Чингиз Акифович Абдуллаев
Срок приговоренных


– Мы все посмотрели, – возразил первый голос.

Два типа втащили в спальню какой-то мешок. Резо перевел взгляд на то, что они тащили, и едва не вскрикнул. Он узнал брюки и ботинки Никиты. Его переложили на простыню и втащили в спальню как какой-то ненужный груз, оставив тело на полу. Резо замер, чувствуя, как дрожат ноги. Он увидел наколку на кулаке одного из убийц. Синее солнце с разбегающимися лучами. И длинная черта горизонта, больше похожая на шрам.

– Посмотрите в спальне, – крикнул кто-то, – может, он под кровать залез.

– Да нету его здесь, – разозлился неизвестный с наколкой, заглядывая под кровать. Потом повернулся и зло сказал своему напарнику: – Не хотят признаваться, что не заметили, когда этот вышел из подъезда. Теперь из-за них мы должны торчать тут.

Второй убийца вошел в гардероб, тронул вещи, висевшие на вешалках. Почему-то понюхал рукав одного платья.

– Дорогими духами пахнет, – зло бросил он, обращаясь к тому, кто остался в спальне. – Приезжают сюда «черножопые», квартиры покупают в центре и жиреют, суки. А попробуй тронь кого-то, сразу защитников найдут. Я бы их всех давил, как клопов.

– Этот уже не найдет, – успокоил его напарник, – если даже сегодня не возьмем, он все равно покойник.

– И денег нигде нет, – пожаловался первый, выходя наконец из гардероба, – куда они свои баксы прячут? Я и по шкафчикам посмотрел. Только мелочевка. А квартира богатая, деньги должны быть.

– Тише, – шикнул напарник, – а то услышат. Сам знаешь, что бывает за такие дела.

– Его нигде нет! – крикнул он.

И в этот момент в дверь позвонили.

– Наверное, торчал у соседей, сука, – зло бросил кто-то из убийц, выбегая из спальни. Видимо, их было четверо или пятеро. Они тихо совещались о чем-то в холле. До Резо долетали только обрывки фраз. Он с нарастающим ужасом понял, кто мог позвонить в это время. Это пришла Надя. Он даже открыл рот, чтобы крикнуть, предостеречь ее. Но вместо этого стоял как заговоренный, не в силах даже пошевелиться. В дверь снова позвонили.

«Уходи, – молил он про себя женщину, – уходи отсюда, убегай». Но она позвонила в третий раз. Кто-то из убийц подошел к двери и открыл ее. Резо замер, прислушиваясь.

– Здравствуйте, – удивленно сказала Надя, – а где Резо?

– Его нет дома, – ответили ей, – вы к нему?

– Да, у меня к нему дело, – ответила Надя.

«Уходи, – молил ее Резо, – только не входи в квартиру. Только не входи».

– Можете его подождать, он скоро придет, – услышал Резо.

– А он ничего не просил передать? – Она все еще не входила в квартиру. У нее все еще был небольшой шанс.

– Нет. Но говорил, что должен скоро прийти. Просил подождать.

– Да, конечно. А вы его знакомый? Он мне о вас ничего не говорил.

Она, очевидно, вошла в квартиру. И в этот момент дверь захлопнулась. И Резо сразу услышал женский крик:

– Кто вы такие?! Что вам нужно?!

У нее, наверное, вырвали из рук сумочку. Она, конечно, сопротивлялась, но пока было тихо.

– Дешевка, – тусклым голосом сказал мужчина, – ты его любовница?

– Уберите руки! – гневно воскликнула она, все еще не сознавая до конца, что тут происходит.

– Когда вы должны были с ним встретиться? – спросил резкий голос главного. Резо теперь узнавал его.

– Не знаю. Отпустите, – почти кричала она, – вы делаете мне больно. Отпустите! – Видимо, кто-то из нападавших переусердствовал, выворачивая ей руку.

Резо вспомнил все, что он говорил несколько минут назад о чести мужчины. Он хотел выскочить, заступиться за женщину, которая пришла к нему в дом, была близка с ним. Но какой-то дьявольский голос внутри отговаривал его. Этот голос труса и подлеца советовал ему отсидеться, переждать, пока незнакомцы уберутся. Один и без оружия он ничего не сможет сделать против четверых или пятерых вооруженных убийц. Профессиональных убийц, которые пришли сюда именно за его головой.

Воспитанный на рыцарском отношении к женщине, всегда готовый вступиться за слабый пол, он был настоящим мужчиной лишь до тех пор, пока ему не выпало вот такое испытание. Он не выдержал его, дрогнул. Его совесть подсказывала ему: выйди и достойно умри. Покажи мерзавцам, как умирают настоящие мужчины. Но другой голос продолжал командовать: затаись и молчи, убийцы скоро уйдут. Ты все равно не сможешь ей помочь. Он успокаивал себя тем, что хотя бы поможет в розыске убийц. В тысячные доли секунды в его мозгу возникали тысячи доводов, оправдывающих трусость. И он, скованный животным страхом, утратил способность слушать голос совести. Он стоял и слушал.

– Я ничего не знаю! – крикнула женщина. – Отпустите меня, мерзавцы, негодяи, подлецы!

– Спокойно, – посоветовал главный. Он один все еще обращался к ней на «вы». – Не нервничайте так. Нам необходимо выяснить, где находится хозяин квартиры.

– Я не знаю, – призналась женщина.

Видимо, предводитель группы сделал знак, чтобы Надю отпустили. Резо расслышал, как она прошептала «спасибо».

– Где он может быть? – снова спросил незнакомый голос.

– Не знаю. Я действительно не знаю. Мы договаривались встретиться. А кто вы такие? Вы из милиции?

– Почти, – ответил ее страшный собеседник. – Значит, он должен прийти сюда? Или вы должны были встретиться с его компаньоном?

– Не говорите гадостей, – разозлилась она. – Ни с кем я не должна была встречаться, в вашем грязном понимании этого слова. У меня деловая встреча.

Раздался громкий удар пощечины. Резо вздрогнул. По лицу его сбегали крупные капли пота. Он стер их судорожным движением руки, жадно вслушиваясь в то, что происходило в холле его квартиры. Подленький чертик, сидевший где-то в темном уголке его души, даже радовался, что он сумел вот так ловко обмануть ворвавшихся в дом убийц, надежно спрятаться от них. Слабенький голос совести заглушал оглушающий страх и нечеловеческое, почти животное желание – жить, спастись.

– Сука, – лениво сказал предводитель, переставший играть в интеллигента, – ты еще будешь мне врать.

Очевидно, они снова схватили ее, так как опять раздалось ее жалобное восклицание.

– В воскресенье днем у него на квартире, видите ли, должно состояться деловое свидание, – продолжал убийца. – Так я тебе и поверил. Где он – спрашиваю я тебя?

– Не скажу, – с отвращением прошептала Надя.

Резо повернул голову. Воздух или волнение заложило правое ухо. Он стал слушать левым, тяжело дыша, ловя себя на мысли, что задыхается, но не от недостатка воздуха, а от ощущения надвигавшейся беды, от ужаса и кошмарности всего происходящего.

– Скажешь, – пообещал неизвестный, – ты все скажешь. И зачем пришла. И где он сейчас находится. И когда сюда придет. Хотя можешь и не говорить. Раз такая сучка, как ты, заявилась сюда, значит, скоро и кобель притащится. Ждать придется недолго.

И в эти минуты с женщиной что-то произошло. Может, она действительно любила его и решила, что сможет спасти Резо своим безумным поступком. Но скорее всего женская интуиция подсказала ей, что негодяи, схватившие ее, не дадут ей уйти живой из этого дома. Это она, наверное, прочла в глазах своих мучителей. И, рванувшись изо всех сил, она освободила руку и с силой пропахала своими острыми ногтями лицо одного убийцы, другого ударила ногой в живот и, очутившись на миг на свободе, побежала к окну – по паркету процокали ее каблучки.

– Помогите! – крикнула она, стукнув кулаком по стеклу.

– Не стрелять, – бросил главный своим характерным, с хрипотцой, голосом. Он мгновенно понял, что пули могут попасть в стекло, что привлечет внимание прохожих. Она тоже поняла, чего именно он боится, и, развернувшись к нему лицом, прильнула всем телом к окну, словно это была ее самая надежная защита. Это было большое окно в гостиной. Большое и крепкое стекло, которое она не смогла бы разбить кулаком. Модная металлопластика, с накачанным между стеклами вакуумом. – Отойди от окна, – сказал главный.

– Нет, – тяжело дыша, ответила женщина.

– Отойди от окна, – снова повторил главный.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 14 >>