Баян Ширянов
Оборотень


После смерти Ильи Еремеевича Буркова, Кропаля, его преемником стал Николай Андреевич Репнев. Криминальный капитал помог ему провести успешную предвыборную кампанию, он стал депутатом Моссовета и был правой рукой покойного. В криминальном же мире Репнева знали под кличкой Корень.

Узнав об убийстве пахана через час после случившегося, Николай Андреевич первым делом вызвал пару боевиков и приказал им запихать в мешок двух котов, Шмасть и Грызло, и суку дворянской породы по имени Лярва. Все эти животные обладали несносными характерами, постоянно дрались, и Корень с удовлетворением проводил их в последний путь, на ветеринарную станцию.

Избавившись таким образом от опостылевших подарков Кропаля, Репнев вызвал в свой кабинет одного из телохранителей и дал ему задание оповестить о сходняке всю верхушку мафии. Николай Андреевич подозревал, что на место главаря, кроме него, претендуют, по крайней мере, еще два человека. Но упускать свой шанс Корень не хотел. Убивать конкурентов было бы глупо, они занимали достаточно высокие посты в правительстве и могли бы оказаться полезны. Задача состояла в том, чтобы убедить их не покидать насиженные места и признать власть и авторитет Корня.

Воскресным вечером произошла встреча девятки, девяти наиболее приближенных к Кропалю мафиози. Собрались они в кабинете управляющего казино «Каравелла», которое принадлежало через подставных лиц самому покойному.

В ходе трехчасовой бурной беседы коллеги по преступному бизнесу пришли к заключению, что дробить уже созданную Кропалем структуру бессмысленно. Но голосование выявило, как и предполагал Корень, трех претендентов. Его самого, Гнутого, который был одним из заместителей министра здравоохранения, и Харчо, полковника МВД, который работал в отделе по расследованию половых преступлений. Все получили по три голоса «за» и сходка зашла в тупик.

Именно этого момента и ждал Корень.

– Вот что я вам скажу… – Николай Андреевич встал и прошелся по помещению. – Вы все почему-то забыли о том, что Кропаля мочканули. И никто не знает, кто это сделал и почему. Если эту угрозу не устранить – опасность будет грозить нам всем. Это понятно?

Собравшиеся переглянулись, не находя пока изъяна в доводах Корня. Тот продолжил:

– Наш уважаемый Харчо, на которого была возложена задача обеспечивать безопасность, с задачей не справился…

– Да у Кропаля мои лучшие люди сидели! – Возмутился полковник. – Они любому глотку перегрызли бы!..

– Ну да, кроме того, кто хозяина грохнул… – парировал Репнев. – Короче так. Я беру на себя руководство нашей организацией и нахожу убийцу и заказчика. Возражения есть?

Несмотря на то, что убитый официально не успел назначить своего приемника, практически все согласились, что им мог бы быть Корень. Но решилось это еще через час напряженных дебатов.

Разъехались мафиози лишь под утро, преодолев разногласия и проголосовав за кандидатуру Репнева.

2.

Хотя Корень обещал найти убийцу и того, кто его послал, новоизбранный главарь группировки не представлял как это реально сделать. По Москве ходили странные слухи, что появилась целая банда головорезов, которые мочат всех направо и налево, уничтожая людей целыми семьями. Несомненно, что и Кропаль стал их жертвой. Почерк был тот же, что и во всех остальных убийствах. Репнев как депутат, обладал этой информацией.

Знал он и то, что большая часть сил М ВД брошена на розыски потрошителей, но пока видимых результатов их работы не было. Однако ему доподлинно было известно, что никто из его коллег по криминальному бизнесу к этому массовому уничтожению непричастен. Более того, были убиты еще двое воротил преступного мира, Фонарь и Сыч. А на Рубленого было покушение, в результате которого он потерял сразу восемь боевиков. Вся эта информация тщательно скрывалась и никому, кроме узкого круга особо посвященных, известна не была.

Поэтому перед Николаем Андреевичем простиралось настолько широкое поле деятельности, что охватить его казалось просто невозможно. Требовалось найти какой-то оригинальный подход. Тем более что от успеха поисков зависела судьба Корня – преступный мир не поощрял невыполненные обещания.

И тут Репнев вспомнил о событиях прошлого года. Резкий взлет Рыбака, монополизация им всего рынка наркотиков. Потом разгром рыбаковской наркомафии группировкой Сивого. Быстрое возвышение последнего и столь же стремительный арест. По непроверенным сведениям и на Сивого, и на Рыбака работали мощные колдуны. Одного Николай Андреевич знал это почти что из первых рук, звали Гнус. Но Гнус был мертв, его убил противник, работавший как раз на Сивого. А под начальством Корня работал на криминальном поприще один из уцелевших приближенных Сивого. И он вполне мог знать этого колдуна…

Зайдя в комнату, оборудованную как кабинет, Репнев включил стоявший на рабочем столе персональный компьютер. Подождал минуту, пока загрузилась последняя русифицированная версия «Windows». После этого включил набор номера и, указав, что связь будет происходить в видеорежиме, набрал пароль для соединения с компьютерным центром.

Вскоре на экране появилось изображение небольшого зала, в котором за персоналками работали несколько человек. В поле зрения видеокамеры, прикрепленной к монитору, появился, наконец, молодой человек.

– Как дела, Драйвер? – Спросил Николай Андреевич.

– Неплохо. Скоро расколем защиту сети «Pan-American».

– Хорошо. Только работайте побыстрее… – Репнев на самом деле был весьма доволен этим известием. Оно значило, что теперь будет гораздо меньше сложностей с оформлением разного рода нелегальных грузов и бронированием билетов. Но Корень помнил одно правило: если ты начальник, то ты всегда обязан подгонять своих подчиненных, иначе они могут распуститься…

– И вот, что я хотел тебя спросить… – нахмурившись, Николай Андреевич посмотрел прямо в глазок камеры, зная, что там, в компьютерной, Драйверу будет казаться, что начальник глядит ему прямо в глаза, – не знаешь ли ты, что за колдун работал на Сивого?

– Колдун? – Удивился хакер.

– Ну, не помню, как они там себя еще называют…

– А-а-а!.. – Улыбнулся Драйвер. – Кажется, знаю, о ком вы говорите… Его фамилия Дарофеев. Он народный целитель.

– А найди-ка мне его телефон…

– Сейчас, в базу залезу… – и компьютерщик ушел из поля зрения камеры. Вернулся он через минуту:

– Пересылаю файл со всеми сведениями о нем, которые у нас есть.

– Угу. – Поблагодарил Корень. – Работайте.

Информации, которую переслал Драйвер, оказалось не так уж и много. В нее входили несколько видеофрагментов телевизионных выступлений экстрасенса, более двух десятков газетных статей с фотографиями популярного целителя, его краткая биография, в которой было указано, что Дарофеев вдовец, его прозвище – Пономарь, телефоны и место работы – Центр традиционной народной медицины. Это было то, что надо.

Первый звонок Репнев сделал домой Игорю Сергеевичу. Автоответчик приятным тенором сообщил, что экстрасенс отсутствует, и попросил оставить информацию. Николай Андреевич не стал этого делать, и набрал другой номер, Центра, где работал Пономарь. Там ему сказали, что Дарофеев сейчас ведет прием пациентов, будет это делать до пяти часов, а пока загружен по уши и подойти не сможет. Корень поблагодарил. Он и так уже узнал все, что ему было нужно.

Кликнув телохранителя, мафиози заказал машину на четыре дня и начал заниматься накопившимися делами.

3.

Прибыв в Центр традиционной народной медицины за пятнадцать минут до окончания дарофеевского рабочего дня, Корень сперва попытался записаться к экстрасенсу на прием. Но выяснилось, что очередь к Дарофееву расписана уже на полгода вперед. Намек на взятку полная регистраторша не поняла и Николаю Андреевичу пришлось сидеть в машине, пока телохранитель следил за очередью.

Ожидание затянулось гораздо дольше, чем рассчитывал Репнев. Лишь через три четверти часа прибежал боевик и сообщил, что в кабинет зашел последний больной.

Отложив документы, с которыми он должен был работать как депутат, Корень вылез из своего «Мерседеса», потянулся, разгоняя кровь в затекших конечностях, и направился в здание. Пройдя узким коридорчиком, стены которого сплошь были увешаны рекламными плакатами разных экстрасенсов, Николай Андреевич остановился перед дверью, на которой висела красивая синяя табличка, гласившая: «Дарофеев Игорь Сергеевич. Народный целитель.» Почти сразу же дверь приоткрылась и из кабинета, кланяясь, бочком вышел какой-то мужичок с осоловевшим взглядом. Корень, подождав пока тот не перестанет загораживать вход, немедленно вошел внутрь.

– Вы записаны? – Первым делом спросил хозяин кабинета.

– Нет, но…

– Тогда извините, – прервал нежданного посетителя Игорь Сергеевич, – у меня сегодня было полсотни человек и я очень устал.

– Я не лечиться. – твердо сказал Корень.

– Какая разница?! – Махнул рукой целитель. – Я уже не в состоянии работать…

– Мне всего лишь надо с вами поговорить. – Николай Андреевич не привык к отказам и это было видно по всему его облику. Пономарь внимательно оглядел мафиози и сдался:

– Две минуты. Не больше.

Игорь Сергеевич развалился в кресле за своим столом, положил ногу на ногу, прикурил от одной из многочисленных свечек. Репнев, не дожидаясь приглашения, сел напротив.

– Зовут меня Николай Андреевич Репнев, – представился мафиози. – Я хотел бы предложить вам простую, но весьма высокооплачиваемую работу… – Серьезно сказал Корень и осекся, услышав хриплый смех Дарофеева.

– Вы случайно не имеете дела с криминальными структурами? – Слегка успокоившись спросил целитель.

Репнев от неожиданности привстал. Он, готовясь к этой встрече, предполагал, что экстрасенс может его вычислить, но чтобы это произошло так быстро…

– Я вижу, от вас ничего не скроешь… – набычившись грозно проговорил Николай Андреевич. И вновь был удивлен, опять услышав раскаты хохота.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 17 >>