Дарья Аркадьевна Донцова
Инстинкт Бабы-Яги

– Да все, – протянула Алена, – дело в том, что в тот день «Злата» справляла день рождения шефа в ресторане. Хозяин позвал сотрудников, постоянных клиентов, человек сто, не меньше.

– Так, – нахмурилась Нора, – попробуем с другой стороны. Кто был в курсе, что вы отправитесь в «Орион» за продуктами?

Алена принялась теребить рукав свитерка.

– Каждый вечер туда хожу. Супермаркет рядом с моим домом.

– Говорю же, совпадение, – снова засуетился Илья.

Алена глянула на спутника:

– А газ?

– Какой газ? – насторожилась Нора.

– Так почему я сегодня к вам приехала, – воскликнула Шергина, – вы до конца дослушайте!

По мере ее дальнейшего рассказа лицо Элеоноры вытягивалось. Я тоже насторожился. Если происшествия с серной кислотой, пакетом молока и автомобилем еще худо-бедно, но можно было счесть за случайность, то произшедшее сегодня не лезло ни в какие ворота.

Утром Алена, как всегда, отправилась на службу. Приехала в контору, раскрыла портфель с документами и схватилась за голову. Папка с путевками и билетами осталась лежать дома на кухне, на столе. Очевидно, торопясь на работу, девушка попросту забыла ее. Пришлось, чертыхаясь, нестись назад.

Войдя в квартиру, Алена почувствовала резкий неприятный запах. Девушка вбежала в кухню и остолбенела. Самая большая конфорка была открыта, на ней стоял чайник с водой. Быстро перекрыв газ, Алена плюхнулась в кресло. Самые мрачные мысли полезли в голову. Во-первых, она очень хорошо помнила, что выключила плиту и даже завернула кран на трубе. Во-вторых, девушка никогда утром не ставит на огонь чайник, а варит кофе в небольшой джезве. В-третьих, всегда перед уходом открывает форточки, потому что не любит возвращаться в душную квартиру. И было необъяснимо, каким образом вышло так, что плита оказалась включенной, окна крепко закрытыми, а чайник стоял на конфорке?

– Понимаете, – горячилась Алена, – у меня есть привычка: войдя в подъезд, я закуриваю и вхожу в квартиру с зажженной сигаретой.

– Странное какое пристрастие! – не вытерпел я. – Почему вы не закуриваете дома, в кресле? Сами же только что говорили: курите мало.

Алена улыбнулась:

– Детский комплекс. Отец не разрешал мне дымить. Я и курить-то начала в подростковом возрасте, чтобы доказать окружающим свою взрослость. Папа нещадно ругал, один раз даже ремнем выпорол. Странное поведение для человека, который сам курил с двенадцати лет. Но факт остается фактом, отец не мог меня видеть с сигаретой, но в двадцать один год я ему категорически заявила: «Я совершеннолетняя не только по нашим, но даже и по европейским законам и буду курить где и сколько хочу».

Глупо, конечно, да и сигареты мне не слишком нравились, но очень уж хотелось отстоять свою самостоятельность. Вот поэтому-то, входя в подъезд, я специально закуривала и являлась в таком виде перед отцом.

Папа умер, а привычка осталась. Представляете, что бы произошло, не оставь я дома документы?

Из моей груди вырвался вздох. Думаю, ничего хорошего. Газ наполняет квартиру, форточки закрыты, а тут распахивается дверь, и появляется хозяйка с зажженной сигаретой. И ведь никто бы потом не заподозрил злого умысла. Все выглядит до примитивности просто. Алена ушла на работу, забыв на плите чайник. Вода вскипела, перелилась через край, загасила огонь… Сколько таких случаев по Москве? Небось не один и не два.

– Хорошо, – Нора хлопнула рукой по столу, – ясно. Значит, так, сейчас пока прекратим разговор. Время позднее.

– Действительно, – ответила Алена, – я приду завтра, после работы.

– Нет, – покачала головой Нора, – на службу не ходите, скажитесь больной. Жду вас к полудню, станем составлять список ваших знакомых.

– Я знаю, кто преступник, – неожиданно заявил Илья, – Марина Райкова!

– Не пори чушь! – взлетела Алена. – Ты ее просто не любишь!

– Но ведь за дело!

– Кто такая Райкова? – перебила их спор Нора.

– Моя школьная подруга Марина, – пояснила Алена, – мы были очень близки, а потом разошлись.

– Из-за чего?

– Это к делу не относится, да и поссорились мы год назад, даже больше.

– Мужика не поделили, – ухмыльнулся Илья, – из-за чего бабы ругаются.

Шергина рассердилась:

– Глупости.

– Ну-ка расскажите, – велела Нора.

– Поверьте, Марина ни при чем!

– История такая некрасивая, что вам стыдно ее рассказывать? – резко спросила Нора.

Алена разозлилась:

– Да нет, ерунда просто! В сентябре позапрошлого года я ездила отдыхать в Испанию и познакомилась там с молодым парнем, банкиром, Костей Рябовым.

Финансист оказался молод, хорош собой, приветлив и холост. Тут же начался роман, и в Москву Алена уже летела с твердой уверенностью, что с одинокой жизнью покончено. Отношения продолжились и дома, и Шергина, естественно, познакомила Костю с Мариной.

Лучшая подруга не растерялась и отбила парня. Алена обиделась и порвала с ней. Костя женился на Марине, но в феврале прошлого года приехал к Алене, стал жаловаться на тяжелую семейную жизнь. Слово за слово – они оказались в постели. И тут, словно в дурном анекдоте, в квартиру влетела Марина.

– Что же вы открыли ей дверь? – удивилась Нора.

– У нее хранятся вторые ключи, – пояснила Алена, – на всякий случай, вдруг я свои потеряю, чтобы дверь не ломать!

– И вы не поменяли замок, когда поругались?

– Нет, забыла.

– А что было после неприятной встречи?

Шергина тяжело вздохнула:

– Надо было, конечно, заняться замком. Но у меня железная дверь по спецзаказу, нужно вызвать мастера из фирмы, просидеть целый день дома. Было все недосуг.

– А ключи у Марины вы не отобрали?

Алена улыбнулась:

– Я в тот раз, когда она влетела ко мне, босиком со страху на мороз выскочила, вернулась лишь после того, как они уехали. Сами понимаете, не до ключей было, а звонить ей сейчас жутко не хочется.

– Значит, ключи от вашей квартиры имелись у Марины? – уточнила Нора.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 20 >>