Бертрис Смолл
Ворон


– Как жаль, что мы не можем обручить Кейтлин с Ризом, – пробормотал мальчик. – Она бы прекрасно ему подошла!

– Дьюи! – Уинн засмеялась. – Ты опозоришь нас своими дурными манерами, мой юный лорд Гарнока. Риза из Сант-Брайда надо встретить со всей учтивостью, несмотря на то, что я откажу ему.

– А если ты его полюбишь? – спросил мальчик.

– Мне не нужно замужество, которое угрожает тебе, – тихо проговорила Уинн. – Я не пойду на это ради мужской любви, Дьюи, потому что любовь, в которой пылко клянутся, может угасать, пока не потухнет совсем. Нет, мой дорогой, любовь никогда не повлияет ни на одно мое серьезное решение.

Мальчик кивнул, вполне довольный. Из слов сестры он понял, что она не оставит его и оградит от опасности его жизнь, но в карих глазах Эйниона было беспокойство. Леди Уинн слишком молода, чтобы так уж хорошо разбираться в жизни, особенно не имея достаточного представления о мужчинах и женщинах. Она уже не первый раз говорила таким образом, и каждый раз он с любопытством вглядывался в нее, ощущая присутствие еще кого-то. Но перед ним стояла именно леди Уинн, и никого больше. Он озадаченно тряхнул своей большой головой и пришпорил коня вслед за братом и сестрой.

Они прискакали в Гарнок и увидели, что Риз из Сант-Брайда уже опередил их – его воины на конях кружили по двору, пока конюхи пытались навести порядок. Они вздохнули с облегчением, когда вернулась Уинн. Главный конюх подбежал к ней, чтобы взять ее лошадь под уздцы.

– Займись нашими гостями, – тихо приказала она. – Я сама справлюсь.

Как только слуга отошел, его место занял человек среднего роста в богатой одежде.

– Правы были те, кто говорил мне, что Уинн из Гарнока – красавица, – начал он. – Однако они недостаточно воздали должное вашей красоте, госпожа.

– А мне не доводилось слышать, что Риз из Сант-Брайда – льстец, мой господин, – ответила Уинн, глядя на него сверху.

Лицо человека, смотревшего на нее, имело чисто кельтские черты. Голова большая и овальная с почти квадратным лицом, которое лишь немного сужалось к хорошо подстриженной черной бороде и усам, обрамлявшим чувственный рот. Нос был прямой, а глаза, внимательно изучавшие ее, светло-зеленые. Мощная, как у быка, шея свидетельствовала о закаленном в битвах теле. Густые темно-каштановые волосы были коротко подстрижены.

Уинн не отвела взгляда, не желая проявлять слабость. Ей показалось разумным сразу же дать понять Ризу, что ее не запугать и она не будет игрушкой в чужих руках.

– Позвольте мне помочь вам сойти с лошади, госпожа, – сказал он и, не дожидаясь ответа, крепко взял ее за талию и поставил на землю.

Уинн отступила в сторону, стряхнула пыль с одежды, разглаживая невидимую складку на желтом платье-тунике.

– Спасибо, мой господин, – сказала она. – Не зайдете ли вы в зал отдохнуть? – И, повернувшись, пошла в дом.

Риз на мгновение почувствовал замешательство. Ему передавали, что Уинн – неопытная, невинная девушка. А она оказалась достаточно сильной и уверенной в себе молодой особой. И хотя его опыт общения с молодыми девушками был и невелик, он не одобрил ее поведение. Однако ему ничего не оставалось, как последовать за ней, что он и сделал.

Сердечко Уинн, возможно, билось немного сильнее обычного. Итак, это и есть Риз из Сант-Брайда, думала она про себя, стараясь рассуждать логично. Он не производит впечатление покладистого человека, однако нельзя сказать, что он похож и на жестокого. Скорее он напомнил ей цепкую охотничью собаку. Если он хочет заполучить Гарнок, она будет бороться, чтобы отстоять его, и ей это удастся. Гарнок принадлежит Дьюи, и она очень надеется, что брат вырастет, женится и передаст поместье наследникам.

Они вошли в зал. Кейтлин и Дилис выступили вперед, расточая приветствия лорду из Сант-Брайда, когда Уинн представляла его. На каждой было надето одно из лучших платьев-туник. Кейтлин красовалась в розовом с серебристо-черной вышивкой, которое подчеркивало ее светлую кожу. Дилис была в бледно-голубом с сине-розовой вышивкой. Обе хихикали и скромно опускали глаза, когда откровенный взгляд Риза скользнул по ним.

– Ваши сестры прекрасны, – прямо сказал он.

– Они еще очень молоды, мой господин, – ответила Уинн, давая знак слуге принести вино.

– Мы обе достаточно взрослые, чтобы выйти замуж, – смело возразила Кейтлин.

– Сестра! – резко прервала ее Уинн. – Что лорд из Сант-Брайда подумает о такой дерзости? Присаживайтесь, пожалуйста, мой господин. Вы оказали нам большую честь, остановившись в Гарноке.

– Я не просто остановился, госпожа, и вы это прекрасно знаете. Разве я не посылал к вам гонца сообщить, что приеду к вам? Ваша сестра права. Она уже достаточно взрослая для замужества, как и вы. Вот цель моего визита.

Уинн повернулась к Кейтлин и Дилис.

– Покиньте зал, – приказала она, – и пришлите сюда бабушку. А вас, мой господин, я прошу быть сдержанным в речах, пока сестры не уйдут и к нам не присоединится леди Энид, – обратилась она к Ризу.

Он кивнул, весьма довольный. У нее есть манеры, и, что более важно, она благоразумна. Красота, манеры, благоразумие – все это несколько успокоило его тревогу после ее довольно резкого поведения при встрече.

Кейтлин и Дилис ушли, разочарование было написано на их лицах, когда Уинн, слегка улыбаясь, сказала:

– Они будут сплетничать, мой господин, но наше дело, я думаю, должно остаться между нами.

– Ненадолго, – уверенно ответил Риз.

Уинн на мгновение сдержала себя, потом, опять став радушной хозяйкой, предложила гостю еще вина, свежеиспеченный хлеб и сыр собственного изготовления, при виде которого он причмокнул губами.

В зал вошла Энид. Ее седые волосы были заплетены в косы и уложены короной вокруг головы, делая ее еще выше. Нижняя туника на ней была красного цвета, а сверху было надето платье-туника ярко-синее, расшитое по рукавам серебряными нитями. Ее голову покрывал квадратный кусок тонкой ткани, украшенный серебряной вышивкой и укрепленный наголовной повязкой. В ушах были превосходные гранаты, а эмалевый крест с гранатами и жемчугом покоился на груди на массивной золотой цепи.

– Надеюсь, внучка позаботилась, чтобы вы, мой господин, чувствовали себя у нас уютно, – сказала Энид, таким образом приветствуя дорогого гостя. – Я леди Энид, добро пожаловать в наш дом.

Он поднялся из-за стола при ее приближении и поцеловал ей руку.

– Леди Уинн, кажется, прекрасно справляется с обязанностями хозяйки дома. Прекрасная репутация леди Уинн и слава о ее красоте дошли до меня в Сант-Брайде. – Он сел между бабушкой и внучкой. – Такие достоинства в женщине радуют мужчину, который ищет себе жену.

Уинн покраснела, не промолвив ни слова, а Энид спокойно спросила:

– Вам нужна супруга, мой господин?

– Да, – прямо ответил он. – Вот уже несколько лет, как я овдовел. Пришло время выбрать себе невесту. Человеку моего положения необходимы законные сыновья, чтобы иметь наследников.

– У вас есть незаконнорожденные сыновья? – тихо спросила Уинн.

Его поразила ее прямота – он полагал, что юным девушкам из хороших семей не следует знать о подобных вещах.

– Да, – медленно ответил он. – У меня несколько сыновей. Старшему – семнадцать. Как вы, должно быть, знаете, они не имеют права на наследство.

– Ваша честность, мой господин, похвальна, – сказала Энид и, подняв свой бокал, поспешила скрыть улыбку. Как это похоже на Уинн – смутить такого могущественного воина побережья. Внешность девочки так обманчива. Ее бледное лицо, ясное, с гладкой кожей, создавало впечатление кротости. Но только до тех пор, пока она не начинала говорить, подумала, усмехнувшись про себя, Энид, ставя бокал на стол.

– Скажите, зачем вы приехали в Гарнок, мой господин? – спросила она. – Лучше сразу же вернуться к делу.

Риз из Сант-Брайда с шумом прочистил горло, затем, глубоко вздохнув, сказал зычным голосом, который шел из самой груди:

– Госпожа, я хочу взять вашу внучку себе в жены.

– Вы имеете в виду, конечно, Уинн, – спокойно промолвила Энид. – Не Кейтлин или Дилис.

– Мне нужна старшая, – последовал ответ.

– Вы, разумеется, оказали нам честь, – начала Энид, которую вдруг прервала предполагаемая невеста.

– Благодарю вас, мой господин из Сант-Брайда, за оказанную честь, но я не могу быть вашей женой, – просто сказала Уинн.

– Не можете? Почему, госпожа? Вы уже просватаны? Или вы, возможно, хотите посвятить себя церкви? – спросил Риз.

– Нет, мой господин, я не собираюсь заточать себя в монастырь. У меня есть долг перед семьей, перед моим братом, Дьюи ап Оуеном, лордом Гарнока, который еще слишком мал, перед моими родителями, упокой Господь их души, которые надеялись, что я неотлучно буду при брате, пока он не вырастет и не сможет сам о себе позаботиться. Я не могу покинуть Гарнок, пока не исполню свой долг, а это будет не скоро. Поэтому, мой господин, я благодарю вас за ваше любезное предложение, но, думаю, вам лучше поискать жену в другом месте, – вежливо закончила Уинн.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 23 >>