Чингиз Акифович Абдуллаев
Всегда вчерашнее завтра

Он включил переговорное устройство.

– Кто вам нужен? – спросил по-русски, сразу догадавшись, что незнакомцы не местные.

– Добрый вечер, – сказал первый, – мы хотели бы с вами поговорить.

Судя по характерному акценту, посетители прибыли из Прибалтики либо из Скандинавии.

– Может, вы ошиблись адресом? – спросил Дронго, вслушиваясь в ответ и пытаясь получить представление о визитерах.

– Нет. Нам нужны именно вы. Мы приехали из Стокгольма, где нам дали ваш адрес.

«Как странно, – подумал он. – Говорящий совсем не похож на шведа. Скорее на литовца или латыша. Почему он говорит, что приехал из Швеции?»

– Кто вас послал?

– Нам дала ваш адрес фрау Сигрид Андерссон. Она просила передать вам привет.

Оставалась последняя проверка. Для самого себя.

– Вы приехали из Швеции? – спросил он, уже почти уверенный в ответе. Тембр голоса говорившего и его акцент служили безошибочным ориентиром.

– Нет, – ответил незнакомец, – мы из Литвы.

Только тогда Дронго наконец открыл дверь.

– Вы напрасно держите руки все время в карманах, – мягко сказал он, обращаясь ко второму незнакомцу, – я мог бы предположить, что вы носите с собой оружие.

– А откуда вы знаете, что его нет? – лукаво улыбнулся первый незнакомец, входя в квартиру.

– Раздевайтесь, – показал Дронго на вешалку. – Во-первых, вы приехали явно из другого государства и не могли везти с собой через границу оружие. Для этого нужно оформить массу документов. Этого вы не стали бы делать, чтобы не выдать цели своего визита. А во-вторых, в таком легком плаще, как на вашем спутнике, оружие трудно скрыть. Я знаю подобные плащи – у них очень маленькие внутренние карманы, и оружие там не поместится.

Первый незнакомец снова улыбнулся и, обернувшись, кивнул спутнику, угрюмо и недоверчиво смотревшему на Дронго. Оба гостя, сняв верхнюю одежду, прошли в комнату.

– Садитесь, – пригласил Дронго, показывая на диван, и сам устроился в любимом кресле. – Надеюсь, вас привели очень серьезные дела, если вы приехали сюда из Литвы, сделав крюк через Стокгольм.

– У меня еще один вопрос. – На этот раз молчание нарушил второй. У него был более жесткий голос. – Почему вы решили, что мы хотим скрыть цель нашего визита?

– Достаточно посмотреть на вашего спутника, чтобы все понять, – усмехнулся Дронго. – Я думаю, вы приехали сюда не для того, чтобы я устраивал показательные номера по наблюдательности. Я не рекламирую свой товар.

На этот раз улыбнулись оба гостя.

– Что вы пьете? – спросил Дронго. – У меня есть прекрасное грузинское вино. Надеюсь, вы не откажетесь от столь приятного напитка?

Гости одновременно покачали головами, и он отправился за бутылкой и бокалами. Когда вино было откупорено и пригублено, он предложил гостям:

– Теперь можете рассказывать, что привело вас сюда.

Незнакомцы переглянулись.

– У нас очень важное дело, – сказал первый гость.

– И конфиденциальное, – добавил второй, – о нем никто не должен знать, так же, как и о нашем разговоре.

– Надеюсь, вы слышали о моей репутации аналитика. Я не раскрываю секретов своих заказчиков, – пожал плечами Дронго, – и еще неизвестно, соглашусь ли я помогать вам. Иногда я отказываю, если считаю, что это не мое дело. Иногда соглашаюсь. Но в любом случае наш разговор останется тайной. Если, конечно, вы сами не захотите ее разглашать.

– От чего зависит ваше желание сотрудничать с клиентами? – поинтересовался второй.

– Клиенты бывают у парикмахеров или проституток, – засмеялся Дронго, – у меня – друзья, гости или заказчики. Это зависит от многих факторов. И от моего к вам отношения. И от степени сложности задания. Я не берусь за нечистоплотные дела, даже за очень большие деньги, считая совесть категорией нетоварной. Во всех остальных случаях пытаюсь понять, зачем и почему я должен помогать в том или ином вопросе.

– Мы хотели бы с вами работать, – нерешительно сказал первый гость, – и заранее согласны на все ваши условия в смысле материального обеспечения. Я имею в виду гонорар.

– Я пока не посвящен в суть дела, – сухо сказал Дронго, – а вы не знаете суммы моих гонораров. Поэтому о деньгах поговорим в самом конце. Изложите подробно, почему вы проделали такой долгий путь, чтобы встретиться со мной.

Первый взглянул на второго и осторожно вздохнул. Снова отпил вино и лишь затем сказал:

– Вы были связаны с сотрудниками прежнего КГБ СССР.

– Это вопрос или утверждение? – поинтересовался Дронго. – Если вопрос, то отвечу, что связан никогда не был. Я с ними работал, и достаточно долго. Если утверждение, то это неправда. Я работал с ними, но не на них и не для них. Это немного разные вещи, вы не находите?

– Нет-нет, – поднял руку первый незнакомец, – я не хотел вас обидеть. Просто уточнить, что вы хорошо знаете внутреннюю структуру бывшего КГБ и работавших в нем людей.

– Достаточно, чтобы иметь представление об их деятельности, – согласился Дронго.

– Нам нужен именно такой человек, – быстро сказал первый, – у нас возникли некоторые проблемы, и мы желали бы разрешить их с вашей помощью.

Дронго молча смотрел на него.

– Нас прислали сюда в официальную командировку. Мы прилетели с согласия самого президента республики, – произнес наконец первый. – Мы должны договориться с вами о сотрудничестве.

– Вы еще не представились, господа, – напомнил Дронго. – Мне это делать необязательно. Вы, по-моему, узнали не только мой адрес и мое настоящее имя, но и кличку, под которой я обычно работаю.

– Да, это название птицы дронго, – кивнул первый. – Моя фамилия Стасюлявичюс, я заместитель министра иностранных дел, а мой коллега Хургинас возглавляет одно из подразделений службы безопасности.

– Значит, мы почти коллеги, господин Хургинас, – ответил Дронго. – С большим интересом жду ваших предложений. Раз прислали такую представительную делегацию, дело касается по меньшей мере государственных интересов вашей республики.

– Так оно и есть, – кивнул Стасюлявичюс, – речь идет об убийстве моего коллеги, которое произошло два месяца назад…

Особо важный документ

Не выносить из здания

Службы внешней разведки

Ознакомлению подлежат только

начальники управлений

Агент Михаил был убит два дня назад на пороге своей квартиры. Несмотря на отказ от сотрудничества с представителями местной резидентуры, мы не располагаем сведениями о том, кому именно понадобилась его ликвидация. Резидентура предполагает и в дальнейшем внимательно следить за ходом расследования. Однако мы считаем, что бытовые мотивы преступления могут быть исключены.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>