теперь, всякий раз, когда во время медитации требовалось чего-то записать, набивал разборчивый машинописный текст, не утруждая себя расшифровкой собственных каракулей.

Рядом с пишущей машинкой целитель положил три отобранные им фотографии. На каждой из них был изображен общий вид убийства. Два от Изотова и один от Репнева. Определив для себя порядок, в котором он будет работать со снимками, Дарофеев начал медитацию.

Через четверть часа все было готово, адреса и имена преступников выстроились в шесть аккуратных строчек.

И лишь вернувшись в обычное состояние сознания Игорь Сергеевич вспомнил, что не выяснил одной важной детали: зачем эти люди совершили свои преступления Решив, что это можно выяснить и позже, целитель набрал номер Изотова.

Глава 4

1.

После похорон Сергея Серафимовича Дубова и его жены, Совет учредителей и директорат банка «Аркада» собрался на внеочередное совещание. Первая его часть была траурной, а на обсуждение запланировано три вопроса: назначение нового заместителя управляющего, усиление мер охраны сотрудников и некое, пока что не раскрывавшееся предложение, от начальника службы безопасности.

Вел совещание председатель Совета учредителей Виктор Афанасьевич Дробышев. Его срочно вызвали с переговоров, которые он проводил в Торонто и вид у господина Дробышева был явно не выспавшийся. Встав, он кашлянул, призывая к тишине и начал:

– We grieve over the death of… – траурным голосом проговорил Виктор Афанасьевич и понял, по недоуменным лицам собравшихся, что вещает что-то не то. Еще раз кашлянув, он пробормотал:

– Извините… – и повторил свою первую фразу по-русски, – мы все глубоко скорбим о безвременной кончине Сергея Серафимовича Дубова. Прошу почтить его память вставанием и минутой молчания.

Оборотень

Все поднялись с кресел и склонили головы. Минута молчания длилась секунд пятнадцать, после чего Дробышев произнес:

– Прошу садиться.

После того, как утих шум, производимый усаживающимися в них, Виктор Афанасьевич взял отпечатанный лист с некрологом и, нагнав на себя скорбный вид, что было очень легко сделать, учитывая, что ему не удалось поспать в самолете, с выражением зачитал подготовленный референтом текст. Закончив перечислением подписей под некрологом, Дробышев оторвался от бумажки и, в порыве внезапного альтруизма сказал:

– Хочу внести предложение. От Совета учредителей и Управления банка назначить родителям покойного пожизненную пенсию в размере…

Когда Виктор Афанасьевич начал говорить эту фразу, его секретарь побледнел и, резко вскочив, подбежал к председателю Совета учредителей и прошептал ему на ухо:

– Его родители уже умерли!..

Нимало не смутившись, Дробышев закончил:

– В размере пятисот долларов в месяц. Родителям или иным ближайшим родственникам…

Предложение прошло единогласно. На этом траурная часть завершилась и началась деловая. По первому вопросу повестки выступал сам Виктор Афанасьевич.

– Я предлагаю, – и Дробышев взял небольшую паузу, которой хватило, чтобы внимательно взглянуть на каждого из присутствующих, – на должность заместителя управляющего Илью Львовича Семерикова, директора нашего филиала в городе Хумске.

Мнения разделились, но большинством голосов это предложение прошло.

Следующим выступал начальник службы безопасности Павел Петрович Остряков. Он потребовал дополнительного финансирования и расширения штата секьюрити и личных телохранителей. Напуганные гибелью Дубова, учредители согласились.

– А сейчас, – продолжил удовлетворенный Остряков, – я хочу внести еще одно предложение. Как вам известно, ФСБ и МВД ведут розыск убийцы, но пока безуспешно. У нас же достаточно сил, чтобы провести самостоятельное расследование и, обнаружив преступника, передать его в правоохранительные органы…

На самом деле Павел Петрович темнил. Он хорошо знал Сергея Серафимовича, они были добрыми друзьями и теперь, после смерти Дубова, Остряков хотел отомстить убийце. Кроме всего прочего, начальник службы безопасности знал, к кому обратиться, чтобы с высокой степенью вероятности идентифицировать преступника, без лишних для себя хлопот.

После недолгих дебатов предложение прошло.

2.

Павел Петрович с самого начала понимал, что раз уж такие мощные структуры, как ФСБ и МВД не могут найти убийц, из этого может следовать два вывода. Первый: не хотят. И второй – это им действительно не по зубам.

В прессу каким-то образом просочились сведения о том, что эта волна уничтожения второго эшелона власти происходит разными людьми. Ни разу не случалось так, чтобы на местах преступлений находили одни и те же отпечатки пальцев, которые киллеры оставляли в избытке. С одной стороны это говорило о том, что работают не профессионалы, а с другой – о мощности организации, убирающей своих противников.

Но почему именно эти люди попали в число жертв, не мог сказать никто. Делались предположения, что все убитые являлись членами какой-то тайной организации, но конкретных доказательств этому не было.

Сам Остряков считал, что на самом деле эти убийства подготовлены российскими спецслужбами. Возможно, убитые в результате каких-то махинациий попали в их поле зрения и тем самым навлекли на себя их кару. Ведь практически все жертвы занимали вторые по важности посты в своих организациях и, значит, имели возможность проворачивать темные делишки.

Но Павел Петрович был уверен, что в случае с Дубовым произошло странное недоразумение. Остряков не первый год знал Сергея Серафимовича, они познакомились на одном из пленумов КПСС, и всегда уважал его за честность. Если Дубов что-то пообещал – он это выполнит. Так, он вытащил Острякова из-под трибунала, когда тот работал замполитом и его обвинили в хищениях из части, где Павел Петрович нес службу. Вытащил, и поставил начальником службы безопасности.

Теперь Остряков чувствовал, что не успокоится, пока не найдет виновника гибели друга. А для этого у Павла Петровича был только один способ. Прибегнуть к помощи экстрасенса.

Года три назад Остряков заболел. Исследование выявило начинающийся цирроз печени, что для Павла Петровича явилось полной неожиданностью. Он думал, что это «профессиональная» болезнь алкоголиков, а Остряков придерживался трезвого образа жизни.

Знакомые присоветовали ему некоего Дарофеева, который, как утверждали, творит настоящие чудеса. Павел Петрович в мистику не верил, но сходил.

Игорь Сергеевич произвел на Острякова неизгладимое впечатление. Целитель жег свечи, ароматические травы, заупокойным голосом читал молитвы, чуть ли не плясал вокруг Павла Петровича, размахивая руками.

Странно, но лечение подействовало. Через месяц, когда Остряков лег в клинику на обследование, врачи обнаружили у него совершенно здоровую печень. С тех пор Дарофеев стал для Павла Петровича непререкаемым авторитетом во всем, что каким-либо образом касалось метафизических материй. В прошлом году Остряков с замиранием сердца следил за процессом против Игоря Сергеевича. Газеты не жалели красок, сперва описывая, какой Дарофеев гад и сволочь ползучая, а потом, когда обвинения против экстрасенса оказались неподтвержденными и дутыми, превознося его до небес.

И теперь, делая на собрании учредителей заявление о параллельном расследовании, Павел Петрович в первую очередь рассчитывал на помощь Игоря Сергеевича.

3.

В то утро Дарофеев принимал пациентов на своей квартире в Филях. Раньше он снимал ее, но хозяйка, проникшись безмерным уважением к Игорю Сергеевичу, который не раз помогал этой старушке справиться с недугами, указала Пономаря в завещании. Бабушка тихо почила и целитель, после волокиты с налогами, оказался обладателем сразу двух квартир.

Просматривая записи приема, экстрасенс вдруг вспомнил, что так и не определил местонахождение пропавшей девушки, Розалии Степановны. Впрочем, ее мать, как Дарофеев с ней договаривался, не позвонила, и теперь Игорь Сергеевич радовался этому обстоятельству, но чувство невыполненного долга тоже давало о себе знать.

До полудня пациенты шли сплошным потоком. Каждые пятнадцать минут раздавался звонок в дверь, но Пономарь не реагировал на них, зная, что больные, ожидающие в прихожей своей очереди, откроют очередному страждущему.

Коллеги Игоря Сергеевича, которые, как и он, принимали на квартирах, заводили себе секретарей. Эти молодые люди выполняли всю рутинную работу по заполнению карточек, велению книги учета пациентов, предварительной психологической обработке, постепенно обучаясь приемам целительства. Дарофеев такого метода обучения не признавал. Однажды он попробовал подтянуть так одного талантливого молодого человека, но тот, смотря на манипуляции Игоря Сергеевича, совершенно не понимал или понимал по-своему, их подоплеку. Каждое свое действие, чтобы оно оказалось верно воспринятым, целитель должен был объяснять не менее пяти-десяти минут. Такого времени, при нормальном темпе целительства, у Пономаря не было. А раскрывать свои секреты ушам пациента и вовсе было глупо. Поэтому, промучавшись с парнем четыре месяца, Игорь Сергеевич с ним расстался.

Теперь тот, громогласно заявляя, что Дарофеев раскрыл ему все тайны профессии, пытался сделать себе имя на ниве целительства. Игорь Сергеевич имел с нахалом долгую беседу, втолковывая тому, что до уровня мастера ему еще далеко и лечить кого-либо пока рановато, но парень не внял совету.

Сейчас же, разрываясь между отчетностью и самим лечением, Пономарь с тоской вспоминал о спокойных месяцах и подумывал о том, чтобы завести простого секретаря, без излишних экстрасенсорных амбиций.

Процесс лечения шел сегодня очень легко. Дарофеев вошел в ритм и наслаждался своей работой. Но где-то на задворках сознания целителя терзало некое предчувствие, что все это скоро кончится.

Действительно, в самый разгар сеанса, вдруг послышался недовольный гул пациентов, потом дверь приоткрылась и в кабинет кто-то заглянул.

– Займите очередь и ждите. – Не поворачивая головы отреагировал Дарофеев. Голова исчезла, а Игорь Сергеевич понял, что сейчас его будут пытаться упросить делать то, что ему было бы неприятно.

Когда Пономарь закончил с пациентом и тот вышел, вновь возник угрожающий шумок в коридоре. Целитель увидел, как в комнату, оттискивая следующую по очереди даму, пробирается незнакомый человек в камуфляжной форме.

– Что вы себе позволяете? – Ледяным тоном полюбопытствовал Дарофеев.

– Простите, Игорь Сергеевич, – стал оправдываться мужик, уже полностью просочившись в комнату и придерживая за собой дверь. – Меня просил заехать за вами Павел Петрович.

– Заехать? – Удивился Пономарь. – Все встречи только на моей территории. Так и передайте вашему Павлу Петровичу.

– Но он с меня…

– Голову снимет? – Завершил Дарофеев фразу. – Ничего. Без головы проживете.

Все время беседы целитель работал с нежданным посетителем. Игорь Сергеевич, как только понял, в чем дело, стал на расстоянии перераспределять энергетические потоки в теле вояки. Успокоив ему муладхару, чакр[2] 2
  Чакр-энергетический узел в теле человека.


[Закрыть]
, отвечающий за энергетику физического тела, которая фонила агрессивностью, Пономарь направил эту энергию в сердечный чакр анахату, где она трансформировалась и спустилась к желудку, в манипуру[3] 3
  Манипура – чакр, расположенный в области желудка.


[Закрыть]
. В результате этих манипуляций пришелец почувствовал жуткую неуверенность в себе, у него схватило живот и Дарофееву не составило труда выпроводить незваного гостя.

Но ритм уже был сбит.

Со следующими больными Игорь Сергеевич постарался разобраться как можно быстрее, понимая, что хозяин парня, таинственный Павел Петрович, не заставит себя ждать. Так и случилось. Через полтора часа вновь возникло неприятное шевеление среди пациентов. Дарофеев на мгновение отвлекся от сеанса целительства, настроил людей в коридоре на спокойствие и продолжил работу. Больше никаких поползновений на внеочередное обслуживание не было.

4.

Остряков и не предполагал, что экстрасенс, хотя и такой известный, может быть так загружен. Сняв с дежурства и послав за Дарофеевым одного из своих охранников, дюжего мужика, прошедшего Афган, Павел Петрович спокойно занялся своими делами. И был весьма удивлен, когда посланец, бледный, с бегающими глазами, заявил, что Игорь Сергеевич ехать не пожелал, что у него уйма народа и он ждет Острякова лично, причем в порядке общей очереди.

Непривыкший к отказам, начальник службы безопасности вспылил, накричал на охранника, стуча кулаком по столу. Когда мужик ушел, Остряков несколько минут остывал, внушая себе, что слава портит человека и нельзя обижаться на витающих в облаках. Приведя себя таким образом в относительно спокойное состояние, Павел Петрович вызвал машину и сам направился к целителю, надеясь поставить того на место и дать понять, что такие люди, как Остряков, имеют прав больше, чем все прочее население.

Но когда Павел Петрович вошел в квартиру, где принимал пациентов Игорь Сергеевич, весь пыл Острякова куда-то пропал и он смирно дождался своей очереди.

Войдя в кабинет, начальник охраны замер на пороге. Так все тут переменилось. Исчезли мистическая атмосфера таинственного действа, большая часть смеси языческого и христианского антуража, даже сам целитель больше стал походить на обычного врача. Обстановка в кабинете была простая, как в кабинете поликлиники, лишь несколько горящих свечей говорили о том, что перед Павлом Петровичем не простой доктор, а народный целитель. Да и сам Дарофеев был уже другим. Пропала некоторая нервозность, которую Остряков заметил в свои прошлые посещения, ей на смену пришло подавляющее спокойствие, исходящее от Игоря Сергеевича. Глядя на него, Павел Петрович внезапно почувствовал себя на партийном собрании, где от него ждут самой подробной исповеди и покаяния, а Дарофеев как председательствующий, обличен властью карать и отпускать грехи.

– Павел Петрович? – Сурово спросил председательствующий. У Острякова пересохло в горле и он кивнул. От этого движения наваждение испарилось и Остряков вспомнил где он и зачем.

– Помнится, вы ко мне ходили… – продолжил Дарофеев.

– Да, – ответил Павел Петрович, – с циррозом…

– Как, не беспокоит?

– Нет, со здоровьем у меня пока все нормально… Я к вам вот по какому вопросу…

Сделав небольшую паузу, Остряков подождал реакции Игоря Сергеевича, но тот молчал и внимательно смотрел на визитера.

– Убили заместителя управляющего нашего банка.

На эту новость губы целителя слегка разошлись в легкой улыбке:

– И вы, очевидно, хотите, чтобы я нашел убийцу… – предположил Пономарь.

– Да – согласился Остряков, стараясь не выдать своего удивления, – но не только…

– Что же еще?

– Я хочу знать, кто заказчик.

– Это непросто… – Игорь Сергеевич уже понял, что речь идет как раз о той непонятной серии убийств, которые переполошили все сферы власти, начиная от официальной политики и кончая криминальными структурами.

– Я понимаю… – мелко закивал Павел Петрович, восприняв эту реплику как намек об оплате. – Назовите сумму.

– Видите ли… – целитель пристально посмотрел на Острякова и тот понял, что невольно сказал какую-то глупость. – Стопроцентно гарантировать, что я действительно кого-то найду, я не могу. Поэтому в данном случае, если я, конечно, возьмусь за это дело, сумму, как вы выразились, вы определите сами. А теперь, расскажите все по порядку.

– На самом деле, – причмокнул губами Остряков, – Убиты были трое. Или четверо… Короче, Сергей Серафимович Дубов, он был нашим заместителем управляющего, его жена, водитель банка и… попугай. У всех… В общем, головы им свернули…

– У всех сломаны шейные позвонки? – Переспросил Игорь Сергеевич.

– Да. Именно.

– Интересно… – Пономарь качнул головой из стороны в сторону. – Продолжайте…

– Вот, собственно, и все, что известно… Произошло это в прошлую пятницу вечером, когда Сергей вернулся с работы. Как, что, почему, никто не знает…

Игорь Сергеевич задумчиво молчал. Остряков не выдержал паузы и холодно спросил:

<< 1 2 3 4 5 6 >>