Чингиз Акифович Абдуллаев
Опрокинутая реальность

– Дело в том, что мне рекомендовали вас как лучшего эксперта в нашем городе, – призналась женщина, – мне рассказывали о вас столько необычного. Говорят, вы просто волшебник.

– Слухи, как правило, бывают преувеличенными, – заметил Дронго, – я сам не верю в чудеса и другим не советую. А фокусы обычно показывают братья Кио.

– Я не хотела вас обидеть, – торопливо заметила женщина. – А я и не обиделся, – ответил Дронго. – Если вам говорили о моих необычных способностях, то это преувеличение. Я действительно иногда помогаю людям решать некоторые проблемы, но это совсем не значит, что могу творить чудеса.

Официант принес ее мартини. Дронго попросил принести ему джин-тоник.

– Кто вам говорил обо мне? – поинтересовался Дронго.

– Мы дружим с супругой генерала Потапова, – призналась Эльза, – она говорит, что муж считает вас абсолютным гением, который может расследовать любое преступление.

– Ясно, – вздохнул Дронго, – у вас что-то произошло? Какие-нибудь неприятности?

– Если бы только неприятности, – вздохнула женщина, – мне нужна ваша помощь.

Она ему нравилась. Непонятно почему, но его раздражали молодые девицы. Ему нравились именно такие женщины. Сильные и уверенные в себе. Она смотрела ему в глаза.

– У меня погиб брат, – призналась Эльза, – его застрелили в прошлом году в Париже, прямо перед отелем, где он жил. Французские власти провели расследование, но ничего найти не смогли. Или не захотели. Вы ведь знаете, как на Западе относятся к нам. Они считают всех выходцев из бывшего Советского Союза потенциальными бандитами или жуликами. А уж когда речь идет о подобных убийствах, они убеждены, что это мафия сводит счеты друг с другом.

– Чем занимался ваш брат?

– Поставками нефтепродуктов. У него была своя фирма. Может, вы слышали о ней: фирма «Прометей».

Очевидно, он не сумел скрыть свой скептицизм. Она нахмурилась, заметив тень, набежавшую ему на лицо.

– Вы тоже считаете, что это криминальный бизнес? – поинтересовалась она.

– Я этого не говорил. Просто в России этот бизнес настолько переплетается с криминалом, что иногда трудно бывает отличить, где кончаются криминальные деньги и начинается настоящий бизнес. Или наоборот. Не обижайтесь, я привык говорить, что думаю.

– Он организовал свою компанию еще в девяносто пятом. Когда разразился кризис девяносто восьмого, он сумел выстоять, а уже через год восстановить прежние объемы. Вы знаете, как он работал? С утра до вечера и с вечера до утра. Он был моим единственным братом. Мы рано потеряли родителей. Я старше на четыре года. Поэтому относилась к нему не просто как к младшему брату. У нас были очень доверительные, товарищеские отношения.

– Понимаю, – кивнул Дронго. Официант принес джин с тоником и удалился, даже не спрашивая про следующее блюдо. Здесь держали сообразительных официантов.

– Чем я могу вам помочь? – поинтересовался Дронго.

– Я хочу знать, кто и зачем убил моего брата, – блеснула она глазами, – я хочу отомстить за него. У него не было братьев и сыновей, поэтому я хочу сделать то, что обычно делают братья или сыновья. Отомстить за него.

– Я не стану вам напоминать, что кровная месть – это пережиток прошлого, – серьезно заметил Дронго, – но вы подумали о последствиях? Дело в том, что в подобном бизнесе всегда очень большие деньги и очень важные люди, которые стоят за каждым преступлением. Вы понимаете, что именно будет – если вы попытаетесь начать собственное расследование? Вы можете задеть интересы очень важных людей.

– Ну и пусть, – упрямо сказала она, – зато я буду знать, что он отомщен. Я его ночами во сне вижу. Он ко мне приходит, и мы разговариваем. Я уже четыре месяца себе места не нахожу, не могу ни жить, ни есть, ни спать. И не смогу никогда, пока не разыщу его убийц.

– Давайте по порядку. Вы сказали, что он погиб четыре месяца назад? Как это случилось?

– В Париже, рядом с отелем «Бристоль», где он остановился. Он вышел из отеля, и его застрелили. Убийца стрелял в спину. Два раза. А потом в лицо.

– Вас, кажется, удивляет, что ему стреляли в спину. Эльза, у этих людей нет правил чести. Наемные убийцы редко проявляют какие-то другие чувства. Их волнует только целесообразность и успешно сделанная работа, за которую они получают свой гонорар.

– Французы не выдавали его несколько дней, – сообщила Эльза, – потом поехала его жена, которая опознала тело. С большими трудностями удалось перевезти тело в Москву и похоронить. Мне пришлось заниматься всем этим.

– А почему не его супруга?

– Эта дрянь даже не хотела лететь на опознание, – вспыхнула Эльза. Потом грустно усмехнулась: – Брат говорил мне, что у меня «комплекс свекрови». Я всегда о нем заботилась, всегда любила его больше всех. А эта дрянь, на которой он женился, думала только о его деньгах. Извините меня, я, кажется, говорю лишнее.

– У них не было детей?

– Нет. У нее была дочь от первого брака. Это был ее второй брак. Красивая стерва. Высокая, длинноногая блондинка, от которой сходят с ума мужчины. Вот он и не устоял. Я ему говорила, что он ей не пара, но мужчины редко слушаются советов в подобных случаях. Вот он и женился на ней. И, когда он погиб, она даже поминки не смогла организовать по нашим обычаям. Ничего не захотела сделать, все мне пришлось взять на себя. Ну ничего. Пусть теперь она помучается, – мстительно добавила Эльза.

– Почему помучается? – поинтересовался Дронго.

– У компании моего брата оказался долг на двадцать миллионов долларов, который должен быть возвращен в этом году. Банк потребовал вернуть деньги, иначе – банкротство. Сейчас компанией занимается фирма, специализирующаяся на банкротствах. Подробностей я не знаю, но счета заморожены, а на имущество компании «Прометей» наложен арест. Бедный Салим, если бы он видел, что случилось с его компанией. Сначала я думала, что его убили из-за этих денег. Двадцать миллионов долларов – не шутка.

– Нет, – возразил Дронго, – должников подобного уровня обычно не убирают. Наоборот, их берегут, чтобы они могли расплатиться.

– Мне тоже так сказали. Но тогда почему убили Салима? И кто это мог сделать? Хотя мне кажется, что он заранее знал о своей смерти. Вернее, он заранее предполагал, что его убьют именно в Париже.

– С чего вы взяли? – насторожился Дронго.

Она неожиданно спросила:

– Вы сумеете мне помочь?

– Если вы будете что-то скрывать от меня, то вряд ли. Пока я ничего для себя не решил.

– Тогда я не стану вам выкладывать все, – сказала она, чуть понизив голос и нахмурившись.

– И тем не менее вы пришли именно ко мне. Поэтому будет лучше, если вы мне расскажете все.

– Перед отъездом в Париж он приехал ко мне и рассказал о том, что перевел на мое имя и на имя моего сына по полмиллиона долларов, – призналась Эльза. – Мне кажется, он был уверен, что его убьют именно в Париже. До этого он всегда помогал нам, но никогда не переводил сразу такой большой суммы. Он просил, чтобы никто не знал об этом переводе. Сказал, что это его страховка на непредвиденный случай. Часть моих денег он перевел в российский «Альфа-банк», и мы сейчас живем на них.

– У вас есть сын? – уточнил Дронго.

– Да. Ему шестнадцать лет, и он учится в Англии.

– А кто его отец?

– Мы в разводе, – сухо сообщила Эльза, – уже давно. Больше десяти лет назад.

Они помолчали.

– И вы полагаете, что я могу найти его убийц?

– Если не конкретных исполнителей, то хотя бы заказчиков. Я готова вам помогать, я готова выплатить вам любой гонорар. Но я должна знать, кто и почему «заказал» убийство моего брата. Вот такая у меня к вам просьба.

– Мне придется полететь в Париж, – предположил Дронго, – поговорить со многими людьми, оторваться от своих дел.

– Да, – кивнула она, – я все понимаю. Назовите вашу цену. Я заранее согласна. На все ваши условия.

Он молча смотрел на нее. Она ему нравилась. Нет, не так. Она ему очень нравилась. Если бы не это, он не взялся бы за подобное расследование, даже за очень большой гонорар. Но при мысли, что ему придется несколько недель, а то и месяцев общаться с этой красивой женщиной, ему хотелось согласиться. Он медлил с ответом.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>