Чингиз Акифович Абдуллаев
Дронго молчит, или Охота на человека

Дронго молчит, или Охота на человека
Чингиз Акифович Абдуллаев

Дронго #3
Эксперт-аналитик Дронго живет в ожидании телефонного звонка. Каждый день, каждый час. На этот раз его вызвали в США. Целая цепочка загадочных убийств и никаких следов. Но Дронго знает: преступник всегда оставляет следы, даже если он человек-невидимка...

Чингиз Абдуллаев

Охота на человека

Вместо вступления

Ла-Пас. Боливия

8 августа 1988 года

Бронированные лимузины мягко тронулись из аэропорта. Несколько минут назад два автомобиля охраны уже выехали на автостраду, ведущую в город. По краям дороги на протяжении всего пути следования кортежа уже выстроились переодетые агенты полиции и службы безопасности, контролирующие движение автомобилей. Все высотные здания на этом пути были взяты под особый контроль. Впереди кортежа ехала еще одна машина, набитая «гориллами» из службы безопасности американского посольства. Сверху навис полицейский вертолет, контролирующий общее движение на шоссе.

Охраняемый лимузин находился, как обычно, в головной части кортежа, сразу за передними автомобилями охраны. В нем сидел высокий американский гость, только что прибывший в Боливию. Государственный секретарь Соединенных Штатов Америки Джордж Шульц прибыл в Ла-Пас для беседы с руководителями страны о проблемах международных отношений вообще и двусторонних в частности. Рядом с ним в автомобиле сидел министр иностранных дел Боливии Гильермо Бедрегаль Гутьеррес, счастливый и гордый от сознания важности момента – посещения его страны столь важным американским визитером.

Шульц по привычке молчал, сидя в автомобиле и позволяя себе слушать улыбающегося министра иностранных дел. Гутьеррес рассыпал комплименты американскому правительству. Машины привычно неслись по магистрали, ведущей в центр города.

На одном из перекрестков кортеж поджидали двое парней, одетых в потертые джинсовые костюмы. Едва первый автомобиль охраны проехал мимо них, как один из парней, лет двадцати пяти, сорвавшись со своего места, бросился в ближайший переулок и резко махнул рукой стоявшему там «Ситроену». Из переулка невозможно попасть на трассу, и в этот момент полицейских агентов, наблюдавших за движением кортежа, там не оказалось. В «Ситроене» сидели еще два человека.

Заметив знак подбегающего парня, сидевший справа от шофера быстро достал небольшое автоматическое устройство и нажал кнопку…

В этот момент Гутьеррес улыбался особенно широко.

Полицейские агенты внимательно смотрели по сторонам. Все было в норме, никаких отклонений от маршрута…

Взрыв прогремел уже после того, как бронированный лимузин с высоким гостем миновал заминированное место. Полицейские агенты, стоявшие на улице, оцепенели. От взрыва пострадало несколько автомобилей, послышался звон выбитого стекла, попавшего под колеса машин.

Шофер лимузина, в котором сидели Шульц и Гутьеррес, чуть притормозил, но сидевший рядом агент американской службы безопасности коротко приказал: «Быстро вперед и не останавливаться», сопроводив свою фразу движением ствола вынутого пистолета. Шофер дал полный газ. Агент, не оборачиваясь назад, смотрел по сторонам, опасаясь возможного нападения.

Шульц попытался обернуться, вспомнив, что в автомобиле, следующем за ним, сидит его супруга, но место взрыва осталось далеко позади.

Там уже хозяйничали полицейские агенты, оцеплявшие место покушения. Всюду раздавались нервные крики, шум подъезжающих автомобилей, испуганные возгласы прохожих. Машины из кортежа, потеряв строй, пытались объехать место покушения, искусственно создавая еще большую пробку. Беспрерывно сигналя, автомобили один за другим останавливались, наталкиваясь друг на друга. Несколько машин с американскими гостями, развернувшись, снова выехали на трассу, продолжая движение. Остальные автомобили оставались на местах.

Битое стекло звенело под ногами, вывороченные камни мешали полицейским осматривать место взрыва. К счастью, среди этого беспорядка не было заметно следов крови и жертв. Таковых, к радости полицейских, не было вовсе, за исключением нескольких человек, порезавшихся осколками стекол. В общей суматохе никто не обратил внимания на медленно отъехавший «Ситроен» и двух парней, взиравших на происходившее с нескрываемым озлоблением. К месту происшествия уже спешили полицейские автомобили, чьи включенные сирены оглашали городские улицы Ла-Паса тревожным воем.

Часть I

Стокгольм. Улица Кунгсгатана

10 ноября 1988 года

– Добрый день, Дронго. Мы ждем вас уже три дня.

– Добрый день, господин президент. Мне пришлось добираться, как всегда, с пересадками. Именно поэтому я несколько задержался.

– Вы почти не изменились с тех пор, как мы с вами виделись в последний раз. Хотя прошло уже довольно много времени.

– Не так уж много, господин президент. Время – субстанция относительная, впрочем, как и все остальное в нашем быстро меняющемся мире. Очевидно, снова серьезный случай?

– Более чем. Впрочем, все по порядку…

Больше всего на свете он не любил неожиданных вызовов, когда, бросая свои дела, очередную работу, откладывая деловые и личные встречи, должен был мчаться на свидание со связным, чтобы узнать об очередном вызове из центра.

Этот вызов начался тревожным звонком в половине третьего ночи, когда телефон настойчиво потребовал внимания. В первое время самое трудное было привыкнуть к этим ночным звонкам, к неожиданностям, которые заранее запланированы самой спецификой работы. Через три дня местное такси уже везло его по Стокгольму, на встречу с президентом Интерпола. Эксперт Постоянного комитета ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней, региональный инспектор Дронго должен был получить новое задание.

Созданный при Организации Объединенных Наций Постоянный комитет экспертов по предупреждению преступности и борьбе с ней при Экономическом и социальном совете ООН первоначально включал в себя лишь известных ученых – правоведов, юристов, криминалистов и криминологов. Вначале это были чисто теоретические семинары и симпозиумы. Уже позднее на них стали приглашать судмедэкспертов, баллистов, профессиональных следователей, адвокатов, представителей Интерпола.

Был создан специальный компьютерный центр для анализа и оперативной информации о международных кланах мафии. Международная деятельность организованной преступности требовала и международной борьбы с ней. Интерпол, уже давно выполняющий специальные полицейские функции в международных масштабах, с большим трудом справлялся с волной насилия и террора, захлестнувшей многие страны мира.

Постепенно Постоянный комитет экспертов ООН превратился в параллельный центр борьбы с организованной преступностью, оснащенный необходимой технической аппаратурой, документацией, собственным банком данных, а главное – профессионалами высшего класса.

Для анализа обстановки на местах существовали региональные отделения Интерпола, но ООН, однако, в связи с особым характером мероприятий, проводимых международными полицейскими службами, иногда требовалось и присутствие специальных агентов Интерпола или экспертов ООН.

На квартире его уже ждали. В подобных случаях не бывает смешных паролей или еще более смешных опознавательных знаков. Прибывшие на встречу с региональным инспектором представители ООН и Интерпола знали своего эксперта в лицо.

Присутствие самого президента Интерпола, вызов одного из лучших экспертов Постоянного комитета ООН подчеркивали всю серьезность положения. Почти все лучшие агенты Интерпола были хорошо известны заправилам преступного мира, имеющим свои персональные картотеки и почти исчерпывающую информацию об их деятельности. В таких ситуациях специальные эксперты ООН действовали как наблюдатели под прикрытием удостоверений сотрудников ООН и в качестве таковых обладали международно-правовой юрисдикцией и пользовались правами сотрудников специализированных учреждений Организации Объединенных Наций. В иные времена эксперты становились незаменимыми помощниками при решении наиболее сложных задач, связанных с ликвидацией международных гангстерских синдикатов.

– … Таким образом, – продолжал президент, – успехи Интерпола способствовали разоблачению несколько лет назад начальника полиции Мехико генерала Артуро Дурасо, возглавлявшего мощную подпольную группу торговцев наркотиками. Тогда, в ходе операции, нам удалось выявить более тысячи торговцев наркотиками в США, Мексике, Колумбии, Боливии. Было уничтожено около трехсот полей, засеянных наркотическими травами, разгромлено двадцать три лаборатории по переработке наркотиков. Однако тем самым мы оказали невольную услугу конкурентам Дурасо. В последнее время в Латинской Америке вновь зарегистрирован небывалый рост производства и продажи наркотиков.

– Этого следовало ожидать, – вставил внимательно слушавший Дронго, – на месте одних бандитов появляются другие.

– Если бы только это, – вздохнул президент, – но обстановка куда более сложная. Гангстерские синдикаты начали войну против государственных органов. В Колумбии, например, после выдачи одного из «королей» местной мафии, Карлоса Ледера, американскому правительству, мафия развязала самую настоящую войну. Еще до выдачи, когда вопрос только обсуждался в парламенте, мафия убила министра юстиции страны Лара Бонилью, осмелившегося предложить подобную экстрадицию. Другой министр юстиции, Парехо Гонсалес, все же подписавший закон о выдаче преступников в США, был направлен послом Колумбии в Венгрию, подальше от местной мафии. Но даже это не спасло его от мести торговцев наркотиками. В Будапеште на него было совершено покушение. Убийца выпустил пять пуль, но Гонсалес чудом остался жив.

В конце концов, – продолжал президент, – главари колумбийской мафии дошли до того, что предложили генеральному прокурору страны полностью выплатить весь долг Колумбии, составляющий двенадцать миллиардов долларов.

– Предложение, конечно, не приняли, – улыбнулся Дронго.

– Разумеется, – кивнул его собеседник, – но подобная ситуация начала складываться в Боливии. Похожие симптомы проявляются в Перу и Венесуэле. Международное сообщество столкнулось с целой империей преступного мира, имеющей огромные средства, свои армии, самолеты, вертолеты, великолепно оборудованные лаборатории и, что самое прискорбное, массу своих людей среди государственных деятелей и полицейских чинов многих стран мира.

– Я слышал, что Верховный суд Колумбии отклонил договор об экстрадиции, признав его неконституционным, – вставил Дронго, – в нем, по-моему, обнаружены формальные нарушения процессуального характера.

– Да, но президент Колумбии Вирхилио Барка вновь поставил свою подпись под договором, придавая ему законную силу. Однако дело не в договоре. В последнее время мы столкнулись с новым, ранее неизвестным явлением. Преступные организации, располагающие огромными денежными средствами, стали создавать специальные террористические организации для ликвидации неугодных политиков, судей, полицейских, свидетелей, для расправы с конкурентами. В той же Колумбии еще в 1981 году было основано акционерное общество «Муэрте а секуэстрадорес»,[1 - «Муэрте а секуэстрадорес» (МАС) – в переводе с испанского «Смерть похитителям» – террористическая организация, основанная в декабре 1981 года К. Ледером, с первоначальным капиталом в 50 миллионов долларов. При создании насчитывала 2230 человек.] в которое вошли более двух тысяч отъявленных головорезов Колумбии. Другая подобная организация была создана в Боливии три года спустя под названием «Кондор». Есть достаточно много оснований подозревать, что именно эта организация совершила недавнее покушение на Джорджа Шульца, государственного секретаря США, во время его визита в Боливию. Никто не скрывал, что Шульц стал жертвой торговцев наркотиками, не простивших американцам ввода своих войск для борьбы с боливийской наркомафией в 1986 году. Вы, наверное, слышали об этом?

– Покушение 8 августа, – кивнул Дронго, – я о нем знаю.

– Вот-вот. Шульцу еще повезло, что покушение готовила именно эта группа. Но в Латинской Америке начала действовать в небывалых масштабах еще одна террористическая организация гангстеров – «Легион дьявола». На их счету более трехсот политических деятелей и высших политических чинов многих стран. Мы до сих пор не можем выяснить, где именно находится эта организация, кто в нее входит, кто ее руководители. Некоторые следы ведут в Чили и Парагвай, но наше расследование там затруднено – правительства этих стран отказываются от сотрудничества с Интерполом. Пиночет и Стресснер не хотят видеть у себя представителей нашей организации или экспертов ООН.

Два месяца назад мексиканская полиция вышла на лабораторию, которой руководил специалист из ФРГ Ганс Хоффман. Сотрудники во главе с самим Хоффманом были арестованы. Выяснилось, что в лаборатории проводятся эксперименты по выращиванию специальных сортов мака. С Хоффманом начали работать представители Интерпола, и оказалось, что он знает о существовании «Легиона дьявола». Более того, через него мы вышли на человека, готового за солидное вознаграждение и гарантию полной безопасности передать нам информацию об одной террористической организации. Хоффмана привезли в Боливию, где должна была состояться его встреча с этим неизвестным, и, несмотря на то, что Хоффмана охраняли наши лучшие агенты, он был убит. В перестрелке погибло еще двое наших людей.

Интерпол, – продолжал президент, – провел специальное оперативное расследование и сумел установить, откуда именно произошла утечка информации. Оказалось, что в нашем шифровальном отделе работает информатор «Легиона». В интересах дела его решено было не трогать, и теперь мы имеем возможность установить, что конкретно интересует «Легион».

Самое примечательное состоит в том, что этому неизвестному удалось бежать, и спустя некоторое время он позвонил в наше региональное отделение в ФРГ, предложив встречу. Затем его, видимо, что-то вспугнуло, и он попросил перенести встречу в Австрию. Теперь и мы оказались перед выбором. Вполне вероятно, «Легион», поняв нашу игру, решил подставить нам провокатора, это может быть и хорошо продуманная ловушка. Мы уже однажды попали в такую ситуацию в 1986 году в Перу, когда потеряли двух наших инспекторов. Позже тело одного из них было найдено. Наши эксперты установили, что он подвергался нечеловеческим пыткам в течение месяца. Ему выкололи глаза, проткнули уши, отрезали все, что можно было отрезать у мужчины. Я специально рассказываю вам это, чтобы вы хорошо представляли, с кем вам придется иметь дело. Но, с другой стороны, это, может быть, наш единственный шанс узнать что-либо об этой организации. Вы меня понимаете?

Дронго кивнул.

1 2 3 4 5 ... 11 >>