Чингиз Акифович Абдуллаев
Дронго молчит, или Охота на человека

– Конечно, господин президент.

– Хочу объяснить вам, – продолжал президент, – почему мы так торопимся. По нашим оперативным сведениям, поступающим из разных концов света, «Легион» готовится провести какой-то «день Х». Подготовка идет полным ходом, а мы не знаем, где именно, против кого и когда конкретно состоится назначенная акция, запланированная на этот день. По некоторым данным можно предположить, что это произойдет в ближайшие месяц-полтора. У нас почти нет времени, Дронго. Именно поэтому вы должны не только встретиться с этим неизвестным, но и выяснить как можно больше об этой операции. Наша главная задача – сорвать акцию, назначенную на «день Х».

Через их информатора мы сделаем все, чтобы привлечь внимание «Легиона» к вашей персоне, а сами, в свою очередь, будем следить за теми «легионерами», которые пойдут по вашему следу. Конечно, мы постараемся обеспечить вашу охрану, но многое будет зависеть лично от вас. Я думаю, вы поняли, что вас ожидает?

Дронго промолчал. Сидевший в комнате третий человек, представитель Специального комитета ООН, негромко сказал:

– Значит, Дронго будет в качестве живой приманки?

– Да, – бесстрастно ответил президент Интерпола, – в качестве живой приманки для этого «Легиона». И не дай бог ему ошибиться.

Дронго молчал. Он уже понял, что на этот раз охотником будет не он. Такого в его карьере эксперта еще не было.

Совершенно секретно

Литера «В»

НАЦИОНАЛЬНОМУ БЮРО В АВСТРИИ

ОТ ПРЕЗИДЕНТА ИНТЕРПОЛА

Эксперт Дронго вылетел в Вену. Просим обеспечить особую охрану и взять под контроль встречи с объектом Х.

Вена. Собор Святого Стефана

12 ноября 1988 года

Многие города, в которых он бывал, запоминались лишь вокзалами и аэропортами, всюду чем-то похожими друг на друга. Даже те города, в которых он находился по нескольку дней, позднее сливались для него в бесконечные, унылые, серые улицы с нависшими рядами домов по краям, где на каждом шагу его подстерегает смертельная опасность.

Но Вена, где он бывал не раз, очаровывала его своим возрожденным обликом, великолепием архитектурных ансамблей и памятников. По его глубокому убеждению, в мире существовало лишь несколько городов со своим особо неповторимым колоритом и характерными особенностями улиц и площадей. Такими городами для него были Париж, Нью-Йорк, Ленинград, Пекин, Токио. К этой же категории он относил и Вену.

Ричард Саундерс, тридцатипятилетний коммерсант из Австралии, стоял на трамвайной остановке у собора святого Стефана, с удовольствием осматриваясь вокруг. В прошлом году он успел побывать в Вене только два часа и сразу улетел в одно из африканских государств, а на подобном контрасте столица Австрии еще более выигрывала.

Боковым зрением Саундерс уже давно заметил женщину лет тридцати, уверенно шедшую к нему. Он успел отметить элегантность ее строгого костюма и независимый вид, когда она, подойдя вплотную, полуутвердительно спросила:

– Мистер Саундерс?

– Да, это я. А вы Моника Вигман? – спросил он в свою очередь.

Она кивнула головой, продолжая внимательно разглядывать Саундерса. Что-то промелькнуло в ее взгляде, но что именно, он не уловил…

– Вы должны передать мне фотографию, – напомнила миссис Вигман.

– Да, конечно, – он достал из кармана фотографию, – прекрасный снимок ночной Вены. Наше руководство упорно не хочет отказываться от конспирации, – добавил он, улыбаясь и протягивая фотографию.

Моника Вигман взяла ее и, даже не взглянув, бросила в сумку.

– Все в порядке. Так куда мы теперь пойдем?

– Куда вы меня пригласите. Я гость Вены. Причем только недавно, – ответил Саундерс.

Женщина ему понравилась. Правильные тонкие черты лица, немного косметики, аккуратно уложенная короткая прическа. В руках небольшая сумочка, дополнявшая ее строгий костюм.

– В таком случае я должна быть хозяйкой. Хотя я здесь тоже всего второй раз в жизни.

– Здесь рядом есть великолепный ресторан, один из лучших в городе. – Он предложил ей руку. – Пойдемте туда, к «Трем гусарам».

– Так называется этот ресторан? – улыбаясь, спросила она.

– Если вы будете переигрывать, я могу заподозрить, что вы часто бываете неискренней. Я ведь видел, как вы вышли на площадь. Может, вы в городе действительно второй раз, но уж название лучших гостиниц и ресторанов города вы наверняка знаете.

Она рассмеялась.

– Меня предупреждали, что вы один из лучших экспертов, – сказала Моника, – с вами невозможно разговаривать. Идемте к вашим гусарам, – весело предложила она.

Через десять минут они уже сидели в ресторане, и предупредительные официанты бесшумно расставляли приборы на их столике.

– Мы будем работать вдвоем? – спросила Моника, едва они принялись за еду.

– У вас есть скэллер? – не отвечая ей, он достал из кармана специальное устройство.

– Есть, – она тоже достала из сумочки портативное устройство, – я его уже включила.

Скэллеры были непременным атрибутом почти всех агентов Интерпола и политических деятелей ООН. Специально приспособленные миниатюрные аппараты исключали возможность подслушивания в радиусе пятидесяти метров. Саундерс обычно пользовался наиболее мощным типом скэллера – «СХ-3», сделанным по индивидуальному заказу.

– Втроем, – теперь уже ответил он, убедившись, что аппарат включен.

– А кто третий? Тоже сотрудник Интерпола?

– Он встретит нас по прибытии в Латинскую Америку. Вы с ним должны будете меня охранять, – недовольно добавил он. От нее не ускользнуло его недовольство.

– Вы считаете, что я не гожусь для подобной задачи? – спросила она, устремив на него пристальный взгляд своих темно-карих глаз.

– Я не люблю, когда женщины занимаются не своим делом, – честно признался он. – Это будет очень нелегкая задача – охранять меня. К тому же я привык справляться один.

– Я об этом знаю, – улыбнулась Моника, – о вас в Интерполе ходят легенды. Говорят, вы умеете читать мысли.

– Так и говорят? – недоверчиво хмыкнул он.

– Насколько я знаю, наше руководство убеждено, что вы лучший эксперт по вопросам международной преступности. Честное слово, я не поверила, когда узнала, что буду работать с вами. Я думала, вы намного старше. За вашу голову предлагают огромные деньги. Причем вас наверняка не станут убивать. Постараются захватить живым, ведь вы очень многое можете рассказать.

– Если захочу, – вставил он.

– Не обязательно, – она помолчала. – Неужели вы ничего не боитесь, Дронго? Ведь это очень страшно – попасть к ним в руки. Они умеют спрашивать, уверяю вас.

– Я постараюсь не попасть к ним в руки, разумеется, с вашей помощью. По-моему, с таким телохранителем мне нечего бояться.

– Вы напрасно иронизируете. Я пять лет работала в ДЕА.[2 - ДЕА – Американское управление по борьбе с наркотиками.] А до этого – в полиции. На моем счету более пятидесяти задержанных торговцев наркотиками.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>